Форум » Вопросы по форуму » ТАБАСАРАН с ДРЕВНЕЙШИХ ВРЕМЕН до НАШИХ ДНЕЙ. ИСТОРИЯ ТАБАСАРАНА. » Ответить

ТАБАСАРАН с ДРЕВНЕЙШИХ ВРЕМЕН до НАШИХ ДНЕЙ. ИСТОРИЯ ТАБАСАРАНА.

Исаев И. Р.: Моему маленькому гордому народу ТАБАСАРАН посвящается ТАБАСАРАН с древнейших времен до наших дней Махачкала 2011

Ответов - 82, стр: 1 2 3 4 5 6 All

Исаев И. Р.: осыпанный меч со своей поясницы… Он отдал ему из рода в род все села и пределы агванских царей». Политика сближения с Византией в это время, очевидно, была оправдана. Через два года после заключения договора с Византией Албания подвергается нашествию хазар. Хазары доходят до Куры (Кюрар), где объединенные войска албан наносят им поражение и заставляют их уйти за пределы Албании. Через несколько лет хазары внезапно повторяют свой набег и на этот раз доходят до Аракса. Джеваншир вынужден идти на переговоры с хазарами. На берегу Куры происходит его встреча с хазарским правителем. Встреча завершается заключением мирного договора, по которому хазары возвращают пленных, а Джеваншир берет в жены дочь хазарского хакана. Ослабление Византии в борьбе с арабами позволяет Джеванширу выйти из под ее зависимости и, как пишет албанский историк, «подчиниться игу властителя Юга». В 667 году он отправляется на переговоры в столицу халифата. Халиф встречает его с торжественностью, соответствующей его рангу и официально признает его князем Албании. Через три года после этого Джеваншир получает приглашение от халифа приехать в Дамаск, на этот раз в качестве посредника в его переговорах с императором Византии. Джаваншир блестяще справляется с обязанностями посредника. Обе договаривающиеся стороны удовлетворены результатами переговоров. После этого халиф соглашается с предложением Джеваншира снизить подати, которые были наложены на Албанию, на одну треть. Халиф подчиняет Джеванширу княжество (Сюник?) и просит принять в управление Атропатену. Атропате́на (или Мидия Атропатена, Малая Мидия;— историческая область на северо-западе современного Ирана. Примерно соответствует территории Иранской провинции Азербайджан. Входило в парфянское царство. От последнего предложения Джеваншир отказывается. Великий сын таба-саранского народа Джеваншир умирает в 669 г. от тяжелых ран, нане-сенных ему одним из участников этого заговора. При нем жил и работал выдающийся албанский историк Моисей Каланкатуйский, автор «Истории страны Алуанк», посвященного истории Кавказской Албании. Из сообщения самого Мовсеса Каганкатваци известно, что он был урожен-цем области Утик, села Каланкатуйк, от названия которого и происходит его имя. Очевидно, по указанию Джеваншира им была написана «История Алба-нии», в которой, кроме трудов предшествовавших ему историков, были ис-пользованы материалы дворцовых архивов, предоставленные в его распоря-жение. Все события, которые описаны в книге происходили в Табасаране и Агуле. В этом сочинении сохранились два интересных сообщения, которые в сущности не оставляют сомнений в том, где располагался Лпинк. Согласно первому сообщению, хазары якобы с целью отомстить за смерть Дживанши-ра вторглись в Албанию (Табасаран): «...великий князь гуннов Алп-Илитуер... вторгся в страну Алуанк и стал опустошать (области) у подножия великих Кавказских гор и поселения гавара Капалак, как бы мстя за кровь Джуаншера. Сам он во главе своей многочисленной дружины пролетел через долины и, переправившись через реку Куру, перешел в гавар Ути, и стал сго-нять людей и скот из того гавара, грабил и угонял всех в полон. Затем все они (гунны) возвратились и расположились лагерем в долине у пределов Лпин-ка». Комментарии: Алуанк – Агул, а Лпинг –Тпиг. Это Агульский район рес-публики Дагестан. Затем все они (гунны) возвратились и расположились ла-герем в долине (по дороге Хив, Лака, Хоредж, Тпиг- начинается долина под названием «Могу-Дере», названная после монголов) у пределов Лпинка (Тпига)». Там и расположились лагерем гунны. Мовсес Каганкатваци никак не может быть армянином. Он албанского (табасаранского происходения). А развалины древнего разрушенного села в Агульском районе «Алпан» это и есть «Албань». И так ко всему выше сказанному можно сделать один вывод. После падения табаристанской династии Аршакидов и приходом к власти Сасанидов (около 200 год), и появлением барсил на Северном Кавказе, границы Кавказской Албании сужаются и появляются несколько царств в составе сасанидской Персии: Арран, Ширван, Гилян и Табаристан (см. раздел сасаниды). После распада Кавказской Албании два дружественных (албагнайи) маленьких на-рода табасараны и агулы, обитаемые в горах Кавказа во главе с выдающими-ся военноначальниками из табаристанской династии Аршакидов в течении нескольких столетий боролись за свою свободу и независимость. Мовсес Каганкатваци был прав, ведь он написал другую Историю. Чрезвычайно разнородный конгломерат обществ на Кавказе, представленный Кавказской Албанией, «гуннскими пределами» за вратами Чора (современ-ный Чурдаф табасаранского района) и удельными владениями в горной части Северного Кавказа, объективно играла роль буферной зоны, защищавшей Иран от набегов кочевников с севера. Поэтому приморские районы Восточ-ного Кавказа оказываются в сфере влияния Сасанидского Ирана уже в III в. Определение «пограничья» (ﺮﻐﺜﻠﺍ ас-сагр; мн.ч.ﺮﻮﻐﺜﻠﺍ ас-сугур) в большинстве арабских и персидских источников включает в себя все кавказские владения Халифата. Такая каннотация термина также восходит к сасанидской тради-ции. Среди присоединенных к Ирану областей, где правили шахи, не принад-лежавшие к роду Сасанидов, «письмо Тансара» упоминает «пограничные об-ласти», страну албанов, «области Запада» и Хорезм; причем в источнике спе-циально подчеркивается, что «шахами никого звать не должно», кроме пред-ставителей рода Сасанидов и правителей указанных областей. Правители провинции с V в. назывались марзбанами. Четыре великих марзбана носили титул шаха. Марзпаны (наместники— наместники персидского шаханшаха в погра-ничных военно-административных округах Сасанидской империи (Кав-казской Албания), V - VII вв. Из “Письма Тансара” (“Намэ-и Тансар”) “Письмо Тансара” — социально-политический трактат, составленный между 557-570 гг. В середине VIII в. известный переводчик со среднепер-сидского Ибн-Мукаффа перевел “Письмо Тансара” на арабский язык. С этого арабского перевода в начале XIII в. был сделан дошедший до нас но-воперсидский перевод “Наме-и Тансар”, выполненный Ибн-Исфендиаром, включившим его в свою “Историю Табаристана”. Далее Хамза ал-Исфахани сообщает, что в каждый горный район был назна-чен предводитель (ка’ид; по другим источникам – сар, сар-ханг/сар-хайл и сар-лашкар), командовавший частью войска, т.е. гарнизоном из числа «слу-жилых людей». Эти предводители, продолжает ал-Исфахани, содержатся за счет средств, которые они собирают с жителей подвластных им поселений; дети предводителей наследуют место и статус своих отцов. Данное сообще-ние местами дословно перекликается со сведениями ал-Мас‘уди, приводи-мыми им в Мурудж аз-захаб, о назначенцах сасанидских правилей, которым вменялась в обязанность охрана пограничных рубежей. Арабские источники называли сасанидских военных колонистов сийасиджун, саджун, сийабиджа, которые Й. Маркварт и вслед за ним В. Ф. Минорский восстанавливают в форме ас-сибасиджа (мн.ч. от среднеперсидского спасиг), что означает «слу-жилые люди», «сторожа». Названия большинства средневековых «княжеств» Северо-Восточного Кав-каза восходят к Сасанидам, которые не могли не обойтись без поддержки ме-стных владетелей, создавая мощную военно-оборонительную систему в ре-гионе. Эту поддержку им обеспечила легитимация местных правителей («и назначил Ануширван владетеля Бахха царем над ней»), а также размещение в центрах этнокультурных образований военных гарнизонов. Хосров I (пехл. husraw, xusrav {hwslwb’} 'с доброй славой' от авест. *hu-śraųah- 'известный, знаменитый', букв. 'имеющий добрую славу'; перс. [Xusraw][1]) — известный по иранским источникам под эпитетом Ану-шираван или упрощенно Ануширван (перс. от пехл. anōšag-ruwān — «с бессмертной душой»; 501—579) — шахиншах из династии Сасанидов, правивший Ираном с 531 до 579 года. Форму легитимации прав местных владетелей на власть описал Хамза ал-Исфахани: Хосров I Ануширван «одарил каждого из предводителей (куввад, ед. ч. ка’ид) в день назначения его на охрану определенной ему пограничной области (сагр) кафтаном (каба’), разрисованным различного рода рисунками. Предводитель носит титул по названию того рисунка, что на кафтане. Так появились имена ﻩﺎﺷﻧاﺭﻴﻌﺒ ба‘ираншах(16), ﻩﺎﺷ ﻦاﻮﺭﺷ ширваншах, ﻩﺎﺷﻧﻼﻴﻓ филан-шах, ﻩﺎﺷﻧﻻﺍ табасараншах». Несмотря на то, что мусульманские правители, в том числе и халифы, заимствовали традицию дарить кафтаны прежде всего от Сасанидов, к информации ал-Исфахани историки долгое время относились как к красивой легенде. Проблема установления достоверности сообщения ал-Исфахани сделала не-обходимой проверку всех титулов правителей Кавказа, образованной по та-кому же принципу, на основе надежно установленной лексики среднеперсид-ского языка; оказалось, что почти все они не соответствуют названиям жи-вотных, а действительно соответствуют названиям местностей. Появление сасанидских титулов «царей гор» (мулук ал-джабал), т.е. удель-ных владетелей на Северном Кавказе – с деятельностью Хосрова I Анушир-вана. После арабских завоеваний эти титулы не только сохранились, но и да-ли названия многим мусульманским княжествам в пограничной области Ха-лифата, происхождение которых зачастую не всегда осознавалось. 1. Бабраншах Ряд исследователей отмечает, что ал-Йа‘куби, Ибн Хурдадбих и другие му-сульманские авторы IX-X вв. используют название ал-бабр для обозначения местностей юго-западного побережья Каспия. С другой стороны, под терми-ном ал-бабр в сочинениях ал-Йа‘куби, Ибн Хурдадбиха, Кудамы, а также в Худуд ал-‘алам в равной степени могут скрываться и собственно ﺭﺑﺑﻠﺍ ал-бабр (в качестве народа, подвластного бабраншаху; ср., например, с упоминания-ми в Дарбанд-нама ﺭﺑﺗﻠﺍ ат-табар – название области в юго-западном Прикас-пии, которую Бурхана Каты считает одним из обозначений Табаристана. Тем более, что в обоих этих случаях географическая привязка термина, приведен-ная в текстах ал-Йа‘куби и Ибн Хурдадбиха, оказывается более корректной. 2. Табарсараншах Существует множество версий относительно происхождения племенного и географического названия Табасаран, в том числе и учитывающие его иран-скую этимологию, однако все они малоубедительны, поскольку отталкива-ются от этой формы как от исходной. А между тем во всех источниках, соз-данных до монгольского нашествия, зафиксирована лишь одна форма этого топонима, а именно – ﻥﺍﺭﺴﺭﺒﻂ Табарсаран. Впервые это название упоминается в числе персидских титулов, которые Хосров I Ануширван дал местных вла-детелям, а также ворот, «которые являются входами в ущелья горы ал-Кабк», контролируемыми различными племенами (Баб филаншах, Баб табарсаран-шах и др.). Подтверждая сведения ал-Балазури, ал-Йа‘куби и других своих предшественников, Йакут ал-Хамави приводит идентичный материал, но со ссылкой на «книги персов». Табарсараном этот край называл и автор местной хроники Та’рих ал-Баб (начало XII в.), житель Дарбанда. Безо всякого сомнения, Табасаран – искаженная форма названия Табарсаран, засвидетельствованного во всех арабо-персидских источниках, но никак не наоборот, как считалось до сих пор. Под влиянием языка исконного населе-ния этой местности срединный звук -р вследствие редукции выпал, и Табар-саран превратился в Табасаран. Это произошло уже после падения Халифата под ударами монголов: крепости Дарпушта потеряли свое былое значение, а этнополитическая ситуация в районах, прилегающих к Дарбанду, изменилась в сторону увеличения доли коренного населения. Не случайно источники XIII-XIV вв. не упоминают о Табарсаране вообще, а с XV в. это название превращается в Табасаран. Ошибочным вариантом чтения исходной формы ﻥﺍﺭﺴﺭﺒﻂ Табарсаран является ﻥﻼﺴﺭﺒﻂ Табарсалан (лам и ра перед алифом в ру-кописном тексте очень похожи), поэтому я предлагаю восстановить его в тексте Тухфат ал-Гарнати как Табарсаран. В переводе с персидского языка форма множественного числа ﻥﺍﺭﺴ саран (мн. от ﺭﺴ сар «голова», «вершина», предводитель»; в пехлевийской транслитера-ции sl) означает «предводители войска», «военачальники»(73). Еще одно зна-чение сар – “избранник”; соответственно, в множественном числе это слово, возможно, отражает практику избрания местных военных предводителей, ко-торая сохранялась вплоть до прихода арабов. Большая часть крепостей Дар-пушта (Дарвак, Ирси, ал-Хумайдийа и др.), называемых рустаками Баб ал-абваба, так же как Горная стена, расположены как раз на территории Верхне-го Табасарана.

Исаев И. Р.: Термин табур ﺭﻭﺒﺎﻂ и на персидском, и на арабском языках означает «отряд», «шеренга», «линия строя», обнаруживая тем самым прямую аналогию с тер-мином ас-суфуф «ряды», «шеренги войска». В таком случае Тапури-стан/Табуристан – название, указывающее на систему военной организации локальных обществ в Юго-Западном Прикаспии, а Табурсаран (букв.: «пред-водители отрядов», «избранники отрядов») – эквивалент арабского термина а‘йан ас-суфуф, который Та’рих ал-Баб использует в качестве обозначения военной элиты пограничных крепостей в Табарсаране, иными словами, сар-хангов, управлявших рустаками Баб ал-абваба. Особую важность для установления значения корня ТАБАРИСТАН имеют диалекты, распространенные в самом Табаристане, которые в достаточной степени различались от других диалектов персидского языка. Согласно Захир ад-дину Мар‘аши, на «табаристанском языке» слово ﺭﺒﻂ табар имеет собст-венное значение, а именно – «гора»; соответственно, Табаристан – это «Гор-ная страна», полная калька названия другой «Горной страны» – Табарсарана в Дагестане. По этой причине Б.А.Дорн для термина табар предлагает только это значение – «гора». Таким образом, буквальный перевод названия табар-саран в той форме, в которой оно засвидетельствовано в источниках – «пред-водители гор», «военачальники гор». Примечательно, что источники подразумевают под Табарсараном «войско», причем утверждается, что Табарсаран – «лучшее войско Баб ал-абваба». В одном из списков Дарбанд-нама утверждается, что «прежде войско Дарбанда [набиралось] из Табарсарана». Далее, источники связывают категорию ахл ас-сугур главным образом в Баб ал-абвабом. Исходя из значения сагр «погра-ничный пост», становится ясно, что речь идет об обитателях крепостей, воз-главляемых военачальниками, т.е. сарами (он один или он единственный – на табасаранском), и расположенных в округе Дарбанда, прежде всего на терри-тории т.н. «Верхнего Табасарана». Cтранное на первый взгляд значение известного топонима и этнонима при-обретает особый смысл в свете данных Абу Хамида ал-Гарнати, который лично посетил Дарбанд и Табарсаран в первой половине XII в. В частности, он сообщал о том, что «Табарсаран» состоит из 24 рустаков, каждый из кото-рых «управляется сар-хангом наподобие амира». Число рустаков Табарсарана совпадает с численностью военных крепостей Дарпушта, большая часть ко-торых легко идентифицируется: Мита’и – с Митаги, Камах и Дарвак (араб. Баб Вак) – с одноименными поселениеми, Мадина (или Мадина ал-‘араб) – с Арабляр, ал-Хумайдийа – с Гимейди, Малый Ухайл (Арджил) и Большой Ухайл (Арджил) – с Хели и Пенджи, Мукатир – с Мугарты, Махрака – с Ма-рагой. Все эти населенные пункты расположены в так называемом Верхнем Табасаране, расположенном в районе Горной стены. Кроме того, именно с этими крепости источники связывают деятельность «предводителей» – сар-хангов и сар-лашкаров. Рукописные особенности арабской графики позволяют прочитать ﮓﻧﺨﺮﺴ сар-ханг в тексте сочинения ал-Гарнати и как ﻞﻴﺧﺭﺴ сар-хайл – засвидетельство-ванный в источниках термин, обозначающий военачальника, командира. В любом случае, сар-хайлы или сар-ханги, управлявшие рустаками Табарсара-на, выступают в качестве синонима саров, «военачальников». В Дарбанд-нама термины сар и сар-ханг/сар-хайл заменены еще одним персидским си-нонимом – ﺭﮑﺸﻠﺭﺴ сар-лашкар. Источник дает редкую в таких случаях воз-можность проследить изменение реального содержания термина в процессе развития общественно-политической ситуации в регионе. В первый раз он использован в единственном числе, хотя это не исключает вероятности ис-пользования его в более ранний период во множественном числе. Халиф ар-Рашид, назначая Хафса б.‘Умара в 180/796 г. правителем (хаким) Дарбанда, поручает надзирать (назира) над ним сар-лашкара ‘Абд ал-Малика б. Аглаба. В.Ф.Минорский толкует этот термин как главнокомандующий, командир. Термин сар (רשׂ) упоминается также и в пространной редакции письма хазар-ского царя Иосифа. П. К. Коковцов, издавший древнееврейский текст памят-ника, перевел его как «глава», «начальник», усмотрев в этом факт существо-вания хакана в ранней Хазарии. Разделяя эту точку зрения, А.П.Новосельцев приводит факт упоминания термина сар в переписке Иосифа в качестве ар-гумента в пользу ее подлинности. (Сколько взглядов и мнений описывая ис-торию моего народа - историю Табасарана. И ни один из этих современных ученых не обрашается к табасаранскому языку. Ведь это все так просто. Сар –он один, он первый и т.д.). В хазарской переписке слово сар упомянуто и в форме множественного чис-ла, что исключает его прямые параллели с хаканом. Обозначение сарим представляет древнееврейскую форму от слова сар, т.е. точный лексический эквивалент персидского саран. «Большой начальник» (ха-сар ха-гадол), кото-рый фигурирует в краткой редакции письма с определенным артиклем ха, ве-роятно, обозначает лицо, который в сасанидской иерархии назывался табар-сараншахом. 3. Филаншах (кьяланшах) Название Филан происходит от сасанидского титула ﻩﺎﺷﻨﻶﻴﻓ / ﻩﺎﺷ ﻦﻶﻴﻓ филан-шах, который упоминается в списке назначений Хосрова I Ануширвана. Ис-ходная форма пиланшах сасанидских источников превратилась у раннеараб-ских авторов в филаншах. Вариант ﻩﺎﺷﻨﻶﻴﻗ киланшах, зафиксированный в раз-личных списках Мурудж ал-Мас‘уди (в том числе и в рукописи D175), явля-ется, возможно, результатом ошибки переписчика, хотя вопрос о существо-вании такого тутула нуждается в дополнительном изучении (никакой ошибки нет; кьяланшах-средний шах перевод с табасаранского языка). В частности, в одном из Петербургских списков Дарбанд-нама ﻩﺎﺷﻨﻶﻴﻗ килан-шах (на табасаранском – средний шах (кьяланшах) назван титулом правителя среней части Табарсарана. Несколько сложнее обстоит дело с народом, который Абу Хамид называет «филан». В различных источниках упоминается во время мусульманского за-воевания Фнлаи-шах. В одной из каирских рукописей ал-Истахри речь идет о каком-то Филане, «земля которого невелика». Иакут считает филан племе-нем, живущим рядом с Табарсараном. Если в перечне языков, на которых говорил эмир Абу-л-Касим, Абу Хамид пытался соблюсти какой-то геогра-фический порядок, то филанов следует искать где-то рядом с Табарсараном. «Филан» слово табасаранского языка и означает «когда». Табасаранский и агульский –эти два родственных языка. Не исключено, что филаншахом на-зван царь Агула. Да так и оказалось! Автор XII века Иакут (со ссылкой на сведения X в.) пишет, что за ним (Табасараном) расположен Филан, но это небольшая область. 4. Варазаншах Хамза ал-Исфахани впервые приводит форму титула ﻩﺎﺷﺮﻴﺮﺴ сариршах. Происхождение топонима Сарир ал-Истахри, а вслед за ним и ал-Мас‘уди связывал с именем Йаздагирда, последнего сасанидского правителя, который в ходе войны с арабами отослал для безопасности трон и казну на север вме-сте с одним из потомков Бахрам Гура. Этот трон впоследствии стал исполь-зоваться местным правителем в горах, от которого он и получил свой титул «владетель престола» (араб. сахиб ас-Сар-ир). Однако название Сарир упо-минается еще в списке назначений Ануширвана. В таком случае наиболее ве-роятна связь этого названия с иранскими колонистами на Кавказе, имевшими непосредственные контакты не только с хазарами, но и арабами. Хамза ал-Исфахани утверждает, что Сари-р – это табасаранское слово-«сар, сари-он один, или первый», а не арабское название. Далее он объясняет, что оно происходит от небольшого трона из серебра; в других источниках речь идет о золотом престоле. В анонимной арабской хронике Нихайа, основанной в том числе и на среднеперсидских источниках, сообщается о том, что мар-зпан Дарбанда восседал на золотом троне А.И.Колесников установил, что из-бранный среди других марзпанов занимал серебряный трон. Если владения местных «царей», которых Ануширван ввел в сасанидскую иерархию, назы-вались марзпанствами, то более чем вероятно, что избранным среди этих марзпанов мог быть «хакан гор», как еще называли владетеля Верхнего Таба-сарана, правителем, которого был Джеваншир. На территории сельского по-селения Кондик есть местность, которая называется «Варза». 5. Ширваншах Ибн Хурдадбих приводит иную, грамматически более точную форму титула местного правителя, образованного без серединного вав: ﻩﺎﺷﻨاﺭﻴﺷ шираншах. Для установления рооисхождения топонима ﻩﺎﺷﻨاﺭﻴﺷ шираншах достаточно обратиться к поэме Низами Гянджеви «Хосров и Ширин» В древнем Иране, ещё не озаренном светом ислама, царствует справедли-вый царь Хормуз. Всевышний дарует ему сына, подобного чудесной жем-чужине, выловленной из «царственного моря». Отец нарекает его Хосровом Парвизом (Парвиз — «Висящий у груди» придворных кормилиц). Друг Хосрова Шапур, изъездивший мир от Магриба до Лахора, соперник Мани в живописи и победитель Евклида в черчении, повествует о чудесах, увиденных на берегу Дербентского моря. Там правит грозная царица Шеми-ра, именуемая также Мехин Бану. Она повелевает Арраном, а лязг оружия её войска слышен в Исфахане. У Мехин Бану нет мужа, но она счастлива. Цветущей весной живет в Мугани, летом — в албанских горах, зимою ца-рицу тянет в милую Барду. С нею живет лишь племянница. Черные очи де-вушки — источник живой воды, стан — серебристая пальма, косы — «два негра для сбора фиников». Шапур упоенно изображает красоту девушки, губы у которой — сама сладость, а имя её — «Сладкая» Ширин (табасаран-ская красавица). Семьдесят луноликих прелестниц из знатных родов служат Ширин, живущей в роскоши. Драгоценней же всех сокровищ Мехин Бану — черный, как рок, конь Шабдиз, стреноженный золотой цепью. Хосров, восхищенный рассказом друга, лишается сна, думает лишь о неведомой пе-ри. Наконец он посылает Шапура в Албанию за Ширин. Шапур мчится в албанских горах, где лазурные скалы облачены в желтые (родедондроны-зуруть) и красные одежды цветов. . . Уважаемый читатель! Побывав в мае месяце в с. Кондик вы станете очевидцами той красоты природы, когда на всем склоне горы (Гьарин к1ул) цветут желтые родедондроны (зурт1ар), а внизу на полях и на лугах цветут красные маки, который описал в своей по-эме Низами Гянджеви «Хосров и Ширин». У табасаранов и сегодня сохра-нились эти имена: Женские-Ширин, Ширинат, а мужской-Ширинбек. И мое-го хорошего соседа зовут Ширинбек. Так что когда будете в Азербайджане (Ширван), среди аскетически строгих форм крепостных сооружений жилых зданий и культурных сооружений взгляд ваш обязательно задержится на искусно вырезанных в камне узорах и даже грубоватого изящества орнаментальных плетениях, то знайте: это тоже отголоски табасаранского зодчества (наподобие в табасаранских селах Кон-дик, Хив, Джулии, Цудук и других). Йездигерд III — последний шаханшах Персии из династии Сасанидов, внук Хосрова II. В 632 году группа знати, во главе которой стоял полководец Рус-там, провозгласила его правителем. Владетельные князья один за другим признавали власть арабов. В 642 г. халифу покорился правитель Азербай-джана, в 643 г. арабы заняли Хамадан, в 644 г. - Исфахан и Рей. Тогда же на-чалось завоевание собственно Парса (Персии). Персидское войско во главе с марзбаном Шехреком было разбито в кровопролитной битве при Рейшехре близ Тавваджа. Но окончательно завоевать Парс арабы смогли только к 648 г. В 651 г. несчастный и всеми покинутый Йездегерд бежал на самую окраину своих владений - в Мерв. Местный марз-бан Махуйя вступил в тайные пере-говоры с арабами и обещал выдать им шаха. Узнав об этом, Йездегерд ночью тайком покинул город. Идти ему было некуда. Устав от скитаний, он под ут-ро зашел отдохнуть на какую-то мельницу. Мельник прельстился богатой одеждой незнакомца, убил его, ограбил, а труп бросил в реку. Тело Йезде-герда III доплыло до канала Разик, где его нашел христианский епископ Мерва. Он опознал покойника и похоронил его. Так бесславно закончилось правление Сасанидов, продолжавшееся 425 лет. Принятие христианства Албанией. Албанская традиция в деле распространения христианства различает два пе-риода, последовательно сменивших друг друга. Первый, так называемый апостольский период, связан с именами апостолов Фаддея, Варфоломея и ученика (или учеников) апостола Фаддея Мара > Елисея (Дади). Этот период условно назовем также сирофильским периодом, который датируется време-нем до IV в., когда христианство проповедовалось насирииском- сирийском-арамейском языке как апостолами, их учениками, так и сирийскими миссио-нерами и назареями. Торговые пути уводили сирийцев далеко от Месопота-мии, из Ирана в страны Кавказа —Албанию. Совершая торговые операции, сирийцы становились проводниками новых веяний, содействовали распро-странению христианского учения. Назареи — это иудеи, которые почитали Христа как справедливого человека, т.е. не видя в нем Сына Бога. Во всех писаниях воплотилась самая ранняя традиция иудео-христиан (назареев) об Иисусе Христе как о праведном чело-веке, принявшем при крещении божественную Силу Духа Святого. В даль-нейшем происходит переосмысление этой древней традиции и божественное предназначение Иисуса определяется уже не крещением, но самим рождени-ем. Считается, что назарейство просуществовало до IV в. Второй период (грекофильский) проповеди христианства связан с именем Григория Просветителя и албанского царя Урнайра (IV в.), когда христианст-во становится государственной религией. Грекофильский период был крат-ковременным, после которого Албанская церковь становится на путь этниче-ского албанского развития, с чем связано развитие албанской литературы. О наличии двух периодов ~ сирофильского и грекофильского помимо всего прочего свидетельствуют данные Моисея Каланкатуйского, албанского авто-ра VIII в. о распространении в Албании надписей на сирийском и греческом языках. Албанская церковь по своему происхождению, в отличие от армян-ской, изначально была непосредственно связана <; Иерусалимом, Иеруса-лимской церковью, с иерусалимским патриархатом. В этом аспекте Албан-ская церковь имеет аналогию с Грузинской церковью, истоки которой также восходят к иерусалимской церкви. Истоки и весь путь становления христианства Албанской церкви, теснейшим образом связаны с историей восточного христианства и полностью вписыва-ются в общую закономерность его развития, но проявляя при этом свою осо-бенность. Как проповедь самого христианства, так и структура христианской церкви, церковная иерархия в своем становлении прошли 2 периода: апо-стольский и период после объявления христианства государственной религи-ей в IV в. Весь процесс раннего апостольского периода становления христи-анской структуры прослеживается и в Кавказской Албании, где проводника-ми христианства были ученик апостола Фадеея — Елисей и апостол Варфо-ломей. Варфоломе́й (Нафанаи́л) (ивр. תולמי-בר‎, греч. Βαρθολομαίος, лат. Bartholomaeus) — один из двенадцати апостолов (учеников) Иисуса Христа, упомянут в Новом Завете. Евангелист сообщает, что Варфоломей был родом из Каны Галилейской (По видимому, он был родственником или близким другом апостола Филиппа, поскольку именно Филипп привёл Варфоломея к Иисусу, и в списках апо-столов они упоминаются рядом. В сцене призвания Нафанаила-Варфоломея он произносит знаменитую фразу «Из Назарета может ли быть что доброе?». Иисус, увидев его, говорит о нём «Вот подлинно Израильтянин, в котором нет лукавства». Более определённых сведений Священное Писание о Варфо-ломее не сообщает, большая часть его жизнеописания известна по апокрифи-ческим источникам. Согласно преданию, по наущению языческих жрецов брат царя Астиаг «схватил святого апостола и в городе Альбане». Варфоломея распяли вниз головой, но он продолжал свою проповедь, тогда его сняли с креста, сняли кожу, а затем обезглавили. Верующие взяли «его тело, главу и кожу, поло-жили их в оловянную раку и предали погребению в том же городе, Албане. Согласно Захарии, пленные, взятые Кавадом в Амиде (503 г.), были проданы гуннам, затем отправились из пределов персидских в гуннские, прошли за ворота и оставались на их земле 34 года. Ясно, что в данном случае пленные прошли через Дербентский проход и в течение 34 лет жили у гуннов, оби-тавших севернее Дербентского прохода – в стране Гуннов (Гъунарин вилаят). Именно этих пленных видели на земле гуннов проповедники из Албании во главе с Кардостом, говорили с ними и многих крестили. Однако для того, чтобы явиться на землю гуннов, албанские священнослужители прошли не через ворота, а воспользовались дорогой через горы (Дагдеретаб). Но в ре-зультате они проповедовали в среде именно тех гуннов, в руках которых на-ходились пленные, проданные гуннам и введенные в их пределы через воро-та, т. е. через Дербентский проход.

Исаев И. Р.: В 552 году в Центральной Азии родилась огромная кочевая империя — Пер-вый Тюркский каганат. Не остались в стороне от его кровавой истории и просторы Сибири — долины Алтая и Минусы, Приобское плато, глухая юж-ная тайга вместе со всем населением. Двадцати лет тюркскому государству хватило, чтобы стать влиятельнейшей евразийской державой с границами, протянувшимися от берегов Хуанхэ на востоке до Северного Кавказа и Кер-ченского пролива на западе. Её правитель, каган Истеми, установил равно-правные политические и торговые отношения с «владыками мира» того вре-мени — Византией, сасанидским Ираном и северокитайскими царствами. Се-верное Ци и Северное Чжоу фактически превратились в данников каганата. Ядром нового законодателя мировых судеб был «тюрк» — народ, сложив-шийся в глубине алтайских гор. Согласно легенде, древние тюрки ведут происхождение от мальчика — по-томка «отдельной отрасли Дома Хунну». Когда все его сородичи оказались перебиты воинами из соседнего племени, мальчика с отрубленными руками и ногами враги бросили умирать в болото. Здесь калеку нашла и кормила вол-чица. Одним из детей выросшего мальчика и волчицы был Ашина — «чело-век с великими способностями». Его потомок Асянь-шад переселился на Ал-тай. На новом месте пришельцы смешались с местным населением и образо-вали новый народ — тюрк, правящим родом которого стал Ашина. Потомок Асянь-шада Бумынь (в другой транскрипции, Тумынь) и основал Первый Тюркский каганат. По другому преданию, предки тюрков происходят из племени Со, обитавше-го некогда на севере от хунну. У его главы Апанбу было 70 братьев (по дру-гой версии — 17). Самый старший из них, Нишиду (или — Ичжинишиду), родился от волчицы и обладал выдающимися способностями. Под стать ему были и жёны — дочь лета и дочь зимы. Дочь лета родила ему четырех сыно-вей, и один из них — Нодулу-шад, принявший имя Тюрк, — правил в горах Басычусиши. У Нодулу было 10 жен, и сын Ашина — от младшей из них. После смерти отца унаследовать его власть должен был тот из сыновей, ко-торый выше всех вспрыгнет на дерево. Это удалось сделать Ашине. Став во-ждем, он принял имя Асянь-шад.


Исаев И. Р.: Вспоминайте об Аллахе и Он будет помнить о вас Просите прощения у Него и Он простит вас! (“Иман, ислам, суннет - основные черты религии”). Арабский халифа́т— теократическое мусульманское государство, воз-никшее в результате мусульманских завоеваний в VII—IX вв. и возглав-лявшееся халифами. Халифат (араб.— Khalīfah — «наследник», «представитель») — означает как титул халифа, так и обширное государство, созданное после Мухаммада ара-бами-завоевателями под предводительством его «халифов» (наместников). Исторически зарождение и распространение ислама было вызвано рядом причин. Конец VI — начало VII вв. — период смены одной социально-экономической формации другой, период обострения борьбы двух мировых империй - Византии и Сасанидского Ирана. Военные успехи арабских войск объясняются теми социально-экономическими и военно-политическими ус-ловиями, которые сложились к тому времени в Византийской империи и са-санидском Иране. Родина ислама — западная часть Аравийского полуострова (Хиджаз). Сто-лица Медина, Эль-Куфа Халиф - 632—634 Абу Бакр - 634—644 Умар ибн Хаттаб - 644—656 Усман ибн Аффан - 656—661 Али ибн Абу Талиб Ислам предписывает верующим пять основных обязанностей: 1. Признание единобожия (тавхид) и пророческой миссии Мухаммеда («Ля иляха илалах ва Мухаммеду расулуху», «Нет божества кроме Аллаха и Му-хаммед Его посланник»). 2. Ежедневная молитва (салат) пять раз. 3. Соблюдение поста (саум) в месяц рамадан. 4. Внесение милостыни (закят). 5. Совершение паломничества (хадж) и Мекку. Праведный халифат (араб. خلفاء راشدون‎‎) — Арабский халифат, можно пере-вести как «правильно управляемый халифат», период правления первых 4 праведных халифов: Абу Бакра Правдивейшего, Умара ибн аль-Хаттаба, Ус-мана ибн Аффана, Али ибн Абу Талиба, был основан сразу после смерти Му-хаммада в 632 году (10 год по хиджре). В период своего рассвета Халифат простирался от Аравийского полуострова до Левантины, Кавказа и Северной Африки на западе, до Иранской возвышенности и Центральной Азии на вос-токе. Это была одна из огромнейших империй для того времени. Как известно, в мусульманском праве все земли по принципу их отношения к исламу и к арабской власти делятся на три крупные категории: дар ал-ислам, дар ас-сулх и дар ал-харб. Дар ал-ислам («территория ислама») -- это му-сульманские страны, находящиеся под властью мусульманских правителей; дар ас-сулх («территория мирного договора») -- это немусульманские земли, которые, согласно договору (сулх), вносят определённую дань, сохраняя су-ществовавшие ранее порядки; дар ал-харб («территория войны») -- нему-сульманские страны, которые находятся за пределами «территории мирного договора», война с которыми во имя ислама считалась священ-ной обязанностью мусульман. Табасаран и Табаристан с его языческим в преобладающем числе населе-нием относились к категории дар ал-харб («территория войны») . Как известно, движение за объединение различных племен Аравийского по-луострова, начатое Мухаммедом, при преемниках его вылилось в войну за захват чужих территорий. Завоевание земель прикрывалось лозунгами рас-пространения в них новой религии и избавления от социального гнета. Тер-ритория Дагестана неслучайно привлекла внимание арабов. Это был важный стратегический участок, ограждающий Закавказье от хазарских набегов. В районе Дербенда проходила в середине VII в. северная граница халифата, и охране этого района придавалось большое значение. Однако самое главное заключалось в том, что территория Восточного Кавка-за имело важное экономическое значение. По ней проходил путь, соединяв-ший Восточную Европу со странами Передней и Средней Азии. Усилившие-ся связи Поволжья, Дона, Восточной Европы со Средней Азией и ближнево-сточными странами диктовали необходимость укрепиться в бассейне Кас-пийского моря, овладеть, в частности, торговым путем, проходившим вдоль западных берегов Каспийского моря. Этим объясняется ожесточенный характер столкновения интересов двух крупных и экономически растущих государств — Халифата и Хазарии — на территории Дагестана. Этим можно объяснить также ту огромную поддерж-ку, которую неоднократно обещала и оказывала Византия Хазарии, боров-шейся с Арабским халифатом — главным конкурентом Византии на пути к политической и экономической гегемонии на Ближнем Востоке. И, наконец, указанные обстоятельства служили главной причиной, побудившей арабов так систематически настойчиво, упорно, начиная с середины VII века до на-чала IX века, т. е. в течение ста пятидесяти лет, стремиться к упрочению в районах Дагестана. Нужно сказать, что на территории Дагестана завоеватель встретил решительный отпор. Можно удивляться той силе сопротивления, которая, несмотря на политическую раздробленность, на отсутствие одного объединяющего центра, позволило в течение столетий не допустить арабов в глубь гор. Династии родственников пророка После правления четырех так называемых «праведных» халифов в стране сменились две династии, так или иначе связанные кровным родством с семь-ей пророка. Первая династия Омейядов (661-750), при которой определились общие географические контуры Халифата, включавшие страны от Ирана на востоке до Египта и Северной Африки на юго-западе, была свергнута в 750 представителем другой линии рода пророка, чья династия получила наиме-нование Аббасидов (750-1258). Большинство представителей предыдущей династии при этом погибли. Власть их сохранилась лишь на западе, в Испа-нии, где организовался арабский эмират. Умар ибн Хаттаб Умар ибн аль-Хаттаб, Омар ибн Хаттаб (араб. عمر ابن الخطاب‎‎ — `Umar ibn al-Khattāb) (581—3 ноября 644) — второй халиф (с 634). Полное имя Умар ибн Хаттаб ибн Нуфайль ибн Абдулузза ибн Кусай ибн Килаб ибн Мурра ибн Кааб Родился в Мекке. Являлся вторым праведным халифом. 585 — рождение Умара. 634—644 — время правления. 636 — Битва при Ярмуке близ Дамаска: разгром византийцев. 636 — Битва при Кадисии, разгром персов. 637 — захват Иерусалима. 639—641 — завоевание Египта. 644 — убит персидским рабом в Медине. Абу Бакр желал чтобы Умар стал его приемником и он убедил самых влия-тельных последователей Мухаммада встать на его сторону. Умар был одарён как искусством политики так и искусством войны. Умар был одним из величайших политических гениев истории. В то время пока империя расширялась под его лидерством, он также начал закладывать основы для политических структур управления таким государством, которые бы удержали огромные территории вместе. Умар никогда не требовал чтобы не мусульмане проживающие на территории страны принимали Ислам и также не пытался создать жёстко централизованный аппарат власти как это было в Персии. Вместо этого он разрешил всем народам сохранить их рели-гии, языки, традиции и обычаи, более того сохранялось даже государствен-ное управление завоёванных территорий. Единственным что Халиф предпи-сывал делать — это устанавливать верховного управленца над областью и финансового инспектора, называемого «амиль». Умар учредил множество Исламских практик, включая процесс собрания и упорядочения Корана. Среди его выдающихся деяний было создание му-сульманского календаря. Так же как и арабский календарь он был основан на лунных циклах, но Умар установил начало календаря с того года когда Му-хаммад переселился в Медину. Как это было отмечено позже, это стало от-правной точкой Исламской истории. Во время правления халифа Умара (634—644 г.г.) арабы вторглись в Иран. Албанские отряды во главе Джеванширом в течение нескольких лет вместе с сасанидскими войсками участвовали в борьбе против арабов, проявляя боль-шую храбрость и мужество. М.Каланкатвацви писал, что албанский полково-дец "ринулся в толпу с сильными мужами, поверг наземь двух противников и получил в бою три тяжелые раны. Лошадь его была ранена в четырех мес-тах… Его одежда и оружие были в крови". В 642 году арабы нанесли сильное поражение персам, захватили Сирию, Ме-сопотамию, Иран и устремились на Кавказ. Основу арабской армии состав-ляла хорошо обученная конница. Пехотинцы набирались, в основном, из числа покоренных народов. Эта армада уничтожала все на своем пути, захва-тывая несметные богатства. Албания оказалась перед лицом огромной опас-ности. В этой сложной ситуации албанский князь Джаваншир попытался за-ручиться поддержкой Византии, и с этой целью несколько раз встречался с византийским императором Константином II. Тем любопытнее, что в табасаранской речи до сих пор уцелело прокля-тье: «Умучяривривуз»-"Пусть тебя накажет умчар", «Да поможет те-бе «Умчар». "Умчар" выступает здесь как некое сверхчеловеческое суще-ство. "Умчар" – войско Умара сподвижника Абу Бакра. Усман ибн Аффан - 644—656 Усман ибн Аффан, Осман ибн Аффан (араб. عثمان بن عفان ‎‎ — ‘Uthmān ibn ‘Affān) (574 — 20 июня 656) — один из сподвижников Мухаммеда и третий арабский халиф (с 644 года). При Усмане была завершена коди-фикация Корана (см. Коран Усмана). Сунниты рассматривают его как одного из четырёх праведных халифов, наряду с Абу Бакром, Умаром и Али. Все мужчины, как Умар, были из племени Курейш, другие же Ансары посте-пенно были отстранены от власти. Этот комитет должен был давать оконча-тельные решения, но в конечном итоге это привело к первому расколу среди мусульман. Комитет сузил выбор халифа до двух претендентов: Усмана и Али. Али был из клана Бану Хашим (тот же клан что и Мухаммад) племени Курейш, и он был двоюродным братом, а также зятем Мухаммада, более того он был компаньоном Пророка с самого начала его пророческой миссии. Ус-ман был из клана Умеййад племени Курейш и одним из богатейших людей того времени. Тем не менее, Усман был первостепенным лидеров как политическим так и военным, когда же Али был очень набожным и праведным. Усман стал править в 12 лет как Халиф, в первую половину его правления он наслаждался правлением как самый известный халиф среди Рашидунов, но во вторую половину его правления он встретил значительное увеличение числа оппозиционеров. Не смотря на внутренние проблемы Усман продол-жил завоевательные войны начатые Умаром. Армия захватила Северную Африку из Византии и даже совершали набеги на Испанию, захватывая при-брежные районы Иберийского полуострова, а также острова Родос, Сицилия и Кипр. Сасанидская империя была полностью завоёвана и восточные грани-цы протянулись вдоль низовья реки Инд. Самым большим же достижением Усмана было собрание воедино Корана. До Усмана Коран в основном был устным текстом, сохраняемым посредством запомнивших его последовате-лей. Однако продолжительные завоевательные войны начали терять свою ценность и ознакомление иностранцев с исламом становилось всё более сложной задачей, потому Усман приказал собрать вместе все версии Корана как устные так и письменные и создать определённую стандартную версию записанную в книге. Волнения росли неуклонно и правительство Усмана не справлялось с финансовым управлением страны… В 654 году халиф Усман направил на Кавказ армию под командованием Сал-мана ибн Рабиа. Через два года в Арабском халифате после смерти началась борьба за власть. Халифом стал Али. Воспользовавшись удобным моментом, Джаваншир собрал большое войско из всех областей Албании (Табасарана и Алуанка). Но этому делу помешали хазары, опять хлынувшие в Албанию с севера. Джаванширу пришлось сразиться с ними. И он заставил их повернуть обратно. Али ибн Абу Талиб- 656—661 Али ибн Абу Талиб ибн Абд-аль-Муталлиб ибн Хашим ибн Абд-аль-Манаф(араб. علي بن أبي طالب‎‎ [ʕaliː ibn ʔæbiː t̪ˤɑːlib]; ок. 600 — 24 янва-ря 661) — двоюродный брат, зять и сахаба пророка Мухаммада, четвёр-тый праведный халиф (656—661) и первый имам в учении шиитов. Али стал первым ребёнком, принявшим ислам; в дальнейшем он был актив-ным и неизменным участником всех событий ранней истории ислама и всех битв, которые пророку пришлось вести с противниками своего ве-роучения. «Если я — город наук, то Али — ключ к этому городу» — го-ворил Мухаммад. Али стал халифом после убийства взбунтовавшимися солдатами халифа Усмана. Сунниты рассматривают Али как последнего из четырёх праведных ха-лифов. Шииты почитают Али, как Первого Имама и как святого, особыми уза-ми близости связанного с Мухаммадом, как праведника, воина и вождя. Фа́тима бинт Муха́ммад (араб. فاطمة‎‎, 614—632) — младшая дочь пророка Мухаммада, проповедника монотеизма и основателя исламской религии,

Исаев И. Р.: от его первой жены Хадиджи. Единственная из всех детей Мухаммада дожила до его смерти. Фатима почитается мусульманами как образец богобоязненности и тер-пения, а также наилучших нравственных качеств. Приняв бразды правления, Али достаточно быстро установил порядок в Ме-дине. Его власть признали в Египте, Ираке и Йемене. Только правитель Си-рии и Палестины Муавийа отказался присягать новому халифу. Однако мно-го противников Али были также и в Аравии. Первый халиф династии Омейядов— Муавийа Муавия (или, правильнее, Муавийа [muˈʕaːwija]), Муавийа ибн Абу Суфьян, (араб. معاوية بن أبي سفيان‎‎; 603, Мекка — 6 мая 680, Дамаск) — основатель и первый халиф династии Омейядов c 661 года, перенёс сто-лицу халифата в Дамаск. Сын Абу Суфьяна. Когда после Али халифом стал правитель Сирии Муавия, Джаваншир дваж-ды ездил в его резиденцию — город Дамаск — вел с ним очень сложные пе-реговоры и добился, чтобы его утвердили правителем всей Албании. По возвращении на родину, великого сына табасаранского народа Дже-ваншира предательски убили проарабски настроенные михранидские аристократы (см. выше). Его сменил племянник Вараз-Традат. К этому времени арабы подчинили себе всю обширную территорию. Последний ми-хранид — правитель Гирдмана —албанский князь— Шаруя был увезен в Да-маск и там тайно казнен. Второй арабский халиф из династии Омейядов— Язид I (645—683) Язид I (645—683) — второй арабский халиф из династии Омейядов c 680, сын Муавии I. Был деятельным противником рода Али и политическим врагом имама Хусейна, которого преследовал. Посланные Язидом войска разбили при Кербеле ополчение Хусейна — сына Али и внука пророка Му-хаммада — и убили самого Хусейна. В музее Азербайджана имеется «Шербетница», которая выделяется своей формой и орнаментальным богатством. На ней высечена надпись религиоз-ного содержания: «Без воды сыны и дочери пророка иссохли от жажды. Каменное сердце и то бы растаяло. Реу, государство Табасаран. Реу – го-род, по заказу правителя Табасарана» – это приветствие последователям пророка. Чуть ниже, внутри, – 15 орнаментированных бута, в которых шриф-том «несх» на арабском языке написаны имена пророков. Далее следует из-речение, типичное для шиитов: «Будь проклят Йезид» Сахиб Абдулали». Помимо изящных изображений, которыми разукрашен сосуд, удивительна его форма, напоминающая цветочный венчик, посаженный на высокую нож-ку. Надпись на шербетнице относится к 680 году. Рассмотрим какие события происходили в 680 году. После смерти своего брата Хасана, внук пророка Мухаммеда, сын Али ибн Абу Талиба и Фатимы, Хусейн ибн Али перенял руководство восстанием в Эль-Куфе, однако потерпел поражение против Омейядов. 10 октября 680 (10 Мухаррама 61 года Хиджры) он погиб во время битвы под Кербелой. С Хусейном отправились восемнадцать мужчин из рода пророка и пятьдесят четыре последователя. Хусейн ибн Али (араб. الحسين بن علي بن أبي طالب بن عبد المطلب بن هاشم بن عبد مناف‎‎ — аль-Хусайн ибн Али ибн Аби Талиб ибн Абд аль-Мутталиб ибн Хашим ибн Абд аль-Манаф; 8 января 626, Медина — 10 октября, 680, Кербела)) — третий шиитский имам. День его гибели во время сражения с войском халифа Язида отмечается шиитами как шах-сей-вахсей. Опасаясь оставлять в Мекке свои семьи, они вынуждены были взять с собой женщин и детей, в том числе полугодовалого сына Имама. Они разбили ла-герь в пустыне Кербела, потому что их движение преградило войско Язида. На 7 день мухаррама в лагере Имама закончилась вода, и люди начали страдать от жажды. В это время Язид вступил в переговоры с жителями Куфы, и те, заключив с ним союз, отказались прийти на помощь Хусейну. Войска Язида окружили равнину и предложили Имаму сдаться, признав власть халифа и принеся ему присягу. Хусейн отказался. В ночь на 10 мухар-рама он собрал своих сторонников и сказал, что освобождает их от всех клятв верности и отпускает их. Однако никто из последователей не покинул лагерь, хотя все ясно понимали неминуемость гибели. Тогда Хусейн вос-кликнул: «По велению Аллаха мы ведем Священную войну, и Бог вознагра-дит нас за мученичество!» Согласно достоверным хадисам Имам Хусейн, ви-дя, что его шестимесячный сын Али Асгар умирает от жажды, вышел, встал перед вражеским войском и сказал: «Вы враждуете со мной, в чем же вина этого младенца. Напоите хотя бы его водой». В это время один из метких стрелков в стане врага по приказу своего командира выпустил трехконечную стрелу, которая вонзилась Али Асгару в горло и отсекла разорвав нежное горло младенца. Видя упорство Хусейна, халиф приказал начать бой. Свидетель этих событий Хумайд бен Муслим рассказывает: «Клянусь Аллахом, я никогда не видел такой стойкости. Были убиты сыновья Хусейна и вся его семья, и его после-дователи, все же он — такой же храбрый как всегда, он не позволил себе пасть духом и сдаться». Тело Имама практически скрылось под огромным количеством вонзившихся в него стрел. В конце концов, враги, набросив-шись со всех сторон, предали его мученической смерти. В этом кровавом сражении были убиты и все его сторонники, за исключени-ем двух человек; женщины и дети, в том числе и сестра Хусейна Зейнаб, бы-ли захвачены в плен. Посещение Ибн Ал-Азраком Дербента в 549/1154 году В другом месте я пытался показать, каким неожиданным источником сведе-ний о Кавказе является История Маййафарикина Ибн ал-Азрака. Отрывки о Грузии напечатаны в “Арабули крестоматиа” проф. Г. В. Церетели (Тифлис, 1949, стр. 68—75, пособие для грузинских студентов)), его книга содержит очень любопытное сообщение о Дербенде в 549г.х./1154, которое является добавлением к рассказу о восстании ал-Мухтара в Месопотамии (66—7гг.х./685—7) (Брит. муз., Or. 5803, лл. 63б—64б). Автор, который сам про-являет некоторые симпатии к Алидам, описывает поимку и казнь таких ви-новников убийства имама Хусайна, как Шимар и др. Некоторые из убийц бежали в Хорасан, но, по предписаниям Мухтара, были будто бы разбиты его (?) представителем и вернулись в Ардувил (Ардебиль) в Азербайджане, от-куда направились в рустак (“округ”) Мадинат ал-Баб, т. е. Дербенд, и с того времени оставались там, а именно “на расстоянии 10 фарсахов за городом, в середине горы (ала васат ад-джабал), где они построили два больших селе-ния”. Затем Ибн ал-Азрак продолжает (л. 64а): “Я увидел их в 549/1154 году, ввиду того что я отправился в город Тифлис и провел там зиму. Затем я по-ступил на службу к абхазскому царю, владетелю Тифлиса, и вместе с ним участвовал в походе его войска. Царь передвигался с одного края до другого и с одного места до другого в пределах своих владений. И я был с царем, и мы провели несколько дней в области (вилайет) Дарбанд-и Хазаран (в руко-писи Хайзуран 'тростинка'), который, говорят, был впервые построен Хосро-вом, сыном Кубада. Царь остановил свое войско в долине (мардж, или „баш-не" — бурдж?) около горы. И малик Дербенда эмир Абу-л-Музаффар вышел, чтобы выразить свое почтение абхазскому царю, и привел ему слуг [с веща-ми, необходимыми для] его пребывания и пиров, так как он был зятем (сихр) абхазского царя, будучи женат на его дочери. А абхазским царем был Дмит-рий, сын Давида, Давидид (Багратиды утверждали, что происходят от проро-ка Давида. Эти цари Грузии (Джурз) назывались “абхазскими” царями ввиду их связей с правящим домом Абхазии (на побережье Черного моря), см. вы-ше, стр. 117), имеющий титул Хусам ал-Масих („Меч Мессии"). Царь и его войско расположились в долине (башне?), и я с ними. Едва прошел один час, как толпа людей из вышеназванных селений подошла к войску. Я увидел че-ловека, проходившего мимо места, где я стоял, и он говорил по-арабски. Я был удивлен и сказал ему: „Откуда ты, молодой человек? Я еще никого не видел в этой стране, говорящего по-арабски (муста'риб)". Он ответил: „Я из того селения" —и указал на селение на скале среди гор. Я спросил: „А откуда эта арабская речь?" Он сказал: „И я, и все другие в нашем селении —арабы, и мы говорим по-арабски". Я спросил: „Сколько времени (ли-кам) вы живете здесь?" Он ответил: „Мы пришли сюда около пятисот лет назад, более или менее". Я спросил: „Из каких арабов вы?" Он сказал: „Мы из племени бану Умайа, Кинда и других, но мы все [теперь] перемешались". Я спросил: „Что привело вас в эти края?" Он ответил: „Я не знаю". Я сказал: „Нет сомнения, что вы потомки убийц Хусайна, мир праху его; вы потомки тех, кто бежал от Мухтара б. Абу Убайда". Он спросил: „Откуда эти сведения?" Я ответил: „Из письменных записей относительно группы убийц Хусайна, которые бежали в Дербенд" (Таким образом, ясно, что объяснение было подсказано самим Ибн ал-Азраком). Затем прошла ночь, а на следующее утро ко мне пришел, чело-век с толпой людей, и мы побеседовали некоторое время. Среди них был ста-рик по имени Мухаммад. б. Амран, и я стал спрашивать его о его пребывании в этой стране и о том, как случилось, что они поселились в ней и не верну-лись назад. Он сказал: „Это место стало нашей родиной (ватан)". Я спросил: „А как же вы не забыли арабского языка?" Он ответил: „Мы передаем его друг другу и не бросаем арабского языка; каждая женщина обращается к сво-ему ребенку по-арабски, и ребенок растет, говоря по-арабски". Я спросил: „Каковы условия вашей жизни здесь?" Он ответил: „Очень хорошие. Мы жи-вем отдельно от других, и эта земля площадью в 5 фарсахов на 5 фарсахов принадлежит нам; мы сеем то, что нам требуется, и никто не чинит нам пре-пятствий. Эмир Дербенда относится к нам с большой предупредительностью (йухсину мура'атана) и дает нам в изобилии то, в чем мы нуждаемся. И так было при каждом правителе: мы занимаем прекрасное положение". Затем он добавил: „Знай, что мы бежали от Мухтара б. *Абу Убайда, и еще одно пле-мя бежало от него, и ни мы, ни они не попали [в его руки?]. Не знаешь ли ты, куда [ушли] те наши родичи и каково их отношение к здешнему месту?" Я сказал, что другая группа (ал-'исаба) бежала в Мосул и горы ад-Джазира и что Мухтар послал предписание Ибрахиму ал-Аштар ан-Наха'и, и тот высту-пил против них; они были разбиты и бежали в область Мифаркин (sic!) (Эта простонародная форма, по-видимому, отражает сирийскую форму Мипер-кет). Тогда он послал предписание Абдуллаху б. Мусавиру, и он тоже про-гнал их, и они бежали на гору Санасина, к армянскому племени выше (на се-вер от) Мифаркина и остались у их царя Сан-хариба. Он сказал: „Это верно, но сохранился ли кто-нибудь из потомков их сейчас?" И сказал я: „Да, они сохранились как армянское племя". Они провели этот день со мной, а затем вернулись в горы, а я дня два оставался в этом месте с войском, после чего мы отбыли”. Личные наблюдения Иби ал-Азрака очень интересны, но его попытка связать арабов, живущих за Дербендом с убийцами Хусайна, внушенная ему его на-читанностью, вызывает сомнения. Вот кого и встретил Ибн Ал-Азрак при посещении Дербента в 549/1154 году. Абдаллах ибн Аз-Зубейр (624-692) - мусульманский политический деятель Аравии, антихалиф. Выступил в 680 против омейядского халифа Язида, сына Муавии. После смерти Язида в 683 Абдаллах был признан халифом в Ираке, Южной Аравии, Египте и в б. ч. Сирии. В 687 войско Абдаллах одержало по-беду над восставшими шиитами, возглавлявшимися аль-Мухтаром. После укрепления власти Омейядов войско халифа Абд-аль-Малика под командо-ванием Хаджаджа в 692 осадило приверженцев Абдаллах в Мекке. Абдаллах погиб в сражении. 5-й халиф из династии Омейядов Абд ал-Малик ибн Марван (646—705). Абд ал-Малик ибн Марван (646—705) (араб. عبد الملك بن مروان‎‎) — 5-й халиф из династии Омейядов. Абд ал-Малик был широко образованным человеком. Он унаследовал престол в 685 году после смерти отца Марвана I. Новый ха-лиф направил войска под командованием эмира Аль-Хаджадж ибн Юсуф ат-Такафи на восстановление владычества Омейядов на всей территории ислам-ского халифата, утерянного в в 683 году после смерти Йазида I. Начало VIII века характеризуется усилением арабской экспансии на запад-ном побережье Каспийского моря. Этот этап, отмеченный кровавыми война-ми, длился почти 100 лет. Борьба за Восточный Кавказ принимает ожесто-ченный характер: наиболее интенсивно ведется арабо-хазарская война, почти ежегодно арабские войска вторгаются как на просторы Северного Кавказа, так и в глубинные районы Дагестана. В 710 году хазары, основавшиеся в окрестностях Дербента, предприняли очередной опустошительный набег на Табасаран. Но продвигавшиеся с юга арабы оттеснили их и заставили отступить на исходные рубежи. Начались продолжавшиеся с небольшими перерывами в течение 200 лет арабо-хазарские войны. В этих кровопролитных войнах приняли участие народ Албании (табасараны). Арабский полководец Джаррах направил против них мощный карательный отряд, который стер с лица земли села Ерси, Дювек, Дарваг. Зил, а жителей и скот захватил в качестве военных трофеев. Вслед за этим событием другой арабский полководец Маслама покорил Дербент и пе-реселил сюда 24 тысячи арабских семей из Сирии. Это было сделано по той же причине, с какой и сасаниды переселяли сюда в свое время семьи персов. Цель была одна—резко изменить этнический фон в этом важном стратегиче-ском районе, чтобы легко было проводить здесь собственную политику. Поход 714 года в Табасаран под руководством Масламы также окончился безрезультатно. В 722 г. арабские войска, разгромив хазар, вступивших в Ширван, ворвались в Дагестан. Крупные выступления арабов, направленные на захват Дагестана, были связаны с именами Джарраха и Масламы. Джаррах преследовал хазар, ворвался в Баб ал-абваб, а затем послал свою конницу на грабеж и войну против областей, что в соседстве с Баб ал-абвабом. Джаррах пригласил к себе правителей Табасарана и Каракайдага и предло-жил воевать против хазар. Разгневанный Джаррах отправляет для наказания жителей 2000 всадников в Каракайтаг и столько же в Ерси, Дювек, Зезиль, Дар-ван, Хумайди и Керух в Табасаран, которые вернулись из похода с огромной добычей, тут же поде-ленной между воинами. Арабский историк ал-Куфи подробно пишет о двух карательных отрядах, посланных ал-Джаррахом для наказания. «Дербент-наме» также описывает этот «удачный» поход: в Каракайтаг и Табасаран бы-ли посланы арабским военачальником два карательных отряда, которые «об-завелись» богатой военной добычей. Отряд, посланный в Табасаран, стал обладателем 40 тыс. лошадей, крупного рогатого скота, овец, 2 тыс. пленных. В 725—726 гг. правителем северных областей Халифата был назначен араб-ский полководец Маслама ибн Абд ал Малик, брат халифов ал Валида I и Хишама, который начал упорную борьбу за захват северовосточного Кавказа. Арабские войска во главе с Масламой обложили город, занятый хазарами, три месяца не могли захватить его, но, наконец, цитадель была взята с помо-щью предательства. "Приготовьте и экипируйте семь тысяч человек из Шама, Джсзиры, Мусыла и сорок тысяч человек из других вилайетов. Я построю крепости и города вокруг Дербенда". Когда он [так ] сказал, были приведены сорок семь тысяч человек, которые поселились во вновь построенных горо-дах и крепостях, а еще тридцать тысяч храбрых юных воинов — из Хорасана и двенадцать тысяч храбрецов — из Шама. Йезид ибн Асад, придя с этой му-сульманской армией, приступил к стене... Главнокомандующий мусульманским войском, эмир войска Йезид ибн Асад, сойдя с коня, взял шесть крепких кирпичей (пух-те кеприч) и повязал [их ] на своего коня. Он приказал: "Каждый, кто страстно желает воздаяний и подар-ков, пусть берет из этой стены по шесть крепких кирпичей". Все воины взяли по шесть кирпичей и повязал и их к своим коням, [Потом ] войско отправи-лось и дошло до Рукала. Эмир войска Йезид ибн Асад спустился с холма (те-пе) Рукала. Он послал Ибрахима ибн 'Ауфа и Хашима ибн Са'би, в сторону врага. Благополучно пройдя оттуда, они спустились в долину Касаб (Касаб дере). Эмир дал приказание, построили города: сначала Ду'аре, второй — Сегна, третий — в долине Бен-Хашим, из которой ушли кафиры, [тут] по-строили прочную крепость. После них построили Митаги и Кемах. (Все эти населенные пункты построены в Табасаране). Эмир дал [такое] приказание, триста человек из Табарсарана оставил в Митага", а своего брата назначил правителем Нижного Табарсарана. По ал-Белазури, уже Марван ибн Мухаммад изложил на подданных Табарса-раншаха десять тысич мер зерна, киторые они "обязаны были ежегодно дос-тавлять в зернохранилище Баба", то есть Дербента а город [он] от Пророка, что Дербент — благословенное место, и если кто ведет там борьбу за вору, то тому Аллах простит его грехи. Однажды Валид разговаривал со своим бра-том Муслимом, и сказал Валид ему: "Иди в Сирию и собери там 40000 храб-рых людей". Муслим не знал о цели этого, пришел, собрал людей, как ему было приказано, потом послал к халифу человека, чтобы известить его об этом. Когда он дошел [до халифа 1 и известил его, то Валид сказал Асаду ибн Зафиру: "Отправляйся ты к моему брату Муслиму в Сирию и скажи ему, что-бы он отправился с этим войском в Дербент, и пусть он применит хитрость при взятии Дербента у кафиров-хазар; [и 1 не передавай зги слова никому, кроме брата моего Муслима. А если не сделаешь так — убьем тебя". И при-шел этот человек к Муслиму, и передал [распоряжение] один на один. И со-гласился [Муслим] с тем, что скушал Валид, [и] вышел с этим войском к Дербенту. По пути он встретил два города — Джулан и Лухджан, [и I захва-тил их силой. Затем он пришел в Ширваи и Мускур, назначил там хикима. Затем он подошел к Дербенту, а там находилось 3000 человек кафиров. Мус-лим держал город несколько дней в осаде, но не мог захватить его. Мусуль-мане решили было отступить на следующее утро, но в эту ночь пришел [к ним] тайком один из жителей Дербента и сказал:"Я введу вас в Дербент, если дадите мне много богатства после победы". Муслим принял его предложение и дал обещание. Затем вызвал своих военачальников (куба-ра) и сказал им: "Кто верит в Аллаха и ищет его благословений, пусть тот пойдет с этим че-ловеком в Дербент и захватит его". Никто не откликнулся на это. Тогда встал Абдалазиз с двумя своими сыновьями и сказал: "Мы пойдем с ним, если ты дашь нам добычи после вычета пятой части". Муслим согласился. Абдалазиз выбрал из этого войска 6000 воинов, и они отправились с этим дербентцем, вошли в город тайком через крепостные ворота, сражались с кафирами, уби-ли всех их. И раздал Абдалазиз добычу, [оставшуюся] после вычета пятой части, тем воинам, кто ворвался в город вместе с ним. Дербентцу же Муслим отдал богатую добычу, как обещал. Потом Муслим предложил разрушить Дербент и хотел [уже] разрушить его, но не согласился с этим Абдалазиз. В это время скончался хакан, и на его место стал его сын Б.шаиги-хал. Он получил известие о прибытии Убейда в вилайат Ширван и о выступлении с войском в сторону крепости Хасин, чтобы дать сражение кафирам. Сообщил ему об этом кафир по имени Арташин, один из правителей (куба-ра) ал-Лакзи. Вот как описывают эти события в «Дербент-наме». «Убейда Джеррах встретился с правителем Табасарана, который состоял в мазхабе мусульман, и сказал им: "Я прибыл из вилайета Арабистан, намерен сражаться с хазарским племенем. Вы помогите мне" … Пройдя через городские ворота Дербенда и, выйдя через ворота Кырхлар, дошел до сада (баг) Авайин". Абу Убейда выделил из [своего] войска для нападения и грабежей две тысячи конных воинов —всадников — на Йерси, Дивак, Зил, Дарвак, Химейди … …Он приказал: "Детей и жен берите в плен, сражайтесь и опустошайте, од-нако до восхода солнца вы должны возвратиться ко мне". А командующему левым флангом войска он приказал: "Бери [с собой] двенадцать тысяч храб-рых людей, идите в сторону Йерси, Кемаха, сражайтесь и опустошайте Та-барсаран. Но до восхода солнца вернитесь обратно"… …[Когда] сын Хакана вошел в крепость, которая называется Хасин, Абу Убейда с оставшимися войсками дошел до Дарвака. Узнав о том, что Паше-нек отделился от [своего] военачальника, Абу Убейда со своими войсками вышел к [крепости] Хасин и стал напротив. У стен Дарвака мусульманское войско встретилось с войсками кафиров до восхода солнца. С обеих сторон забили боевые барабаны. [Абу] Убейда, сойдя со своего коня и сев верхом на мула, обратился к войску: "О народ Шама и Ирака! Вы не надейтесь, что если кто-либо убежит, то достигнет своей родины. Это не здравый смысл. Сра-жайтесь, мужественно и смело, и с помощью бога вы победите, избавитесь от [бремени земных] богатств и военной добычи. [Ибо] этот мир - преходящий и жизнь не вечна ни для кого". Когда Абу Убейда делал эти наставления, вер-нулся сепахсалар правого фланга с двенадцатитысячным войском… Следом за ним прибыл другой сепахсалар. Повоевав и разорив Йерси, Кемах, Арах и вилайет Табарсаран, они привели сорок тысяч [голов] скота, две тысяч плен-ных Абу Убейда распределил эту добычу среди мусульманских воинов. Му-сульманские войска подготовились для ведения войны. Мусульмане атакова-ли кафиров с правого и левого флангов. К полудню бой весьма усилился. Мусульмане передавали друг другу свои завещания, говоря [при этом]: "Зем-ную жизнь преходящую мы отдали за жизнь райскую постоянную". Страх и боязнь боролись с выносливостью и отвагой. Кафиры вели бои и сражения в течение некоторого времени. Двадцать тысяч бойцов [из кафиров] стали пи-щею для мусульманских мечей. Пашенек поднял вопль, говоря: "Быть ис-требленными этим величественным войском - не дело для умных [людей]". Войско кафиров потерпело явное поражение от газиев. Вот выше упоминается про "сад(багъ) Авайин". Это название явно табаса-ранское, означает "сад Дедушки" и говорит о том, что во времена арабского нашeйствия местности вокруг Дербента ещё носили табасаранские названия, несмотря на до арабскую оккупацию персами табасаранских земель. И сегодня эта местность ниже северного поста ГАИ г. Дербента называют "АВАИН"» Об этом узнал Убейд, обдумал [это дело] и выступил ночью со своим вой-ском, дошел до местности Чабан-кубу; часть войск он послал в вилайат Таба-саран. Он пригрозил им, что непременно накажет их, если [они ] не вернутся на следующий день к закату солнца. Сам он со своим войском отправился в Дарваг. Арташин еще раз послал шпиона [с известием ] об этом [к хакану], который выступил со своим войском. Этот период известен 150-летней вой-ной народов Восточного Кавказа с арабами и хазарами. В этом же году ха-зарский каган выступил против арабов. В 736 году арабы теряют власть над Дагестаном. Оба войска вступили в битву. Убейд обратился к своим воинам: "О, жители Сирии! О, жители Ирака! Сражайтесь на пути Аллаха истинным джихадом. Не думайте о возращении на родину, если потерпите поражение, ибо родина — далеко". В 733 году Маслама ибн Абд аль-Малик, брат халифа Хишама, захваты-вает большую часть горного Дагестана. В этом же году арабы ввиду уси-ления их власти строят в Дербенте мечети. После завоевания Кайтака [Абу Муслим ] пошел на Табарса-ран, часть его народа обратил в ислам. Правителем Нижнего [Табарсарана ] он назначил одного умеренного и набожного человека по имени //Мухаммед Ма'сум. Му-хаммед Масум, от него — майсумы). [Абу Муслим ] повелел, чтобы войско дербендское [состояло из жителей] Табарсарана, потому что Мухаммед Ма'сум был [человеком | доблестным и жаждушим войны за веру (газа). [Кроме того, Абу Муслим] назначил в Табарсаран двух ученых кадиев, чтобы Мухаммед Ма'сум находил решение в совете с ними, если случится какое-либо большое дело. Табарсаран основали вначале двенадцать групп (фырка). Двенадцать племен (та ифе) были приведены из Ирака, Адербайджана, Ара-вии ('Араб), Хуми-са, Шама, Мусыла и поселены сюда на жительство. Шахбала [Абу Муслим] назначил хаки-мом и валисм над всеми вилайатами Дагестана до пределов Гурджистана, а ныне его зовут Шамкал; значение это-го слова: "хан [из ] местечка аш-Шам", а он человек достойный, курейшит из рода Аббаса, дяди Пророка, - мир над ним. И сказал Абу Муслим: "Харадж с Табасарана пусть будет хакиму Дербента имеете [с] Адил Мавсумом, а Шах-бал пусть возьмет этот харадж с этих областей и передаст им (т. е. хакиму Дербента и Адил Мавсуму), и пусть не берет его [себе ]". Харадж же Хайда-ка, Табасарана и Кубачи он передал хакиму Дербента и сказал: "Пусть отдаст их газиям Дербента и беднякам, и пусть не берет для себе больше, чем ему необходимо". Он сказал также: "И если он будет несправедлив, то пусть га-зии города выгонят его". "И еще сказал: "Пусть помогают жители Табасарана и Хайдака Шамхалу, если нападает на него враг; если же он (Шамхал) пойдет [войной ] на кафиров, то пусть пошлет хаким Дербента войско ему и не по-кинет его, и пусть охраняет и молится вместе с имамом в мечети". Было установлено: харадж отдавать Шахбалу. Абу Муслим не предписал Шах-балу давать жалованье Сулуфа) правителю Дербенда. Он предписал [ему] брать харадж с упомянутых вилайетов, [находившихся вплоть] до Гюрджистана. Если против Шахбала придет какой-либо неприятель с другой стороны, то, когда Шахбал будет собирать войска, на помощь должны придти с войском Кайтака его правитель Хамза и с поиском Табарсарана — Мухаммед Масум, и они должны участвовать в войске Шахбала. Но Абу Муслим не дал разре-шения отправлять для Шахбала войска из Дербенда. Они приказал, чтобы войска Дербенда были заняты охраной [самого] Дербенда. И кто станет пра-вителем Баб ал-абваба, тот должен совершать свою пятничную молитву в мечети. «Абу Муслим, придя в Дербент, сначала восстановил и привел его в порядок, установил железные ворота... реставрировал башни Дербента. Для хранения казны и оружия он восстановил один огромный оружейный склад... и благо-устроил его». Затем Маслама разделил город на семь кварталов по числу стран, из которых прибыли арабские войска, и построил семь мечетей для каждых кварталов и построил одну большую Соборную мечеть. Оттуда (Абу Муслим) пошел на Табасаран, часть его народа обратил в Ислам. Культ меча, сохраняющийся и поныне в с. Чурдаф, позволяет предполо-жить, что этот меч (гапур) должен являться атрибутом каждого жителя Табасарана.

Исаев И. Р.: Автор «Гюлистани-Ирем» заимствуя из истории Кятиб Челеби расска-зывает, что когда Абумуслим (почтенный Маслама) был за¬нят покоре-нием Дагестана, мусульманский падишах того времени и брат упомяну-того завоевателя - Гишам бен Абдул-Мелик при¬был в Дагестан, лично наблюдал присходившие здесь события, и что по просьбе лиц, принявших здесь новую религию ислам), Ги¬шам оставил у них на хранение свою саб-лю и велел ее положить в какую-то пещеру, чтобы она была памятью о нем. А великий Абумуслим повернулся назад и сказал: «Не покоренному маленькому, гордому народу Табасарань». Поэтому те лица и их потом-ки почитали ту пещеру и охраняли там ту саблю. Я позволю себе сказать, что теперь подтверждением этого из¬вестия может служить то, что в Северной Табасарани в Кыракском магале в селении Чордаф есть пещера (Дюрхъя), в которой находится какое-то оружие вроде кинжала. Местное населе-ние говорит, что это кин¬жал Абумуслима завоевателя и они всегда свою поминальную милостыню приносят туда во имя Абумуслима и раздают. В настоя¬щее время этот кинжал (гапур) хранится в доме одного благо-надежного жителя селения Чордаф (Чора), дабы кто-нибудь его не украл из пещеры. Кроме этого случая здесь почитания сабли нет. Покойный Абас-Кули-Ага, в порядке толкования, пишет, что, вероятно, Кятиб-Челебк сообщает это, услыхав о кинжале, как о сабле. Маслама сын Абдалмалика, брат халифа Хишама, был известным завоевате-лем. Популярный на Северо-Восточном Кавказе герой исламских легенд. Да-гестанские хроники ("Дарбанд-нама", "Тарих Аби Муслим", "Тарих Даги-стан", и устные предания приписывают ему распространение ислама в Даге-стане и Чечне. Именем шайха Абу Муслима, его ближайших родственников и потомков (насаб), а также арабов-сподвижников Абу Муслима (асхаб) на-звано несколько десятков "святых мест" (зийара, пир) в Дагестане, в основ-ном в его горной части. Наиболее известны: - Пещера меча/сабли (по другой версии, мечеть) Абу Муслима в урочище Ту-рил йишв (табасаранское "Место меча") на западной окраине селения Чурдаф (Табасаранский район). Время появления неизвестно. Сейчас на ее месте сто-ит молельный дом, перестраивавшийся несколько раз, в последний раз - в XIX в. - Святилище меча (ас-сайф). Его упоминают арабские и тюркские географы и путешественники XII-XVII веков Абу Хамид ал-Гарнати ал-Андалуси, Зака-рийа ал-Казвини, Абу Абдаллах Мухаммад ал-Химйари и Эвлия Челеби. Они сообщают о мече, хранящемся в михрабе мечети, называя его владельцем Масламу ибн Абд ал-Малика (по другой версии, его брата, омеядского хали-фа Хишама. Широко известный на Востоке Абу-Хамид ал-Гарнати (1080—1170) побывал в 50—60 годах XII века в Дербенте и в других населенных пунк-тах западно-го побережья Каспийского моря. В книге «Подарок для сердец и собрание диковинок он пишет: «В странах Дербента Баб мин ал-Абваб имеется народ, называемый табасар-салан. В нём (в Дербенте) — 24 волости. В каждой волости есть главный на-чальник, подобный эмиру. Они мусульмане. Обратились они в ислам во вре-мена Масламы ибн Абу Аль-Малика, когда послала его Хишам ибн Абу Аль-Малик, в то время, когда возложено на него было на него халифское досто-инство. И он (т.е. Маслама) завоевал Баб ал-Абваб, и обратились в ислам при содействии его многие народы, так, например, Лакзан, Филан, Хайдак, Зук-лин, Гумик, Дархах. Среди этих народов на-считывается 70 народов, у каж-дого народа язык. А когда вознамерился Маслама уйти, после того как он по-селил в Дербенте 24 тысячи домов из арабов из Могула, Димима, Химса, Тадмура, Халаба и прочих стран Сирии и Месопотамии, сказали ему табаса-ранцы: «О эмир, мы боимся, когда ты удалишься от нас, снова отпадут от ре-лигии эти народы, и мы будем бедствовать в соседстве с ними». Тогда из-влек Маслама меч свой и сказал: «Мой меч да будет среди вас! Правьте его здесь. Пока он будет пребывать посреди вас, не отпадет от религии из этих народов ни один». Затем они сделали для меча его нечто подобное ча-совне в скале и поместили меч внутри ее на холме, там, где он (т. е. Маслама) расположился лагерем, и он (меч) в настоящее время остается в этой стране. Паломничествуют к нему люди. Если кто-либо направляется к нему, то, если случится зимнее время, не возбраняется одеваться в голубые и другие одеж-ды, а если случится во время жатвы, то возбраняется, чтобы посетил его кто-либо кроме как в белой одежде. Ибо если он посетит его в небелой одежде, наступает частый дождь и гибнут посевы и портятся плоды. Так предписано среди них». Хишам ибн Абд ал-Малик (691 — 6 февраля 743) — омейядский халиф, правивший в 723 — 743. Мать дала ему имя в честь своего отца. Унасле-довав халифат от своего брата Язида II, Хишам столкнулся со многими проблемами в управлении империей. Его правление, тем не менее, было достаточно эффективно. Хишам умер в среду 6 февраля 743 года. Позднее владельцем меча стали считать Абу Муслима. - Гулли (ГЪулли) В Табасаранском районе, между речками Гъуллинир и Хараг, на холме, под горой Вечюк - Святые места: Пророка Абумис-лима внуков могилы - на за-паде. - Чурдаф (ЧIВурдаф) В Табасаранском районе, с пра-вой стороны речки Хараг, на северном склоне холма Сенгри - Святые места: Турт1ил - место, где воевали против ислами-стов под руководством Абумислима. По легенде, Абу Муслим семь лет проповедовал ислам среди горцев. Уходя из Дагестана, он сказал: "Пока мой меч будет среди вас, не отпадет от ислама ни один из новообращенных народов". Арабские авторы описали обряд ежегодного паломничества жителей табасаранских селений и Дербента к святилищу. Весной меч вкладывали в новые ножны. Летом во время жатвы вокруг святилища рассыпали зерна пшеницы. Паломники одевались во все белое. Согласно поверью, если к пиру они подходили в цветных одеждах, на-чинались сильный дождь и ураган, истреблявшие посевы. Связанный со "свя-тым местом" цикл преданий и обрядов частично уцелел до настоящего вре-мени. До конца XIХ века здесь оставляли милостыню (садака), раздаваемую после похорон. Возле пира запрещалось нападать на чужеземцев и врагов, даже на кровников, ломать ветви и срывать плоды деревьев. По преданию, записанному в 1890 г., жители Чурдафа, опасаясь кражи сабли (по другой версии - кинжала) Абу Муслима, перенесли ее в селение и укрыли в сундуке некоего гази. Раз в год к сабле приходят поклониться старики селения. Счи-тается, что ее нельзя трогать, иначе будет большая война. При втор-жении врагов сабля исчезает из сундука, поражает супостатов и затем вся в крови вновь возвращается на место. Великий Абумуслим подарил Табасарану одного майсума и двух кадий. Ряд следующих походов, совершенных в 30-x годах VIII в., был возглавлен Мерваном ибн Мухаммедом ибн Мерваном, двоюродным братом халифа, правителем ал-Джазиры. С 732—733 по 739 гг. было совершено по крайней мере 6 походов. Когда Маслама отбыл в Дамаск, управлять общиной мусульман в городе ал Бабе был назначен Марван ибн Мухаммад, который в течение семи лет, с 738 по744 г., вел войну с «владыками гор». За период своего правления Марвану удалось совершить ряд удачных походов. Пройдя через Дербентский проход войска Марвана, соединившись, разгромили хазарские войска, разрушили столицу Хазарского каганата Семендер и вынудили кагана принять Ислам. Отступление хазарского войска и заключение перемирия между арабами и хазарами значительно ухудшило положение горцев. Теперь уже приходилось надеяться только на свои собственные силы. Все же арабы столкнулись с упорным сопротивлением горского населения. Во второй половине VIII в. усилилась антиарабская борьба в Дагестане. Ук-репились позиции хазар в районе Дербента, где был разбит многотысячный мусульманский отряд. Халиф предпринял ряд чрезвычайных мер для укреп-ления своих позиций в Дагестане, особенно в районе Дербента. При правите-ле Йазиде ас-Сулами сюда было послано много тысяч мусульманских семей, которые обосновались в населенных пунктах близ Дербента: Камахе, ал-Мухаммади (Химейди), Баб-Ваке (Дарваг) Табасарана. Халиф ал-Мансур (правил 754-755 гг.) «нашел необходимым, чтобы в окрестностях Дербента были поселены мусульмане», и впоследствии сюда были направлены 7 тыс. мусульман с семьями, построившие крепости в Рекеле, Кала-Суваре, Митаги, Мугатыре, Мараге, Бильгади (населенные пункты Табарсарана). Власть Мервана также оказалась кратковременной, об этом можно судить по описаниям последующих событий. В итоге почти вековой борьбы арабам удалось укрепиться в районе Дербента, где стала править мусульманская ди-настия, в то же время внутренние районы Дагестана оставались фактически независимыми. Последний омейядский халиф Марван II ещё полгода правил западной частью халифата, затем бежал в Египет. Аббасиды почти поголовно истребили Омейядов, а также уничтожили своих недавних сторонников по антиомейядскому движению — Абу Саламу (750) и Абу Муслима (755). В 750 г. была свергнута династия Омейядов. Аббасиды— 750—1258 Аббасиды (араб. العبّاسيّون‎‎, Abbāsīyūn) — вторая (после Омейядов) дина-стия арабских халифов (750—1258), происходившая от Аббаса ибн Абд аль-Мутталиба, дяди пророка Мухаммеда. Начали своё правление в го-роде Карры в 750 году, а в 762 году перенесли столицу в Багдад. В Халифате произошли существенные изменения политического характера — власть перешла в руки династии Аббасидов (750—1258). В этот период повсюду в халифате начинается движение народных масс, измученных непо-сильными налогами. Абу-ль-Аббас ас-Саффах (750—754) — арабский халиф с 749 года, первый из династии Аббасидов. Праправнук Аббаса и старший брат аль-Мансура. Во время хорасанских волнений против Омейядов Абу-ль-Аббас наладил отношения с вождём восставших, Абу Муслимом в Хоросане (другой Абу Муслим). Он водворился в городе Эль-Куфа и провозгласил себя халифом. Шииты рассчитывали, что после свержения Омейядов власть будет пе-редана потомкам Али, однако это не входило в планы Абу-ль-Аббаса. Усилив своё войско немусульманским населением, он развязал кампанию истребления против всех, кто казался ему способным притязать на пре-стол, — Омейядов, шиитов и даже некоторых хорасанских вождей. С этим связано его прозвище «ас-Саффах» — «кровавый мясник». Он умер от оспы в своей столице, Анбаре, всего через четыре года после восшест-вия на престол. Аббасидский халиф ал-Мансур (754—775 гг.) после ожесточенных схваток с хазарами также нашел необходимым, чтобы в окрестностях Дербента были поселены мусульмане "и согласно этому решению Йазид ас-Сулами пересе-лил сюда из Сирии, Месопотамии и Мосульского ок-руга" семь тысяч му-сульман о семьями, и им было приказано построить крепости в селах; Рукеле, Кала-Суларе, Митаги, Мугатыре, Мараге и Бильгади Табасарана. Эти города стали опорными пунктами для мусульманских воинов. Здесь не-обходимо отметить, что еще при сасанидах был восстановлен мощный обо-ронительный комплекс Дарпуш (Дерпушом называли как один из городов (шехер), так и совокупность по крайней мере трех городов — Дерпуш, Дарвак и Химейди-села Табасарана. После этого он построил Дарвак, Ме-дине и Химейди. [Также] построил Ухейл Малый и Ухсйл Большой Возмож-но, название отождестилястса с современным сел. Хелв Табасаранского района. И города эти завершил он за шесть месяцев). Это удивительно, ибо уже четырнадцать веков стена пересекает табасаранские земли и временами играла заметную роль в исторической жизни Табасарана). Он представлял собой мощную дербентскую крепость, 40 километровую горную стену от Дербента до Табасаранских гор и разветвленную сеть укреплений с военны-ми гарнизонами в виде пограничных крепостей (рибаты) по всей протяжен-ности горной стены. Этот комплекс был достроен сасанидами, а затем араба-ми и сельджуками и был призван усилить оборонительные возможности дер-бентской крепости и горной стены. В этих гарнизонах жили арабские воины с семьями. Как сообщает Дербентнаме, «...в Табасаране основали двенадцать групп (фырка). Двенадцать племен (таифа) были приведены из Аравии, Хим-са, Шама, Мосула и поселены сюда на жительство». Таким образом, наряду с Баб алабвабом ранние центры распространения Ислама формируются и в других населенных пунктах северовосточного Кавказа, где переселившиеся арабы составляли наиболее активную часть населения. Первые шаги к реальной исламизации Дагестана сделали именно мусульман-ские переселенцы, вытеснившие потомков сасанидских колонистов из Дер-бента и пограничных опорных пунктов — рибатов. Арабские и местные источники свидетельствует о том, что, обосновавшись в построенных специально для них лагерях в Дербенте и в Табасаране араб-ские переселенцы продолжало жить компактно на многие поколения. В сере-дине X в. ал Масуди писал, что между Хайдаком и Баб алабвабом жили ара-бы, которые «не говорят хорошо ни на каком языке, кроме арабского. Они живут в лесах, зарослях, долинах и вдоль больших рек, в селениях, в которых они поселились в то время, когда эти места были завоеваны теми, кто устре-мился сюда из арабских пустынь». К власти приходят Династия Мазьядидов. Династия Мазьядидов ЯЗИД ибн МАЗЬЯД аш-Шабани арабский пра-витель, основатель арабской династии Мазьядидов, которые были наме-стниками Ширвана в 799 г. - первой половине XI в. Его преемники, поль-зуясь ослаблением Халифата, превратили Ширван в своё наследственное владение, приняв в 861 г. титул ширваншахов. Основателем первой дина-стии ширваншахов — Мазьядидов (Язидидов) — стал аббасидский полко-водец Язид ибн Мазьяд аш-Шайбани, правитель Армении, Азербайджана, Ширвана и Дербента (799—801). К концу IX в. и началу Х в. политический распад халифата становится со-вершившимся фактом. Халифат распался на отдельные фактически незави-симые области с самостоятельными династиями правителей. Наступила полоса сравнительно мирной жизни. Известий о походах арабов, о выступлениях хазар в начале IX в. нет. Мощь арабского халифата была по-дорвана могучими народными движениями, антифеодальной борьбой. Меж-феодальная рознь ослабила страну. Не имея ни сил, ни средств управлять са-мостоятельно, арабы привлекают к управлению на местах местную феодаль-ную знать, местных правителей. Только до второй половины IX в. аббасид-ский халифат сохранил по крайней мере внешний вид единого государства. В борьбе за власть усиливаются внутренние распри в Халифате. Интересен тот факт, что все арабские правители при неблагоприятных об-стоятельствах искали убежище в Табасаране. В этот период табасараны участвовали только в локальных войнах, в основном против правителей Дербента.

Исаев И. Р.: Правители Нижнего Табасарана. Мухаммад Майсум (917-948). Хайсам ибн Мухаммад (948-956). В 337 г.х./948 Хайсам б. Мухаммад был назначен в Нижний Табарсаран. Что касается ал-Баба, то его отношения с Табарсараном слагались очень неблагоприятно: в 303г.х./915 Абу-л-Наджм б. Мухаммад неудачно воевал с народом Табарсарана. Тот факт, что в 380г.х./990 эмир Маймун, будучи выгнан из ал-Баба, удалился в Табарсаран, указывает на обособленность этих мест от Дербенда (Этому не противоречат события 446 г. Х./1054, когда эмиру Мансуру помог народ (добровольцы?) Табарсарана). Селения Табарсарана, которые наш текст связывает с ал-Бабом, были Хумайдийа, Мухрака (по-арабски “погорелое место”?), Туйак и Хурмастан. Первое из них находится в Верхнем Табарсаране; второе может соответствовать современному Марага в Нижнем Табарсаране (на юг от Дер-бенда) (См. Казем-бек, Дербенд-наме, стр. 78 и 123, и В. Дорн, Каспий, стр. 105, 278). Туйак, который выступал на стороне Дербенда (был заселен араба-ми), должен соответствовать селению, которое на русских картах называется Дювек (см. у Генко). Ахмад ибн Мухаммад (956-981) Хайсам ибн Ахмад (981-1025). В 416г.х./1025 Хайсам, брат Йазида, сын Ах-мада, умер в “поместье Мухаммада” (Хумайдийа?) в Табарсаране. После смерти в 939 г. Абд ал-Малика I власть перешла к его малолетнему сыну Ахмаду. Через пять месяцев дербентцы изгнали его из города и присяг-нули правителю Табаристана Хайсаму, который оставался в Дербенте около двух лет. В 941 г. его также низложили и вернули Ахмада, но через шесть месяцев (в декабре 941 г.) опять прогнали. К власти вернулся Хайсам. Ему наследовал его сын Мухаммад б. Ахмад, который в 371/981 — 2 году захва-тил город Кабалу у его правителя Абд ал-Барра б. Анбаса. Около 372/982 го-да он овладел городом Барда'а, куда он назначил своим заместителем Мусу б. Али. В 373/983 году он построил стену города Шабаран. В 378/988 году ал-Тузи путем капитуляции захватил город ал-Баб у его правителя Маймуна, сына Ахмада Хашими, и изгнал последнего. Он передал город правителю Ширвана, Мухаммаду б. Ахмаду, который провел там несколько месяцев, управляя делами. Затем один из телохранителей (гуламов) Маймуна, по име-ни Балид (Б: Балду?}, напал на него в правительственном здании и ранил его, ударив по затылку секирой (табарзин). Гулам бежал к своему господину Маймуну, который был в Табарсаране. Подчиненные правителя Ширвана увезли своего раненого господина в Ширван, а эмир Маймун снова вошел в город ал-Баб. Через некоторое время Мухаммад поправился, но за это время его заместитель в Барда'а Муса б. Али открыто восстал против него и приказал читать хутбу от своего имени и не упоминая имени Мухаммада. В 414/1023 году жители ал-Баба (Дербент) изгнали Мансура из, своего горо-да, который они вверили Ширваншаху; последний восстановил крепость. В рамадане 415/ноябре 1024 года Мансур вернулся с табасаранами и через два-дцать дней овладел крепостью. В мухарраме 468/августе 1075 года народ ал-Баба (Дербент) взял обратно присягу, данную эмиру Абд ал-Малику, и изгнал его. По обыкновению он отправился в Хайдак искать подкрепления, чтобы вернуться к власти, но дер-бендцы во время преследования захватили его и поместили как пленника в город ал-Хумайдийа (Все еще существует в Верхнем Табарсаране, на запад от Дербенда; на русских картах: Гимейди). В четверг 5 мухаррама 468/20 ав-густа 1075 года они присягнули его двоюродному брату Маймуну б. Мансуру б. Абд ал-Малику, которого они посадили в “правительственном здании”. Ему было тогда одиннадцать лет от роду. В сафаре/сентябре 1075 года Хай-сам б. Маймун, раис дубильщиков, умер, упав с лошади. Его четырехлетний сын Мансур б. Абд ал-Малик был провозглашен эмиром в 434/18 марта 1043 год. Знатные люди и простолюдины принесли ему при-сягу, и все от мала до велика были довольны его избранием в эмиры. На деле правителем от его имени был раис Абу-л-Фаварис Абд ас-Салам б. Музаф-фар б. Аглаб, который умер в 443/1051 году, после чего эмир стал править самостоятельно. Во вторник в середине раби II 446/24 июля 1054 года (Эта дата дается, исходя из месяца раби II, но вторник падал на его 17-е число) разгорелась борьба между ним, населением и раисами, а затем в канун пят-ницы 25 (?) раби II 446/3 августа 1054 года эмир и его мать тайком уехали из города в ал-Мухрака около ал-Баба. Он собрал множество деребендцев и та-барсаранов и 1 джумада 1/8 августа 1054 года подступил с боем к вратам (ру-бежу?) пограничной области. Раисы и знатные люди вышли из города, и ожесточенная битва произошла у Палестинских ворот. Войско Мансура было разбито, после чего раисы и народ ал-Баба послали приглашение его брату Лашкари, сыну Абд ал-Малика, в канун вторника 16 джумада II/22 сентября 1054 года. Они ввели его в “правительственное здание” и поднесли ему бла-говонный цветок (райхана) своей клятвы на верность, и возрадовались этому знать (а'йан) и раисы пограничной области. Лашкари продолжал править, по-ка в ночь на вторник 1 зул-ка'да 446/3 января 1055 года он не был предатель-ски убит в своем доме гуламами его брата Мансура. В том же году у убитого Лашкари родился сын и был наречен Абд ал-Малик б. Лашкари. Ему насле-довал его сын Мухаммад б. Йазид, который захватил своего брата Ахмада б. Йазида и подверг его заточению. Он назначил своего (собственного) сына Ахмада в Лайзан, а другого сына, Хайсама, — в Нижний Табарсаран, где он сам управлял во времена своего деда. Мухаммад оставался у власти восемь лет, продолжая традиции предков о нападении на неверных. Он умер в 345/4 июня 956 года от оспы (джудари), но говорят, что [и он] был отравлен своим вазиром Ибн ал-Мараги. Причиной было то, что, когда он был на краю смер-ти от оспы, Ибн-ал-Мараги, страстно жаждая власти, был введен в соблазн тем, чего он [иначе] не мог достичь. Он послал двух рабов Мухаммада в то место, где томился в заключении Ахмад б. Йазид, с приказом умертвить его. Они это совершили и спрятали тело. Через несколько дней Мухаммад попра-вился от своей болезни, и, когда здоровье его полностью восстановилось, он приказал Ибн ал-Мараги освободить его брата Ахмада из темницы в благо-дарность богу за выздоровление. Ибн ал-Мараги испугался за свою жизнь и подал ему отравленное питье и погубил его, как раньше погубил его отца. Сообщение ал-Хамадани о том, что из 360 замков Баб ал-абваба 110 находи-лось "... во владении мусульман Нижнего Табасаран", показывает распро-странение мусульманского влияния, не идущего дальше нескольких кило-метров к северу и северо-западу от Дербента. Бартольд справедливо подчеркивал, что еще в Х в. граница мусульманского мира проходила "в 3-х милях, т. е. в 6 верстах от Дербенда", отмечая тем са-мым медленные темпы исламизации Дагестана. Тому подтверждением являются разрушенные села по всему Табасарану- близ села Кондик: Рягъччккарин гъул - на север 1км. Кьулхъарин гъул - на севере, 1км. Чиъ - на восток 2км. Гьюржйирин гъул - на юге, около села. Ранняя исламизация привела к тому, что в Дербенте раньше, чем в других го-родах или аулах "Дагестана, зафиксированы мусульманский похоронный об-ряд и мусульманские имена, а также арабские строительные надписи. Городу принадлежит первое место на Кавказе и од-но из первых мест в мире по оби-лию куфических надписей. В Х—XII вв. мусульмане Дербента выступают, как активная сила в "битвах за религию", и убитые в ней получают почетный титул "шахид" — "борец за веру", "мученик". Именно к Х в. и относится из-вестие ал-Хамадани о том, что в Дербенте имеются "Ворота джихад". Табасаран и Табаристан с его языческим в преобладающем числе населе-нием, которая относилась к категории дар ал-харб («территория вой-ны»), война с которыми во имя ислама считалась священной обязанно-стью мусульман стали для арабских завоевателей в тяжелые времена второй родиной. Они в Табасаране находили душевный покой и смерть. Памятник в с. Хив, высеченный из очень твердой породы камня - доломита, наклонен лицевой стороной вперед: вот почему надпись более чем тысяче-летнего возраста так хорошо сохранилась - она нанесена куфическим шриф-том со значительными элементами насха и занимает 7 строк. Перевод гласит: «Это могила Хаджи, сына Халифа и мать его М.Р.Х.К. Умер он в чуму в триста двадцатом (году)» (320 г.х. = 13.1.932-1.1.933 г.). В нескольких метрах от описанной стелы обнаружены обломки памятника, палеографические особенности которого позволяют отнести его к X веку. Центральное поле в глубоко врезанном рамочном обрамлении имеет надпись в 10 строк хорошей сохранности, которая гласит: «Милостивый, милосерд-ный. Это могила Баиша, дочери Л.ш.х.н.р. Да осветит Аллах их могилу. Я верю в Аллаха ... с опорой Аллаха. Пусть Аллах... спасет его». Памятник, кроме прочего, примечателен тем, что принадлежит он женщине. В 1065 г. сын ширваншаха Минучихр ибн Йазид Хурмуз скончался в «по-местье Ирси в Табасаране и был похоронен там рядом со своими дядями по матери». К северу от селения Татиль, Табасаранского района, расположена местность под названием Миздан-гъул. Местность эта считается священной, раньше ве-рующие приходили сюда для совершения обряда вызова или прекращения дождя. Здесь А. Р. Шихсаидовым была обнаружена и описана надмогильная плита с надписью: «Это могила нашего шейха, аскета, набожного Джа-мал ад-Дина Йахйа ибн шейх Йусуфа, да простит их обоих Аллах. Прика-зал воздвигнуть его шейх С. Р. С. М... в месяце раби ал-ахир года три во-семьдесят и пятьсот». Раби ал-ахир 583 г. х. соответствует 10.07—8.08.1187 г. Исламизации подверглась к середине Х в. лишь незначительная часть Даге-стана. Экономической основой культурно-религиозных эволюций в Дагеста-не служили раннефеодальные производственные отношения, которые в V—Х вв. пришли на смену общинному строю. Новые производственные отноше-ния, и интересы местных правителей феодального государства нашли в ис-ламе идеологическую опору, значение которой очень быстро было осознано. Сообщения о правителях феодальных владений, принявших первым ислам и христианство, могут это хорошо показать. Следующий этап — вторая поло-вина Х—XV вв., время сравнительно быстрой исламизации районов Дагеста-на, когда ислам стал официальной идеологией. На повестку дня в ряде рай-онов стал вопрос не о распространении религии вширь, а об углублении ре-лигиозного влияния, об укреплении позиций ислама. Табасаранские алимы переписывали арабские рукописи, охватывающие различные отрасли бого-словия, законоведения, историю, географию, арабский язык, геометрию и т.п. Это Мухаммед ал-Курихи, Раджаб из сел. Ругуджа, Шабан из Кюряга, Рама-зан из сел. Кулик и др. Во второй половине XVI в. в сел. Кюряг жили араби-сты Шабан и Мухаммед. В сел. Зирдаг найдена книга, написанная в 1023 г. хиджры (1614 г.) на табасаранском языке арабскими буквами. Исламизация Табасарана растянулась более чем на тысячелетие. Она шла с юга на север и с равнины в горы. Выделяют до 8 ее периодов, к-рые можно сгруппировать в 3 больших этапа. На 1-м этапе (VII-Х вв.) арабы силой ору-жия обратили часть табасаранов в ислам. На 2-м этапе (кон. Х-XVI в.) ислам распространяли в основном местные гази и проповедники. На 3-м этапе (XVII-XX вв.) местные формы ислама адаптировались к реалиям Российско-го гос-ва. Арабские историки признают, что у халифа ал-Мутасима I было три победы, без которых уничтожился бы ислам: первая победа - над императором румов, вторая победа - над Бабеком и третья победа - над Мазкаром Гябром из Таба-ристана. В Руме был взят Малый Константинополь, как еще назывался тогда город Амория, а Мазкар казнен вместе с Бабеком. Мусульмане Табасарана совершают паломничества к «святым местам», до принятия ислама служившим языческими капищами. К ним относятся: горы - пещеры у селений Кужник, Хустиль (пещера Дюрх), Цилитль, Чурдаф и др.; камни, часть которых считается окаменевшими людьми либо окаменевшей мечетью; источники и озера; деревья («святой» орех в селах Кондик, Хив, Цудук, Арчуг, ясень в селах Вертиль и Хучни; Сеид-Мяхв в с. Хапиль; Исма-ил-пир в с. Яргиль и др.) и «священные рощи» сел Заан-Ярак, Кондик, Арчуг и др. Мученики (шахиды), павшие в сражениях с «неверными» в VIII — начале X в. а также безымянные шай-хи, имена и заслуги которых забы-ты, — чаба-ны/охотники из Заан Ярак, Рушун; «святые» из Аркита и других селений.

Исаев И. Р.: На границах и в отдельных владениях, особенно таких, как Иран, Египет, где основная масса населения этнически и культурно была далека от интересов и обычаев непосредственно арабского мира, зреет сепаратизм. Наступление Запада в форме крестовых походов, борьба с Византией, периодические вторжения на территорию культурных провинций Халифата кочевых орд и народов с востока и севера подрывают административную упорядоченность, политическое могущество, военную мощь страны. Монгольское нашествие полностью уничтожает его. Окончательная гибель Халифата настает в 1258, когда после взятия Багдада последний арабский халиф, зашитый в мешок, был затоптан конями монгольских всадников. Эта своеобразная казнь была проявлением особого отношения монгольских кочевников к правителям-чужестранцам, кровь которых нельзя было проливать на землю.

Исаев И. Р.: И, кто он этот великий сосед табасаранского народа III- нач. X в. - это время важных перемен, когда происходили глубокие соци-ально-экономические и политические процессы, перераспределившие роль ведущих варварских держав на мировой арене. На протяжении всего указан-ного периода регион был очагом вооруженного сопротивления соперничав-ших держав: Сасанидский Иран и Византия, Арабский халифат и Хазарский каганат, государство Сельджукидов и Золотая Орда, сефевидские шахи и ту-рецкие султаны, российские императоры. Место встречи – древняя земля Да-гестана. И в эту резню между межконтинентальными варварскими держава-ми-… был втянут и маленький народ Табасарана, по одной причине за то, что они проживали на побережье Каспийского моря. Само море служило во все времена и сегодня, ареной кровопролитной борьбы и "яблоком раздора". На него претендовали Римская империя и Парфия, а сегодня кому не лень все. Хаза́ры (ивр. כוזרים‎ (кузарим), араб. خزر‎‎ (хазар), греч. Χαζαροι (хазарой), др.-рус. Козаре, лат. Gazari, Cosri) — тюркоязычный кочевой народ. Сформировался в результате взаимодействия трёх этнических компо-нентов: местного ираноязычного населения, а также пришлых угорских и тюркских племён. Хазарский язык является вымершим. Возможность иранской этимологии, от "хазар" ("тысяча"). Ее можно предложить, исходя из отмеченного ал-Мас'уди наименования хазар "хазаран" ("тысячи", мн. число). Возникнуть же это название могло в ираноязычной среде Восточной Европы ("хазар" ("тысяча") — общеиранское слово, вошедшее в армянский и венгер-ский языки). Господин Новосельцев! Никак это слово не могло возникнуть в ираноязычной среде. Это чисто табасаранское слово «гъаз-гъазар (хазар) –гуси, лебеди» т. е без определенного места жительства, кочующий народ. Хаза́рский кагана́т (650—969) — средневековое государство, созданное ко-чевым народом — хазарами. Выделился из Западно-Тюркского каганата. Контролировал территорию Предкавказья, Нижнего и Среднего Поволжья, современного северо-западного Казахстана, Приазовье, восточную часть Крыма, а также степи и лесостепи Восточной Европы вплоть до Днепра. Центр государства первона-чально находился в приморской части современного Дагестана, позже пере-местился в низовья Волги. Часть правящей элиты приняла иудаизм. В поли-тической зависимости от хазар некоторое время находилась часть восточно-славянских племенных союзов. Страна хазар, народа тюркского происхождения, занимала стратегическое положение между Черным и Каспийским морями, где в те времена сталки-вались интересы крупнейших восточных держав. Она играла роль буфера, защищающего Византию от вторжений сильных варварских племен из север-ных степей - булгар, венгров, печенегов и др., а позднее викингов и русских. Примерно в 740 г., каган, его придворные и военная верхушка перешли в иудейскую веру, и государственной религией хазар стал иудаизм. Совре-менники были, несомненно, удивлены этим решением не меньше, чем со-временные исследователи, наталкивающиеся на свидетельства этого собы-тия в арабских, византийских, русских и еврейских источниках. Вот как выглядит интерпретация этого события в труде венгерского истори-ка-марксиста Антала Барты "Венгерское общество в VIII и IX вв." (13; Несколько глав этой книги посвящены хазарам, так как на протяжении почти всего указанного периода венгры находились под их властью. Тем не менее, о переходе хазар в иудаизм здесь говорится всего в одном абза-це, причем с нескрываемым недоумением: "Мы не можем углубляться в проблемы, связанные с историей идей, однако вынуждены обратить внимание читателя на проблему государственной ре-лигии в Хазарском царстве. Официальной религией правящего слоя об-щества стала иудейская вера. Излишне говорить, что переход в иудей-скую веру и провозглашение ее государственной религией этнически не-еврейского народа могли бы стать темой для любопытных размышлений. Мы же ограничимся замечанием, что этот официальный переход - вопреки попыткам распространения христианства со стороны Византии, и мусуль-манскому влиянию с Востока, а также несмотря на политическое давле-ние тех и других - в веру, не поддерживавшуюся никакими политиче-скими силами, а, наоборот, почти всеми преследовавшуюся, удивляет всех историков, занимающихся хазарами, и не может расцениваться как случай-ность, а должен быть признан свидетельством независимой политики царства". Неясно другое: какой была судьба иудеев-хазар после разрушения их государства в XII или XIII веке. Источников по этой проблеме очень мало, зато в Средневековье существовало много хазарских поселений в Крыму, на Украине, в Венгрии, Польше, Литве. Однако присутствие гуннов в Европе продлилось каких-то 80 лет, а Ха-зарский каганат продержался чуть ли не четыре века. Хазары тоже жили в шатрах, но имели наряду с шатрами крупные городские поселения и превратились из племени воинов-кочевников в народ земледельцев, ското-водов, рыбаков, виноградарей, торговцев и опытных ремесленников. Ре-зультаты исследований советских археологов свидетельствуют о сущест-вовании развитой культуры, не имевшей ничего общего с "гуннским смер-чем". Найдены остатки поселений, тянувшихся на несколько миль, где дома были связаны крытыми переходами с большими хлевами, овчарнями и ко-нюшнями, имевшими размер от 3-3,5 до 10-14 метров, с крышами на опо-рах. По остаткам плугов, в которых запрягали быков, можно судить о заме-чательном мастерстве их создателей; о том же говорят сохранившиеся предметы материальной культуры - пряжки, застежки, украшения седел. Если взглянуть с высоты птичьего полета на историю великих кочевых империй Востока, то Хазарский каганат занимает промежуточное положе-ние во времени, по размерам и по уровню культуры между предшество-вавшими ему гуннами с одной стороны, и Монгольской империей, с другой. В I веке н.э. китайцы оттеснили неспокойных соседей - гуннов - на запад, что положило начало очередной лавине из тех, что на протяжении ве-ков прокатывались по Азии в западном направлении. Начиная с V века ко многим таким племенам, устремлявшимся на запад, применяли общее наименование "тюрки". Таким образом, термин "тюрки" в том смысле, в котором он употребляется средневековыми авторами - а нередко и совре-менными этнологами - относится, скорее, к языку, чем к расе. В этом смысле гунны с хазарами были "тюрками"*. Все, что мы можем с уверенностью сказать, - это то, что хазары были "тюркским" племенем, появившимся из азиатских степей примерно в V в. нашей эры. Происхождение слова "хазары" и все восходящие к нему новообразования также дают пищу для изобретательных предположений. Скорее всего, слово произошло от тюркского корня "газ", что значит и "скитаться", и соб-ственно "кочевник". Крушение империи гуннов после смерти Аттилы образовало в Восточной Европе вакуум власти, куда волнами устремились с востока орды кочевни-ков. Хазары находились сперва под гуннским, потом под тюркютским владычеством. После заката тюркутов в середине VII в. пришел их черед править "Северным царством", как оно именовалось персами и византийца-ми. Итак, в первые десятилетия VII в., до того, как из Аравии нагрянули мусульманы, на Среднем Востоке властвовал триумвират держав: Визан-тия, Персия, Западно-Тюркютская империя. Первые две непрерывно воевали друг с другом на протяжении столетия и стояли на краю краха; Византия впоследствии оправилась, но Персидское царство было обречено, и хаза-ры фактически привели приговор в исполнение. Персидское государство так и не оправилось от сокрущительного поражения, нанесенного ему в 627 г. императором Ираклием. Произош-ло восстание, шах был убит собственным сыном, тоже погибшим спустя несколько месяцев; на трон был возведен ребенок, затем последовало десяти-летие анархии и хаоса, после чего на сцене впервые появились арабы, сокру-шившие империю Сасанидов. Примерно в это же время Западно-тюркская конфедерация распалась на племенные тюркские союзы. Прежний тре-угольник держав сменился другим: исламский халифат - христианская Византия - новообразованное Хазарское царство на севере, а в середине Та-басаран. Следующие 30-40 лет арабы не пытались одолеть хазарскую твердыню. В этот период их главные удары были направлены против Византии. Несколь-ко раз (примерно в 669, 673-678, 717-718 гг.) они осаждали Константинополь с суши и с моря; если бы им удалось замкнуть кольцо, перейдя Кавказ и пе-реплыв Черное море, то Восточную Римскую империю ждала бы печальная судьба. Тем временем хазары, подчинив булгар и венгров, продолжили свое движение на запад, вторгнувшись в причерноморские степи и в Крым. С расстояния в более чем тысячу лет последовавший период периодически вспыхивавших боевых действий (так называемая "вторая арабская вой-на", 722-737 гг.) выглядит скучной чередой эпизодов местного значе-ния, разыгрывающихся по одной и той же схеме: сначала хазарская кава-лерия в тяжелых доспехах вторгается через Дербентские ворота во владения халифа южнее Кавказа, а потом, спасаясь от арабского контрнаступле-ния, возвращается теми же путями на Волгу. О фанатизме и презрении к смерти, отличавших те войны, говорят такие эпизоды, как самосожжение населения целого хазарского города, не поже-лавшего сдаваться, отравление источника в Баб-ал-Абваб (Дербент) арабским полководцем или призыв, из-за которого разгромленная араб-ская армия приостановила бегство и стала сражаться до последнего воина. Последняя арабская кампания, направленная против хазар, которую возглавил будущий халиф Мерван II, закончилась пирровой победой. Мерван предложил хазарскому кагану заключить союз, после чего неожи-данно напал на союзника с двух сторон. Хазарская армия, не сумев оправиться от неожиданности, отступила к самой Волге. Каган был вынуж-ден запросить мира, и Мерван поступил так, как было принято поступать с побежденными странами: потребовал перехода кагана в Истинную веру. Каган покорился, однако его переход в ислам был, видимо, мнимым - во всяком случае, ни арабские, ни византийские источники никаких подробно-стей об этом эпизоде не сообщают, в отличие от долговременных последст-вий утверждения в качестве государственной религии иудаизма, состояв-шегося спустя несколько лет. Мерван, удовлетворенный достигнутым, покинул Хазарию и двинулся обратно в Закавказье, не оставив ни гар-низона, ни наместника, ни административного аппарата.

Исаев И. Р.: События в Табасаране Основные события в взаимотношениях с Табасараном мы рассмотрели выше. С середины VII и до конца VIII в. в Албанию (Табасаран) неоднократно втор-гались хазары с севера. Нашествия их отмечались в 627 — 628. 629 — 630, 664 — 665, 668, 684 гг. Как видим из этих дат, вторжения хазар были кратко-временными и осуществлялись в основном с целью грабежа. По сообщению Табари, в следующем 708/9 г. Мухаммед ибн Мерван, кото-рый в то время был правителем закавказских владений халифата, вновь за-владел Дербентом. На этот вызов хазары ответили только 710/11 г.4, после того, как закончили свои дела с Византией, утвердив там нового императора Филиппа. Они попытались захватить предмет своих давних вожделений — Албанию (Табасаран) — и сумели оккупировать Дербент но ненадолго. В 713/4 г. Маслама взял Дербент еще раз. По Гевонду, эта крепость находилась в руках гуннов, а по Дербент-намэ, в ней помещался трехтысячный хазарский гарнизон, который в течение трех месяцев держался против арабов. Ма-сламе удалось взять крепость только благодаря измене одного из жителей города, за вознаграждение показавшего подземный ход в нее. По словам Гевонда, из Дербента Маслама вторгся в страну гуннов и, опусто-шая ее. Гунны дали знать о его нашествии хазарскому кагану, который и встретил арабов с большим войском. Враждебные армии несколько дней стояли друг дротив друга, не решаясь вступить в битву, но выпуская удаль-цов для единоборства. Каган ждал прибытия подкрепления во главе с Алп-Тарханом, Маслама же боялся численного превосходства хазар и искал спо-соба к отступлению. Наконец, арабам удалось обмануть своих противников и, оставив лагерь со всем имуществом, скрыться в горных лесах. Отступле-ние арабов прикрывал албанский (табасаранский) вельможа, храбрости кото-рого этот автор приписывает спасение Масламы. В 900—901, 909, 916 годах хазары в союзе с табасаранами совершили не-сколько походов на Дербент. В 80-х годах VII в. Дербент был во власти "гун-нов". Очевидно, захвачен он был в 70-х годах, после гибели Джуаншера, то-гда Варазом-Трдатом. После смерти третьего "праведного" халифа Османа (656 г.) в Арабском го-сударстве начались смуты, особенно усилившиеся после гибели четвертого халифа Али (661 г.). В этих условиях князь Кавказской Албании (Табасарана) Джуаншер сумел стать практически самостоятельным. В 42 г. х. (662/663 гг.), когда войска главного претендента на власть халифа Омейада Муавии воева-ли с византийцами, союзники последних — хазары вторглись в Албанию но были разбиты Джуаншером и прогнаны за ворота Чоры. Албанским князем стал его племянник Вараз-Трдат. Жена Джуаншера была дочерью правителя хазар, и это, очевидно, послужило поводом для "великого князя гуннов" Алп-Илутвера вмешаться в албанские дела, "как бы мстя за кровь Джуаншера". События в Табаристане Персидские и арабские авторы оставили сведения о нескольких походах рус-сов на Восток в IX—X вв. Персидский автор XIII в. Ибн-Исфендкйар в своей “Истории Табари-стана” во времена правления эмира Табаристана Алида ал-Хасана ибн Зайда сообщил о походе руссов между 864 и 884, на город Абес-гун, расположенный на юго-восточном побережье Прикаспия. А, по свидетельству известного историка Востока Имама Абуль-Хасан Али-Масуди, жившего в IX веке, первые русы появились на просторах Каспия примерно в 880 году, тогда же они штурмом взяли остров Абескун. Руссы, как и позднее, в начале X в., прошли вдоль Каспийского побережья, “произвели опустошения и грабежи”. Против них было выслано войско ме-стного правителя Хасана ибн-Зайда, которое и разбило руссов '. По данным того же автора, в 909 г. состоялся, “как во времена Хасана”, но-вый прикаспийский поход руссов. И опять он был направлен на Абесгун. Руссы также пришли морем на 16 судах. Причиной рейда, если только он не был чисто пиратским набегом, возможно, стала деятельность горцев Табари-стана, которые в 872 дестабилизировали торговлю, захватив ряд городов, включая Джурджан и Рей, где у русов были фактории. На другой год, т. е. в 910 г., “русские прибыли в большом количестве”, со-жгли в юго-восточной части Прикаспия город Сари (город в Табаристане), забрали пленных, но на обратном пути были истреблены отрядами гилянша-ха и ширван-шаха. Поход (будем называть его условно 912/13 г.) ал-Мас'уди описал весьма об-стоятельно в своем труде “Мурудж ад-Дза-хаб” (“Россыпи золота”), написан-ном между 943 и 956 гг. Он сообщил, что 500 русских кораблей двинулись в поход через землю хазар. Их путь проходил по Днепру, Черному и Азовско-му морям. Оттуда они вышли в устье Дона. Подойдя к хазарским заставам, руссы “снеслись с хазарским царем” и просили о пропуске своей флотилии. Хазары согласились, но при условии, что половину захваченной добычи руссы отдадут им. Русские суда поднялись вверх по Дону, затем были пере-тянуты волоком в Волгу и через устье Волги вышли в Каспийское море. Их удар по каспийским берегам был страшен. Сначала они обрушились на Таба-ристан, опять, как и в конце IX—начале X в., нанесли удар по Абесгуну, за-тем, повернув на Восток, опустошили берега Гиляна. Руссы пробыли в походе “много месяцев”, сражались с “гилянцами” и “дей-лемитами”. На следующий год они двинулись в обратный путь. С дороги они “снеслись с хазарским царем, которому послали денег и добычу, как это бы-ло договорено между ними”. Однако хазарские мусульмане, по данным ал-Мас'уди, желая отомстить за кровь своих братьев, решили наказать руссов. Хазарский каган тем не менее послал своих людей к руссам предупредить их о возможном нападении, но это не спасло положения. 30 тыс. руссов пали под хазарскими мечами, 5 тыс. человек погибли под ударами волжских бул-гар и бур-тасов, и лишь часть войска вернулась на родину. В 1870 г. вышел в свет сборник документов А. Я. Гарка-ви, содержащий све-дения арабских писателей о Руси, среди которых были собраны все извест-ные тогда факты о каспийских походах руссов. … Так, Ибн Хаукаль говорит о бегстве хазар от русов из Итиля и о после-дующем возвращении в Итиль. Другие арабские хронисты, Ибн Мискавейх и Мукаддаси, писавшие позже Ибн Хаукаля, тоже говорят об исходе хазар и об их возвращении назад с помощью мусульман. По словам Ибн Мискавейха, все они, расплачиваясь за помощь, "приняли ислам, кроме их царя". Му-каддаси предлагает другую версию, не имеющую отношения к вторжению русов: он говорит всего лишь, что обитатели хазарского города уплыли в море и вернулись обращенными в ислам. Психологический шок, вызванный нашествием, бегство в море и необходи-мость расплачиваться с мусульманами за их помощь - все это могло привес-ти к сделке, по которой мусульманская община Хазарии получила больше прав в решении государственных дел. Вспоминается подобная сделка с Мерваном двумя веками раньше, которую заключил сам каган, но она не ос-тавила, впрочем, следа в истории хазар. 1106-1190 гг.) и более известный Низами (примерно 1141-1203 гг.) упомяну-ли в своих эпических произведениях совместное русско-хазарское наше-ствие на Ширван, происшедшее при их жизни. Хотя это и поэтические сви-детельства, их можно принимать всерьез, поскольку оба большую часть жизни прослужили чиновниками на Кавказе и отлично знали кавказ-ские племена. Хакани рассказывает о "хазарах из Дербента" и об ущелье, служащем проходом с Кавказа к Черному морю, через которое хазары совершали в добрые старые времена (VII в.) набеги на Грузию, прежде чем перешли к оседлому образу жизни. Уж не вернулись ли они под конец к кочевым привычкам юности народа?

Исаев И. Р.: Начало XIII в. - трагическая страница в истории многих народов Азии и Ев-ропы: объединенные под властью Чингиз-хана монголы начали огнем и ме-чом покорять одну страну за другой, превращать в руины цветущие города. Современник похода монголов Ибн ал-Асир (1160-1234 гг.), потрясенный ужасами этого нашествия, писал: «...о великом событии и большом не-счастии, подобного которому дни и ночи еще не родили; оно постигло всех людей, но в особенности мусульман». В 1222 г. отборные монгольские войска во главе с лучшими полководцами Чингиз-хана - Джебэ и Субудаем, разорив многие области и города Средней Азии, Ирана, Закавказья, весной 1222 г. появились у стен Дербента. Они не стали штурмовать мощные укрепления Дербента. Монголам ничего не оставалось делать, кроме как найти другую обходную дорогу для дальнейшего продвижения. Тогда они пошли на хитрость, пред-ложив Ширваншаху отправить к ним посольство для заключения мира. Он послал десять человек из лучших своих знатных людей, а монголы взяли од-ного- и убили, остальным же сказали: «Если вы укажете нам дорогу, по кото-рой нам пройти, то вам будет пощада, а если не сделаете этого, мы убьем и вас». Оставшиеся в живых девять посланцев вынуждены были провести мон-гольских завоевателей через Кавказские горы. Имеющиеся скудные сведения первоисточников единодушно подтверждают тот факт, что монголы с помо-щью ширванских князей прошли по Ширванскому ущелью на Северный Кавказ. Опираясь на историко-этнографический материал, можно предполо-жить, что монголо-татары, обойдя Дербент, прибыли в Касумкент, оттуда в Архит, Хив, Лика, Хоредж по ущелью «Магъу-дере» Агул, Кумух, Чох, Хун-зах, Ботлих и через Андийский перевал в Чечню. 31 мая 1223 г. после опус-тошения и разорения стран Северного Кавказа, произошла битва на реке Калка с объединенным войском русских и половцев. Таким образом, после трехлетнего отсутствия отряд татаро-монгол вернулся в Монголию. Выходит, что они разоряли страны Северного Кавказа почти в течение года. После смерти Чингисхана (1227г.) его преемником стал младший сын Угэдэй. В 1231 году татары вторглись в Персию, обратили в бегство Джалал-ад-дина Хорезмского, опустошили страны Передней Азии. В 1239 г., несмотря на упорное сопротивление, монголы захватили Дербент. С этого времени начи-наются беспрерывные нашествия монголов в кавказские страны, сопровож-давшиеся неслыханными жестокостями и разрушениями. После взятия Дер-бента монголы перешли к планомерному завоеванию Дагестана. С этой це-лью они одновременно отправили многочисленные отряды с двух сторон во внутреннюю часть Дагестана. Один отряд двигался через территорию таба-саран: Касумкент-Хив-Хоредж-Гоа-Дулдуг-Тпиг-Рича. Второй отряд монго-лов двигался по побережью Каспия через Табасаран в глубь Дагестана. Со-гласно устной традиции монголы пришли в сел. Рича именно по ущелью «Магъу-дере». Табасараны и Агулы сражались упорно и долго, и на некото-рое время задержали завоевателей. Но силы были неравные, местное населе-ние не выдержало натиска превосходящих сил монголов. Много людей по-гибло в этой битве. Так, например, по преданию, ряд табасаранских аулов были разрушены татаро-монголами. В населенных пунктах Табасарана, таких как Кют, Хина, Арарик и др., почти все население было уничтожено завоева-телями, селения сожжены. «В топонимике Южного Дагестана, - пишет А. Р. Шихсаидов, - ряд наименований напоминает о пребывании там татарских войск: Ущелье Магъу-дере, что может быть переведено как «монгольское ущелье». Таким образом, мы с полным основанием можем утверждать, что монголо-татары, захватив в 1239 г. Дербент, прошли через табасаранские на-селенные пункты вдоль реки Чирахчай через Хив, Лика, Хоредж по ущелью «Магьу-дере» в Агул. После этого, опустошив некоторые населенные пунк-ты Дагестана, возвратились в плоскостной Дагестан. Направляясь из Дербен-та во внутренний Дагестан, завоеватели встретили упорное сопротивление табасаран. К сороковым годам XIII в. монголы силой подчинили многие зем-ли Кавказа. Но в Дагестане монголы, кроме покорения приморской полосы, большего добиться не могли. И вот они с целью покорения всего Дагестана в 40-х гг. вновь предпринимают опустошительные походы во внутренний Да-гестан. В частности, как свидетельствует Рашид-ад-дин, осенью 1242 г. мон-голы вновь «прошли через пределы Тимур-Кхалка и местные горы», что го-ворило о вторжении монголов в горный Дагестан. Итог 140-летнего господ-ства монголо-татар в Дагестане был крайне тяжелым: равнинная его часть полностью обезлюдела. Все попытки монголо-татар покорить горцев Даге-стана не имели успеха, народы Дагестана оказывали сопротивление завоева-телям, тем самым отстаивая свою независимость. О жестокостях завоевате-лей свидетельствуют высказывания современников. Так, например, Матфей Парижский (умер в 1259 г.) в своем произведении «Великая хроника» пи-шет: «Оконечности восточных пределов подвергли они плачевному разо-рению, опустошая огнем и мечом. Они сравняли города с землей, выруби-ли леса, разрушили крепости, выкорчевали виноградники, разорили сады, убили горожан и сельских жителей». В целом же монголам не удалось под-чинить своей власти горцев Дагестана, в том числе и табасаран. Они в упор-ной и непрерывной борьбе смогли сохранить свою независимость. "Не было от сотворения мира катастрофы более ужасной для человече-ства и не будет ничего подобного до окончания веков и до Страшного су-да", - писал современник этих событий.

Исаев И. Р.: Табасаранское майсумство — государственное образование, существо-вавшее на территории Дагестана. Его правитель носил титул «майсум». В 1239-1240 г.г. Монголо-Татары вторглись на территорию Дагестана, огнем и мечом они прошлись по Табасарану. В 1395 году армия Тамерлана, вторга-ется на территорию Табасарана и побеждает тамошнего майсума. В начале XII в. вследствие феодальной раздробленности наблюдается процесс распада ранне-государственного образования Табасаран на множество относительно самостоятельных удельных владений. Часть из них в результате феодальных междуусобиц и внешней агрессии ослабевает и трансформируется в XIII - XIV вв. в союзы сельских общин. М.Р. Гасанов, обстоятельно изучив весь комплекс имеющихся источников, пришел к аргументированному выводу, что в указанный период Табасаран представлял собой независимое от сосед-них владений политическое образование во главе с феодальными правителя-ми. Такой же позиции придерживался и Р.М. Магомедов, который писал: «Табасаранские майсумы сохранили свою власть и при Тимуре, но теперь майсумство было предоставлено само себе». В XV в. происходит объеди-нение Табасарана в рамках единой государственности. После ухода Тамерла-на, Майсумство усиливается. Табасаранское майсумство стало могуществен-ным государством. О могуществе Табасаранского майсумства свидетельствует следующее заве-щание аварского Андуник нуцала Булач нуцалу, датированное 1485 г.: Пожа-луй, нет в истории дагестанских народов другого документа, который бы был столь превратно истолкован, как известный под названием «Завещание Ан-дуника». Написано оно «визирем кади Али-Мирзой из Анди во время собрания владе-телей на Андийской горе в 890 году хиджры (1485 год)» и гласит следующее. «Завещание Андуника, сына Ибрагима, владетеля территории Авар, почтен-ного, великого, владетеля силы, побед и мощи, своему племяннику Булач-нуцалу, владетелю территории Авар, да направит всевышний его на верный путь. О мой племянник, возьми-ка ключи Авар в свои руки: …Затем обрати внимание на свидетельство наших почтенных предков о численности мужей в Дагестане. В нем 250 тысяч воинов, из них 60 тысяч табасаранского, 50 ты-сяч хайдакского, 100 тысяч кумухского падишаха, 40 тысяч — нуцала, и они храбрее всех. Мой племянник, постарайся преодолеть эти границы и не усту-пи чужому даже пяди своей земли, если ты являешься владетелем, подобно твоим храбрым предкам. Составлено завещание визирем кади Али-Мирза из Анди во время собрания владетелей на Андийской горе в 890 году хиджры (1485 г.)». Впервые в научный оборот этот документ ввел М.-С. Саидов, известный да-гестановед, знаток арабоязычной литературы. В своей статье «Возникнове-ние письменности у аварцев» он писал: «До нас дошел замечательный па-мятник Аварии, написанный по-арабски в 1485 г. Али-Мирзой из аула Анди. Это — завещание аварского нуцала Андуника, сына Ибрагима, наследнику престола Булач-нуцалу. Списки памятника были известны еще в XIX веке, но подлинник его был обнаружен только в 1941 г. в Хунзахе. Однако установить подлинность найденного в 1941 г. экземпляра удалось только в 1949 г. во время поездки автора настоящих строк по Аварии, благодаря найденной им в селении Салта Гунибского района книге «Шарх ал-Мухаррар», переписанной рукою того же самого Али-Мирзы из Анди в 1467 г. Интересен здесь и мо-мент описания границ Дагестана — Кайтаг, Табасаран, Казикумух и «вилай-ят Авар». Таким образом, перед нами письменный памятник XV в. В этом документе отражен политический рост табасаранского владения, пра-витель которого в XV в. мог выставить 60 тысяч вооруженных человек. К началу XIV в. уцмий Чубан, сын Султан - Алибека, выдал свою дочь за та-басаранского эмира Масум - бека, а сам женился на его дочери. Однако в конце XV в. – начале XVI в. Табасаран становится ареной постоян-ного нападения иноземных захватчиков… В XV в. табасаранам пришлось столкнуться с государством сефевидов. По свидетельству исторических сочинений — Алом Арай-и, Хабиб ac-cuйap и многих других, династия Сефевидов получила свое название от своего предка шейха Сафи ад-Дина Йа'куба. Предки Сафи ад-Дина были шейхами или духовными учителями. Сын Сафи ад-Дина шейх Садр ад-Дин Муса, внук его Хаджи-Али, правнук Ибрахим, названный Шейх-шахом, и сын последне-го Шейх Джунейд соединяли в себе духовную власть с политическим влия-нием. Шейх Джунейд — глава Сефевидской секты (в 1447—1460 годах), отец Шейха Хайдара, дед Шаха Исмаила Хатаи, сын Шаха Ибрагима. После смерти в 1447 году его отца, Ибрагима, являвшегося главой Сефевид-ской секты, Джунейд возглавляет сефевидов. Поставивший цель перед собой Джунейд, начал вооружать окружающих себя мюридов для войны. После этого Шейх Джунейд прибыл в Анатолию и начал пропаганду между Турк-манами жившими в том регионе, обрел для себя мюридов и перешел на Га-раманское княжество. После приказа Гараманского князья о его аресте нашел убежище в Мамлюкском государстве. Из-за его шиитской пропаганды Мам-люкский султан отправил на него войско и Шейх Джунейд, проигравший в сражении, сбежал в Анатолию. С 1456 года по 1459 Джунейд находился на попечении Ак-коюнлу Узун Ха-сана, правителя Диярбекира, который еще мало был известен в те времена. Для укрепления помощи Сефевидских шейхов в сражении с его врагом Джа-ханшахом, Узун Хасан выдал свою сестру замуж за Шейха Джунейда. По за-меткам историков весть об этом браке дошла до дальних уголков Малой Азии и Сирии и халифы «ранних шейхов» встретили Джунейда с почетом. Чтобы создать свое государство, Джунейд решил захватить Ширван. Он ата-ковал Ширван со своими 10000 сторонниками, собравшимися вокруг него в сражениях, с целью завоевать государство и Ширваншахский трон. Его ши-итские сторонники в Ширване тоже присоединились к нему. Нашелся повод для религиозной борьбы с табасаранами. Почуяв цель Шейха Джунейда, принужденный табасаранами Халилуллах, с помошью Кара-коюнлу Джа-ханшаха встретил Джунейда войсками и Джунейд был убит в 1460 году в сражении, на левом берегу реки Самур в селении Гыпчаг, а его мюриды про-играли. Согласно одной версии, Джунейда взяли в плен и он был казнен по приказу Ширваншаха. Согласно другим источникам он был застрелен на по-ле боя. Шейх Хайдар, родившийся от сестры Хасан-бёка, занял место отца, Хасан-бек, став шахом, выдал свою дочь Халиму-Бегим за Шейха Хайдара и начал открыто поддерживать его учение и влияние на народ. Шейх Хайдар вместо туркменской такие (род папахи) придумал для своих последователей красную остроконечную шапку, составленную из двенадцати лоскутов. Поэтому последователи Сефевидов стали называться кызылбаша-ми (красноголовый). Хайдар в глубине души всегда мечтал отомстить за смерть своего отца. Поэтому, собрав большое войско, он вскоре двинулся на север в сторонуТабасарана. На левом берегу Рубаса Шейх Хайдар в кровопролитном сражении с табаса-ранами был убит стрелою. «Враждебные войска, — пишет автор XVII в. Ис-кендер Мюнши, — начали такой бой, от пламени которого жизнь многих друзей и врагов сгорела». Сефевиды были разбиты, и шейх Хейдар нашел могилу в Табасаране. Историю гибели, Шейха Хайдара узнали от Хусайн-бека Леле и Фарук Сул-тана, которые участвовали в этих битвах. По их словам, шейх Хайдар похо-ронен в Табасаране. Но я видел его могилу в Табасаранском магале Этек, на левом берегу реки Рубас. Могила находится в одном фарсахе от села Тинид. После смерти Шейха Хайдара его сын Султан Али, заняв его место в Арда-биле, умножил число приверженцев своего учения. Султан Йа'куб схватил его вместе с братьями и с матерью (своею сестрою) и заключил их в крепость Истахр (Персеполис), где они прибывали четыре с половиной года. После гибели Хайдара в захватнической войне в Табасаране во главе шиитов в Персии стал его юный сын Исмаил. Шах Исмаил Сефеви (17 июля 1487 — 23 мая 1524)— шахиншах Азербай-джана и Персии, основатель династии Сефевидов, классик азербайджан-ской литературы и поэзии. В 1524 г. в возрасте 37 лет Исмаил неожи-данно умирает в Ардебиле, куда прибыл поклониться гробнице отца. По-хоронен там же в усыпальнице Сефевидов Даруль-Иршад. Шиизм при нем оставался не только государственной религией, он активно преследовал суннитов, подвергая погромам суннитские храмы. Набравшись сил и сколотив огромную армию, в 1499 году кызылбашское войско переправилось через Куру и вступило на территорию Ширвана. В этой битве ширванцы потерпели поражение. Попавшему в плен Фарруху-Яссару отсекли голову. Спустя год Исмаил взял город Баку и жестоко расправился с его жителями. Здесь он разрушил фамильную усыпальницу ширваншахов, предал осквер-нению религиозные святыни суннитов. После этого Исмаил вернулся в За-падный Иран, расправился с внутренними врагами — отрядами Ак-коюнлу. Значительная часть военно-кочевой знати погибла или попала в плен и была казнена. В 1502 г. Исмаил вступил в Тавриз и провозгласил себя шахом (1502 — 1524 гг.). В 1509 г. шах Исмаил совершил поход на Табасаран, пройдя дальше с. Тинит, желая отомстить за смерть своего отца - шейха Хайдара. В записях Рамазана ал-Куштили, — пишет проф. Шихсаидов, — событие это зафиксировано более подробно с указанием борьбы не только жителей Дербента, но и Табасарана: "Вот пришел шах Исмаил на крепость Баб ал-абваб, воевал против на около десяти дней, и подчинились (наконец жители этой крепости. Затем шах Исмаил назначил в городе эмиром Мансура. Затем (часть) его войска сражалась против селений Табасарана; отряд за отрядом, день за днем и (наконец) победил он жителей этих селений и пребывал он в областях (прилегающих) Баб ал-абваб около десяти дней или месяца. Затем вернулся он в области Тавриз в девятьсот пятнадцатом году хиджры" (1509 — 1510 гг.). В 1511-1512 гг. иранцы нанесли еще один удар по Табасарану. Султанская Турция была весьма обеспокоена ростом могущества государства сефевидов. Предки османских турок — огузы вышли из Дредней Азии в XIII веке. Они основали в Малой Азии независимый султанат во главе со своим вождем Османом. По его имени и стало называться новое государство. После завоевания Константинополя и крушения Византии в 1453 году Османское султанство превратилось в крупнейшую мировую державу и повело наступ-ление на своих соседей. В конце XV века в вассальную зависимость от ос-манской Турции попало Крымское ханство. Турки построили ряд крепостей в Крыму, в устье Дона (Азов), на анском полуострове (Тамань и Темрюк), сде-лались одним из грозных врагов русского государства и задумывали при-брать к своим рукам Кавказ. На Кавказе османская Турция столкнулись с го-сударством сефевидов. Турецкий Султан объявил сефевидов врагами мусульманской религии и предпринял поход под флагом "защиты ислама. Большое сражение произош-ло на Чалдыраской равнине недалеко от Маку. Сефеиды потерпели здесь по-ражение, шах Исмаил получил ранение. С остатками своих войск он отсту-пил в глубь страны. Турки захватили Хой, Маранд, Тавриз и разграбили их. В 1515 г. было заключено перемирие между сефевидами и Турцией. В 1524 г. шах Исмаил I умер. На престол вступил его сын Тахмасиб I (1524 — 1576 гг.). В это время центральная власть в государстве сефевидов ослаб-ла. Ряд крупных феодалов, стремившихся к самостоятельности, перестал подчиняться шаху. В стране начались феодальные междоусобицы. В конце 1537 г. в Ширване вспыхнуло восстание против ширваншаха Шахруда (1536 — 1538 гг.). Воспользовавшись волнениями в Ширване, шax Ирана оккупи-ровал его и сместил ширваншаха. Для управления Ширваном сефевиды на-значили своих наместников-беглербеков. Между тем, начиная с 30-х годов XVI в., борьба сефевидов с Турцией про-должалась. Не встретив особого сопротивления, турецко-крымское войско овладело Дербентом и оттуда начало свое наступление на сефефидов, под-вергая тягчайшему разорению и истреблению мирное население. Однако этот поход турок закончился неудачей. В битве у Касс-у-Букода турецко-крымские войска были разбиты. Одновременно сефе-видский беглербек Ширвана Абдулла-хан нанес поражение близ Гулистана отрядам Касим Мир-зы. Последний поспешно бежал в Табасаран. Борьба между Турцией и сефевидами продолжалась до 1555 г., вплоть до за-ключения мирного договора. Вслед за этим в Иране начались междоусобные войны, разорившие и ослабившие страну. …В 1570-е гг., когда в повестку дня османской внешней политики встал во-прос завоевания Кавказа, в частности Ширвана, османское правительство оп-ределенную ставку делало на поддержку и военную помощь соседних с Ширваном северокавказских областей. Известно, что в конце 1577 – начале 1578 гг. османский двор направил письма дагестанским правителям, в кото-рых предлагал им признать сюзеренитет султана и выступить против Сефе-видов, при этом обещая им «щедрое вознаграждение за их верную службу». В этих документах фигурируют имена 15 северо-кавказских владетелей и только к 4 из них в них применено эксклюзивное обращение «Cenab-i Emaret-meab», подчеркивающее их особый статус, равный, к примеру, статусу крым-ских ханов. Эти владетели следующие: Улу-Шаухал, Кабартай-Мирза, Владель Кайтака Усуми («Kaytak Hakimi Usumi»), Владетель Табасарана Максуд («Tabasaran Hakimi Maksud»). Этим четырем владетелям оформлялись имперские послания, заверен-ные золотой печатью с изображением «Нишан-и Шериф (Тугры)» сул-танов, другим же - обычные фирманы. Политика привлечения их на свою сторону принесла свои плоды: еще до вы-ступления из Эрзрума Мустафа-паша получил ответные послания этих пра-вителей. После смерти Тахмасиба I в 1576 г. возобновились междоусобицы в среде военно-кочевых феодалов Ирана. Острая борьба за трон разгорелась между сыновьями шаха. Победу одержали сторонники одного из них — Исмаила Мирзы, именовавшегося шахом Исмаилом II. Но его правление длилось ме-нее двух лет. В результате дворцового переворота Исмаил II был умервщлен и на престол вступил его старший брат слепой Мухаммед Худабенде (1578 — 1587). При Мухаммеде Худабенде государство сефевидов еще более ослабло. Воспользовавшись недовольством народов Восточного Кавказа, Грузии шах-ским владычеством, турецкий султан вступил в войну с Персией. В 1578 г. османская Турция предприняла большой поход на Кавказ. Стотысячная ар-мия турок, которую возглавлял Мустафа-паша (по прозвищу Леле-паша), вторглась в Закавказье. Началась турецко-иранская война, продолжавшаяся до 1590 года. В 1590 году Аббас закончил войну с Османской империей, уступив ей часть территории для того, чтобы сконцентрировать все силы на изгнании кочевых

Исаев И. Р.: узбеков из Северо-Восточного Ирана, и отстранил от власти кызылбашские племена. Абба́с I, Шах-Аббас (27 января 1571 — 19 января 1629) — шах Ирана (с мая 1587 из династии Сефевидов. Хорасан, мужественно защищаемый узбекским ханом Абдаллой, был поко-рён Аббасом только в 1597 году, после падения Герата. Между тем, он успел присоединить к своим владениям Гилян и Мазандеран (Табаристан), а на юге область Лурестан и, завоевав Кандагар, распространил своё владычество на большую часть Афганистана. Создав в Дербенте опорную базу для крупномасштабного вторжения в пре-делы Дагестана, Аббас I начал с того, что развернул в самом Дербенте гоне-ния на мусульман-суннитов под предлогом якобы несоблюдения теми рели-гиозных норм. На освободившиеся места шах велел переселять из Ирана своих подданных-шиитов, готовых выступать в качестве опоры шахского трона на ближних подступах к Дагестану. Одновременно в пограничные районы были пересе-лены тюрки-падары, что немедленно привело к столкновениям местных жи-телей и пришельцев. Спровоцировав, таким образом, конфликты шах мог те-перь с полным правом начинать войну в качестве потерпевшей стороны, что и было им вскоре исполнено. Первые столкновения иранских войск с гор-цами относятся к 1607--1608 годам, когда шахский наместник в Ширва-не решил захватить для Ирана принадлежавшую Табасарану террито-рию в Шабране. Разумеется, табасаранский князь попытался пресечь захват-ническую акцию, однако оно стоило жизни многим из его людей. Следующее столкновение шахских войск с табасаранцами происходило в 1610 -- 1611 го-дах. Столкновение в Табасаране совпало с моментом, когда шах, нанеся ряд поражений Османской империи, принял решение вплотную приступить к за-воеванию Дагестана. Мир с турками развязал шаху руки, и, начиная с 1613 года Аббас I развернул широкомасштабную деятельность по завоеванию Кавказа. 1614 год начался вторжением одновременно в Грузию и Дагестан огромного войска под пред-водительством самого шаха. Несмотря на размах операции, иранские груп-пировки в Кайтаге и Табасаране не достигли желаемых результатов. Итак, к 1615 году относится короткая запись: "Тарих. О сражении табасаранцев с кы-зылбашами". Состоялось большое сражение. Кызылбаши день за днем захва-тывали аул за аулом Табасарана и Кайтага и победили. И перебив многих, кызылбаши ушли. Дата 1024 г. х. (от 31 января 1615 года до 19 января 1616 года). Итак, к 1615 году антииранское движение перекинулось уже в Кайтаг и в Табасаран. Надпись на арабоязычной рукописи, обнаруженной, как указывалось ранее, в с. Хурик Табасаранского района в 1964 г., также свидетельствует о крово-пролитных сражениях в 1614-1615 гг. табасаранских и кайтагских аулов про-тив вторгшихся в их пределы шахских войск (кизылбашей), которые в ко-нечном итоге вынуждены были уйти ни с чем. Бесспорным было господство иранцев в этот период только в Дербенте, ко-торый был оккупирован шахскими войсками еще в 1607 году. Других же тер-риториальных приобретений шах Аббас I в Дагестане не имел. Для похода в Дербент и Табасаран были созваны восемь подвластных шаху ханов со своими отрядами, однако по разным причинам это выступление бы-ло отложено. Вероятнее всего, Аббас II окончательно убедился, что воинст-венное населениеТабасарана, опирающееся к тому же на поддержку Русского государства, не только способно противостоять иранской экспансии, но и на-верняка сделало бы присутствие Шахских войск на своей территории совер-шенно невыносимым для них. В 1614—1617 годах турки возобновили свои вторжения в Иран, но без успеха. Потерпев особенно сильное поражение в 1618 году, они заключили в правление султана Османа II с шахом Аббасом Марандский мир, который был, однако, непродолжителен. Война возобнови-лась в 1622 году, но турки вели её так несчастливо, что в 1623 году даже Ба-гдад был завоёван Аббасом. Владения династии Сефевидов простирались уже от Тигра до Инда, когда 19 января 1629 года Аббас умер в Казвине. Умертвив своего сына, он назначил наследником престола внука своего Софи-Мирзу. В Османской империи к власти приходит Сулейма́н Кануни́. Сулейма́н I Великоле́пный (Кануни́; осм. سليمانا اول‎ — Süleymân-ı evvel, тур. Birinci Süleyman, Kanuni Sultan Süleyman; 6 ноября 1494 — 5/6 сентября 1566) — десятый султан Османской империи, правивший с 22 сентября 1520, халиф. Сулейман считается величайшим султаном из династии Османов; при нём Оттоманская Порта достигла апогея своего развития. В Европе Сулейма-на чаще всего называют Сулейманом Великолепным, тогда как в мусульман-ском мире Сулейманом Кануни (в переводе с турецкого — «Законодатель»; араб. القانونى‎‎). В 961 (1554) г. Султан Сулейман в четвертый раз пошел на Кавказ. А Касим-мирза, потомок ширваншахов, искавший покровительства в Турции, высту-пил из Крыма с турками и татарами, занял Дербенд с многочисленным вой-ском направился на Ширван. Когда он прошел Дербенд, ширванцы восстали снова. Касим-мирза-на пути в Шемаху, в тесном ущелье Тене, был встречен правителем Ширвана Абдулла-ханом. Здесь Касим-мирза разбил его и заста-вил возвратиться в Шемаху. Сам он прибыл в Кала-и Бугурд и с 10 тысячами турок и ширванцев подступил к Шемахе, Абдулда-хан вопреки совету своих приближенных вышел ему навстречу с двумя тысячами воинов. Близ крепо-сти Гюлистан произошла кровопролитная битва, продолжавшаяся целый день. К вечеру Касим-мирза был наголову разбит и бежал в Табасаран. Даль-нейшая судьба его неизвестна. В 1593 г. князь Ф.И. Троекуров сообщил царю Федору Иоанновичу, что со-брал в Табасаране силы для выступления против турецкого паши. В 1602 г. объединенные силы горцев, в том числе табасараны, разгромили турецкие владения – Ахты и Мискинджа…В дагестанское приграничье переселяются тюркоязычные падары. В 1607—1608 годах произошли вооруженные столк-новения горцев Табасарана с хорошо вооруженными шахскими войсками, которые одержали верх над табасаранами… Во время правления турок табасараны овладели одной местностью, принад-лежавшей Шабрану. Турки, заинтересованные в табасаранах, не требовали возврата этой местности. Но когда в закавказском крае утвердилось правле-ние персов, то табасараны, владея этим пунктом, затрудняли сообщение ме-жду Дербендом и Шабраном. Тогда шах поручил Зульфугар-хану овладеть этим местом, построить на нем укрепление и снабдить гарнизоном и запаса-ми. Зульфугар-хан (бин Алибек), известный как Нохуд-салтан Мосуллу, под-нял мятеж, захватил Багдад, убив его правителя, своего дядю Ибрагим-хана, и стал сам править Ираком… Зульфугар-хан прибыл туда с войском, известив Масум-хана о причине сво-его похода. Масум-хан не соглашался на это и, когда Зульфугар разбил план крепости, он пришел с войском, решив приостановить работы. Несколько раз Зульфугар-хан увещевал его, но тщетно. Произошло сражение, в котором та-басараны были разбиты и оставили на месте 1000 человек. Зульфугар-хан, устранив препятствия, построил в скором времени крепость. Это происшест-вие было неприятно шаху. Он, будучи в родственных связях с Масум-ханом, не желал какой-нибудь сильною мерой настраивать его еще более против и потому он поручил Зульфугар-хану любыми средствами обласкать и успоко-ить его. Такое положение дел заставило шаха, зимовавшего в 1018 (1609) г. в Карабаге, послать Карчигай-бека в Шабран, поручив ему соединиться с Зульфугар-ханом и с прочими удельными правителями, Ширвана и наблю-дать за горцами, входить с ними в сношения, поддерживать спокойных и преданных и наказывать тех, которые окажутся виновными, водворив, таким образом, общее спокойствие. Карчигай-бек прибыл в Шабран и тайно разуз-нал, что причиной всех беспорядков была непомерная гордость Зульфугар-хана. Вследствие этого он пришел к нему в палатку и, когда Зулфугар-хан, не опасаясь ничего, разговаривал с ним, то в ту минуту вошло несколько тело-хранителей шаха и по данному знаку убили его. После этого Карчигай-бек предъявил всем фирман шаха и назначил на его место эмир-шикара Юсуф-хана, бывшего начальником шахской охоты и правителем Астары. Вот что пишут современники тех событий: «Конфликт иранских колонизаторов с дагестанцами назревал. Поводом к первому вооруженному столкновению в 1607-1608 годах послужила попытка шахского военачальника (зятя Аббаса I) Зульфугар-хана, назначенного пра-вителем Ширвана, выбить табасаранцев с небольшой территории в Шабране, занятой ими еще при господстве турок, построить на этом месте крепость, разместить в ней иранский гарнизон и взять под контроль торговую трассу Дербент-Шабран-Шемахи. Зульфугар-хан прибыл к спорному месту с войском, предложил табасаран-скому правителю Майсум-хану покинуть эту местность. Майсум-хан реши-тельно отказался сделать это. Зульфугар-хан пытался его уговорить. Все бы-ло напрасно. Более того, когда Зульфугар-хан вопреки сопротивлению Май-сумхана разбил план крепости и приступил к ее строительству. Табасаран-ский правитель, явившись с войском, потребовал прекратить строительные работы. Переговоры ни к чему не привели. Произошло сражение, в котором погибла тысяча табасаранцев. Сведений о потерях иранцев не сохранилось, но и у них были потери. Резонанс этого конфликта был очень сильным. Особенно тяжело его пережи-вали табасаранцы, хотя он удручающе отразился на душах и других даге-станцев. Шах Аббас I дал приказ Зульфугар-хану, во что бы то ни стало при-мириться с противником. Однако непомерная гордость Зульфугар-хана была причиной углубления противоречий и нового конфликта. В 1610-1611 годах произошло новое вооруженное столкновение в стороне Астал между Зульфугар-ханом и Табасараном. В результате «погибло мно-жество голов мусульман и голов рафизитов», т.е. кизылбашей. Жестокая рас-права иранских войск с табасаранцами обострила политическую ситуацию в Дагестане, она положила конец иллюзиям дагестанцев о миролюбивости ша-ха Аббаса I…» После смерти Зульфугар-хана весь Дагестан успокоился. Владетели, обрадо-ванные правосудием шаха, вместе с Карчигай-беком отправили своих сыно-вей и родственников ко двору шаха и таким образом прекратились все беспо-рядки. В 16 веке Табасаран распадается на владения майсума, кадия, а также на союзы сельских обществ. В свою очередь эти владения делились на ещё бо-лее мелкие политические единицы. В 1570-х г.г. вспыхивает междоусобица между представителями династии Майсумства: погибла значительная их часть, а уцелевшие, оставив Хучни, перенесли свою резиденцию в Джаррах, где они стали более уязвимыми для удара с плоскости и из Дербента. В Хучни же к власти пришли Кадии Таба-сарана. Кроме феодальных владений, существовали союзы сельских обществ (магалы), известные под названием Девек-Елеми. Определенный интерес для нашего исследования представляет сообще-ние А.И. Лопухина от 1718 г. в «Журнале путешествия через Дагестан» о том, что в Табасаране «...люд все военной и многонародной и деревни их в местах крепких», и поэтому «их никто не смеет тронуть». Хотя А.И. Лопухин говорит о Табасаране в целом, все же нетрудно заметить, что «деревни в местах крепких» имелись, прежде всего, в Горном Табасара-не, т. е. там, где располагались союзы сельских общин. Кроме того, из этого сообщения следует, табасараны не были зависимы от иранского шаха и у них имелись собственные правители - кадий и майсум Воспользовавшись этим, кадий табасаранский сумел подчинить до двух де-сятков южно-табасаранских сел своему влиянию и образовал полунезависи-мое от майсумов владение, которое постепенно стало приобретать полную самостоятельность. Майсум, кадий, беки относились к господствующему со-словию. Крестьянскую группу населения составляли уздени, раяты. Часть табасаранских горных сел оставалась независимой как от майсумов, так и от кадиев, оказывая им лишь почетный прием при их посещении. Если в кадийстве все вопросы решались кадием, который мог даже приговорить провинившегося к смертной казни, то в узденской части Табасарана – важ-ные вопросы решались на общих сельских сходах, в которых участвовали все совершеннолетние мужчины. Однако на сходах ведущую роль играли бога-тые и сильные тухумы. При этом старшины руководствовались нормами обычного права. Кадии решали вопросы только по шариату. В целом же при-оритет майсума в Табасаране в XVI-XVII вв. соблюдался во всех вопросах. Между тем Фатх-Али-хан, сын Сафи-Кули-хана, сын шамхала Эльдар-хана, занимавший в продолжении 12 лет должность главного. везира, был по при-казанию шаха отстранен от службы и ослеплен. Несмотря на это наказание, враги Фатх-Али-хана, дабы еще больше ему досадить, старались ослабить влияние шамхала, простиравшееся тогда на весь Дагестан. Вследствие этого в 1123 (1710) г. он, день со дня усиливаясь, пошел войною на Табасаран. Му-хаммед Ма'сум, тогдашний владелец части Табасарана, дабы избегнуть кро-вопролития, согласился на мирные предложения, но Рустам и Али-бек, вла-дельцы остальной части этой провинции, решили защищаться… С раннего средневековья Табасаран, как и остальные дагестанские владения, находился в связях с Русью. Они усилились с образованием Русского центра-лизованного государства - с присоединением к России в 1556 г. Астраханско-го ханства. В 1601 г. представитель табасаранского правителя побывал в Мо-скве у царя Бориса Годунова с просьбой о принятии под покровительство России. В рукописи, обнаруженной арабистом Садыки Г. М., говорится о том, что в 1010 г. (1601 г.) представитель табасаранского майсума побывал в Москве у царя Бориса Годунова (1598-1605 гг.) с просьбой о принятии под покровительство России. В первой четверти XVIII в., конкретно летом 1722 г., Петр 1 совершил Кас-пийский поход, русские войска без боя вступили в Дербент. В последних числах августа русские войска во главе с Петром I подошли к реке Рубас и в непосредственной близости от Табасарана заложили крепость, рассчитанную на гарнизон в 600 человек. Власть Петра I была признана почти всеми жите-лями Табасарана. Вскоре после вступления в Дербент табасаранский владе-тель Рустам-кади обратился к Петру I с просьбой оказать помощь в борьбе с некоторыми правителями, которые нападали на владения Табасарана в отме-стку за то, что он не принимал участие в военных предприятиях против цар-ских войск. Петр I, который в ходе Персидского похода стремился склонить на свою сторону владетелей Дагестана, в том числе Табасарана, решил ока-зать Рустам-кади помощь. Об этом свидетельствует грамота Петра I от 1 сен-тября 1722 г. на имя Рустам-кади. «Российское правительство старалось привлечь горских владельцев на свою сторону, раздавая им денежные вознаграждения и богатые подарки, тем са-мым приобретало в их лице оно искреннего доброжелательства и безгранич-ной верности. С этой же целью в 1728 г. табасаранским владетелям Майсум-беку и Кадыр-Рустам-беку было выдано из царской казны 400 руб. С 1723 по 1728 год писарь табасаранского майсума также неоднократно получал от царских властей деньги за оказанные услуги…»

Исаев И. Р.: 2 апреля 1723 г. начальником русского гарнизона в Дербенте было получено письмо от турецкого Ибрагим-паши, выражавшего недовольство османов за-воеваниями России в Дагестане. Ширван находится, говорилось в письме, «под ево салтанова величества протекцию» и чтобы со стороны России не было никаких посягательств на данную область. Таким путем Турция хотела отрезать дальнейшее продвижение России в сторону Ирана… Между тем Турция, пользуясь слабостью Персии, вторглась в Закавказье и назначила ширванским правителем Дауд-бека. Дагестанские владетели, видя как завоевываются бывшие персидские про-винции, решили также воспользоваться ситуацией и принять участие в этом разделе. По этому поводу дербентский наиб Имам-Кули-бек от 5 августа 1723 г. сообщал астраханскому губернатору А. Волынскому, что «горские владельцы, соединяясь намерены Ширванскую провинцию между собою разделить, и положили на том, что владетель Шемахою и Бакою шевкалу, Мускуром и Шабраном Хаджи-Дауд-беку, Кубою и Кулханом усмию, Дер-бентским городом Магсуму (майсуму. - Авт.), и при том договоре были у них турецкие посланники…» Из текста этого сообщения видно, что табасаранский майсум, как и все ос-тальные дагестанские владетели, с уходом основной части русских войск за-нял протурецкую позицию. Обещание поддержки со стороны султанской Турции активизировали действия феодальных владетелей Дагестана. Они понимали, что пока майсум и кадий Табасаранские находятся в подданстве России и их владения используются российскими войсками в качестве плац-дарма для дальнейшего завоевания Южного Дагестана и Северного Азербай-джана, их освободительная борьба не будет иметь большого успеха. Поэтому они обратились к табасаранскому владетелю майсуму с предложением о со-вместных действиях против России, взамен чего обещали майсуму управле-ние над Дербентом…». Но обстоятельства сложилися по иному. Табасаранские владетели майсум и кадий были подчинены русскому комен-данту в Дербенте. Список правителей Табасарана Майсумство в XVIII-XIX веках Династия Мазьядидов Мухаммад Майсум (917-948), с 948 года Ширваншах Хайсам ибн Мухаммад (948-956) Ахмад ибн Мухаммад (956-981) Хайсам ибн Ахмад (981-1025) ? ? ? распад майсумства ? ? ? ? ? Зихрар Кадит (убит в междоусобице), сын предыдущего АкМайсум-хан (1587-1626) Хусейн-хан (1626-1631) Герей-хан Мирза Мухаммад Муртазали, сын предыдущего Майсумбек Али-кули, сын Саила сына Мирзы Мухаммад-хусейн сын Шейх-Алибека сына Мирзы Сохрабек сын Шейх-Алибека сына Мирзы Шамхалбек сын Шейх-Алибека сына Мирзы Кырхларккули, сын Мухаммад-хусейна Мухаммад (до 1813 года) Династия Кадиев ? (конец XVI века) ? ? ? Рустам I Муртазали, сын предыдущего Рустам II (до 1810 года) Абдуллабек (1810), сын предыдущего Мухаммад (1810-1813), дядя предыдущего

Исаев И. Р.: В начале ХVIII в. Иран переживал глубокий кризис. Однако к 30-м годам положение в Иране стало в корне меняться. Тяжелые последствия афганской и османской оккупации послужили причиной осво-бодительной борьбы, развернувшейся в Иране, которую возглавил сын не-знатного кочевника из племени афшаров Надир, проявивший себя как та-лантливый, но жестокий полководец и политик. Первоначальное имя Надир-шаха - Надир-Кули. Имя его от¬ца Имам-Кули. Этот Имам-Кули происходит из Туркестана и турк¬менского племени Афшар. В связи со столкновениями, происшедшими там, между некоторыми царст-вовавшими в Туркестане лицами из рода Чингисхана упомянутый Имам-Кули бежал со своей ро¬дины в Азербайджан. Отсюда во время выступления Шаха-Исмаила, сына шейха Гайдара Сефезида, Имам-Кули переехал и посе¬лился во владении Ибур около истоков Гуйкан. Здесь родился На¬дир-Кули в 1101 -1690 году. Достигши совершеннолетия, Надир-Кули женился на дочери пользовавшегося в том крае почетом и влиянием Баба-Али-Коса-Ахмедлу, а после смерти этой дочери женился на второй дочери его. По этой причине Надир- Кули занял среди местного населения почетное положение и стал из-вестен под именем Надир-Кули-бек. Затем Надир-Кули-бек на службе у пра¬вителя Махмуда Сеистанского обнаружил природную храбрость, за¬ложенную в его натуре, и своей доблестью и мужеством приобрел славу и широкую известность. Потом он вернулся со службы у Махмуда к себе на родину во владение Ибур и постепенно забрал эту страну в свое управление. И вот, когда власть шаха Тахмаспа расшаталась, и Иранские владения стали покорять с одной стороны афганцы, с другой Турция, с третьей Россия, На-дир-Кули-бек явил¬ся к шаху и поступил к нему на службу, при чем, чтобы добиться особой близости к нему, он переменил свое имя на Тахмасп-Кули, преданной службой снискал расположение шаха и получил от не¬го титул ха-на. Ряд битв имел последствием возврат Иранских вла¬дений из чужих рук. Под конец, когда его взгляды не сошлись с взглядами шаха Тахмаспа и со стороны шаха стали обнаруживать¬ся признаки недовольства, высшие царе-дворцы в союзе с Тахмасп-Кули-ханом низложили с престола шаха Тахмаспа в 1145 году Хиджры, 1732 г. христ. эры, провозгласили шахом его грудного ребенка, под именем шах Аббас, избрали протектором царства Тахмасп-Кули-хана (Надир-шаха), но печать и хутбу присвоили име¬ни того ребенка. Наконец, в 1148- 1735 году старейшины народ¬ного собрания в Муганской степи призвали его на царство, и он стал Надир-шахом. Надир-шах Афшар (перс. نادر شاه‎ — Nâdir Šâh), известный также как Надир-кули бек (перс. نادر قلی بیگ‎ — Nâdir Qoli Beg и Тахмасп-кули; 22 октября 1688 — 19 июня 1747) — полководец, шах Ирана в 1736—1747 годах, основатель династии Афшаридов. Поступив на службу к бездарному и слабовольному шаху Тахмаспу II в каче-стве главнокомандующего вооруженными силами, он вскоре стал наместни-ком Хорасана. Тахмасп II превращается в простое орудие в руках Надира. Вскоре, нанося в двух сражениях сокрушительный удар афганцам, Надир очистил от них Исфахан и Шираз, выдворив их за пределы Ирана. Изгнание афганцев из Ирана подорвало позиции Стамбула на Кавказе. Вско-ре Иран стал требовать от турок освободить захваченные ими иранские зем-ли. Иранское правительство решило силой оружия добиться справедливости. Весной 1730 г. войска Надира очистили от османов Хамадан, Агдаган, Кер-маншах и Тебриз. В мае 1734 г. Надир нанес новое поражение османам под Ереваном. В пра-вящих кругах османов царила паника. Было решено ратифицировать ирано-турецкий договор 1733 г., который предусматривал возвращение Ирану тер-ритории, захваченных османами, в том числе и на Кавказе. Этот договор дал повод Надиру требовать того же и от России, что обострило российско-иранские отношения. В августе 1734 г. Надир обратился к кавказским владетелям с требованием немедленно очистить территории, находящиеся под их управлением. И. Цин-кайзен, указывая на их жестокость и бесчеловечное обращение, пишет: “Горе стране, на которую они напали! Огнем и мечом опустошали они края, угоняя в рабство сотни тысяч людей”. Для принятия кавказских земель, находящих-ся под властью османов или их ставленников, были назначены специальные уполномоченные беглер-беки. С этого времени вплоть до своей смерти На-дир придавал огромное значение созданию кавказского плацдарма. Военно-стратегическое положение Дагестана как опорной базы на побережье Каспия должно было способствовать решению этой задачи. Над Дагестаном снова нависла угроза порабощения иранскими завоевателя-ми. Многие местные владетели своевременно почувствовали эту угрозу. К этому времени российско-иранские переговоры о возвращении Ирану при-каспийских провинций шли к концу. По договору Ирану возвращались при-каспийские провинции с городами Баку и Дербент. Однако Надир угрожая войной, потребовал новые условия – это граница до р. Сулак. 10 марта 1735 г. был подписан русско-иранский Гянджинский договор о возвращении Россией Ирану Гиляна, Мазандарана (Табаристана), Астра-бада и части Ширвана, а также об отводе с территории Дагестана рус-ских войск за реку Сулак. Это означало, что значительная часть Дагестана, бывшая под властью России отходила Ирану. Для народов Дагестана этот до-говор сулил новые тяжкие испытания. Летом 1735 г. Надир-шах двинулся на дагестанские владения, в том числе и на Табасаран. На своем пути иранские завоеватели разрушали аулы, грабили жителей. Полчища Надир-шаха жестоко расправились с жителями обществ Этег, Нитрик в Табасаране. Походы иранских завоевателей вызывали упорное сопротивление со стороны жителей Табасарана. Но все же превосходящие силы Надир-шаха жестоко расправились с населением Табасарана. В одном из районов Табасарана су-ществует озеро, где "вода до сих пор красная от крови предков". На площад-ке горы Каркюл-даг от крови погибших и образовалось это озеро "йифдин дагар" - "кровавое озеро" Затем иранские войска вступили в Кайтаг и двинулись на Кази-Кумух, жите-ли которых оказали решительное сопротивление иранским полчищам. На-дир-шах отступил тем же путем и жестоко расправился с местным населени-ем. В ответ на это против персидских захватчиков в этом же году вновь вос-стали кайтагцы и табасараны. Шахские войска подвергались налетам со сто-роны жителей различных аулов. Не успели шахские войска переправиться через р. Аракс, как дагестанские народы возобновили борьбу с врагом. Восставшие нападали на иранские отряды. Полчища Надир-шаха вновь со-вершали поход в Табасаран. Несмотря на непогоду Надир-шах шел по дороге Алты-Агаж в Табасаран. По приказу Надир-шаха в табасаранском союзе сельских обществ Дирче у жителей было отобрано продовольствие. “В шаб-ранский магал, - пишет Г.-Э. Алкадари, - Надир-шах отправил своего сына Ризакули-Мирзу, а сам совершил поход в магалы Этег и Хиналарик с целью наказания восставших жителей”. Гасан Алкадари родился 15 октября 1834 года в селении Балахани Авар-ского округа (ныне Унцукульского района), куда его отец Абдулла, сын Курбанали из селения Алкадар Кюринского округа (ныне Сулейман-Стальского района), переселился вместе со своим учителем Магомедом Ярагинским, на дочери которого (ее звали Афисат) Абдулла женился, и родился у них сын Гасан - буду¬щий крупнейший ученый и поэт дореволю-ционного Дагестана. Алкадари был наибом Южного Табасарана в течение двенадцати лет. Перу Гасана Алкадари принадлежит множество книг, научных тракта-тов. Среди них особой известностью пользуется его знаменитая исто-рическая хроника «Асари-Дагестан» (исторические сведения о Дагеста-не»), где впервые изложена история народов Дагестана на протяжении многих веков на основе многочисленных источни¬ков: тюркских, арабских, персидских и т. д. Борьбу табасаран против иранских завоевателей возглавил поэт–воин Мирза-Калукский. Он был руководителем табасаранских отрядов против иранских полчищ у Калук-дага Нитрикской вершины близ Куштиля, Кондика и в дру-гих местностях. В начале осени 1741 г. Надир-шах двинулся на территорию Аварии. В борьбе против иранских полчищ начали объединяться разрозненные силы горцев. Один из отрядов табасаран в Андалале возглавил поэт-воин Мирза Калук-ский, где он и погиб от тяжелых ран. В конце сентября 1741 г. Надир отступил из Аварии в обратный путь в район Дербента, где он готовился к затяжной войне против дагестанских горцев. У Надир-шаха были далеко идущие цели в отношении народов Дагестана. Он хотел навсегда закрепиться здесь. С этой целью Надир-шах стал воздвигать военные укрепления. Одно из них было сооружено во владении кадия Таба-сарана в местности “Иран-Хараб”. Бильгади — село в Дербентском районе Дагестана (Табасаранское Кадий-ство). Расположено в 19 км к северо-западу от города Дербент. Входит в Чинарский сельсовет. Расположено в Предгорном Дагестане, в 5 км к за-паду от железнодорожной станции Дагестанские Огни, на границе с Та-басаранским районом (на западе), к северо-востоку от горы Барафтау. В 2 км от села сохранились остатки земляного укрепления Иран-Хараба, приписываемого Надир-шаху. Бильгадинский курган. На отроге горы, близ села, находится большой кур-ган. Здесь был вскрыт каменный ящик с расчлененным погребением. Карта. Табасаранское Кадийство. Из своих укреплений Надир-шах совершал неожиданные, разбойничьи похо-ды на ближайшие области Табасаран и Кайтаг. Так, в октябре 1741 г. Надир-шах послал значительный отряд против Табасарана и Кайтага, шахские вой-ска в сражении были разбиты. Последствия набегов шахских войск были тя-желыми – уничтожались посевы, сады, разрушались жилища, угоняли скот. Все это вызывало ненависть у табасаран к завоевателям. В первые же дни по-сле отступления шаха из гор 5 тысяч горцев-табасаран атаковали крепость Кабир и истребили 2 тысячи человек из восьмитысячного гарнизона, а ос-тальных вынудили бежать. В Табасаран, как и в остальные владения Дагестана, походы совершал и брат Надир-шаха Ибрагим-хан, который был назначен правителем Дагестана. Как свидетельствует Мухаммед-Казим, когда джарцы узнали о прибытии войск Ибрагим-хана они послали горцев к Сурхаю и к Большому уцмию, ко-торые пребывали в Табасаране. По прибытию гонцов они перевели свои се-мьи в укрепленные места. Сами же преградили все проходы и занялись под-готовкой к обороне. Иранские войска были разбиты, и Ибрагим-хан убит во время битвы. Весть о гибели брата дошла до Надир-шаха, когда он вел ус-пешные войны с Индией. Надир-шах объявил своим военачальникам, что он собирается мстить за брата. Месть за кровь брата послужила Надир-шаху предлогом для оправдания своих грабительских походов. Неоднократно под-вергались нашествию иранских завоевателей Табасаран. Это, в свою очередь, вызывало антииранские восстания, которые вызвали серьезную тревогу у Надир-шаха. Поэтому, завершив поход в Среднюю Азию, он тщательно стал готовить нашествие на Дагестан.



полная версия страницы