Форум » Вопросы по форуму » ТАБАСАРАН с ДРЕВНЕЙШИХ ВРЕМЕН до НАШИХ ДНЕЙ. ИСТОРИЯ ТАБАСАРАНА. » Ответить

ТАБАСАРАН с ДРЕВНЕЙШИХ ВРЕМЕН до НАШИХ ДНЕЙ. ИСТОРИЯ ТАБАСАРАНА.

Исаев И. Р.: Моему маленькому гордому народу ТАБАСАРАН посвящается ТАБАСАРАН с древнейших времен до наших дней Махачкала 2011

Ответов - 81, стр: 1 2 3 4 5 6 All

Исаев И. Р.: ПРОМЫВАЛЬНЫ ЗОЛОТА И РУДНИКИ САМОЦВЕТОВ ТАБАСАРАНА_____ ТАБАСАРАН__________________________________________________________ АРРАН________________________________________________________________ ЦАРСТВО ЛАЙЗАН____________________________________________________ ТАБАРИСТАН_________________________________________________________ МАРШРУТАМИ ДРЕВНЕЙ ЛЕГЕНДЫ ПО ТАБАСАРАНУ___________________ КАСПИЙСКОЕ МОРЕ___________________________________________________ ДЕРБЕНТ______________________________________________________________ ГУННЫ_______________________________________________________________ КАВКАЗСКАЯ АЛБАНИЯ_______________________________________________ САСАНИДЫ___________________________________________________________ АРАБСКИЙ ХАЛИФАТ__________________________________________________ ХАЗАРСКИЙ КАГАНАТ_________________________________________________ МОНГОЛО - ТАТАРОСКОЕ ИГО__________________________________________ ТАБАСАРАНСКОЕ МАЙСУМСТВО_______________________________________ НАДИР-ШАХ___________________________________________________________ О событиях в Табасаране после убийства Надир-Шаха до третьего русского завоевания____________________________________________ ПОКОРЕНИЕ ТАБАСАРАНА ОТРЯДОМ ГЕНЕРАЛА МАДАТОВА____________ НАЧАЛО ГАЗАВАТА (1827—1835)________________________________________ ЛИКВИДАЦИЯ ГОСУДАРСТВЕННОГО ОБРАЗОВАНИЯ ТАБАСАРАН________ ТАБАСАРАН в СОВЕТСКИЙ ПЕРИОД_____________________________________ ТАБАСАРАНЫ__________________________________________________________ ЯЗЫК__________________________________________________________________ КУЛЬТУРА_____________________________________________________________ ХОЯЙСТВЕННАЯ ЖИЗНЬ________________________________________________ ЛИТЕРАТУРА___________________________________________________________

Исаев И. Р.: Табасаранский народ вместе с дагестанскими народами волею судеб, оказав-шись на исторической тропе «великого переселения народов», на историче-ской арене «великого передела мира», на древней земле, где встретились в ранней юности три мировые религии; иудаизм, христианство и ислам, более 2000 лет боролись за свободу, независимость и за свое существование. Естественное стремление табасаранского народа к свободе и независимости отразилось в древних исторических источниках, в народном творчестве в виде преданий, легенд и притч о героических защитниках земли предков. Такая палитра несказочной прозы более двухтысячелетней духовной истории Табасарана была следствием господства в «Стране хребтов» сначала языче-ства, затем зороастризма, иудаизма, христианства и, наконец, ислама. Автором сделана попытка по древним историческим источникам воссоздать хронологию событий исторического развития табасаранского народа с древ-нейших времен до наших дней. Краткий курс по Истории Табасарана являет-ся не завершенной. Молодому поколению есть о чем думать. «Каждый народ, — как писал академик Б. Рыбаков — должен знать свою ис-торию и уметь соотнести ее с историей других народов. Ведь у каждого из них свое прошлое, своя культура, свой язык». В настоящее время поворот к изучению исторического прошлого вызвал огромный интерес к культурному наследию всех народов. Освободившись от многих догм духовной несвобо-ды, идеологизации жизни, общество приходит к признанию приоритета об-щечеловеческих ценностей.

Исаев И. Р.: Не пером написана история моего народа - она написана кинжалами, серпа-ми, копытами коней, надмогильными памятниками. «Почти ни один завоеватель не миновал Табасарана. Гунны, сасаниды, хаза-ры, русы, арабы, сельджуки, монголы, турки, персы – все эти … побывали здесь…». Но, ни один из них долго не оставался в Табасаране. Топонимика почти каждого аула по сегодняшний день сохранила следы пре-бывания этих варваров: Разрушенные села (стертые с лица земли населенные пункты) во време-на захватнических войн варварских держав против табасаранского на-рода. АРЧУГ (АРЧУГЪ) Разрушенные села: ЧIуру гъул - на северо-запад, 0,8км. АСККАН ЯРАКК Разрушенные села: Беграндик гъул - на север. Ч1валк-карин - на восток. Гъюбрягъ - на восток. Айит1гъул - на юг. Ч1уч1гъарин - на юг. Амнарин - на запад. Инжинарин - на север. БУХНАГ (БУХЬНАГЪ) Разрушенные села: ДерчIвгъярин гьул - на северо-восток. Хццулар - на вос-ток, 1 км. ВЕРТИЛ (ВЕРТIИЛ) Разрушенные села: ЧIихтIил - на северо-восток, 0,5 км. ЧIиларин гъул - на восток, 1 км. ГЯРИГ (ГЬЯРИГЪ) Разрушенные села: Кьява, селение - на юг, 1км. ГУРХУН Разрушенные села: Гирхьни - село всосавшееся в землю - на восток, 0,7км. ГАРИХ (ГЬАРИХЪ) Разрушенные села: Рякъюлар - на восток, 1,5 км. Кюшкъяр. КУШТИЛ (ГЪУШТIИЛ) Разрушенные села: Гьювариъ - на юг, 1,5км. ГъямпIлин гъулахъ - на восток, 2км. Жвурдагъ - на восток, 2,5км. Гьяригъ - на восток, Зкм. Гъаз'ярин хутIларихъ - на северо-восток, 0,8км. Мяхълар - на запад, Зкм. КОНДИК (ГЪВАНЖИКК) Разрушенные села: Рягъччккарин гъул - на север 1км. Кьулхъарин гъул - на севере, 1км. Чиъ - на восток 2км. Гьюржерин гъул - на юге, около села. ГАСИК (ГЬЕСИХЪ) Разрушенные села: Мешермар - на восток, 1,5 км. Кючгьяр - на юг, 2 км. ГУМИ Разрушенные села: ЧIири гъул - на юг. Гьюжриярин йишв. ГЕПИЛ (ГЬЕПIИЛ) Разрушенные села: Сина - на север, 2 км. ГУЛЛИ (ГЪУЛЛИ) Разрушенные села: Урситъ (Юрсигъ). Чириндихъ. ДУМУРХИЛ (ДУМУРХЬИЛ) Разрушенные села: ЦIунтIарин гьюлягъишв - на юг, 1км. ТАТТИЛ Разрушенные села: Мизран - на север, 1 км. Синик -на восток, 1 км. ЗААН ЯРАКК Разрушенные села: ГьарчIвла - на востоке. Афна - на востоке. ЗЮРДЯГ (ЗЮРДЯГЪ) Разрушенные села: Гъурхлар - на юг, 1,5 км. Афна - на запад, 2,5 км. ЗИЛДИКК Разрушенные села: Раццач1итаб - на восток. Шант1а-рин гъул - на север. Ба-чи жардрягъ - на запад. ККУВИГ (ККУВИГЪ) Разрушенные села: Аьхъмюкъ - на севере, 0,5км. "Кьул'ин" - на востоке, 1 км. Жандукарин Гъюлягъишв - на востоке, 2 км. КУЛИКК (КЬУЛИКК) Разрушенные села: Хираригъ - на севере, 0,7 км. ККУВЛИГ (ККУВЛИГЪ) Разрушенные села: Гагьран гъул. КУЖНИК (КЪУЖНИК) Разрушенные села: Уьрхлигъ. Жяргъяр. Кьилдик. Жякъиникьар. Ханбижар. Хинаъ. К1елдик. Мазайин хяр. ЛЯХЛА Разрушенные села: Уркъин - на север, 2км. Хьаржакъ - на юг, 3 км. НитIарикк - на юго-восток, 6 км. ЛИКА Разрушенные села: Журас - на север, 2км. МАЖГУЛ (МАЖВГУЛ) Разрушенные села: Гьюржиригъ - на запад. Афачрин -на юг. Гуршар - на юг. Гьюржиригъ - на юг. Шимигъишв - на запад. НИЧРАС (НИЧIРАС) Разрушенные села: ЭбелтIин - на север, 3 км. Инжинарин гъул - на север, 2 км. КьяппартIин. Гъуярик. ЧIуру гъюлягъ. Унжларин гъул. ПИЛИГ (ПИЛИГЪ) Разрушенные села: Жиж'варин гъул - на восток. Кьялягъ - на север, 2 км. ГижетI - на север, 2 км. Балбнарин гъул - на север, 0,3 км. РУГУЖ Разрушенные села: Кьюлягъ - на север, 6 км. Гьяжигъ-ярин гьюрдар - около села. СУЛАНТИЛ (СУЛАНТIИЛ) Разрушенные села: АхьнитI - на восток, 2км. Суннар - на восток, 1км. СЕРТИЛ (СЕРТИIЛ) Разрушенные села: Къухрар - на западе. Къярпткъар - на западе. ЦIумакь. СИКУХ (СИКIУХЪ) Разрушенные села: Къярихъ. Зерт|ил. Хякъ - все эти села находились на севе-ре, на одной территории. ТЮРЯГ (ПЮРЯГЪ) Разрушенные села: Инжла - на юг, 2 км. Хурцак - на юг, 1,5 км. Арч1ит1 - на восток 1,5 км. Хяняригъ - на север, 1,5 км. Хяракишв -на запад, 1 км. Ху-ларт1ин - на юго-запад, 1 км. Дакьраъ - на север, 1,5 км. УРТИЛ (УРТIИЛ) Разрушенные села: Бечер - на север, 0,5км. УЛЦЦИГ (УЛЦЦИГЪ) Разрушенные села: Ккимирин къяр. УЛУЗ Разрушенные села: Къурма - на восток. Бижниин - на северо-восток, 1 км. ХЮРИКК Разрушенные села: Турагъ - на северо-восток, 3 км. Хинаъ - на север, 4 км. ХИВ Разрушенные села: Гасул - на север, 2 км. Гамагь на север 2 км. Ккалай - на юг, 2 км. Ккилар - на север 2,5 к Кьялччвяр - на север, 3 км. КIелжикк - на восток, 3,5 км. Ч1уру на запад, 3 км. Дерчва (Дукъларикк) - на север, 3 км. Фкъарик - на север, Зкм, и город Гардашан (Гардаман). ХОРЕДЖ (ХРИЖВ) Разрушенные села: Жвугьудрин дагрихъ - на запад, 7 км. Кют, Хина, Арарик. ХАЛАГ (ХАЛАГЪ) Разрушенные села: Гьери - на юг. ХЮЧНА Разрушенные села: Укъури - на восток, 3 км. Рухьат1 - на юг, 2 км. Жемягъ - на восток, 3 км. Башмагъ тепе - на юг, 1 км. ХАРАГ (ХЬАРГЪ) Разрушенные села: Никьардаригъ - на запад. Ягълугь. ЦУРИТИЛ (ЦIУРИТIИЛ) Разрушенные села: Зиккар - на восток, 2км. Гиндигъар - на северо-восток, 1км.Марццулар - на северо-восток, 0,2км. Эбнер - на юго-восток, 0,3км. АхьнитI - на юг, Зкм. ЦУДУК (Ц IУДИХЪ) Разрушенные села: Дирчва - на юг, 2км. Ч1уру гъул - на юго-восток, 1км. Кьалариъ - на северо-восток, 1км. ЦАНИТИЛ (ЦIАНИТИIЛ) Разрушенные села: Гьяварихъ - на запад. ЦIюлгьярин гъул - на юг. ЦАЛАК Разрушенные села: Бачан - на восток, 3 км. ЧЮВЕКК Разрушенные села: Жагран - на севере, 0,2км. ЧIири гъул - на восток, 0,5км. Сенгриъ - на северо-запад, 0,5км. ЧИРИ (ЧЬИРИ) Разрушенные села: Ванихъ - на север, 3 км. Вахьдихъ - на юг, 1 км. Гурда-ригъ - на восток, 1,5 км. Гурдаригъ - на запад, 2 км. ГьидиртГин йишв. ЧУРДАФ (ЧIВУРДАФ) Разрушенные села: Бертгъярин гьул. Севлихъ. ШИЛЛА Разрушенные села: Ц1умакъ - на юго-восток. Гъюр-дарт1ил - на северо-восток, ЯРАГ (ЯРАГЪ) Разрушенные села: Ярагъ - на восток, 0,5 км. ЯРГИЛ (ЯРГЪИЛ) Разрушенные села: Ч1уру- на горе латахъ - на запад, I км. Ч1уру - на восток, I км. Вачи жердряуъ - па север, I км. Более того, по всему Табасарану раскиданы безымянные кладбища с наспех поставленными необтесанными плитами над могилами непрошеных «чуже-земных гостей»: По верхней дороге в с. Кондик справа от верхнего поворота имеется ста-ринное кладбище (Нукьарин к1ул). На надгробном камне с лицевой сторо-ны в центральном поле в глубоко врезанном рамочном обрамлении име-ется изящная надпись высеченная очень красиво, буквами - она нанесена непонятным шрифтом. На обратной стороне на надгробном камне вы-сечены доспехи воина; меч, шпага, револьвер, кувшин и другие вещи. По изящной надписи и рисунку можно сразу предположить, что здесь похо-ронен великий воин. Памятник, кроме прочего, примечателен тем, что находится напротив ущелья Джеваншира (Джевенжин гъяр), а чуть выше- озера Ирана (Иран даграр). А разве не здесь похоронен великий ал-банский принц Джеваншир? В нескольких метрах от описанной могилы расположена другая могила. На надгробном камне в глубоко врезанном рамочном обрамлении изобра-жен равноконечный крест с расширяющимися крыльями. Он имеет че-тырехугольную форму с тройными лепестками на концах. Возникает вопрос. А какой католикос похоронен здесь? Официальной датой правления католикоса Елиазара принято считать период с 683 по 689 годы. Возможно, что в 681 году к хазарам Елиазар был направлен в епископском достоинстве. Но более уместно предположить, что начало правления Елиазара приходится на 680/681 год. После католикоса Заха-рия Албанскую Церковь поочередно возглавляли католикосы Иоанн (644-671), Ухтанес (671-683) и Елиазар (683-689). Табасаран - удивительно красивый уголок Дагестана. Природа наделила его живописными ущельями с журчащими серебристыми речками, вереницей хребтов, покрытых густыми лесами, беспорядочно перемешанными с аль-пийскими лугами, богатым животным миром и гостеприимным народом. Этот неповторимый край Южного Дагестана с незапамятных времен населя-лись «албанами», «каспиями», «таваспарами», «таваспаранами», «табарсала-нами», «табасаранами». Так их называли в разные времена в разных истори-ческих источниках. Путешественник 12 века Абу-Хамид аль Гарната, совер-шивший путешествие по Северному Кавказу и проживший у них около трех лет говорит, что при посещении им Кавказа жил у эмира Абу-л-Касима и этот эмир говорил на разных языках, такие как: лакзанский, табаланский (та-басаранский), филакский и закаланский, тюркский, и арабский, и персидский. Естественное стремление маленького народа к свободе и независимости от-разилось в народном творчестве в виде преданий, легенд и притч о героиче-ских защитниках земли предков. Такая палитра несказочной прозы тысячелетней духовной истории Табасара-на была следствием господства в «Стране хребтов» сначала язычества, затем зороастризма, иудаизма, христианства и, наконец, ислама. В каждом ауле бы-туют легенды о борьбе табасаранского народа с полчищами. Краткое содер-жание легенд таково, что варвары поголовно истребляли все трудоспособное население, а женщин с грудными младенцами собирали на ток-площадки для молотьбы и устраивали по ним скачки и молотили копытами коней. Около с. Куштиль Хивского района до сих пор есть местность, называемая Гюни-Раццар, означающее «Кровавые ток-площадки», в память о "молотьбе шаха", особом виде казни, производившимся войсками Надир-шаха во мно-гих селениях Дагестана: связанных людей укладывали сплошным слоем на ровном месте и затем гоняли по ним упряжки лошадей с молотильными дос-ками до тех пор, пока все не погибали. Кюраг (Кюрягъ) В горной части Табасаранского района, на хребте, на левом берегу речки Афнанир. Святые места: НикьартIил - место где, 1700 годы под конями вар-варов молотили детей, на восток, 0,2 км. Цудук (Ц IУДИХЪ) Кровавые камни (Ифдин гъарзар) - в новолуние рисунки на этих скалах, на-рисованные кровью, узнаются на расстоянии - на западе, 2,5км. Кувиг (КУВИГЪ) Свыше 1,5 км над уровнем моря расположена высокая гора «Каркул» (Кьаркъул дагъ), площадка на которой называется «Эреллер». По преданию на этой площадке иранские полчища молотили жителей близлежащих аулов, и образовалось озеро из крови, известное как «Озеро крови» («Ифдин да-гар»). По другим преданиям на местностях «Сенгирик» и «Кай-куйди» (Къай-къуйдиъ) шахские войска также молотили табасаранских детей и ста-риков. Вертиль Одной из достопримечательностей села является местечко ЧЫхтЫл, где во время праздников проходят встречи молодежи Хивского и Табасаранского районов. На одной части этой поляны находится старинное кладбище, где имеются крупнейшие надгробные камни трех братьев -Ананы, Мананы, Му-сананы. Кондик (ГЪВАНЖИКК) В верхней стороне с. Кондик местность называется «Иран даграр» (Озера Ирана), а ущелье –«Джевенжин гъяр» (ущелье Джеваншира). При попытке в обход села Кондик (Гъванжикк) пройти в с. Журас (село не существует –уничтожено в те годы), албанский принц Джеваншир во главе табасаран встретил персов, где произошло кровавое побоище. Кровь текла рекою, свер-тывая в равнинной местности, создавая озера. Остатки персов были загнаны в это ущелье. Эта местность и по сегодняшний день называется «Иран да-грар»- (Озера Ирана) ), а ущелье –«Джевенжин гъяр»- (ущелье Джеваншира). События датируются 639 годом. (Албанский принц Джеваншир 616-669). Хив Памятник, высеченный из очень твердой породы камня - доломита, наклонен лицевой стороной вперед: вот почему надпись более чем тысячелетнего воз-раста так хорошо сохранилась - она нанесена куфическим шрифтом со значи-тельными элементами насха и занимает 7 строк. Перевод гласит: «Это моги-ла Хаджи, сына Халифа и мать его М.Р.Х.К. Умер он в чуму в триста двадцатом (году)» (320 г.х. = 13.1.932-1.1.933 г.). В нескольких метрах от описанной стелы обнаружены обломки памятника, палеографические особенности которого позволяют отнести его к X веку. Центральное поле в глубоко врезанном рамочном обрамлении имеет надпись в 10 строк хорошей сохранности, которая гласит: «Милостивый, милосерд-ный. Это могила Баиша, дочери Л.ш.х.н.р. Да осветит Аллах их могилу. Я верю в Аллаха ... с опорой Аллаха. Пусть Аллах... спасет его». Памятник, кроме прочего, примечателен тем, что принадлежит он женщине. Селение Хив - единственное в Южном Дагестане село, на которое в 1942 го-ду была сброшена вражеская бомба. Гюхряг На территории села (участок Чвараг) имеется священное место Пир, где на камне высечена надпись 210 год по Хиджре. Недалеко от Джума-мечети в Дербенте была расположена баня, где можно было совершить полное омовение (гусль). Перед входом в мечеть врыт ка-менный столб — молчаливое напоминание о прошлом. По преданию, здесь иранский Надир-Шах, напавший в 1741 году на Кайтаг и Табасаран, велел насыпать холм из человеческих глаз. Этой экзекуции подверглись жители непокоренных аулов Кайтага и Табасарана. Чрезвычайная сложность исторических, этнических и лингвистических про-блем, связанных с “горой наречий”, очень затрудняет отождествление назва-ний, приводимых в арабских источниках; еще больше осложнений вносит в дело арабский алфавит, совершенно неподходящий для передачи необычных иностранных имен (Так в арабском тексте Ибн А'сама (см. А. Н. Курат, — “Ankara Universitesi, dil ve tarih dergisi”, 1949, VII/2, стр. 268) и у Ибн Асира (V, стр. 45) название реки Алран (текущей на расстоянии шести фарсахов от ал-Баба) должно читаться *ал-Вак. Другая форма того же имени Дарвак (Дарбах) у Гарнати (изд. Феррана, стр. 83) передана как вместо правильного ад-Дарвак). Любопытным является и проклятие, бытующее в Табасаране, но употребляе-мое не по мелким поводам, а в отношении измены, предательства, подлости: "Двадцать тысяч проклятий тебе!". Такая его гиперболическая форма, скорее всего, связана с исключительно большим (даже по дагестанским меркам) ко-личеством невзгод, обрушивавшихся на этот уголок Дагестана. И еще одно поверье бытующее в Хучни, в Ерси и некоторых других аулах Нижнего Табасарана, что аул сгорал (разрушался) до тла семь раз - и семь раз вновь возрождался на том же месте. В этой фразе лаконично изложен весь смысл истории Табасарана. К слову сказать, проклятья - это целый жанр та-басаранского фольклора, заслуживающий изучения и не лишенный истори-ческого интереса. И каждый из этих варваров оставил свой отпечаток в исто-рии моего маленького гордого народа. В экспозиции Государственного музея искусств имени Рустама Мустафаева представлены редкие образцы средневековых металлических изделий с ху-дожественной рельефной обработкой. Своей формой и орнаментальным богатством отличается «Şərbət qabı» («Шербетница»). На ней высечена надпись религиозного содержания: «Без воды сыны и дочери пророка иссохли от жажды. Каменное сердце и то бы растаяло. Реу, государство Табасаран. Реу – город, по заказу правите-ля Табасарана» – это приветствие последователям пророка. Чуть ниже, внутри, – 15 орнаментированных бута, в которых шрифтом «несх» на араб-ском языке написаны имена пророков. Далее следует изречение, типичное для шиитов: «Будь проклят Йезид» Сахиб Абдулали». Помимо изящных изображений, которыми разукрашен сосуд, удивительна его форма, напоми-нающая цветочный венчик, посаженный на высокую ножку. Надпись на шербетнице относится к 680 году.


Исаев И. Р.: Существует множество версий относительно происхождения племенного и географического названия Таба-сар-ан, в том числе и учитывающие его иранскую этимологию, однако все они малоубедительны, поскольку отталки-ваются от этой формы как от исходной. А между тем во всех источниках, созданных до монгольского нашествия, зафиксирована лишь одна форма это-го топонима, а именно – ﻥﺍﺭﺴﺭﺒﻂ Табар-сар-ан. Впервые это название упоми-нается в числе персидских титулов, которые Хосров I Ануширван дал мест-ных владетелям, а также ворот, «которые являются входами в ущелья горы ал-Кабк», контролируемыми различными племенами (Баб филаншах, Баб та-барсараншах и др.). (Хосров I Ануширван (перс. от пехл. anōšag-ruwān — «с бессмертной ду-шой»; 501—579) — шахиншах из династии Сасанидов, правивший Ираном с 531 до 579 года.) Подтверждая сведения ал-Балазури, ал-Йа‘куби и других своих предшест-венников, Йакут ал-Хамави приводит идентичный материал, но со ссылкой на «книги персов». Табар-сар-аном этот край называл и автор местной хро-ники Та’рих ал-Баб (начало XII в.), житель Дарбанда. Безо всякого сомнения, Таба-сар-ан – искаженная форма названия Табар-сар-ан, засвидетельствованного во всех арабо-персидских источниках, но никак не наоборот, как считалось до сих пор. Под влиянием языка исконного насе-ления этой местности срединный звук -р вследствие редукции выпал, и Та-бар-сар-ан превратился в Таба-сар-ан. В переводе с персидского языка форма множественного числа ﻥﺍﺭﺴ саран (мн. от ﺭﺴ сар «голова», «вершина», пред-водитель»; в пехлевийской транслитерации sl) означает «предводители вой-ска», «военачальники». В переводе с табасаранского языка форма единственного числа означает «один, единственный». Еще одно значение сар – “избранник”; соответственно, в множественном числе это слово, возможно, отражает практику избрания местных военных предводителей, которая сохранялась вплоть до прихода арабов. По этой причине Б.А.Дорн для термина табар предлагает только это значение – «гора». Таким образом, буквальный перевод названия табар-сар-ан в той форме, в которой оно засвидетельствовано в источниках – «предводители гор», «военачальники гор». Табасаран- на табасаранском языке это страна горных вершин и хребтов (таб,тав) и приморских равнин (Арран-благодатная земля). Примечательно, что источники подразумевают под Табар-сар-аном «вой-ско», причем утверждается, что Табар-сар-ан – «лучшее войско Баб ал-абваба». В одном из списков Дарбанд-нама утверждается, что «прежде вой-ско Дарбанда [набиралось] из Табар-сар-ана». Далее, источники связывают категорию ахл ас-сугур главным образом в Баб ал-абвабом. Исходя из значе-ния сагр «пограничный пост», становится ясно, что речь идет об обитателях крепостей, возглавляемых военачальниками, т.е. сарами, и расположенных в округе Дарбанда, прежде всего на территории т.н. «Аррана и Таба-сар-ана». Большая часть крепостей Дарпушта (Дарвак, Ирси, ал-Хумайдийа и др.), на-зываемых рустаками Баб ал-абваба, так же как Горная стена, расположены как раз на территории Таба –сар-ана Исследование вопросов исторической географии отдельных регионов Даге-стана в разные эпохи, в том числе и Табасарана, является одной из актуаль-ных задач науки. Для раскрытия темы нами использованы письменные ис-точники, свидетельства очевидцев. Это сообщения письменных документов, вещественных памятников, данные этнографии, фольклора, языка, топони-мики и т.д. Большой интерес для изучения этих вопросов представляют тру-ды древнеперсидких, арабских авторов, а также и др. Важные историко-географические данные содержат эпиграфические памятники. Историческая география Табасарана «Фигура всего Каспийского моря, - пишет Дионисий, - представляет собой закругляющуюся окружность; его, пожалуй, не переплывешь на корабле в три лунных круга, столь велик этот трудный путь. Устремляясь снова на се-вер, оно (Каспийское море) соединяется с течением океана... Я расскажу (те-перь) все о том, какие племена живут вокруг него, начав с северо-западной стороны. Первые - скифы, которые населяют побережье возле Кронийского моря (океана) по устью Каспийского (моря); потом - унны, а за ними - кас-пии, за этими - воинственные албаны и кадусии, живущие в гористой стране; вблизи их - марды, гирканы и тапиры...». Дионисий Периегет - греческий географ II в. после Р. X. Ему принадлежит написанное гекзаметрами сочинение "Periegesis", в котором он описывает, по Эрастофену, все известные в его время моря и земли. Сочинение это много раз комментировалось (Руфом Фестом Авиеном в IV в. и др.) и в переводе на латинский язык (Присциана) еще в средние века считалось ценным учебни-ком по географии. Итак, как ясно следует из данного отрывка, Дионисий начинает перечисление племен, обитающих «вокруг» Каспийского моря, с северо-западной стороны. Поэтому последовательность перечисляемых им племен нельзя понимать иначе, как только по направлению к югу вдоль западного побережья Каспий-ского моря. Ибо Дионисий подчеркивает, что начинает описывать племена именно с северо-западной стороны, так как на севере, согласно античнойгео-графической традиции, которой следует Дионисий, Каспийское море своим «устьем» «соединяется» с океаном, тем самым как бы разделяясь им на за-падную и восточную половины. Первыми в описании следуют «скифы», ко-торых Дионисий помещает возле Кронийского моря (океана) по «устью» Каспийского моря (возможно, что «устьем» подразумевается дельта Волги). Затем, т. е. южнее по западному побережью Каспийского моря, следуют ун-ны (т. е. гунны)- в стране Гуннов (Гъунарин вилаят), после которых сразу же названы каспии (так вот эти «Каспийские ворота», определяя первоначаль-ные пределы Каспианы, которые на севере доходили до Дербентского прохо-да, показывают, что каспии когда - то жили у юго - западного побережья Каспийского моря в местности так, называемой –Арран, каспии (это не пле-мя. В лексическом составе табасаранского языка имеются корневые слова, позволяющие уточнить этимологию этнонима «Каспий»), албаны (в разделе Кавказская Албания), тапуры (марды, гирканы –по названиям мест обита-ния). Таким образом, последовательность обитателей местностей, действи-тельно обитавших вдоль Каспийского моря на территории Албании на западе до Гиркании и Табаристана на юго-востоке, в целом выдержана верно и сов-падает с аналогичным перечислением этих же обитателей местностей знаме-нитыми географами древности (Эратосфен, Патрокл, Страбон, Плиний, Пто-лемей и др.). Завидная точность для античного автора, и это несмотря на да-леко несовершенные географические представления II в. н. э. Читатель спро-сит, а где табасараны из Табарсарана? Все выше перечисленные племена от-носятся к табасаранскому народу. А народы у Дионисий, обитающие вдоль побережья Каспийского моря соответствуют названиям местностей. Таким образом, исходя из проделанного нами анализа сообщения Дионисия о новом как для второй половины II в. н. э., так и для этнической номенклатуры Кав-каза этнониме, пожалуй, можно сделать следующий вывод: к 160 г. (время написания труда) какая-то группа племен, ставшая известной под названием «гунны», уже перешла Волгу и обитала у Прикаспия. Вопросы исторической географии Табасарана затронуты в «Истории Даге-стана», в трудах P.M. Магомедова, А.Р. Шихсаидова, Х.Х. Рамазанова, А.А. Магометова, Л.И. Лаврова, ВТ. Гаджиева, М.Р. Гасанова, Б.Г. Алиева, М-С.К. Умаханова и др. Магомед Гасанов М. Р. Гасанов родился в с. Хурих Табасаранского района ДАССР. В 1957 году поступил на историко-филологический факультет ДГУ, который окончил в 1962 г. с получением квалификации учителя ис-тории. В 1963 - 1965 гг. обучался в очной аспирантуре Института ИЯЛ Дагестанского филиала АН СССР. После окончания аспирантуры рабо-тал научным сотрудником в Институте ИЯЛ Дагфилиала АН СССР. Ученый-историк, кавказовед, академик Международной академии наук высшей школы, заведующий кафедрой истории Дагестана ДГПУ, доктор исторических наук, профессор, заслуженный деятель науки Российской Федерации и Республики Дагестан Однако вопросы исторической географии Табасарана всего лишь обозначены и целью настоящей статьи является сведение воедино имеющихся данных по этой теме. На географическую карту Табасарана большое влияние оказали внешнеполи-тические факторы - разносторонние многовековые связи, нашествия инозем-ных завоевателей. Эти особенности определяются в первую очередь положе-нием Табасарана, как области, расположенной к приморскому проходу -Каспийского моря. Население Табасарана с V-VI вв. было этнически разнородным, хотя преоб-ладающее место занимали местные жители - табасараны. Колонии персид-ских поселенцев, а также арабских семей, здесь так же были многочисленны, и это подтверждалось как письменными источниками раннего средневековья, так и позднейшими данными. Территория Табасарана на севере соприкасалась с Хайдаком, на северо-западе с Гумиком, на юге с Лакзом, на востоке с Баба-ул-Абвабом, на юго-востоке и Ширваном. Табасаран не только граничил с ними, но и сыграл важную роль в политических событиях, связанных с историей Кавказа. В VII в. с целью укрепления в Дагестане своих позиций из разных областей Ирана в район Дербента и соседний Табасаран были переселены тысячи се-мейств татоязычного населения. Они были поселены в с. Зидьян, Бильгады, Камах, Гимейди, Марага, и др. аулы нынешнего Дербентского и Табасаран-ского районов. Таким образом, население Табасарана становится полиэтни-ческим. Аббаскули-ага Бакиханов в своём труде «Гюлистан-и Ирам» отмечает: Персидский текст: درصفحه 18 كتاب مذكور آمده است: هشت قريه در طبرسران كه جلقان و روكال و مقاطير و كماخ و زيديان و حميدي و مطاعي و بيلحدي باشد، در حوالي شهري كه انوشيروان در محل متصل به دربند تعمير كرده بود و آثار آن هنوز معلوم است، زبان تات دارند. ايضا" در صفحه 19 كتاب ياد شده آمده است: محالات واقع در ميان بلوكينشماخي و قديال كه حالا شهر قبه است، مثل حوض و لاهج و قشونلو در شيروان و برمك و شش پاره و پايين بدوق در قبه و تمام مملكت باكو سواي شش قريه ي تراكمه، همينزبان تات را دارند… قسم قربي مملكت قبه سواي قريه ي خنالق كه رباني عليحده دارد و ناحيه ي سموريه و كوره دو محال طبرسران كه دره و احمدلو ميباشند به اصطلاحاتمنطقه، زبان مخصوص دارند و اهالي ترك زبان را مغول مينامند .

Исаев И. Р.: Перевод: Обитатели восьми деревень в Табасаране — Джалкан, Рукал, Камах, Мага-тир, Зиднан, Гумейди, Мутаги и Билхади, находящихся близ развалин города, основанного Ануширваном в связи с Дербендскою стеною, говорят на языке татов, одного из наречий древнеперсидского языка. Это дает возможность полагать, что они были жителями данного города, но по разорении его они переселились в окрестные деревни. В этом городе близ деревни Бильгяди есть ворота удивительной работы: их можно принять за Баб ал-хадид (Же-лезные ворота), часто встречаемые в истории, а сама деревня может быть от них получила название, которое впоследствии стало Бильгади. Все население магалов, расположенных между городами Шемаха, Кудиал (Куба), как то: Геуз, Лагич и Кошунлу в Ширванском, Бармак, Шешпара, нижняя часть Бу-духа в Кубинском уезде и весь уезд Бакинский, исключая шесть деревень те-рекеме или туркменов, говорят на то же языке, что свидетельствует об их персидском происхождении. Как отмечают исследователи, в раннем средневековье Табасаран занимал значительную территорию юго-восточного Дагестана. «Земли, подвластные городу (Дербенту - М.Г.) были незначительными, - пишет А.Р. Шихсаидов, - простираясь на несколько десятков километров к югу и юго-западу от города, что можно объяснить военно-политическим престижем соседних владений. ...о чем свидетельствовал Я. Рейнеггс, утверждавший, что табасараны «за-нимают весьма обширное и плодородное пространство на Южном хребте Кавказа до некоторой высокой и весьма утесистой горы, Шах-Даги называе-мой». В пользу этого свидетельствовал в первой трети XIX в. П.В. Колоко-лов. По его данным, Табасаран «простирался от востока к западу на 90, а от севера к югу на 50 верст и заключает в себе до 4500 квадратных верст». М.Р. Гасанов пишет, что в XVIII в. в состав Табасарана временами входила территория нынешнего Табасаранского, а также некоторые земли Хивского, Агульского, Касумкентского и Дербентского районов. Границы Табасарана в канун изучаемого периода, отмечает А.Р. Шихсаидов, можно определить лишь приблизительно. Табасаран включал в себя весь ны-нешний Табасаранский , Хивский районы, а также часть Агульского, Касум-кентского, Дербентского районов; на севере Табасаран граничил с Кайтагом, на юго-востоке — с владениями Дербента. Амри Рзаевич Шихсаидов (20 марта 1928, Дербент, Дагестанская АССР, СССР) — один из основателей современной дагестанской школы араби-стики, доктор исторических наук, профессор. Родился в семье Рзы Шихсаидова — первого наркома здравоохранения Да-гестана, по национальности лезгин. Амри Шихсаидов приходится пра-внуком учёному Гасану-Эфенди Алкадари — автору книги «Асари Даге-стан» — первой хроники по истории Дагестана. Прекрасный, благоустроенный округ Табасаран. [Он] находится к западу от персидского Демир-капу на расстоянии одного перехода... и утопает в садах и цветниках. Легенда говорит о том, что Ану-ширван наслаждался прекрасным климатом [этой местности]... И действи-тельно, здесь чудесный воздух. Здесь уместно вставить отрывок из другого тома «Книги путешествий» Эв-лия Челеби, где он рассказывает о своей поездке 1647-го года в южный Даге-стан. ...мы 12 часов шли на юг (от Дербента) по дремучим лесам и прибыли в мес-течко Кура в пределах Дагестана. Стоянка Кура находится в пределах Таба-сарана, где располагается ставка правителя Дагестана шамхал-хана. Это мес-течко с виноградниками и садами... Жителей около десяти тысяч, они ша-фииты чистой веры, благочестивые люди... У жителей веселые лица... Тело-сложением стройны. Отсюда мы опять шли на юг... Это тоже одна из областей правителя Дагеста-на... Территория города-государства ал-Баб, как считает В. Ф. Минорский, про-стиралась только на очень короткое расстояние за пределами городских стен». Все это дает основание полагать, что Табасаран непосредственно гра-ничил с Дербентом в тот момент, когда появились исторические источники. В зависимости от обстановки на восточном Кавказе иногда Табасаран грани-чил с Ширваном, и последний должен был установить отношения с Табаса-раном еще раньше, чем с ал-Бабом. Большой интерес для выяснения географического положения Табасарана представляет сообщение Абу Хамида ал-Гаранати. По его данным, Табасаран распадался на 24 рустака. Рустак - это группа деревень наподобие русской волости, в которую входили от пяти-шести до десяти деревень. Если допус-тить, что рустак состоял в среднем из 6 аулов, то в Табасаран входило более сто сорока аулов. Все это дает основание считать, что в состав Табасаранско-го майсумства входила не только территория нынешнего Табасаранского района, но и часть территории Дербентского района - Гимейди, Билгади, Ке-мах и др. вплоть до Дербента. О Табасаране, как о политическом и географическом целом, свидетельствуют факты упорной борьбы его жителей с сефевидами во второй половине XI в., в частности шейхов Хейдара и Джунейда. «Средневековые авторы, - пишут XX. Рамазанов, А.Р. Шихсаидов, - часто выделяют Табасаран как значитель-ное государственное образование. Так автор «Джахан-намэ» пишет о Табаса-ране на южном склоне Кавказа добавляет, что это -«укрепленный замок, в районе которого живет 40000 семейств». В первой половине XVI в. террито-рия, населенная табасаранами, продолжала составлять единое самостоятель-ное владение - майсумство Табасаранское, граничащее на севере с уцмийст-вом Кайтагским, на юго-востоке с Дербентским ханством, южнокюринскими обществами. О Табасаране, как о едином владении, упоминают русские источники. Наря-ду с майсумством, на части территории Табасарана существовали союзы сельских обществ. Жители Табасарана, поддерживаемые остальными даге-станскими народами, в течение полутора месяцев оказывали упорное сопро-тивление иранским завоевателям. Но под напором значительных сил против-ника отступили в горы. Захватив значительную территорию Табасарана, шах в отместку за убийство своего отца Джунейда бесчеловечно расправился с мирным населением. Из вышеизложенного можно заключить, что вряд ли Табасаран мог воевать с грозным завоевателем Исмаилом I, если он не пред-ставлял из себя единое целое. В XVI в. в майсумстве обостряются классовые противоречия, приведшие к углублению феодальной раздробленности. Сепаратистские устремления фео-дальных группировок усилились во второй половине XVI в. в связи с обост-рением классовых противоречий и усилением вмешательства сефевидов во внутренние дела Табасарана. Размах междоусобной борьбы усилился во второй половине XVI в. На власть майсума претендовали не только представители майсумского рода, но и ка-дий. По имеющимся данным, майсумство распадается на два владения. Со-гласно эпиграфическим данным, майсумы в с. Джарах переселились во вто-рой половине XVI в., на что указывают и архивные материалы. «Между бе-ками из майсумского рода, - говорится в документе, - разгорелась междо-усобная война, в которой принял участие и народ». Наряду с майсумством возникло и владение кадия. Документы конца XVI в. упоминают владетелей «табасаранского Максута князя» и табасаранского «князя Кадий Зихрар» сы-на. В майсумство и кадийство, наряду с табасаранскими, входили аулы, насе-ленные азербайджанцами, татами. Установить численность жителей Табаса-рана в XVI-XVII вв. из-за отсутствия материалов невозможно. Табасаран распадался на союзы сельских обществ: Дирче, Девек и др. О та-басаранских владениях XVII в. можно судить и по той борьбе, которую вели жители этих владений против иранских и турецких завоевателей. В XVII в. табасаранские правители предпринимали попытки расширения своих владе-ний. По свидетельству А.-К.А. Баки-ханова, во времена правления турок (конец XVI-нач. XVII вв.) табасараны овладели территорией, принадлежавшей Щабрану. Шабран (Шабаран, Шаваран, Сабаран) (азерб. Şabran) — историческая об-ласть и одноимённый средневековый город, существовавшие в V—XVIII вв. на территории современного Азербайджана. Название города в настоящее время восстановлено. Турки, имея в ней нужду, не требовали возвратить его. Следует отметить, что табасараны заняли важную территорию, ибо «владея этим пунктом, затруд-няли сообщение между Дербентом и Шабраном». Аббаскули Ага Бакиханов родился в 1794 г. в табасаранской семье. В 1802 году семья его переселилась в Кубу. В 1809 году кубинским ханом был на-значен его отец Мирза-Мухаммед II, живший в это время в Кубе. Золотые луга и россыпи самоцветов Табасарана Мы располагаем разнообразными материалами для характеристики геогра-фического положения Табасарана в XVIII-нач. XIX вв. «В первой половине XVIII века, - пишут Х.Х. Рамазанов, А.Р. Шихсаидов, - территория Табасара-на начиналась от города Дербента и простиралась до владения кайтагского уцмия». О территории, входившей в Табасаран, И.Г. Гребер в первой четвер-ти XVIII в. писал, что Табасаран «начинается близ города Дербента, прости-рается к норду до хайдаков и карахайдаков, которых оной разделяет река Дарбах, к весту до Зурхаева владения, которые разделяет Агула, к зюйду до куролей, от которых оной востримы горами отделен». Во второй половине XVIII в. происходит дальнейший распад табасаранов на еще более мелкие политические единицы. Так, по сведениям П.Ф. Колоколо-ва, около 1780 г. кадий Муртузали, воспользовавшись смертью Муртазали-майсума, завладел магалом Ярей. Затем его сын Рустам-кадий завладел мага-лами Хучни и Таей, жители же магалов Чуркул и Хыраг признали себя неза-висимыми. С того времени наследники майсумов управляли магалами Хараг-Шилли, Агул-дере, Амергу и Этег. В «Описании Дагестана 1796 г.» Д.И. Ти-хонова говорится: «По правой стороне ее (реки Дарбах-М.Г.) течения до са-мого почти места укрепления персидского шах Надыра, называемого Иран-хараб, принадлежат земли табасаранским владельцам Махмуту, а вверх реки - кадию и Махмет беку». Описание Табасарана, сделанное во время снятия земли на карту Кавказ-ского гренадерского полка секунд-майором Федором Симоновичем в 1796 году, под распоряжением оберквартир-мейстра подполковника Федора Лена. Федор Филиппович Симонович /1760-1815/, "славянской нации из венгер-ских дворян", перешел в 1793 г. из австрийской армии в русскую. «Южный Дагестан природа разделяет хребтом Табасаранских гор на две рав-ные половины к полдню и к северу. Южная половина заключает в себе часть Табасарана и провинцию Кубу, Ха-мутаю казыкумыпкому принадлежащую, Рутульское, Ахтинское, Кубинское и Дербентское владения. Она окружается к северу Табасаранским хребтом, к западу Кавказскими снеговыми горами, к полдню отраслью Бермецких гор, вышедшею от Курт Булака и отделяющею караван-сарай Эшме Дагестан от Ширвана, а к востоку омывается Каспийским морем. Пропорциональное сей половины протяжение в длину, от севера к югу, 140, а в ширину, от запада к востоку, 80 верст и составляет площадь 11 200 верст квадратных. Верста́ — русская единица измерения расстояния, равная пятистам саженям или 1 066,781 метров (что соответствует 3500 футам). Горы сии суть восточные отрасли Кавказского хребта, делающие продолже-ние по течению рек к Каспийскому морю. Гора Кох-мадаг есть холм настоя-щего Кавказского хребта и глава Табасаранским отраслям, вышла у вершин рек Койсу и Гургели. Господствует горами во всем Дагестане. Посредством Табасаранского хребта составляет рубеж, отделяющий Северный от Южного Дагестана. К северу отражает Кумухские, Акушинские и Каракайдацкие, а к востоку и к полдню Табасаранские и Курасские горы. Из сей вытекают реки: Койсу, Буам и Гургели. Табасаранский же хребет, Бент называемый, отделя-ет от себя по течению рек Меньшего Дарбаха и Рубаса две главные отрасли - Ерайскую и Карасиртскую, простирается на восток к Каспийскому морю и, не доходя оного расстоянием на две версты, кончится теснистыми и камени-стыми крутизнами, образующими Дербентское подгорье. Из Табасаранского хребта вытекают реки: Большой и Малый Дарбах, Хаменди, Рубас, Недрех, Агул и другие. Простирается от горы Кохма-даг между реками Большой Дарбах и Гургели по четырем верхним полосам. К северу граничит с уцмийскими народами, терекемей, кайдаками и каракайдаками, к востоку с Дербентским владением, к полдню с провинцией Кура, а к западу с казыкумыками. Примечательнейшие в оном реки: Большой и Малый Дарбах, простирающие свое течение в Северный, и Рубас, Недрех и Гургели, текущие в Южный Да-гестан. Табасаран разделяется на три главные владения, как-то: на масума, на кадие-во, на Девек Нлеми. Первые заключают в себе других частных временных владельцев, братьев и сродственников настоящих владельцев, как-то: масу-мово, Мустафы бека, шамахала, Али Гули масума, Дрич Табасаран. Главные их места суть Чёграх, главное Табасарана селение и пребывание масума, на острой и крутой, вышедшей от Карасирта, при ручье, впадающем в Рубас. Со стороны гор защищается оно поперечною стеною и двумя башнями, а с дру-гих сторон утесом горы. Керчаг, пребывание Мустафы бека, при реке Зызык, впадаюшей в Рубас, имеет с Чёграх сходное местоположение и защищается также со стороны гор на большое пространство стеною и двумя башнями, а со стороны реки утесом каменистым и горами, по которой идет частыми поворотами трудная дорога. Чулат, пребывание шамхалово, при ручье, впадающем в Гургели, Хорик, пребывание Али Гули масума, на ручье, впадающем в Рубас. Дрич Табасаран включает в себя горные деревни по Карасирту; они управляются независи-мыми узденями, служащими масуму. Всего деревень в масумовом Табасаране до 70, а число жителей мужского пола до 21000 душ. С горских некоторых деревень, кроме 3000 рублей ханскими деньгами, ма-сум табасаранский положенных доходов не имеет, а всем нужным на содер-жание свое довольствуется от подвластных ему в роде подарков по приезде к ним или по призыве к себе чрез разные их приласкания. 2-е, к кадиеву Табасарану принадлежат частные временные владения Махмут бека, Магомет бека и Мурза бека, во оных местах следующие, примечания достойные, места. Эрси, главное селение и пребывание кадиево, с северной стороны Табасаранского хребта, при ручье Егри Булак; повыше сего места к деревне Зил находятся развалины бывшей Дербентской линии по Табасаран-скому хребту. Хаменди, пребывание Махмут бека, при печке Хаменди, впа-дающей в Меньший Дарбах. По обеим сторонам сего места продолжается линия упомянутых укреплений, из которых знатнейшая башня на Камахской горе, командующей всеми сими местами. На возвышенной гряде, простирающейся от Камахской горы к северу против Табасарана, стоял Надир шах в походе своем на табасаранцов и других гор-ских народов укрепленным лагерем с намерением и город на том месте рас-положить, но по некоторому неудачному своему предприятию и воспоследо-вавших к тому дурных следствий назвал сие место Иран Хараб, то есть ги-бель Персии. Другое ж поперечное земляное укрепление простирается от де-ревни Хаменды в Северный Дагестан, перерезывая прямым валом все доли-ны от одной отрасли гор до другой. Пенчи, пребывание Магомет бека, на утесистой каменистой горе при родни-ке, впадающем в Рубас. По дороге к деревне Маграчи у урочища Кадчи стоят две каменные башни, запирающие проход с той стороны к сей деревне. Ма-грача, пребывание Мурзы бека, на утесистой же каменистой горе у дифилеи Деремержлер, где и жидовская деревня. Всего состоит в кадиевом Табасаране 20 деревень. Кадий табасаранский пользуется доходами таковыми же, как и масум, да по-лучает от жалованных дербентским Фет Али ханом деревень на 5000 р. хан-скими деньгами. и 3-е, Девек Елеми, составляет горный Табасаран, простираясь от Кадия к Дрич Табасарану, казыкумыкам и каракайдакам, и управляется народом под разными узденями или наследными начальниками, служащими большей ча-стью кадию табасаранскому, а по обстоятельствам, и другим. Оной заключа-ет в себе до 15 деревень, из которых знатнейшие суть: Ягдик, Пилек и Хурук; число жителей мужеска пола в сей части простирается до 5000 душ, а всего во всем Табасаране мужеска пола до 32 000 душ. По обыкновенному же на-родному исчислению, состоит Херх Мин Табасаран, то есть 40 000 табаса-ранцов. По расположению шаха Абумуслима состоял он при двух кадиях под владе-нием майсумовых предков, сделавшихся после независимыми; от сих же ка-диев происшедшей кадий табасаранский, пользуясь выгодными местами своими и соединясь родством, хотя побочной линии, с уцмием каракайдат-ским, составил себе особливое, от майсума не зависящее, владение. Майсум же получил сие имя по предку своему Майсуму. В прочем Табасаран достаточствует скотоводством и есть способен, выклю-чая некоторые горские деревни' и другие, лежащие по южной стороне хребта, к произведению всех плодов, изобилует при пчеловодстве и разными плода-ми древесными и огородными, особливо же славится яблоками, грушами и орехами. Из Северного а Южный Дагестан, минуя Дербент, идет большая дорога мимо Иран Хараб, по долине Меньшего Дарбаха, на Майдан Булак, чрез деревню Дарбах и, переходя Дербентскую стену и крутизну Табасаранского хребта по долине Деремержлер, которая переменилась у деревни Маграга в страшной глубокой дефиле теснистыми каменистыми проходами, до урочища Девичу Магатан. От сего места разделилась на две другие дороги: идет в Дербент и к большой дороге, Ельчи юл называемой. По оной дороге шел в 1796 году от-ряд генерал-порутчика Булгакова с полевою артиллериею и обозом для об-ложения Дербента с южной оного стороны, другая ж табасаранская дорога идет от Майдан Булака вверх по долине Меньшего Дарбаха чрез деревню Зыл, Дербентскую стену и Табасаранский хребет, деревню Пенчи, урочище Кадучи, мимо деревни Масраги, узкими проходами и теснистыми камени-стыми местами к урочищу Девичу Магатан и далее. В Табасаране знатней-ший лес простирается по Бенту и Карасирту». Текст воспроизведен по изданию: С. М. Броневский. Историческия вы-писки о сношениях России с Персиею, Грузиею и вообще с горскими наро-дами, на Кавказе обитающими со времен Ивана Васильевича доныне. РАН. Институт востоковедения СПб. 1996. Семён Михайлович Броневский (1763—27 декабря 1830) — участник русско-персидской войны 1796 г., директор Азиатского департамента МИД Россий-ской империи, Феодосийский губернатор, историк Кавказа. Земли табасаранския простираются по хребту, вышедшему от восточных гор у вершин рек Кайсу и Самура, занимают в долину от востока к западу около 70 верст, а в ширину от юга к северу около 50 верст, к востоку граничат с дербентским владением, к югу и западу с владением Хамбутая казыкумыцка-го и народом, называемым кура, к северу с владениями уцмея каракайдацка-го. Реки Гургели, Буам, Большой Дарбах и Рубас вытекают из Табасаранских гор и, обмывши подошвы оных к северу и к полудни, впадают в Каспийское мо-ре. Между последними двумя реками текут еще Меньшой Дарбах и Хашен-ди, которыя соединяются при урочище Хамейди капир и разливаются по по-лям Иран-Харабским. Верхнее возвышение главнаго хребта, тамошними жителями называемое Бент, покрыто дремучим лесом, с обеих же сторон имеет крутыя спуски и множество каменистых утесов, которыя образуют трудныя проходы к верх-ним жилищам табасаранцев и запирают по положению Дербента сообщение севернаго Дагестана с южным и с Ширваном. Сие крепкое местоположение, без сомнения, было причиною к построению дербентскою крепости в древ-нейшия времена и к протяжению против севера каменных стен и укреплений, коих развалины, состоящия из круглых башен, прямых стен, занимающих тесныя проходы, и четверо-угольных бойниц, имеющих по углам башни, и отныне видны, а именно: повыше Дербента при деревнях Камах. Зидиян. Ха-мейди и Дарбах. на дарбайской и зыльской дороге повыше деревень Зыль и Ерси и далее к снеговым горам. Другое поперечное земляное укрепление прикрывает долины, к морю лежащия против гор, и простирается от деревни Хамейди к северному Дагестану, пересекая прямым валом все долины от од-ной отрасли гор до другой. Сверх того, главный проход в Табасаран со сто-роны севера и Каспийскаго моря прикрывается возвышенною грядою, иду-щею от подошвы Камахской горы к северу на две версты. Шах Надыр по за-владении Дербентом в 1741 году стоял на сем месте укрепленным лагерем и по неудачным предприятиям своим, против горских народов испытанным, назвал оное Иран Хараб то есть персидская неудача. Главная дорога из севернаго Дагестана в Табасаран идет мимо сего места по долине меньшаго Дарбаха, где сия дорога разделилась на четыре. 1-я дорога в деревню Ерси, прочия три дороги чрез табасаранский хребет к Ширвану проложены на следующия места: 2-я на Махмет бекову деревню Митахи. 3-я чрез кадиеву деревню Дарбах. 4-я чрез кадиеву деревню Зыль. Все сии доро-ги, идущия по крутизнам гор, каменистым стремнинам и тесным ущелиям, окруженными лесами или утесами для проходов регулярных войск весьма трудны. По последней дороге на деревню Зыль проходил отряд российских войск в 1775 году со стороны южнаго Дагестана к деревне Ерси для наказа-ния уцмея каракайдацкаго и кадия табасаранскаго за пленение профессора Гмелина. Гмелин Самуил-Готлиб-Георг, сын лекаря, родился в Тюбингене 23 Июня 1745 года и обучался в тамошнем Университете. Приобретенныя им сведения в науках, особенно в Естественной Истории, доставили ему звание профессо-ра. В 1767 году он был вызван в Россию С.-Петербургскою Академиею Наук, а в следующем (т.-е. в год, когда началась первая война Екатерины Великой с Турцией. П. Б.) отправлен императрицею Екатериною II с четырьмя студен-тами, аптекарем и живописцем в южные губернии для физического описания тех мест. Политическая география Табасарана В XVII-нач. XIX вв. происходит процесс дальнейшего дробления феодаль-ных владений и союзов сельских обществ Табасарана на более мелкие еди-ницы. Так, жители аулов Хурик, Ханаг и др. термином «нитрикар» называют жителей аулов Хив, Хоредж, Кондик, Чувек, Куштиль, термином «калукар» называют жителей, занимавших территорию южнее горы Калук (около аула Тюряг), термином «элетар» - население аулов, расположенных восточнее хребета Касырт, тянущегося от аула Ружник до Мехтикент (аулы Сыртыч, Тинит, Чулат и т.д.). Жителей группы аулов - Гурик, Ляха, Гисик, Дагни, Гюхряг, Куваг, Харни, Кулиф и др. - хурикцы и их соседи называют чуркулар, а жителей ее. Куж-ник, Шилла, Гулли, Улзиг, Чурдаф и др. — хырхъар. Под термином «галандар» (от «гал» - кутан, зимнее пастбище) подразумева-ются жители с. Дюбек, с. Сюгют, где живут табасараны и жители азербай-джанских сел - Ерси, Дарваг, Марага и др. У жителей южного Табасарана существуют свои названия населения групп аулов или союзов обществ. Так, ничрасцы жителей аулов, расположенных севернее Рубас, - Гурик, Ханаг, Хурик, Пилиг и др. называют чуркулар. А жителей ее. Гуми, Кюряг, Ляхля и др. - гъуннар. В связи с названием жите-лей группы аулов северного Табасарана гъуннар следует отметить, что у та-басаранов бытуют легенды о гуннах и об их пребывании в Табасаране. Одну из легенд записал известный лингвист, член Российской Академии П.К. Ус-лар. Легенда, связанная с гуннами - это легенда о Базузайхане. Согласно этой легенде, гунны напали на местного владетеля Базузайхана и разграбили его имущество. Таким образом, начиная с раннего средневековья, в зависимости от внутрен-него развития Табасарана, Дагестана и всего Восточного Кавказа в целом, а так же от внешнеполитического положения этого региона, границы Табаса-рана и его владений менялись.

Исаев И. Р.: Книга драгоценных камней Табасарана 1. Арабский историк, географ 13 века Йакут аль-Хамави (1179-1229гг.) со сылкой на сведения 10 века, сообщает о Табасаране следующее: <<Между ними (Лакз) и баб-ал-Абвабом (Дербент) - страна Табасараншах, и они (жи-тели Табасарана), так же (как и жители Лакза) могушественны, сильны, мно-гочисленны>>. 2. Броневский Семён (1763-1830гг.), историк Кавказа 19 века. Новейшие гео-графические и исторические известия о Кавказе. Т. П. М., 1823. С. З47. <<Табасаранцы никогда не собираются партиями для хищничества и не де-лают нападение на соседние народы, но храбро защищаются против непри-ятелей и в сем отношении почитаются храбрейшими от соседних народов. Они собираются по сигналу, который подаётся ружейным выстрелом, с кри-ком "hарай"...>>. 3. Мухаммед-Казим - историограф Надир-шаха в своей книге "Наме-йи Ала-мара-йи Надири" (Мироукращающая Надирова книга) не в состоянии скрыть упорного сопротивления защитников Табасарана и отмечает: <<часть лезгин (дагестанцев) известная под названием табасаранцев, была зловреднейшей из упомянутого племени>>. 4. Краткую характеристику Табасарану дал турецкий путешественник - гео-граф Эвлия Челеби, посетивший Дагестан в 1666 году. Он писал: <<Прекрас-ный благоустроенный городок Табасаран. Он находится к востоку (турок пе-репутал стороны света) от персидского Демир-капу на росстоянии одного пе-рехода. Городок утопает в садах и цветах. Легенда говорит о том, что Ану-ширван наслаждался прекрасным климатом (этой местности). Придя из Ба-гдада, взял этот дворец, предавался в нём наслаждениям и говорил: "Это дво-рец мой". И действительно, здесь чудесный воздух>>. Это сообщение в целом позволяет судить о достаточно благоприятных кли-матических условиях Табасарана, который Эвлия Челеби почему-то назвал городком, хотя это довольно обширный по дагестанским меркам регион. 5. Посланец Петра Первого в Иран дворянин Андриан Лопухин в 1718 году писал: <<недалеко от Дербента есть провинция, которая значится как шахо-вые подданные, только мало ево слушают, управителя имеют у себя из своего тутошнева народу, называется кадимаксим, и живут смирно, ни с кем не бра-нятся, их никто не смеет тронуть, потому что люд все военной и многона-родной и деревни их в местах крепких>>. Отметим, что "кадимаксим" - это своего рода производное не совсем понятых Андрианом Лопухиным слов "кадий" и "майсум". Табасаран в этот период был поделен на майсумство и кадийство. Их и совместил в одном слове А. Лапухин. 6. Гербер И.-Г. Описание стран и народов вдоль западного берега Каспийско-го моря. 1728 г.//ИГЭД. С. 104. <<табасаранских обитателей больше вольными людьми почесть можно было, так как они майсуму и кадию не вовсе подданны; и для того часто бунтовали и ныне ещё к тому склонны, чего ради их всегда крепко и в страхе содержать надобно; и когда одна деревня, хотя мало, подымается к мятежу, оную тотчас разорить и через то удержать других, чтоб к им не приставали>>. 7. В.В. Потто. Кавказская война. Том 3 стр. 195- 196. ..."В Дагестане также было спокойно, и только в Табасарани, от берегов Са-мура и до самого Дербента, долго ещё шли разбои. Однажды сильные шайки мятежников напали даже на селения преданных России беков и были отбиты только упорному сопротивлению..." "... Мятеж, казалось, потух. Но в этой стране (Табасаран), издавна своеволь-ной и буйной, веками накоплявшей в себе горючие материалы, спокойствие не могло быть прочным, вспышки продолжались... 8. Кавказская война. том 5 стр. 38. "...Кайтаг и Табасарань, благодаря своему вечно крамольному духу, ожидали Кази-муллу (Кази-Магомед, первый имам Дагестана) не с меньшим нетерпе-нием. И если волнения, нарушившие спокойствие этих провинций в 1829 году, объясняются только взаимной враждой табасаранских владетелей и не имеют прямого отношения к началу мюридизма, то, во всяком случае, они подго-товляли для него почву". 9. Мурад Аджиев (кумык, р.1944 г. в Москве, писатель, публицист) . Журнал "Вокруг света" N 2, 1991 г. Очерк "Молчаливые табасараны". "Мужчины в Табасаране ценились не за юмор, не за ремесло и даже не за умение вести хозяйство. Если у мужчины хороший кинжал, то это был хоро-ший мужчина, настоящий мужчина. За особую любовь к холодному оружию табасараны очень почитались на Кавказе! Их приглашали, когда требовалось искусство войны. С ними всегда считались, не спорили, ибо аргументы в любом споре у мол-чаливого табасарана были в высшей мере убедительными. Почему? Пустой вопрос..." Горцы, как известно, гостеприимство довели до абсолюта. В каждом доме лучшая комната, устланная коврами, - для гостя. Хозяин ребёнка так не на-кормит, как гостя, последнее отдаст. Гость видит это, но должен молчать. Та-кова традиция, которую свято чтут. ...Но вот откуда у этих суровых людей такая добрая традиция гостеприимст-ва? По-моему, возможен только один ответ: гость - пришелец из другого ми-ра." Табасаранцы никогда не собираются партиями для хищничества и не делают нападения на соседние народы Это означает, что Табасаран, обладая прекрасными, плодородными землями с благоприятными климатическими условиями, всегда был самодостаточной страной, т.е. табасаранцы, имели всё необходимое для нормальной жизни, не нуждались в чужой добре. 10. Б.Г.Алиев, М.-С.К. Умаханов. Историческая география Дагестана 17-19 вв. Махачкала,2001г. стр.148 ..."Нахождение Табасарана в 17-19 вв. в центре всех происходивших в Даге-стане политических событий, вовлечение его в самую бескомпромиссную борьбу народов Дагестана против иноземных завоевателей, жертвы табаса-ранцев в военных конфликтах значительно тормозили их численный рост" 11. АЛЕКСАНДР МАРЛИНСКИЙ: "Не успели мы сделать двадцать шагов, как вдруг, за огромною и высокою башнею, наткнулись на шестерых воору-женных горцев, по всем приметам принадлежащих к разбойничьим шайкам вольных табасаранцев". (Аммалат-бек) 12. Письма из Дагестана. Александр Марлинский Дербент, 1 сентября 1831 года. Завет спокойствия Дагестана был заключен. Но чтобы упрочить оный, командующий разместил войска в с.-Карабудах-Кенте, в Гиллях, в Буйна-ке, в Уйтамише. То была живая цепь, наложенная на Табасарань, в которой умы еще волновались. Сардарь наш ведал, что присутствие Абдурзах-кадия и других беков, ревностнейших поборников Кази-муллы, было закваскою мятежей в среде буйных табасаранцев, и для того послал к изменникам до-веренных людей от имени почетных дербентских жителей, уговорить их предаться великодушию русских. Правители Табасарана. Материалы с сайта Генеалогия.ру : 1. Табасаран (ок. 1600 - 1850). Табасаранское государство. 1) Северный Табасаран. ок. 1650 - 1815 династия кадиев (кази). Рустам I (ок. 1720). Муртузали I, сын (ок. 1747). Рустам II (ок. 1770 - 1802). Муртузали II, сын (1802 - 15). 1815 русская аннексия. 2. Южный Табасаран. ок. 1600 - 1850 династия майсумов. 1. Зирар (ок. 1620). 2. Ак-Майсум (ок. 1650). 3. Рустам (ок. 1722). 4. Мухаммед, брат (ок. 1747) 5. Муртузали, сын (ок. 1750). 6. Шейх Али-бег, брат (ок. 1770 - 74)* 7. Али Кули, сын (1774 - 76). 8. Мухаммед Хусейн-бег, брат (ок. 1776 - 85). 9. Сухраб-бег, брат (ок. 1785 - 1806). 10. Шамхал-бег, брат (ок. 1806 - 15). 11. Кырхлар-Кули, сын 8 (1815 - 31). 12. Ибрахим-бег, сын (1831 - 50). 1850 российская аннексия.

Исаев И. Р.: «Арран»- слово табасаранского происхождения и означает -прибрежная низ-менность, т е Табар- горные вершины и хребты, а Арран- прибрежная низ-менность вдоль Каспийского моря и всего лишь является малой частью всей Кавказской Албании. А Арраншах, назван по названию местности. Слово «Арран» в переводе с табасаранского языка на русский язык –благодатная земля. И по сегодняшний день табасараны прибрежную низменность Кас-пийского моря называют Арраном (в с. Тивак (ТIивак) имеются святые мес-та: "Аран шар" - целебный источник - на восток, 2км). А обитателей Аррана называли каспии. В начале были наделы (огороды), впоследствии начали осваивать. Историограф первого века до н. э. Диодор Сицилийский, зачастую использо-вавший данные Ксенофонта и путешествовавший по многим странам Азии и Европы, написал составленную из сорока книг историю, охватывающую пе-риод от древнейших времен до Цезаря. Из них уцелело первые пять томов, а также одиннадцатый и двенадцатый тома. Ксенофо́нт (греч. Ξενοφῶν) (не позже 444 до н. э. — не ранее 356 до н. э.) — древнегреческий писатель, историк, афинский полководец и политический деятель, главное сочинение которого — «Анабасис Кира» — высоко цени-лось античными риторами и оказало огромное влияние на латинскую прозу. Диодор, ссылаясь на Ктесия, упоминает и об Албании, в частности, в ее со-став он включает каспийский район и "Ворота Каспия" - Дербент. Диодор Сицилийский (лат. Diodorus Siculus, прим. 90 — 30 гг. до н. э.) — древнегреческий историк и мифограф; родом из Агириума на Сицилии. Дио-дор посвятил 30 лет созданию своих исторических сборников (Bibliotheca Historia) и предпринял для этого ряд путешествий. Прав Диодор Сицилийский: АРРАН —табасаранское название обширной области со многими городами, в числе которых Джанза, а народ ее называет Ганджа, Барда, Шамкур и Байла-кан. Все, что находится западнее и севернее этой реки, относится к Аррану, а что находится восточнее ее, к Азербайджану. Мнение о том, что закавказские тюрки сложились якобы путем смешения с индигенным населением, не подкрепляется фактами; скорее всего, местное табасаранское население было оттеснено персами, арабами, тюрками в Даге-стан и вдругие места. В отдельные исторические периоды - после арабского завоевания края (639-643 гг.) и позднее, нашествия тюрков (XI-XII вв.) - об-ласть Азарбайджан объединялась с Арраном и Ширваном (территория со-временной Азербайджанской Республики). Как пишет М. Митаров, Нижний Табасаран занимает наиболее богатые, пло-дородные земли равнинной части, так называемые «Арран», простирающиеся до побережья Каспийского моря и зоны лесов Мюшкюр, растянутые до древ-него Шабарана и Аррана — древней части Кавказской Албании. Как пишет Мовсес Каланкатуаци, гунны напали на албанцев и продвинулись до берегов реки Кура. Подобно тому, как в Исфахане и Хорасане имеются местности с названием Ширван, в окрестностях Кашана есть местность, на-зываемая Арран. Да, связано наличие этих названий с миграцией части таба-саранского населения Аррана и Ширвана. Мовсе́с Каганкатваци́, Моисе́й Каланкату́йский (VII или X вв.) —албанский историк, автор книги «Истории страны Алуанк» посвященной истории Кав-казской Албании. Из сообщения самого Мовсеса Каганкатваци известно, что он был урожен-цем области Утик, села Каланкатуйк, от названия которого и происходит его имя. По происхождению он был албаном. Каганкатваци вслед за Мовсесом Хоренаци называет агванский язык «изобилующим гортанными, грубейшими и труднопроизносимыми звуками».

Исаев И. Р.: Начиная с первых десятилетий Х в. царство Лайзан упоминается в источни-ках в качестве одной из областей в составе владений Ширваншахов, но пер-воначально оно фигурировало как одно из небольших полунезависимых царств Восточного Закавказья. Впервые его название засвидетельствовано у арабо-персидских историков и географов IХ-Х веков в качестве одного из мелких этно-политических образований на северо-востоке Закавказья во гла-ве с местными владетелями, за которыми Хосровом I Ануширваном была признана царская власть. Упоминая Ширваншаха среди подданных шахан-шаха Ануширвана, Масуди сообщает: «Царем в настоящее время является некий мусульманин по имени Мухаммед б. Йазид, который происходит от Бахрама Гура...». В другом месте он пишет: «Мухаммед б. Йазид, теперь из-вестный как Ширваншах, был ранее наследственным царем Лайзана». А. П. Новосельцев. Аспирант Института Востоковедения НАН РА По сообщению “Истории Дербенда” («Тарих аль-Баб»), в 861г., когда после смерти халифа Мутаваккиля правитель Ширвана, представитель рода Мазья-дидов – Хайсам, стал независимым в Ширване, его брат Йазид стал незави-симым в Лайзане. С двумя достаточно укрепленными крепостями (Нияль и Сулут) и многочисленными селениями это царство имело весьма важное зна-чение на указанной территории. Свидетельством этому служит тот факт, что в 917 г., по данным того же источника, Лайзаншах Абу Тахир Йазид захватил власть в Ширване, и с той поры в последнем начала править лайзанская ветвь Мазьядидов, хотя при этом Лайзан стал составной частью Ширвана. Материалы с сайта Генеалогия.ру : 1. Лайзан (ок. 860 - 1072). Табасаранское государство. Столица Лайзан. Род Мазьядидов. 1. Йазид ибн Халид (ок. 860 - 80). 2. Мухаммед I, сын (ок. 880 - 90). 3. Абу Тахир Йазид, сын (ок. 890 - 917). 4. Мухаммед II, сын (ок. 917 - 48). 5. Хайсам, сын (ок. 948 - 56). 6. Хайсам ибн Ахмад, плем. (ок. 956 - 80). 7 - 10. неизвестные. 11. Хурмуз ибн Минучихр (ок. 1034 - 65). 12. Гуждахам ибн Саллар (ок. 1065 - 72). 1072 сельджукское завоевание.

Исаев И. Р.: «Табар»-горные вершины и хребты, «стан»-страна т. е «страна горных вер-шин и хребтов». Село в Табаристане Табаристан- (современный Мазандаран-в переводе с табасаранского языка на русский язык-«Мазандин дере-долина Мазана. Мазан –имя человека у таба-саран) средневековое название провинции, лежащей на южном побережье Каспийского моря. История Табаристана изложена Сайедом Захируддином Мараши и издана академиком Б. А. Дорном («Geschichte von Tabaristan», Pers. Text, СПб., 1850). В Оксфорде имеется рукопись Мухаммеда сына эль-Хасана, «Тарихи-табаристан», то есть история Табаристана (доступ к руко-писи ограничен –непонятно по каким причинам). Термин табур ﺭﻭﺒﺎﻂ и на персидском, и на арабском языках означает «отряд», «шеренга», «линия строя», обнаруживая тем самым прямую аналогию с тер-мином ас-суфуф «ряды», «шеренги войска». В таком случае Тапури-стан/Табуристан – название, указывающее на систему военной организации локальных обществ в Юго-Западном Прикаспии, а Табур-сар-ан (букв.: «предводители отрядов», «избранники отрядов») – эквивалент арабского термина а‘йан ас-суфуф, который Та’рих ал-Баб использует в качестве обо-значения военной элиты пограничных крепостей в Табар-сар-ане, иными словами, сар-хангов, управлявших рустаками Баб ал-абваба. Особую важность для установления значения корня ТАБАРИСТАН имеют диалекты, распространенные в самом Табаристане, которые в достаточной степени различались от других диалектов персидского языка. Согласно Захир ад-дину Мар‘аши, на «табаристанском языке» слово ﺭﺒﻂ табар имеет собст-венное значение, а именно – «гора»; соответственно, Табаристан – это «Гор-ная страна», полная калька названия другой «Горной страны» Дагестана – Табарсаран. Персы называли и называют жителей Табаристана и Табасарана –«тэбэр» Тому подтверждением является Авеста, Авеста — собрание священных текстов зороастрийцев, старейший памятник древнеиранской литературы, составленный на особом, более нигде не зафик-сированном языке, называемом в иранистике «авестийским». Āmōy — «Амол». Город Амол — столица Табаристана. В период Аббасидов в IX н. э. один из крупнейших городов на севере (Le Strange 1966; 370). Amuy, араб. Amul — столица Табаристана (совр. Мазандаран), получил свое название от этнонима не-иранского племени. Tūs — «Тус». Город Тус (Тос), по-видимому, это город Сусиа (Σουσία), первый город про-винции Арейа, которую захватил Александр (App.III 25, 1) см. также Мар-кварт-Мессина. С.47. Тос — это название провинции, столицей которой был Табаран. Табаран в своем названии сохранил этноним неиранского населения (Τάπυροι или Τόπεροι) (App. III 8, 4. 11,4), которое впоследствии захватило территорию расселения мардов (по близости к Амулу в Табаристане), кото-рых переселил туда аршакидский царь Фрадат I. Тос-и Нодаран в Шах-наме выступает как наследный главнокомандующий армии в период правления Кай-Кавуса и Кай-Хосрова. Gurgān — «Гурган». Горга́н или Гиркания или Джурджан (перс. گرگان «Земля Волка») — город в Иране, столица провинции Голестан. Горган на-ходится на севере страны, на побережье Каспийского моря, приблизительно в 400 км от Тегерана. В древности город был известен как Гиркания или Хир-кана; в более позднее время также назывался Астрабадом или Астерабадом (до 1937), также назывался Тапаристан или Табаристан. Pātišhuvar. Ср.-перс. Padišxwārgar — «Падишхваргар», др.-перс. pātišhuvariš, парф. pryšžwr. В «Письме Тансара», Гушнасп носит титул «Принц и царь Та-баристана и Баршавадгана, Гиляна и Дейламана и Думбаванда» (Nāme-ye Tansar 1354; 49: Boyce 1961; 12). Padišxwārgar — горный массив в Табаристане и Гиляне (Эльбурс). Др.-ир. *pātišhuvara с vrddhi. Засвидетельствовано также в надписи Дария I в Бехи-стуне — Pātišhuvari имя одного из оруженосцев. См. Нюберг.op.cit., II, 1974, p.157. У Мовсеса Хоренаци тот же самый ороним засвидетельствован в фор-ме Patižahar gavar — «Область Патижахар». Мовсе́с Хоренаци́, Моисей Хоренский (арм. Մովսէս Խորենացի) (традици-онно считается, что родился ок. 410 и умер в 490 гг (или в начале VI века), вместе с тем ряд учёных относит годы его жизни к периоду между VII и IX вв. включительно) — крупнейший армянский средневековый историк, автор «Истории Армении», за создание которой, несмотря на существование более ранних исторических трудов на армянском языке, был назван «отцом армян-ской историографии». Некоторые учёные отмечают наличие анахронизмов в ряде событий, описываемых в книге. Согласно зороастрийскому своду «Денкард», по повелению Арташира вер-ховный первосвященник Тусар (или Тансар) собрал сохранившиеся списки книг Авесты и изучив их, установил канон маздаясны, религии по учению Заратуштры. Известно послание Тусара к царю Табаристана, с увещанием признать Арташира законным государем Ирана (Ардаш́ир Папаќан (ок. 180—241 по Р. Х.) — первый шаханшах Ирана в 224—241 гг. из династии Сасанидов). Зарату́стра (также Заратуштра от авест. Zaraθuštra и перс. — Zartošt; Зороа́стр от греч. Ζωροάστρης) — в зороастризме — основатель зороастризма (мазде-изма), жрец и пророк, которому было дано Откровение Ахуры Мазды в виде Авесты — Священного Писания зороастризма. Биографические сведения о Заратустре недостоверны и считаются согласно зороастрийской традиции. Родился вероятно в семье всадников в Радесе, сейчас пригород Тегерана Рай (Реу) и жил в восточном Иране ориентировочно между VI и первой полови-ной V века до н. э. (возможно, в 628—551 годах до н. э.). Рей (Реу) (др.-перс., Рага, перс.) — город в северном Иране, в провинции Те-геран. Вот, что пишет Л. Н. Гумилёв: 'Dar-ba-ru– «Поселения верхних тапуров». Племя тапуров занимало район в северной части Ирана, вдоль южного побережья Каспийского моря. Пример-но с VII в. н.э. этот район стал называться Табаристаном. До этого в персид-ских источниках назывался Тапуристан. Есть несколько версий названия Тапуристан. Одно из версий: От слова «та-пур»- топор. Табаристанцы на врага шли толпою с большими топорами с длинними ручками на плече. Но, ни одна из версий не имеет под собой поч-ву. Как объясняют арабские источники с появлением на Кавказе, скорее эта была зависть и ненависть персов к маленькому народу, который на протяже-нии многих столетий отчаянно боролся за свою свободу и независимость. Когда арабы спросили у них откуда вы и кто вы? Они ответили: Мы табари-станцы, из Табаристана. С появлением арабов на Кавказе в исторических ис-точниках появилось слово «Табаристан». По северной части Табаристана проходит хребет Эль-бурзских гор. Главный город — Амуль. Арабский географ Ибн-Русте (X в.) определяет протяжение Табаристана в 50 фарсахов (300 вер.), а ширину — от 36 до 40 фарсахов. Ис-тория Табаристана изложена Зегир-эд-Дином Мераши и издана академиком Дорном ("Geschichte von Tabaristan", Pers. Text, СПб., 1850). Табаристан — горно-равнинная земля, там занимаются земледелием, разво-дят вьючных животных и ковроделием. А язык их не арабский и не персид-ский… и Амул, Натил, Чалус, Калар, Руйан, Мила, Бурджи, Чашма-йи Ал-хам, Сари, Михраван и Таммиших находятся в Табаристане. В древности город Горган был известен как Гиркания или Хиркана; в более позднее время также назывался Астрабадом или Астерабадом (до 1937), так-же назывался Тапаристан или Табаристан. Области Южного Прикаспия, защищенные с севера морем, а с юга — могу-чим хребтом Эльбурса, были надежным убежищем для древних этносов, со-хранявших фактическую независимость и при Селевкидах, и даже при Саса-нидах. Дело в том, что свободолюбивое население этого сурового и непри-ступного горного края никак не могло примириться с потерей своей свободы, которой оно пользовалось фактически при Сасанидах (226—651 гг.). Эта борьба между мужественными горцами и арабской властью халифата нача-лась с памятного для табаристанцев 25/646 г. Согласно данным, порой эта борьба имела страшные по своему результату последствия. В качестве при-мера можно сослаться на факт почти полнейшего уничтожения горцами в горных теснинах Табаристана арабского двадцатитысячного войска и гибели его руководителя Маскалы ибн Хубайры при халифе Муавии I ибн Абу Суфйане (41/661—60/680 гг.). Он вторгся в страну, убивая и захватывая пленных. Когда он преодолевал перевалы и горные проходы при своем дви-жении с тем, чтобы выйти [из них], враг занял их против него и его войска и обрушил на них с гор большие камни. Как отмечено в примечаниях к тексту, катастрофа арабских войск в Табаристане должна была быть настолько силь-ной, что арабские авторы даже не подумали о том, чтобы хотя бы в какой-то мере ослабить значение этого события, очевидно, оставившего на современ-ников удручающее впечатление. Народ по этому поводу сочинил даже пого-ворку. Как передает Ибн ал-Факих ал-Хамадани, когда хотели сказать о чем-либо невыполнимом, то в народе говорили: этого не будет до тех пор, пока Маскала не вернется из Табаристана, т.е. данному делу не сбыться никогда. Проходившая в последующем с переменным успехом борьба жителей Таба-ристана с новой силой развернулась при втором аббасидском халифе Абу Джафаре ал-Мансуре (136/754—158/775 гг.). Правящие круги горной области, очевидно, предполагали, что только что пришедшая к власти в результате государственного переворота династия Аб-басидов все еще непрочно чувствовала себя на троне и в 141/758 г., 142/759 г. и 144/761 г. они возглавили три народных выступления горцев Табаристана против халифата. И в последующем народные движения в Табаристане и со-предельных областях в Дайламе, Джурджане и Джилане принимали весьма опасный для Аббасидов характер. Так было, например, при преемнике хали-фа ал-Мансура халифе Мухаммеде ал-Махди (158/775—169/ 785 гг.) в 167—168/783—785 гг. Арабское завоевание тоже не нарушило течения жизни горцев Эльбурса, так же как горцев Астурии, Басконии и Киликии, хотя и вызвало ненависть к арабам. Влияние ислама, принятого лишь в 842 г., было ничтожно, а потому шиитская пропаганда, по сути дела антиарабская, нашла в Дейлеме и Табари-стане подходящую почву. Эти горцы охотно шли сражаться не за Алидов, Алиды — потомки халифа Али Ибн Абу Талиб аль-Муртада, зятя и двою-родного брата Мухаммеда, и его жены Фатимы. Ими основано несколько феодальных династий в средневековых мусульманских странах: Идрисиды в Магрибе, Сулейманиды в Мекке, затем в Йемене, Сулейманиды (другая ветвь) в Магрибе; к Алидам относили себя Саадийские [1525—1659] и Фила-лийские шерифы в Марокко [с 1664] и др., Фатимиды в Северной Африке и Египте (910—1071), Зейдиты и другие ветви алидов в Табаристане (864—928) а против Аббасидов. И чем более слабел Багдадский халифат, тем гроз-нее становилась сила дейлемитов, реликта, не растратившего своих сил, как арабы и персы, и достойного противника степных тюрков, единственной бое-способной армии суннитских владык. В 872 г. вождь восставших Табаристана Хасан вторгся в Гурган и завоевал его, а потом захватил богатые города Казвин и Рей (Реу). Персидский аноним X в. Худуд ал-‘алам называет Табаристаном обширные области вдоль побережья каспийского моря вплоть до Аррана, включая рай-он Казвина. Казви́н, Газвин— город на севере Ирана, административный центр и круп-нейший город остана Казвин. Население — 331 тыс. человек. Важный центр текстильной промышленности — производство хлопка, шёлка, кожи. Об ис-тории и топографии Казвина имеются сравнительно подробные сведения, так как из него происходил историк и географ XIV века Хамдаллах Казвини. Ос-нователем города считается Шапур, сын Ардашира, родоначальника дина-стии Сасанидов. Долгое время, даже при Аббасидах, был одним из погранич-ных пунктов Халифата, так как Дейлем, горная часть нынешнего Гиляна, не был завоеван арабами. Жители ещё в XIV веке оставались большей частью суннитами шафиитского толка и, по словам Хамдаллаха Казвини, никогда не подчинялись исмаилитам, главные твердыни которых находились непосред-ственно к северу от города, в местности Рудбар. Здесь было до 50 сильных крепостей; главными были Аламут и Меймундиз. При шахе Тахмаспе I (1524—1576) Казвин был некоторое время столицей империи Сефевидов. Сефевиды азерб. Səfəvilər dövləti; Османск.:Devlet-i Safeviyye; — иранская шахская династия, правившая с начала XIV века районом Ардебиля Иранскoй провинции Азербайджан, входившим в состав государства Ак-Коюнлу, с 1502 по 1722 гг. всем Ираном. Основателем династии был Исмаил I (1501—1524 гг.), потомок основателя суфийского ордена Cефевие. Понятно, что борьба жаждавших мести народов горных областей за утерян-ную ими даже относительную свободу не велась изолированно от общих ис-торических событий, имевших место в халифате раннего средневековья. Она тесно переплеталась с теми или иными историческими явлениями, которыми пыталась воспользоваться как одна, так и другая враждовавшая сторона. И правители Табаристана, и господствующая верхушка халифата во главе со своими эмирами правоверных, следует полагать, не упускали любой создав-шийся благополучный момент для достижения намеченной цели. Задача ха-лифата состояла в том, чтобы окончательно подчинить горные провинции Ирана своей воле. Целью же горцев было вернуть себе независимость. Прибрежные области Южного Каспия, Гилян и Табаристан, а также холми-стые внутренние районы, защищенные могучими хребтами Эльбурса, всегда служили надежным убежищем для различных народностей и их верований. Здесь продолжали существовать остатки этнических групп, еретические ре-лигиозные учения, древние языки, старинные рукописи и обычаи.

Исаев И. Р.: Карта Кавказа в середине 7 века по армянским источникам (Маскат это Мюшкюр. Территории в пространстве и во времени не гуляют. Как нарисо-вали на карте вдоль побережья Каспийского моря-это фантазии армянских ученых) В тексте встречается много личных имен при перечислении правителей Та-баристана, назначенных халифской властью. Таких лиц всего 42. Этот доста-точно длинный список табаристанских правителей, на наш взгляд, заслужи-вает подробного изучения с привлечением дополнительного материала и, первым долгом, труда известного средневекового автора Ибн Исфандийара по истории Табаристана. В первом ряду среди перечисленных лиц по длительности времени правле-ния стоят известный Халид ибн Бармак, один из представителей персидского рода Бармакидов, правивший Табаристаном в течение пяти лет (остальные правители Табаристана правили от 2 месяцев до 2 лет– такая участь была этих людей). Кей-Кавус, он единственный, который происходил из рода фео-дальных властителей Табаристана. Кей-Кавус- Кави Усан (авест. Кави Усан; ср.-перс. Кей-Ус или Кай Ус; фарси Кай Кавус или Кей-Кавус; таб. Кьаби-Усман) — мифический царь древнего Ирана. Кави Усан правил 75 лет, «пока не отправился на небо», и еще 75 лет после этого — итого 150 лет. «Тропой Кави Усана» называют Млечный путь. Ясное изложение событий в Табаристане отвечаю тем, кто утверждает, что Табаристан - провинция Персии и прожи-вали там персы. Верховным жрецом у Ардашира, к счастью, оказался человек, прекрасно со-ответствовавший ему и по способностям, и по предприимчивости. Его звали Тансар (Тан-сар?), или Тосар (пехлевийское письмо допускает двоякое про-чтение). Тансару в качестве сторонника Ардашира предстояло выполнить трудную задачу. Ведь если Аршакиды, захватывая власть, претендовали на роль бор-цов за веру против неверных Селевкидов, то Сасанидам следовало оправдать свержение своих единоверцев. Мы можем проследить, как они пытались дос-тичь своих целей, по дошедшему до нас (в различных редакциях и переводах) письму, написанному самим Тансаром Гушнаспу – правителю, правившему горным княжеством Табаристан на севере Ирана. Эту область было трудно покорить силой (все малые народы Персии искали убежище в Табариста-не), и Тансар от имени Ардашира написал Гушнаспу письмо, чтобы убедить его добровольно подчиниться новой власти. Дошедшее до нас письмо явля-ется ответом на одно из писем Гушнаспа. В нем Тансар отвечает на много-численные, полные сомнений вопросы и опровергает одно за другим крити-ческие замечания, высказанные северным правителем. В религиозной сфере Гушнасп, как кажется, обвинил Ардашира “в отречении от традиций, кото-рое, может быть, и верно с мирской точки зрения, но не хорошо для дела ве-ры” (Тансар-наме, 36). На это обвинение Тансар выдвигает двойное возраже-ние. Во-первых, пишет он, не все старые порядки хороши, а поскольку Ар-дашир “более щедро наделен добродетелями, чем прежние правители... то его обычаи лучше старых”. Во-вторых, утверждает он, вера пришла в такой упадок после разрушений, учиненных Александром, что при Аршакидах уже нельзя было точно знать старые “законы и обряды”, а потому вера “должна быть восстановлена человеком правдивым и здравомыслящим... потому что до тех пор, пока вера не истолковывается разумно, она не имеет прочной ос-новы”. Ардашир притязал, таким образом, на получение полного права де-лать такие изменения, какие ему заблагорассудится, и изменения эти одина-ково одобрялись Тансаром, невзирая на то, были ли это нововведения или же восстановление старых порядков. То, что притязаниям Ардашира отважно противились некоторые его едино-верцы, видно из протестов Гушнаспа против “излишних кровопролитий, ко-торые совершаются по приказу Ардашира среди тех, кто выступает против его решений и указов” (Тансар-наме, 39). На это Тансар отвечал, что люди стали нечестивыми, а поэтому их самих следует обвинять в казнях и убийст-вах, а не Царя царей. “Кровопролития среди людей такого рода, даже кажу-щиеся чрезмерными, мы считаем жизненно важными и здравыми, живитель-ными, подобно дождю для земли... потому что в будущем основы государст-ва и религии будут этим всесторонне укреплены...” (Тансар-наме 40). Остается, однако, неясным, какие именно религиозные мероприятия Арда-шир, по признанию Тансара, проводил в жизнь путем кровопролитий. Суще-ствует несколько источников по истории ранних Сасанидов, и можно найти в них разные меры, которыми Ардашир и персидские жрецы могли бы уще-мить и рассердить своих зороастрийских единоверцев. Так, вместо прежне-го братства местных общин была создана единая зороастрийская цер-ковь под прямым и авторитарным управлением Персии; это сопровожда-лось установлением единого канона авестийских текстов, одобренных и ут-вержденных самим Тансаром. Это событие описывается в пехлевийском со-чинении Динкард следующим образом: “Его Величество Царь царей Арда-шир, сын Папака, следуя Тансару как своему религиозному руководителю, повелел, чтобы все разрозненные учения [то есть те, сохранить которые при-казал еще Аршакид Валахш] были доставлены ко двору. Taнcap встал во гла-ве и выбрал те, которые были достоверными, а остальные исключил из кано-на. Он издал такой указ: впредь верны только те сочинения, которые основы-ваются на религии поклонения Мазде, потому что отныне нет недостатка в точном знании относительно их” (Динкард 412, 11—117; Zaehner, 1955, с. 8). В другом месте в том же сочинении предсказывается, что не будет мира в иранских землях до тех пор, “пока не признают его, Тансара, духовного вож-дя, красноречивого, правдивого, справедливого. А когда они признают и подчинятся Тансару... эти земли, если они пожелают, обретут спасение вме-сто отхода от зороастрийской веры” (Динкард 652, 9—17). В городах Табаристана (где Гушнасп оказывал сопротивление Ардаширу в том числе и Табасаран) местная династия сохраняла старую религию до середины IX в., когда князь Мазьяр поднял восстание в отчаянной по-пытке возвратить прежние порядки. Восстание подавили, а в 854 г. дру-гой правитель Табаристана подчинился наконец требованиям халифа «разо-рвать зороастрийский пояс и принять ислам» (Ибн Исфандияр, с. 157). Сасаниды приняли решительные меры для введения персидского языка в ка-честве единственного официального в Иране и совсем запретили использова-ние в письменности парфянского. У Ахеменидов не было необходимости предпринимать такой шаг, поскольку в письме повсеместно использовался арамейский язык. Что касается Аршакидов, то аналогичное введение парфян-ского языка было бы не в характере их правления. Ардашир объявляет персидский язык государственным языком Ирана. В своей надписи Нарсе называет среди сторонников и парфянских, и персид-ских вельмож, демонстрируя этим сближение между двумя народами, нача-тое отцом, Шапуром I (В середине III столетия Дербент был захвачен пер-сидским царем Шапуром I, учинившим в городе «разрушения и пожарища». (На многие века этот «варвар» оставил в памяти табасаранского народа глу-бокий след. И по сегодняшний день табасараны называют Дербент – «Шагь-ур». Представитель династии Сасанидов, «царь царей» Шапур I (242-272 гг.) совершил своего рода карательную акцию против укреплений Дер¬бента. По-сле разрушения и пожарищ, учиненных войсками Шапура, жизнь на Дер-бентском холме на некоторое время замерла, и весь город лежал в развали-нах. Во времена правления Шапура I (242-272 гг.) табасаранский народ поте-рял город Дербент). Вот его деяния: В 241 году стал императором империи Сасанидов. 244 год — нанес поражение римской армии при Массисе. В 260 году у Эдессы разбил и взял в плен римского императора Валериана и большую часть его войска. Следуя традиции, после смерти Валериана в плену Шапур приказал снять с него кожу, набить чучело и выставить его на всеобщее обозрение). Как напи-сано выше такого сближения не произошло. Там и по сегодняшний день су-ществует свой отдельный мазандаранский язык. Другим событием, затронувшим каждого члена общины и отражающемся на единстве ее, стала реформа зороастрийского календаря. Новое празднество, выделяется среди остальных. По-персидски оно называется Ноуруз (букв. “Новый день”). Авестийское название его до нас не дошло. Зороастр приуро-чил этот праздник к весеннему равноденствию, использовав, по-видимому, древнее празднование наступления весны, которое посвятил Аша-Вахишта (“Лучшей праведности”) и огню. Как последнее из семи, это празднество на-поминает о Последнем дне мира, когда окончательно восторжествует аша, а последний день станет одновременно Новым днем вечной жизни. Читаем выше: В городах Табаристана (где Гушнасп оказывал сопротивление Ар-даширу в том числе и Табасаран) местная династия сохраняла старую религию до середины IX в. Вот вам ответ на главный вопрос: Праздник Эбелцан (Эвел ц1а - огонь с древнейших времен) никакого отношения к Нов-руз не имеет. Эбелцан в каждом населенном пункте отмечают по разному; в Кондике -12 марта, в Хиве 15 марта и т. д. но не 22 марта. И такие торжества как в Новруз не устраивают. Ни одно из религиозных мероприятий этого периода — ни иконоборчество, ни поощрение культа храмовых огней, ни календарная реформа, ни установ-ление единого официального канона писаний — не оказало влияния на само вероучение. Цари этой династии постоянно представляли себя первыми соз-дателями и защитниками зороастрийской ортодоксии, но на деле Сасаниды ослабили веру тем, что придавали важное значение своим зурванитским воз-зрениям. В Gilaki и Mazandarani занимают Южно-Каспийской регионе Иран и говорят на языках, принадлежащие к северо-западной ветви иранских языков. Было высказано мнение о том, что их предки прибыли из кавказского региона, возможно, вытесняя более ранней группы на юге Каспия. Лингвистическая доказательств поддерживает этот сценарий, в том, что Gilaki и Mazandarani языках (но не других иранских языков) разделяют определенные типологиче-ские черты с кавказских языков. Проанализированы модели мтДНК и Y хромосомы разницу в Gilaki и Mazandarani. Исходя из последовательностей мтДНК HV1, то Gilaki и Mazandarani наиболее тесно похожи на своих гео-графических и языковых соседей, а именно других иранских групп. Однако их Y хромосом видов наиболее близко напоминают те найти в группы из Южного Кавказа. А сценарий, который объясняет эти различия является за-кавказских стран происхождения для предков из Gilaki и Mazandarani, после чего интрогрессии женщин (но не мужчин), из местных иранских групп, воз-можно, из-за patrilocality. Учитывая, что обе мтДНК и языка, передаваемых

Исаев И. Р.: по-матерински, включение местных иранских женщин привело бы к сопутст-вующей замена исконных кавказских языков и типов мтДНК из Gilaki и Mazandarani с их нынешним иранским языком и типов мтДНК.Тем кто со-мневался вот вам и ответы. Столько совпадений в Истории не бывают. Но, несмотря на все эти страшние испытания и переименования, коренное население, называемое сейчас мазандеранцы (Мазандин-дере), сохранило свою самобытность, не смешавшись с другими народами. Поэтому их можно считать прямыми потомками табаристанцев.

Исаев И. Р.: «Кто не посвящен в таинства, тот не должен их знать». Гениальный мыслитель Ф.Гегель, чье интеллектуальное величие до сих пор остается непревзойденным, в своей уникальной работе «Философия духа» писал: «Только в Кавказской расе дух приходит к абсолютному единству с самим собой, достигает самоопределения, саморазвития и тем самым осуще-ствляет всемирную историю. Прогресс осуществляется только благодаря Кавказской расе». Известный специалист по древнегреческой мифологии Ранке-Гравес отмеча-ет, что древние греки считали Кавказ «троном Богов». На Кавказе происхо-дит великая титаномахия -битва олимпийских богов с титанами. Одним из титанов является Иапет -отец Атланта, Прометея, Эпиметея и Менетия. Библия - священная книга, созданная семитскими народами. То, что ее авто-ры помещают первую обитель человека не на Земле обетованной, а на Кавка-зе, говорит не только об их высочайшей объективности, но и о том, что они имели для этого веские исторические основания. Тайны древнейших цивилизаций отдаленных от нас огромными временными дистанциями, вызывают живой интерес не только у специалистов, но и у ши-рокой публики. Эти тайны привлекают нас еще больше, если касаются нашей родины и наших предков. На границе Хивского и Агульского районов есть долина, которая зовется Магу дере (Магъу дере), которая переводится как «долина магов». Название долины уходить в глубокое древность и считается святым местом. Магамы звались жрецы огнепоклонников. Тому подтверждение: Разрушенные села, раскиданные по всему Табасарану безымянные кладбища с наспех поставленными необтесанными плитами над могилами непрошеных «чужеземных гостей» и великий табасаранский язык моего маленького народа, который сохранил в своем лексическом составе корневые слова, позволяющие уточнить этимологию важнейших этнонимов древности. Подтверждение тому: В «Авесте» главный бог именуется Ахура-Мазда. Также в табасаранском языке есть слово «арми-адми», которое сегодня имеет значение «человек». Данное слово не встречается ни у кого из соседей. Кро-ме этого слова с значением человек используется еще слова «кас» и «инсан» Также в табасаранском языке сильно употребляется слово «Ахур» (Аьхюр) в значении главный, старший, господин. И слово «ахир» (аьхир) тоже есть, оно имеет значение конец, крайный, по-следный и также производные от него слова "ахират" - конец жизни и «ахир-заман» - конец света. В виде ругани также сильно используются слово За-хриман (Зегьриман). Например, в основе слова «Урарту» составляет корень «урар» – ворота, «ту»- «т1аъ» - открывай или «Урарту» - «Открывай (открытые) ворота». Получает-ся слово «Урарту» - имеет табасаранское происхождение. И тот факт, что в Урарту мужской бог Ахура "Аьхюр" Мазда, превратился в женское божество, говорит о значительной его эволюции и является свиде-тельством древнего происхождения бога Ахуры Мазды, а значит и самого Заратуштры. Тем самым подтверждается верность датировки времен жизни Заратуштры Э. Мейера. Из последующих исследователей эту датировку при-нял лишь Л.А. Лелеков, отметивший, что «лингвистический анализ «Гат» – самой священной части «Авесты», автором которой считается Заратуштра, позволяет отнести эпоху деятельности пророка к 12-10 вв. до н.э.». А где же она родина –Заратуштры? Множество культурных источников свидетельствуют о том, что табасараны с давних пор, еще до появления Корана, верили в существование незримых существ, или джиннов. Слово «джинн» является производным от арабского «джанна», что означает «спрятать», «скрыть», «сделать неясным». «Джинна-ми» называются существа скрытые, недоступные для восприятия органами чувств человека. Слово «джинн» не является производным от арабского «джанна», а является чисто табасаранским словом. «Джинн»-в переводе с та-басаранского на русский язык означает; джинн йихь-спрячься, джинн ап1ин-спрячь, что означает скрытий. Противоположным по значению является арабское слово «инс», буквально – «род человеческий». Слово «Инс» тоже имеет корень слова табасаранского происхождении «Инсанар» - род челове-ческий. Уже здесь, на языковом уровне, подчеркивается сущностное разли-чие существ из огня (джиннов) и существ из плоти и крови (людей). К джиннам в широком смысле слова относятся ангелы, шайтаны и собствен-но джинны: АНГЕЛЫ – добродетельные создания из света. Они не совершают греха, не вводят человека в заблуждение и подчиняются повелениям Аллаха. ШАЙТАНЫ (или дьяволы) – существа, вводящие человека в заблуждение и направляющие его к совершению зла. Они имеют ту же природу, что и джинны (в узком смысле этого слова). В с Кондик Хивского района имеется местность, которая называется «Шейт1нин урхъар»-Норы Шайтана. ДЖИННЫ находятся между ангелами и шайтанами. Им свойственны как добродетели, так и пороки. Они созданы Аллахом из чистого огня. Ни одна религия никогда не забывала свою родину, даже после того, как на этой родине не оставалось её последователей. Корень слова, от которого произошел теоним «Зевс». В древнегреческом языке это слово означает «небо». В табасаранском языке небо - это «зав», Топоним “Дагестан” правильно толкуют как “Страна гор”. Слово «дагъ» имеет табасаранское происхождение и в переводе с табасаранского на рус-ский язык означает «гора». Слово «дад» в различных вариациях распространено во многих языках мира. В табасаранском языке слово «дада» -«мама». Может и слово Адам про-изошло от табасаранского слова «Адаш или Даши (Аши)» и обозначает «Отец». В основе этического учения зороастризма противопоставление двух понятий: Аша и Друдж. Аша (aša- из *arta) — это закон вселенской гармо-нии, истина, правда, добро (отец Аши — Ахура Мазда). В древнегреческих мифах о Кавказе говорится об изумрудном хребте Каф, окружающем землю, как перстень палец. Откуда же произошло слово "Кав-каз"? Мой маленький народ сохранил свой древний язык, свою историю и культуру. В переводе с табасаранского языка на русский язык «Кав»-Гъваъ»-«Крыша», «Каз»-«Кас» - «Человек» и означет «человек на крыше» Исключительный интерес древние проявляли к Дагестану. Ведь не случайно здесь бывали царь Саргон, царица Семирамида, иранские правители, гунны, хазары, скифы, Александр Македонский, римские полководцы Помпеи и Лу-кулл. В Библии Кавказ упоминается с первых страниц как часть созданной Богом благословенной земли -Эдем: «И насадил Господь Бог рай в Эдеме на Востоке; и поместил там человека, которого создал».

Исаев И. Р.: Согласно мифам, Геракл отправляется на Кавказ и освобождает прикованно-го к скале Прометея. Античная традиция локализует Kавказские скалы, к ко-торым был прикован Прометей, в пределах Скифии. Лукиан Самосатский конкретизирует, что Прометей был прикован к скале вблизи Каспийских во-рот, т.е. в регионе Дербента. Этот факт чрезвычайно важен для локализации места нахождения Атланта. До настоящего времени ученые утверждают, что этимология слова «атлант» остается не установленной. Наиболее ясно проглядывается корень «айтлан», восходящий к табасаранскому слову «айт1лан»- «внутри». Тому подтвер-ждение описание Платона, что Атлантида представляла собой прекрасный остров. В центре острова, посреди широкой равнины находился город - сто-лица атлантов. Равнину окружали изумительной красоты горные хребты. Кавказ - ворота мира…Перекресток народов…Чуть не все человечество про-ходило тут! От мифических племен и языков чье происхождение теряется во тьме предыстории, от библейского ковчега, который будто бы остановил по-сле потопа Ной на горе Арарат (Арайин айить) и до новейших народов –этруски, хазары, косоги, яссы-алапы, авары, готы, скифы, сарматы, мидийцы, ассирийцы, татаро-монголы, римляне, персы, арабы, турки…И проходившие, прорубавшие себе путь огнем и мечом, пожарами и кровью сами оставляли свой след, наслаиваясь и создавая новую прожилку в муаре человеческого мрамора. Пестрота истории, языков, когда подчас один аул не понимал другой, сосед-ний; пестрота религий- идолопоклонники, христиане, приверженцы Зороа-стра, мусульмане…Но при всем многообразии несходстве десятков или даже сотен племен имелось нечто общее для всех них в час опасности они стано-вились единым войском. Старики и женщины угоняли отары и увозили скарб, мужчины садились на коней, выслеживали и уничтожали врага, а при нужде укрывались в теснинах и высотах, куда не добраться было пришель-цу. Теперь несколько слов об яфетическом языке, которым часто пользуются со-временные ученые при изучении истории. Новое учение о языке (сам его создатель Николай Марр называл его «новым учением об языке»), известное также как яфетическая теория, теории стади-альности, яфетидология или марризм — теория происхождения, истории и «классовой сущности» языка, с конца 1920-х годов и до 1950-го пользовав-шаяся государственной поддержкой в СССР. Опирается на огромное число произвольных и недоказуемых утверждений и относится к псевдонауке. Кавказовед, археолог и историк Николай Марр (1864—1934), не имевший собственно лингвистического образования, с 1912 года академик Санкт-Петербургской императорской академии наук (после революции — Россий-ской) в ноябре 1923 года выступил с «Новым учением» (отдельные идеи ко-торого высказывал и раньше, еще в 1900—1910-е гг.). «Революционность» и масштабность его утверждений, а также вполне реаль-ная репутация Марра как выдающегося кавказоведа и полиглота сделали его теорию привлекательной для большого числа представителей интеллигенции 1920-х годов, его называли «гением» и «Велимиром Хлебниковым науки» (в 1915 Хлебников издал основанную на «математических законах времени» книгу предсказаний «Битвы 1915—1917 гг.: новое учение о войне»). Не сле-дует забывать и то, что Марр претендовал на изучение таких сложных вопро-сов (происхождение языка, доисторические языки человечества, связь между ними, первобытное мышление, доязыковые средства коммуникации), кото-рыми в то время практически никто из учёных больше не занимался. Многие вполне естественно принимали принципиально недоказуемые (но, тем са-мым, и принципиально неопровержимые) утверждения «единственного спе-циалиста» в этой области на веру. Существуют так называемые «яфетические языки» (по имени Иафета, третьего сына Ноя). Содержание этого понятия менялось. Сначала они тол-ковались как языковая семья. К такой семье Марр относил языки Кавказа, — прежде всего свой родной грузинский язык, который заставлял учить своих учеников, а также другие картвельские; позже к ним добавились различного рода изоляты, вроде бурушаски, и некоторые скудно сохранившиеся языки древности. Впоследствии яфетические языки трактовались как присутст-вующая во всём мире стадия развития языка, связанная с классовой структу-рой общества. Первоначально Марр объяснял повсеместность яфетических элементов миграцией народов, но позже счёл её исконным явлением. Это бу-дет «новый и единый язык, где высшая красота сольётся с высшим развитием ума». Наиболее примитивным этапом считаются изолирующие языки (языки малых народов), высшим — флективные языки, в процессе перехода от ста-дии к стадии формируются части речи и грамматические категории. Язык по Марру произошёл от «трудовых выкриков» в результате «звуковой революции» и связан с началом трудовой деятельности человека. Ему пред-шествовала кинетическая (жестовая) речь. Все слова всех языков имеют общее происхождение (моногенез), а именно от «четырёх элементов» — изначальных трудовых выкриков САЛ, БЕР, ЙОН и РОШ (первоначально «не имевших никакого значения» и использовавшихся в магических целях); так называемая «лингвистическая палеонтология» мо-жет возвести любое слово к одному (или нескольким) из четырёх элементов. Это утверждение сочеталось с теорией изначальной множественности языков — несмотря на общий характер четырёх элементов, разные социальные группы придавали им разное значение. Способы выведения слов из «четырёх элементов» не носили сколько-либо строгого характера, на практике разре-шались типичные для любительских упражнений в этимологии произволь-ные замены и перестановки звуков, отбрасывания частей слов (отождествля-лись и возводились к элементу РОШ слова к-рас-ный, эт-рус-ки, русы, ры-жий, rouge, roth и мн. др.) На некотором этапе общественного строя некоторые языковые элементы должны встречаться во всех языках («единство глоттогонического процес-са»). Например, из хорошо известного принципа переноса слов на предметы аналогичной функции (перо птицы → стальное перо, стрелять стрелами → стрелять пулями) Марр выводил, что в каждом языке название собаки долж-но переноситься на оленя, а затем на лошадь, потому что они (якобы) сменя-ли друг друга в качестве основных ездовых животных. Большую роль в истории языка играет первобытная мифология и тотемные названия племён, постепенно превращаясь в нарицательные имена. При этом конкретные положения, выдвигаемые Марром, либо не подкрепля-ются доказательствами, либо опираются на совершенно не выдерживающие критики утверждения; обширный материал экзотических языков, использо-вавшийся им и производивший большое впечатление на непрофессионала, содержит множество ошибок, натяжек и прямых вымыслов. По этой теории были переписаны истории малых народов Кавказа и присвоены большим на-родам. После появления труда Сталина, ссылки на которого стали обязательными во всех работах по языкознанию, марризм был официально заклеймён как анти-научное учение и сошёл со сцены. После XX съезда КПСС в 1956 году и либерализации общественной, в том числе и научной жизни, обсуждение «нового учения о языке» стало неакту-альным. К новым обстоятельствам быстро приспособились прежние ярост-ные пропагандисты марризма (тот же Филин, ставший в начале 1960-х годов членом-корреспондентом АН, а в дальнейшем возглавлявший Институт рус-ского языка и журнал «Вопросы языкознания» вплоть до смерти в 1982 г.). Послесловие к вышесказанному: Может и прав Марр, ведь слова яфетическо-го языка –эти слова табасаранского языка. Были же времена такие, когда все делалось по указке сверху. Но их власть оказалась бессильной, перед правдой, скрытой в символах и знаках Времени. Ясное изложение некоторых чудес Табасарана Геродота называют «отцом истории». Его «История», состоящая из девяти книг, посвящена описанию греко-персидских войн и событиям, происходив-шим вокруг этих войн. Геродот признается одним из самых выдающихся ис-ториков мира, хотя приводимый им материал по традиции историков того времени лежит на грани между мифом и правдивым историческим повество-ванием. Один из таких полумифических эпизодов истории, приводимый Геродотом в первой книге его «Истории», посвящен событиям, связанным с гибелью царя Персии Кира в 529 году до н.э. при попытке покорения царства Массагетов, существовавшего в то время на территории современного Азербайджана и расположенного к северу от реки Аракс. Некоторые историки располагают это царство в Средней Азии, а Аракс отожествляют с Аму-Дарьей. Героиней этого повествования является Томирис - жена покойного царя мас-сагетов. Геродот пишет: «массагеты, как говорят, многочисленное и храброе племя. Живут они на востоке по направлению к восходу солнца за рекой Аракс напротив исседонов». Иные считают их также скифским племенем. Геродот и другие греческие историки, описывая поход Кира против мас-сагетских скифов и их царицы Томирисы, говорят, что Кир перекинул бес-препятственно через Аракс мост, достиг места, где эта -река сливается с Ку-рой, и оттуда вошел в тесное ущелье, в котором горцы истребили его со всем войском. Разноречие европейских и азиатских историков о конце жизни Кира и о последнем его походе в горы, где он исчез, и показание шейха Низами о пещере и золотом престоле Кей-Хосрова (Кира) на горе близ Дербенда, ясно показывают, что он имел дело с албанцами. Что же касается ясного ущелья, упоминаемого в некоторых историях, котором будто бы погиб с войском Кир, то это быть может узкий горный проход, ведущий от реки Рубас посре-ди Табасарана к Дарвагу и Кайтагу. Древнее название ущелья Цур (Ц1ур - на табасаранском языке слово "Ц1ур" имеет два значения: дверной затвор, или засов). Можно также предположить, что убиение Кира случилось в одном из ущелий Цури. Александр Македонский … Признание величия, неизмеримого мерой хорошего и дурного, есть только признание своей ничтожности и неизмеримой малости… И нет величия там, где нет простоты, добра и правды. Древнегреческие авторы рассказывают, что Олимпиада – мать будущего «властелина мира» – в раннем возрасте приобщила сына к тайному диони-сийскому культу. Уже в детские годы сознанием Александра завладела ста-ринная легенда о том, что в незапамятные времена бог Дионис совершил ве-личайший в истории воинский подвиг и положил начало всей мировой циви-лизации. Миф этот, судя по всему, очень древний, ибо его отзвуки присутст-вуют в самых разнообразных мировых культурах. Еще во времена Александра Македонского на огромной территории от афри-канских пустынь до индийских гор все еще существовали города Нисы – древнейшие центры «священного знания», основанные, по легенде, самим Дионисом. Являясь пламенным почитателем последнего, молодой Александр с детства мечтал повторить его подвиги и, взойдя на трон, сразу же присту-пил к осуществлению задуманного. Он собрал огромную армию и двинулся по стопам Диониса: начав с Египта македонский царь завоевал даже часть Индии. Однако править миром ему пришлось совсем недолго. На обратном пути Александр Великий заболел лихорадкой, был перевезен в Вавилон и умер там в расцвете своих сил. Его гигантская империя вскоре распалась, но сказания о ней на целые столетия пережили доблестного македонского пол-ководца. Надо сказать, что Александр Македонский не просто шел с армией по древ-нему пути Диониса – из Египта в Индию, – но, подобно своему любимому богу, основывал новые города, которые называл Александриями, в свою честь. Подобно былым ассирийским царям, он действовал ужасом. Богатый и многолюдный город Тир долго оборонялся — за это Александр приказал не просто перебить, а распять всех жителей, включая женщин и детей. После битвы под Гавгамелами распорядился уничтожить до единого десятки тысяч пленных. Многие города и провинции стали сдаваться без сопротивления. Орда македонян и греков прокатилась по Ближнему Востоку, Ирану, Закав-казью, в 329 г. до н.э. вступила в Среднюю Азию. Те несколько месяцев, которые прошли от битвы при Гавгамелах осенью 331 г. до гибели Дария III летом 330 г., были, наверное, самой лучшей порой в короткой жизни Александра. Он уничтожил могущественнейшее царство, покорил великое множество народов, отомстил за то, что претерпела Эллада во время Греко-персидских войн! В нескольких сражениях Александр со сво-ей небольшой армией разгромил численно во много раз превосходящего про-тивника и штурмом овладел неприступной крепостью, которую до него ни-кто захватить не мог. И ему было всего 26 лет, и Азия лежала у его ног, и Греция была приведена к покорности, и вся жизнь была впереди. . . Огромная Персидская империя за двести лет сгнила насквозь. Цари погрязли в роскоши и наслаждениях. Государя обслуживали 300 поваров, 300 танцов-щиц, 30 тыс. рабов и рабынь. Сатрапы провинций подражали властителям, окружая себя блеском и богатством. А опора на евреев обернулась их засиль-ем. Они становились важными сановниками, тянули за собой родственников, друзей. Чтобы упрочить положение, пристраивали дочерей в гаремы царей и вельмож, добивались через них дополнительных льгот и пожалований. Нало-ги и без того были разорительными, но чиновники и ростовщики еще и хищ-ничали, обирая народ. А покровительство властителей делало их неуязвимы-ми. У царя Артаксеркса через его наложницу Эсфирь евреи даже получили право погромов, им разрешили в течение двух дней убивать всех, кого они сами сочли «нетолерантными». В результате было вырезано 75 тыс. человек, и в память об этом иудеи установили праздник Пурим (Эсфирь, 9, 1-32). Лю-бить такую державу у подданных не было причин. При первых же серьезных ударах она начала разваливаться.

Исаев И. Р.: Мы сеем бури и ураганы и хотим, чтобы нас ласкали нежные зефиры?! Еврейский афоризм. Короткая жизнь Александра Македонского, оборвавшаяся примерно 2300 лет тому назад, вся сосредоточена в походе на Восток, разрушении Ахеменид-ской державы, создании на ее обломках собственного государства. Оно по замыслу должно было охватить весь известный грекам цивилизованный мир от Атлантического океана до Инда, от Дуная и Северного Причерноморья до Эфиопии. Эта задача при тогдашнем уровне экономических связей, конечно, была совершенно нереальной. У Александра хватило сил для того, чтобы ре-шить своих противников и на какое-то время подчинить себе территории, по которым он прошел огнем и мечом, но у него не было ни сил, ни средств, чтобы сцементировать созданное им государство, сделать прочной свою власть (и своих преемников), хотя он и прилагал максимум стараний. Погиб-ла и династия Аргеадов. В 317 г. по приказанию Олимпиады были убиты Ар-ридей и его жена Евридика. В 316 г. Кассандр, сын Антипатра, велел убить саму Олимпиаду, а в 311 г. – находившихся под стражей Роксану и ее сына Александра IV. Другой сын Александра, Геракл, пал жертвой Полиперхонта. Говорят, что в войске у Дария было до 40000 конницы, до 1000000 пехоты, 200 колесниц с косами и небольшое число слонов: голов 15, которых привели с собой инды с этого берега Инда. Предводительствовал ими всеми Бесс, сатрап бактрийской земли. Шли с ними и саки, - это скифское племя из тех скифов, которые живут в Азии, - они не подчинялись Бессу, а были непо-средственными союзниками Дария. Предводительствовал ими Мавак; были это наездники, стрелявшие из лука. Барсаент, сатрап Арахозии, привел ара-хотов и так называемых горных индов; Сатибарзан, сатрап Арии, привел ари-ев. Парфян, гирканов и тапуров (табаристанцев) - это все конники - привел Фратаферн. Мидянами командовал Атропат; с мидянами вместе были каду-сии, албаны и сакесины. Людьми с побережья Красного моря распоряжались Оронтобат, Ариобарзан и Орксин. У сусианов и уксиев командиром был Ок-сафр, сын Абулита. Бупар вел вавилонян; с вавилонянами были вместе "вы-селенцы", карийцы и ситакены. С этим войском Дарий расположился лагерем на совершенно ровном месте у Гавгамел, возле реки Бумсла, стадиях в 600 от города Арбел. Места, неудоб-ные для конницы, персы давно уже угладили для езды и на колесницах, и верхом. Были люди, которые убедили Дария, что в сражении при Иссе персы должны были уступить потому, что в теснине они не смогли развернуться. И Дарий этому легко поверил Войско Дария всю ночь оставалось в том же порядке, в каком и было перво-начально поставлено, потому что лагерь не был у них обведен надежным ук-реплением, а кроме того, они боялись ночного нападения. Персам, между прочим, очень повредило тогда и это долгое стояние в полном вооружении, и страх, обычный ввиду грозной опасности, но не тот, который возникает сра-зу, внезапно, а тот, который уже задолго овладевает душой и порабощает ее. Войско у него построено было таким образом (план войскового расположе-ния, составленный Дарием, был впоследствии, по словам Аристобула, захва-чен): на левом крыле у него стояла бактрийская конница и вместе с ней дай и арахоты; рядом с ними персы, всадники и пехотинцы вперемежку; за персами сусии, и наконец кадусии. Левое крыло выстроилось до самой середины все-го войска. На правом стояли солдаты из Келесирии и Междуречья, а также мидяне, за ними парфяне и саки, затем тапуры (табаристанцы) и гирканы, за-тем албаны (табасараны) и сакесины - эти тоже до середины войска. Фратаферн—парфян, гирканов и тапуров; Атропат командовал мидянами, кадусиями, албанами и секесинами; А теперь вернемся к тапурам или, как их еще называли, тапирам. Битва при Гавгамеллах была не первым и не последним столкновением тапуров с вой-сками Александра Македонского. До этого (в 333 г. до н. э.) они приняли участие в битве при городе Исса, а после (в 330 г. до н. э.) тапурам пришлось встретить его на своей земле. Произошло это во время преследования Александром Македонским Дария III, когда он вышел из Мидии и, перейдя Каспийские ворота (через горы Эль-бурс), по сообщению Арриана, прошел за эти ворота на такое расстояние вперед, на каком страна была заселена. Жившие здесь каспии - тапуры спря-тались в горах и отказались подчиниться Александру. Тому пришлось по-слать специальный отряд во главе с Кратером и Аминта для покорения тапу-ров. Каково было сопротивление тапуров нам не известно. По Арриану Фра-дат сам явился к Александру, по Курцию Руфу - его привел сатрап Гиркании Фратаферн, сдавшийся до этого. Так или иначе тапуры сдались Александру из прикаспийских народов почти последними. Александр, несмотря на это, не только оставил Фрадата предводителем тапуров, но и передал ему под власть и горный народ мардов, живших поблизости и никому до этого не подчинявшийся. Лишь после этого он двинулся далее на восток - в Гирка-нию, Парфию и Среднюю Азию. После смерти Дария III Александру нужно было укрепить свою власть на востоке Ирана. Следуя уже ранее выработанной линии поведения, он назна-чил сатрапом Парфии и Гиркании парфянина Амминаспа, одного из тех, кто сдал ему без боя Египет, однако контролировать деятельность нового сатра-па, т. е. реально управлять обеими провинциями, поставил своего дружинни-ка Тлеполема, сына Титофан. Из Парфии Александр двинулся в Гирканию, к южным берегам Каспийского моря, чтобы захватить наемников-греков, ранее служивших Дарию, а теперь бежавших в страну тапуров (у южного побере-жья Каспийского моря, несколько западнее Гиркании). Пройдя через леси-стые горы, отделяющие Гирканию от южных областей Ирана, он занял г. За-дракарту. Уже в пути к Александру явилась группа знатнейших персидских аристокра-тов, в том числе тысячник Набарзан и бывший сатрап Парфии и Гиркании Фратаферн. В Задракарте Александр принял изъявления покорности от одно-го из ближайших придворных Дария, Артабаза, приехавшего вместе с сы-новьями, а также от сатрапа Тапурии (Табаристана) Автофрадата. Последний получил то, чего добивался: ему было сохранено его положение сатрапа. Не-сколько позже Автофрадату поручили и управление страной мардов на бере-гу Каспийского моря, завоеванной и опустошенной Александром [Арриан, 3, 24, 1–3; Диодор, 17, 76, 3, 5; ср. также: Руф, 6, 4, 24 – 5; 6, 5, 11 – 21]. Поход Александра Македонского в Каспиану, как мы видим, был недолгим. Но на наше - счастье некий сподвижник Александра - Аминта написал сочи-нение «Переходы» (точнее «Переходы (походы) Александра Македонского»), куда включил и единственное дошедшее до нас (благодаря Клавдию Элиану) описание Каспианы, которое мы приводим в конце очерка. Не был ли этот Аминта - тем самым полководцем, одним из друзей Александра Македонско-го, который совместно с Кратером покорял страну тапуров - ту же Каспиану? Владычество Александра Македонского над тапурами окончилось с его смертью. Сохранить прикаспийские области (за исключением Гиркании) преемники Александра не смогли. Хотя и пытались. Известна одна такая по-пытка. В 80 - х годах III в. до н. э. по приказу одного из преемников Александра правитель Гиркании Патрокл совершил плавание вдоль берегов Каспийского моря. Древние считали, что это плавание было совершено с определенной и важной целью, - узнать, разведать, - связано или нет Каспийское море с дру-гими морями; если связано, то с каким именно? Несомненно - эта цель была поставлена перед Патроклом. Но вряд ли она могла быть главной задачей столь нелегкого по тем временам морского путешествия вдоль берегов враж-дебных народов. Как отмечает историко - географ Л. А. Ельницкий «скорее всего путешествие Патрокла имело перед собой чисто практические цели: приведение в повиновение прибрежных южно - каспийских племен... подоб-ное предприятие вытекало из его непосредственных обязанностей, в качестве управителя Гиркании...».

Исаев И. Р.: Немного о Википедии или маленькие ответы великим фальсификаторам ИСТОРИИ В википедии, для вводимой в статьи информации нужны авторитетные ис-точники, в которых все это прямо подтверждается. Тогда как вы делаете слишком много домыслов, трактуя события и ситуацию по-своему, тут это называется ВП:ОРИССом. Если для вас какие-то конкретно положения в ста-тье непонятны, то можете подробно это обсудить на странице обсуждения. А в силу особенностей нашего общества, тема многими считается важной. Ведь замалчивать тему куда вреднее и подозрительнее, чем нейтрально и коррект-но о ней упомянуть. Совершенно верно, однако "нейтрально и корректно" - мало, это будет от се-бятина, ведь по принципам Вики даже на сам факт резонанса нужны хоро-шие, атомные источники, а есть ли они? versii.org? Не хочу ходить по кругу. "ходят слухи что..." так о ныне здравствующих в вики не пишут, разве что случиться нечто экстраординарное. Задумаешься об умственных способно-стях Коротышек и Приспособленцев... Благодарю всех за понимание и под-держку. Я ни коим образом не сторонник излишней жёсткости в правилах написания статей, но нужно отличать свободу информации от примитивного самопиара вандального толка. А есть ли у Вас авторитетный источник, который сможет опровергнуть уже приведённую в статье информацию? Читаем: 1. Название Карабах этимологически происходит от тюркского «кара» — чёрный, и персидского «бах» — сад. В этом ряду и маркирование Южной Осетии как Шида Картли (внутренняя Картли) или Самачабло (земля грузин-ских князей Мачабели), идея о картвельском происхождении племен апсилов и абазгов, тезис об интенсивной "арменизации" Карабаха с помощью Россий-ской империи со второй четверти XIX столетия, педалирование тюркского происхождения самого топонима "Карабах" ("черный сад"). АИ. Непризнанные государства Кавказа: истоки проблемы. Сергей Маркедо-нов Карабах – это название выводят из тюркского слов со значением «чёрный сад»: в старину на территории Карабаха выращивали чёрный виноград; одна-ко этимология эта, по-видимому, ложна, но более надёжной нет. АИ. Топонимы Востока (Карабах слово табасаранского происхождения: К1ару-черный, бах-багъ т.е. Черный сад. прим. автора). 2. Нашествие сельджуков сопровождалось страшными опустошениями и раз-рушением многих закавказских городов. Оно имело огромные последствия для исторических судеб Закавказья. Впервые сюда пришла большая волна тюркского населения. Отдельные группы тюрок проникали в регион и преж-де, преимущественно с севера (хазары, булгары и т.д.), но они не изменили этнический состав населения закавказских стран. Иное дело сельджуки. Их племена прежде всего обосновались на превосходных пастбищах Южного Азербайджана (собственно Азербайджана) и Мугани, а затем Арана. Пред-горная часть Арана особенно интенсивно заселилась тюркскими кочевника-ми на протяжении XII-XV вв., и постепенно древнее название Аран замени-лось на Карабах (тюркско-иранское Черный сад). В то же время горные рай-оны усиленно сопротивлялись тюркизации и стали прибежищем христиан-ского населения, к тому времени арменизированного. АИ. Глава V Между монголами и португальцами (Азия и Северная Африка в XIV—XV вв.). Закавказье в XI—XV вв. Проникновение тюрок в Восточное Закавказье постепенно привело к тюркизации значительной части местного населения, что положило именно в XI—XIII вв. начало формированию тюр-коязычной азербайджанской народности. Лев Гумилев (Древнее название Арран и по сей день сохранилось. Табасараны и по сего-дняшный день прибрежную часть Каспийского моря называют-Арран. прим. автора). 3. Арарат – эту гору в Турции, у границы с Арменией армяне называют Ма-сис – «великий»; турки Агри-дат – «кривая гора», иранцы Кухи-Нух – «Гора Ноя» (к Арарату привязывают легенду о всемирном потопе). Вероятно, на-звание Арарат связано с именем древнего народа и государства Урарту (IX-VI века до н.э.) В объяснение названия Арарат сложилась легенда: армянский царь Ара Прекрасный отверг любовь вавилонской царицы Шамирам (Семи-рамиды) и потерпел поражение от её войск у подножья этой горы. Ненадёжна новейшая этимология, предложенная французским специалистом в 1960 го-ду: Арарат – от шумерского Нur-аr-at – «славный отец гор» или «светлый отец гор». АИ. Топонимы Востока. (Арарат слово табасаранского языка и означает арайин айит1-внутри гор. прим. автора). 4. Кавказ – римский писатель начала I века Плиний Старший связывал назва-ние этого горного хребта и перешейка между Чёрным и Каспийским морями со скифским словом со значением «белоснежный». Некоторые специалисты считают, что топоним «Кавказ» – иранского происхождения и имеет значе-ние «льдисто-блистающий». АИ. Топонимы Востока (Кав-гъваъ-крыша, каз-кас т.е. человек на крыше. прим. автора). 5. Дагестан – название возникло в XVIII веке из тюркского слова даг – «гора» и иранского стан – «страна». АИ. Топонимы Востока (Дагестан слово табасаранского происхождения дагъ-гора, стан-страна. прим. автора). 6. Баку – широко распространено объяснение названия этого города из араб-ского через персидские языки со значением «обдуваемый ветром» (в произ-вольном переводе «город ветров»). Учёные оспаривают такое объяснение. Среди других этимологий: иранские абад – «город» и ку – «огонь» (в связи с выбивавшимися из земли горючими газами и возникавшими с этим храмами огнепоклонников), но такая версия тоже не получила научного подтвержде-ния. АИ. Топонимы Востока (А где она ее величество ПРАВДА? А ВЕЛИКАЯ ПРАВДА вот она: На-звание городу Баку было дано в честь табасаранских ханов и беков (Беки-Баку).). Здесь я должен раскрыть всю информацию. Бакинское ханство— квазифеодальное государство в Азербайджане с цен-тром в г. Баку. Возникло в середине XVIII века на Апшеронском полуостро-ве. Основой хозяйства Бакинского ханства было земледелие, добыча соли, нефти, транзитная торговля. Бакиха́новы — современное (с момента вхождения Бакинского ханства в со-став Россий-ской империи) название фамилии династии Бакинских ханов. Основатель династии — Даргах-Кули-бек – по национальности табасаран. Бакинский Султан Мухаммед Хусейн-бек был противником русской ориен-тации и сопро-тивлялся добровольной сдаче гор. Баку, несмотря на явное же-лание жителей города принять протекцию России. После занятия русскими войсками Баку 12 июля 1723 г., Султан Хусейн-бек вместе со своими сторон-никами был сослан в Астрахань, а правителем города был назначен Даргях Кули-бек (См. Армяно-русские отношения в XVIII в., т. 2,ч. 2, стр. 344—345). В истории рода бакинских ханов Раманы сыграли большую роль, так как здесь началось их возвышение, основоположником которого был Дергах-Кулибек – выдающаяся личность, легенды о котором передавались из поко-ления в поколение вплоть до нашего времени. Из исторических источников мы знаем его как страстного патриота своего города, который возглавил вос-стание против соседних феодалов и был провозглашен за это первым бакин-ским ханом. Легенды к этому добавляют, что Дергах-Кулибек был простым жи-телем селения Раманы, но отличался богатырской силой и мог свободно взвалить на шею верблюда. Кроме того, легенды сообщают, что у него было два друга из соседнего селения Амираджаны: Махмуд и Ахмед, которые во всем ему помогали. Интересно отметить, что более поздний вариант легенды связал Дергах-Кулибека с легендой о Девичьей башне. В этом варианте Дер-гах-Кули представляется мстителем за ханскую дочку Биби ханум, которая бросилась с Девичьей башни. Убив ее отца – виновника трагедии, Дергах-Кули становится бакинским ханом, и в это время узнает, что Биби- ханум была спасена русалками, и женится на ней. После Дергах-Кулибека бакинские ханы уже не жили постоянно в Раманах, но часто бы-вали в этом селении, которое наряду с Амираджанами и Бюль-Бюля считалось ханским. Здесь в детстве бегал один из потомков Дергах-Кулибека – выдающийся азербайджанский просветитель Аббас-Кули ага Ба-киханов, положивший вместе с другим великим деятелем, Мирза Фатали Ахундовым, начало новому современному этапу древней азербайджанской культуры. После Дергях Кули-хана бакинским правителем стал некий Селим-хан. Замена бакинского коменданта генерал-майора фон Венедигиера гене-рал-майором Дебриньи ле-том 1731 г.176 наводит на мысль о том, что рус-ское правительство в определенной мере винило фон Венедигиера в ссоре с Дергях Гули-ханом, что привело к уходу последнего. 7. с. Сабнава Дербентского района (в первоначальном варианте с перс. — «сабди наан ава» - успели уже убрать. Если читатель внимательно откроет Сабнава-вики уже отсутсвует топоним этого слова.), Вот на какие варианты сылаются «АИ». а. Впервые она возникла как форпост на территории старого села (эски-кент). Это подтверждается ранними находками жителей села погребений и золотых украшений. По воспоминаниям старожилов были найдены остан-ки погребенных в военных доспехах. Но эти находки были потеряны, оста-лись только воспоминания, как всегда в Вики. б. Считают, что название села осталось от тюрков, которые столкнулись с защитниками форпоста (Себ-три, нова-долина). в. Имеется еще одна версия, что поселение возникло как сигнальный пост. Она выполняла функции маяка, передавала сигналы об опасности. Который из этих предложений имеет историческую правильность – это уже предмет научных исследований. Вы правы! Обязательно надо иметь доктор-скую и быть АИ. г. Говорят, что через Сабнову проходил караванный путь. В Сабнове варили мыло. Проезжий караван обращался с вопросом: «Сабун-ава?». Если име-лось готовое мыло, отвечали «ава!». «Сабунава» - Сабнова. Если нет, то «Са-бун-авар», значит «нет мыла». Если имелось готовое мыло, отвечали на табасаранском «сябун ав». Имеются и другие варианты из той же статьи: а. По другой легенде, когда-то в древние времена, три бедняка во избежание наказания, вышли из города и искали себе приют. Нашли и выбрали себе эту местность эски-кент (возникает вопрос; что за эски-кент), где со време-нем было много родников с прохладной водой и густой лес. Облюбовали и обосновались вот здесь, где расположена нынешняя Сабнова. А вот она настоящая Правда: Как раз эти три бедняка (они не бедняки-это может подтвердить любой старожилец Сабнавы и как они оказа-лись там), когда искали себе приют один из-них потерялся. Через неко-торое время они нашли его и спрашивают; ты где был один (табас; сабди наан ава)? Он показал им это место. Облюбовали и обосновались вот здесь, где расположена нынешняя Сабнава. 8. с. Джалган (Жалгъан (в пер. с перс. — искра), Верхний Джалган) — село в Дербентском районе Дагестана. Интересно получается: Это же Энциклопедия, а не «жёлтая» газета. Что не открывай, а там одни львы, тигры, орлы, молнии, искры. Хорошая Энцик-лопедия. Джалган в переводе с табасаранского «Джал-забор, Ган (гъван)-камень и означает «Камений забор). 9. Хиналугский язык испытывает сильное влияние азербайджанского языка. Лексические азербайджанизмы пронизывают практически все лексико-тематические группы (ср. названия частей тела: агъзы ‘рот’, дирсаьг ‘локоть’, коксу ‘грудь’, чигин ‘плечо’ и др.) Через азербайджанское посредство про-никли и арабско-персидские лексические единицы (дарс ‘урок’, душман ‘враг’, маьсаьлаь ‘задача’, махӀсул ‘урожай’, гомуш ‘буйволица’ и др.), равно как и заимствования из русского языка, относящиеся в основном к советско-му периоду. АИ. Алексеев М. Е. Хиналугский язык // Языки мира: Кавказ-ские языки. — М.: Academia, 2001. — С. 460 (Слова; дарс ‘урок’, душман ‘враг’, маьсаьлаь ‘задача’, махӀсул ‘урожай’, гомуш ‘буйволица’- эти все слова табасаранского происхождения. Наро-ды шахдагской группы языков являются потомками кавказских албан-табасаран. Если не знаете историю народа, зачем про них писать. прим. автора). С чего это всякие слухи и сплетни записывать в Википедию??? По сути, блог какого-то националиста. Нельзя добавлять информацию ни о каких слухах, так как это энциклопедия, а не «жёлтая» газета. Блоги не являются АИ. А в первом лишь утверждается, что есть «недалёкие» люди, которые об этом всерьёз рассуждают. Единственное, что у них оста-лось это Википедия. А дальше что? Ведь до Великого Воцарения осталось очень мало. А Время расставит все на свои места. 10. Армя́не (арм. Հայեր, hayer [hɑˈjɛɾ]) — народ, говорящий на армянском языке, принадлежащем к индоевропейской языковой семье. Формирование армянского народа завершилось в VI—V вв. до н. э. (подробнее см. Этноге-нез армян). Самоназвание армян «hай» (грабар Հայ), согласно наиболее распространён-ному в мировой науке предположению, происходит от урартского названия области Хате или Хати, урартск. Ḫāti, позже известной как Мелитена, где проживали племена мушков, носителей протоармянского языка, автором теории был известный востоковед И. М. Дьяконов. АИ. Да вы правы. Самоназвание армян согласно наиболее распространённому в мировой науке предположению, происходит от урартского названия. Доста-точно вспомнить топонимы названий «Урарту», Арарат», «Карабах», ведь все эти слова имеют корневую основу табасаранского языка, или вспомним Кав-казскую Албанию 4 в. до н.э.-4 в.н.э. «Вот что говорит табасаран, увидев много незнакомых людей: Аьгъдариз гизаф армияр дуфна-Не знаю. Много незнакомых людей появились». Наре-чие, населения с. Уртиль, табасаранского языка. «Армияр» -в переводе с табасаранского много людей. Разве это не правда? Ведь до присоединения к армянскому государству во II в. до н. э., соседних с ним областей, на территории правобережья Куры обитали раздроб-ленные племена — утии и гаргары-албаны.

Исаев И. Р.: “Ни одна великая нация не существовала и не может существовать в удалении от моря. Никто не может себе представить великой нации, оторванной от морского побережья”. К. Маркс Каспийское море расположено на стыке двух континентов, Европы и Азии. По форме оно напоминает латинскую букву S, протяженность Каспийского моря с севера на юг примерно 1200 километров, с запада на восток - до четы-рехсот километров. Десять, а то и больше миллионов лет тому назад Каспий оторвался от Мирового океана и начал свою самостоятельную историю. В определенный период истории Каспийское море, слившись с Черным морем, составляло древний Океан Тетис. Имена Каспия «Исследования современных ученых. Сколько ученых столько и мнений.. И не один из современников при исследовании Каспийского моря не обра-щаются к языкам тех народов про кого написана ИСТОРИЯ. «Йакут Ал-Хамави дал подробную справку о названиях Каспия. Табаристан-ское – оно же «ХАЗАРСКОЕ МОРЕ, Джурджанское и Абескунское. Это большое, широкое море, которое с другими морями не соединяется. Оно на-зывается еще Хорасанским и Джиланским, а некоторые его иногда называют Хорасанским кругом. По-персидски оно называется Зарах-Акфуда или акфу-да-Дарйа (Море синее). Якут аль-Хамави (полное имя — Якут Ибн Абдаллах ар-Руми (то есть «Ви-зантиец») аль-Хамави Абу Абдаллах Шихаб-ад-Дин; род. между 1178 и 1180 гг., Малая Азия — ум. 1229 г., Халеб) — мусульманский учёный и писатель, филолог, путешественник, историк и географ. Написал также топонимиче-ский «Словарь стран» («Муджам аль-булдан», около 16 000 статей), обоб-щивший арабские географические знания домонгольского периода. Аристотель называет его Ирканией, а некоторые называют его иногда Хо-резмским морем, но это неверно, ибо Хорезмское (Аральское) море совсем другое и о нем будет сказано в своем месте.» [Йакут Ал-Хамави]. Все имена Каспия отражают названия расположенных на его берегах исторических об-ластей. Сколько сказано, а где она, правда? Небольшой экскурс в Историю «Великие люди документировали великие истории малых народов…». Каспийское море изучают и пишут о нем с древнейших времен. Некоторые ученые и путешественники полагали, что когда-то аргонавты через Маныч-ский пролив из Черного моря попадали в Каспий. В трудах ученых и геогра-фов более позднего времени, таких как Гегатей Милетский, Геродот, Аристо-тель, Эратосфен и др. Каспий описывается как замкнутый бассейн или залив океана. Страбон характеризует его как бассейн, вытянутый по параллели с запада на восток. Большое количество разноязычных народов и племен многих вероисповеда-ний, сменявших друг друга на побережье Каспия, породило множество на-званий этого моря. В наследство от государств, княжеств, ханств и городов, расположенных по его берегам, принимал Каспий свои наименования. Некоторые исследователи склонны говорить и о 156-ти. Один из них, П. В. Жило, пишет: «...можно с полной уверенностью утверждать, что ни одно из морей земного шара... не имело и половины такого количества названий». По одной из гипотез Каспийское море получило своё название в честь древ-них племён коневодов — каспиев, живших до нашей эры на юго-западном побережье Каспийского моря. За всю историю своего существования Кас-пийское море имело около 70 наименований у разных племён и народов: Табасаранское (Табаристанское море) море от названия жителей, которые проживали на юге и на юго-западе Каспийского моря. Гирканское море — по названию города (ныне Горган) и провинции Гирка-ния. Джурджанское море — по названию города Джурджан (ныне Горган). Хвалынское море или Хвалисское море — древнерусское название, происхо-дящее от названия жителей Хорезма, торговавших на Каспии — хвалисы; Хазарское море — название в арабском (Бахр-аль-хазар), персидском (Дарья-е хазар), турецком и азербайджанском (Хазар денизи) языках; Абескунское море — по названию острова и города, которые существовали в дельте р. Куры, до их затопления морем в XIV веке. С распространением ислама и расширением границ арабского халифата море и прибрежная полоса стали объектом особого внимания арабских завоевате-лей и соответственно ученых-исследователей. Каспию посвящено немало арабских источников VIII—XI веков. Из "Книги путей и государств" Абуль-Касима Убайдаллаха ибн-Абдаллах, известного под прозванием Ибн-Хордадбе (писал в 60-70-х годах IX века по Р. X.). Табари, как увидим ниже, упоминает при вторжении Арабов в Хазарию о Славянской реке, не обозначая, где она находилась; Ибн-Хаукаль, по свиде-тельству Идриси, говорит, что Табаристанское (Каспийское) море преимуще-ственно питается Русской рекою, называемою Итилем; у Маджда, брата ис-торика Ибн-аль-Атира, под именем Славянской реки является какая-то ска-зочная река, в которой вода протекает только раз в неделю; у Димешки же названием "Славянской и Русской реки" обозначается Дон. Но что у Ибн-Хордадбе разумеется Волга - об этом не может быть сомнения, как по всему описанию маршрута русских купцов. Главное же произведение аль-Идриси представляет собой географическое и этнополитическое описание «обитаемой Земли», причем ее граница в север-ном полушарии, по мнению аль-Идриси, проходит по 64° северной широты. Вся обитаемая территория делится на 7 равных климатов, каждый из кото-рых, в свою очередь, механически разбит на 6 равных же частей. Аль-Идриси. Круглая карта мира. 1154г. Каир Абу Абдаллах Мухаммед ибн Мухаммед ибн Абдаллах ибн Идрис ал-Хаммуди ал-Хасани (493/1100, Сеута — 560/1165, Сеута), известный как аш-Шериф ал-Идриси или просто ал-Идриси — знаменитый арабский географ, автор географического сочинения, составленного по инициативе короля Си-цилии Рожера II в 1154 году Иначе обстояло дело с Каспийским морем. Все его южное побережье, вклю-чая Закавказье (торговые и административные центры Ардебиль, Бардаа, Тифлис) и часть Табаристана, уже к началу IX в. входило в состав Арабского халифата. Кроме того, через Каспий шел Великий шелковый путь, большая часть которого, как указывалось выше, с VIII в. была под контролем арабских купцов. Это полностью подтверждают нумизматические данные, свидетель-ствующие о двух самостоятельных потоках арабских дирхемов в Восточную Европу VIII – IX вв.: первый – из Ирака через Каспий на Волго-Балтийский путь, второй – из западных частей халифата в Сирию, оттуда – в Закавказье и далее. Поэтому Каспий являлся для арабской географии одним из самых важных и, соответственно, известных регионов, и Каспийское море получило много названий, связанных с именованием прилегающих к этому морю стран, народов и городов: Табаристанское по этническому названию народа, который проживал вдоль Юго-западного побережья, Джурджанское море по названию крупного торгового центра на южном побережье, Хазарское море – происходит от названия народа хазары, создавшего в VII—X на северо-западном побережье Каспия могущественное государство (Хазарский кага-нат). Существовало и много других названий, имевших локальный характер (После падения Хазарии частым стало название море Хорезма, в форме Хва-лисское море оно перекочевало в древнерусскую литературу и др.). История Ширвана и АЛ-БАБА MAС'УДИ О КАВКАЗЕ Абу-ль-Хасан Али ибн аль-Хусейн аль-Масуди ок. 896, Багдад, — сентябрь 956, Фустат, современный Каир) — арабский историк, географ и путешест-венник. Как первый арабский автор, объединивший разрозненные прежде ис-торические и географические наблюдения в крупномасштабную работу эн-циклопедического характера, заработал прозвище «арабского Геродота». Ибн Халдун назвал его «имамом» (главой) всех историков. Каспийское море— оно же Табаристанское, Хазарское, Джурджанское и Абескунское. Это большое, широкое море, которое с другими морями не со-единяется. Оно называется еще Хорасанским и Джиланским, а некоторые его иногда называют Хорасанским кругом. По-персидски оно называется Зарах-Акфуда или акфуда-Дарйа (Море синее). На берегу этого моря находится Баб ал-Абваб, т. е. Дербенд, как мы говорили уже об этом. С восточной стороны к морю подходят Муганские и Табари-станские горы и гора Джурджан. Оно тянется до самого Дихистана, где нахо-дится [город] Абаскун, затем поворачивает на восток, в сторону земель тю-рок, и на север — к стране хазар. В это море впадает много больших рек, в числе которых Кура, Араке и Итил (Волга). Это — соленое море и в нем нет ни приливов, ни отливов. Море это мрачное, дно его глинистое, не такое, как у моря Кулзум (Красное) или у Персидского моря, у которого можно видеть дно и видеть там белые камни. Из Хазарского моря не извлекают никаких драгоценных камней, ни жемчуга. ни кораллов и ничего другого полезного, кроме рыбы. По этому морю купцы из мусульманских стран плавают в страну хазар, а также в страны, лежащие между Арраном (на табасаранском Арран- при-брежная низменность –благодатная земля), Гиляном. Джурджаном и Табари-станом. В этом море нет ни одного населенного, возделанного острова, как это, на-пример, встречается в Персидском, Румском (Средиземном) н других морях, но на нем есть острова, покрытые лесными чащами, с водой, но безлюдные. Если идти направо от Абаскуна в сторону хазар, то не встретишь на побере-жье ни одного села я ни одного города, за исключением места, называемого Дихистаном, что в пятидесяти фарсахах от Абаскуна, и какой-то постройки (мола?), вдающейся в море, за которой укрываются суда во время бурь. Сюда приходит много народу с разных сторон и занимаются рыбной ловлей и, кро-ме того, здесь есть пресная вода. Кроме того еще вдалеке горел огонь. Кроме этого я ничего не знаю. А, где же народ «маскаты», которая указана на армянской карте или очеред-ная фантазия современных ученых, чтобы скрывать историческую правду. Налево от Абаскуна в сторону хазар непрерывно тянутся хорошо возделан-ные земли и если идти в этом направлении, то придется пройти через земли Джурджана, Табаристана, Дейлема, Гиляна, Мукана, Ширвана, Маската и Баб ал-Абваба. От Баб ал-Абваба до Самандара четыре дня пути, от Саман-дара до реки Итил семь дней пути по пустыне. Говорят, что окружность этого моря равняется 1500 фарсахам, а диаметр — 100 фарсахам. Однако Аллах знает лучше! Сочинения Абу-Али Ахмед-ибн-Омар-ибн-Рустэ. Описание морей. Ибн Русте (устар. Ибн Даста; Абу-Али Ахмед Ибн-Омар) — восточный учё-ный-энциклопедист 1-й половины Х века. По происхождению перс, уроже-нец Исфахана. Жил, вероятно, в государстве Саманидов. Автор энциклопедии «ал-А’лак ан-нафиса» — «Дорогие ценности». Сохра-нился её седьмой том, посвящённый астрономии и географии. Известных в населенной части земли великих морей пять: 1-ое Море Индийское, Персидское или Китайское. 2-ое Море Румское, Африканское или Сирийское. 3-ое Море Океан, оно же море западное. 4-ое Море Бонтос. 5-ое Море Табаристанское. Море Табаристанское или Джурджанское, оно же море Баба (a: Кудама: «Баб-ул-Абваба», и также добавляет: «оно же море Хаварезмское».); длина его с запада на восток 1800 миль, а ширина его 600 миль; на нем два полу-острова, по соседству с Табаристаном, когда-то были обитаемы. Описание рек. Река Ар-Расс; эта река в Армении, вытекает из под Каликалы, протекает по волостям местности ал'Адес 10 и по ее площади, потом проходит у Дабиля, далее у Медаина. В нее впадают реки, выходящие из гор Армении и Медаи-на. Потом Ар-Расс проходит у Варсана до города Берзендж (d: Codex без то-чек.), а за ним соединяется (с Курой) и впадает в Табаристанское море. Река Кура вытекает из страны Алланов, течет к Тифлису и Берда'а и впадает в Табаристанское море.

Исаев И. Р.: Истоки Исфидзруда (h: Cod. «рун» вм. «руд».) у ворот Сисара; он течет по землям страны Адербейджан, затем входит в земли Дейлема и изливается в Табаристанское море. Бенде́р-э-Дейле́м, или Бенде́р-Дейле́м, или Бенде́р-э-Деле́м, или Бенде́р-Диле́м, или Диле́м — портовый город на юге Ирана, в провинции Бушир. Административный центр шахрестана Дейлем. Истоки Шахруда у Талакана Рейского; он соединяется с Исфидзрудом и впа-дает в Табаристанское море. Имена стран, городов и народов Кавказа, входящих в состав семи климатов Климат шестой... через страну Хазар (b: Cod.: «ал-Хазрах».), и пересекает он море Табаристанское до страны Рум и проходит по Джурзану (c: Cod.: «Хаз-ран», Fergh: «Харзан».)... Климат седьмой... охватывает земли Турок, потом охватывает страны Таба-ристанского моря, лежащие на севере... Итак, название Каспийского моря произошло от: Старшее поколение помнит, что до 30 годов 20 века берега Каспийского моря не были освое-ны никем. Кругом были болотистые места и камыш, везде свирепствова-ла холера, тиф и чума. Массовое освоение берега Каспийского моря нача-лось в 90 годах 20 столетия во время перестройки (смуты). И по сего-дняшний день 70% берега не освоена. Никакие племена вдоль Каспия не проживали. Водой омывалось все побережье до подножия хребтов и вер-шин. Местами виднелись островки. Как было сказано выше, где-то горел огонь. Около костра проживали отец с сыном (сар кас и бай), а место называли надел человека (касдин пай): Кас (человек), бай (сын), пай (надел). Вот откуда и произошло (Кас-динпайнаан-Каспийиан) название Каспийского моря. Международный статус Каспийского моря или неполный перечень испытаний, которые выпали на долю малых наро-дов, обитавших вокруг Каспийского моря. Освоение и завоевание прикаспийских территорий началось задолго до появ-ления христианства в России и ислама на юге Каспия. По дошедшим до нас источникам известно, что южный Каспий в 760—761 годах был завоеван Аб-басидами. После монголо-татарского ига, практически до 1722 года регион находился под влиянием Персии. Династия Сефевидов (1501—1722) прида-вала ему огромное значение. Сефевиды успешно распространили шиизм сре-ди населения южной части Прикаспия. Активно развивалось торговое судо-ходство, здесь бывали генуэзские, а позже британские купцы. Абу-Юсуф Я'куб, автор известной «Книги о харадже», написанной в конце VIII в., под-робно рассматривает вопрос о месте, занимаемом откупной системой, и резко критикует ее как с точки зрения интересов государственной казны, так и тех тяжестей, которые ложатся на трудящееся население. См.: Абу-Юсуф Як'уб, стр. 60 и сл.) из сборов, обязательств и прав государя (джабайат, кабалат и хукук-ас-султан), и того, что взимается с кораблей, прибывающих и отправ-ляющихся по Табаристанскому морю и с краев Джибаля, (составляет) от 100 000 динаров до 1 000 000 диргемов. Сумма же дохода Табаристана не может быть вычислена, так как он находится в руках не одного человека, как было описано ранее; раньше же она была такова же, как в Джурджане. Однако не только Персия интересовалась этим регионом. Бассейн Каспийского моря был известен русским с давних времен. Восточ-ные источники упоминают о четырех (или трех, если принять точку зрения А. П. Новосельцева) каспийских походах древнерусских войск: первый в 60—80-х годах IX в., второй в 909—910 гг., третий после 912/13 г. и четвер-тый — в 945 г. С приходом на престол династии Романовых и постепенной централизацией власти интерес России к Каспию и примыкающим к нему землям стал воз-растать. Ученые Викен Шетерян (Франция) и Ромен Якимчук (Бельгия) от-мечают, что весь западный прикаспийский регион, начиная от Кавказского хребта на западе до горной цепи Эльбрус в Иране на востоке, стал зоной ее особого внимания. Практически она открыла путь к южному морю в 1554 го-ду, когда Иван IV (Грозный) сначала захватил Казань в 1552 году, а затем уничтожил Астраханское ханство. Первый русский военный корабль под названием “Орел”, предназначенный для похода в Каспийское море, был построен 14 ноября 1667 года по указу царя Алексея Михайловича. В конце 60-х годов XVII века на море хозяйничала дружина Степана Разина. На своих стругах казаки совершали набеги на персидские города южного по-бережья: Решт, Фарахабад, Астрабад и др. Весной 1669 года в районе острова Свиной (южнее Баку) флотилия Степана Разина встретилась в открытом бою с персидской флотилией из 70 судов и разгромила ее. Историки оценили эту баталию как одну из крупнейших по-бед русских на Каспии. С разбойничьих нападений казаков Степана Разина на города и началась полноценная оккупация Россией этого региона. В начале XVIII века Каспий был отвоеван у персов в результате персидского похода Петра I (1722—1723), который считал Каспий важным стратегиче-ским путем в страны Средней Азии и в Индию. В ноябре 1722 года Петр I издал указ о строительстве в Астрахани военного порта. Именно этот указ, по нашему мнению, заложил правовую основу во-енной экспансии Каспийского моря. В 1723 году, после того как русские вой-ска заняли персидской город Решт, Персия признала себя побежденной. Ус-тупив по Петербургскому трактату от 12 сентября 1723 года города Дербент, Баку, Гилянскую, Мазандаранскую (Табаристанскую) и Астрабадскую про-винции, она фактически признала господствующее положение России на мо-ре. После смерти Петра I идею создать военный флот перехватил “гроза все-ленной” — иранский монарх Надир шах, выходец из тюркского племени аф-шар. С помощью английского инженера Джона Эльтона он построил не-сколько военных судов, в том числе и первый крейсер. В 1742 году Надир шах спустил на воду свой первый корабль. Однако, это не спасло Иран от по-ражения. (Судно позже было уничтожено русскими.) В целом пик борьбы за влияние и право собственности на Каспий и прикаспийские земли пришелся на период правления династии Каджаров (1779—1925). Но и они вынуждены были последовательно уступать России. 21 января 1732 года Персия и Россия заключили Рештский договор о сотруд-ничестве (особенно в области торговли), заменивший договор 1723 года. Но Россия продолжила военные действия. В 1828 году весь Северный Азербайджан (в 1813 году, по случаю чего был заключен Гюлистанский договор от 1813 года) отошел к Российской импе-рии. Это было юридически закреплено в Туркманчайском трактате 1828 года. Во второй половине XIX века был оккупирован Туркменистан, в 1920 году — иранский порт Энзели. В конце Второй мировой войны Северный Иран контролировался Советской Армией. Однако удержать Северный Иран (или Южный Азербайджан), в том числе порт Энзели, советским войскам не уда-лось. Не без помощи Великобритании и США продвижение России на юг, “к теплым водам” в этом регионе практически приостановилось. Итак, в начале XIX века на Каспии всеми правдами и неправдами старались утвердить свое господство Россия, Великобритания, Франция и Германия. Иран был вынужден лавировать между ними. В 1801 году он заключил дого-вор с Великобританией, в соответствии с которым последняя обещала ему военную помощь в случае вооруженного конфликта. Этот документ по суще-ству подтолкнул правящие круги Ирана к обострению отношений и войне с Россией. Однако, когда после ряда серьезных поражений в войне шах Ирана в 1805 году попросил обусловленную договором помощь, Англия заговорила об аренде всех морских причалов, о строительстве крепости в Бушире и о владении островом Харк. Великобритания настойчиво пыталась закрепиться в северных районах Ира-на. Только этим можно объяснить англо-иранские договоры 1809, 1812 и 1814 годов. Выше приведенные данные позволяют утверждать, что международно-правовой статус Каспийского моря начал складываться именно в тот период, когда оно стало причиной противостояния между Россией и Персией, а также между Россией и Великобританией за владение прикаспийскими землями, а заодно и Каспием. Поскольку к началу XVIII века в регионе утвердились Россия и Иран, следует признать, что фундамент под статус Каспия заложили Санкт-Петербургский (1723) и Рештский (1732) трактаты. Вот такая она участь малых народов. Вряд ли будет повторение этого цикла в следующем периоде исторического развития человечества. Ведь Земля же круглая и она уже вышла на финишную прямую… А, какой будет конец цикла в точке отсчета?

Исаев И. Р.: На западном побережье Каспийского моря, там, где горы Кавказа почти под-ходят к морскому побережью, оставляя узкую трехкилометровую полоску равнины, раскинулся древний Дербент - второй по величине и значению го-род Республики Дагестан и самый южный город Российской Федерации. Дербент - один из древнейший городов Кавказа. Его история насчитывает пять тысячелетий. Возникнув в глубокой древности, он из маленького надела превратился в один из крупнейших средневековых городов Востока. Он пе-режил бурные исторические события, штурмы и разрушения, периоды рас-цвета и упадка, служил ареной кровопролитной борьбы и "яблоком раздора". На него претендовали Римская империя и Парфия, Сасанидский Иран и Ви-зантия, Арабский халифат и Хазарский каганат, государство Сельджукидов и Золотая Орда, сефевидские шахи и турецкие султаны, российские императо-ры. И в эту резню между межконтинентальными варварскими державами-… были втянуты малые народы Кайтаг, Лакз, Табасаран, по одной причине за то, что они проживали на побережье Каспийского моря. Здесь побывали многие «известные полководцы» и завоеватели средневеко-вого Востока - арабские военачальники Маслама ибн Абдалмалик и Марван ибн Мухаммад, сельджукские полководцы Сау-Тегин и Йагма, прославлен-ные соратники Чингиз-хана - Джебэ и Субудай, "Властелин Мира" Тимур и правитель Золотой Орды Тохтамыш, турецкий султан Селим и основатель государства Сефевидов шах Исмаил. В Дербенте пребывали знаменитый правитель Ирана шах Аббас и "Гроза Вселенной" Надир-шах. Здесь "прору-бил окно" на Восток император Петр Великий. Но Дербент привлекал внимание не только видных государственных деяте-лей. О нем сообщают греческие и римские писатели, средневековые визан-тийские, сирийские, арабские, персидские, кавказские, турецкие, европейские авторы. Посетить Дербент и увидеть его достопримечательности стремились многие средневековые путешественники, которые в своих сочинениях оста-вили важные сообщения об этом древнем городе. Это арабы Ахмед ибн Фад-лан (X в.) и Абу Хамид ал-Гарнати (XII в.), венецианцы Марко Поло (XIII в.) и Иосафат Барбаро (XV в.), русские Афанасий Никитин (XV в.) и Федот Ко-тов (XV в.), англичане Христофер Бэрроу (XVI в.) и Антон Дженкинсон (XVI в.), немцы Адам Олеарий (нач. XVII в.) и Георг Тектандер (XVII в.), голланд-цы Ян Стрейс (XVII в.) и Корнелий де Брейн (кон. XVII- нач. XVIII в.), турок Эвлия Челеби (XVII в.) и многие другие. Своей богатой историей и необычной судьбой Дербент в огромной мере обя-зан своему географическому местоположению. Он возник в одном из самых стратегически значимых мест знаменитого международного Прикаспийского пути - важной военной и торговой трассе с древнейших времен связывавшей народы и страны Закавказья и Переднего Востока с Юго-Восточной Европой. Отсюда и немаловажная роль Дербента в истории многих племен и народов древности и средневековья. Отсюда и многочисленные (свыше 20) наимено-вания этого города, данные ему теми или иными народами и подчеркиваю-щие его географическое положение и стратегическое значение. Историография вопроса В суфийском сочинении рубежа XI/XII Райхан ал-хака’ик Абу Бакра ад-Дарбанди «пограничьем ал-Баба» (ﺐﺎﺑﻠﺍﺮﻐﺜ сагр ал-Баб) именуются лишь укре-пления Дарпуша; соответственно, обозначение «жители пограничья» (ﺮﻮﻐﺜﻠﺍ ﻞﻫﺍ ахл ас-сугур) относится только к обитателям этих укреплений. Дарпуш (от среднеперс. dar-pušt «крепость», «твердыня») – название мощно-го пограничного военно-оборонительного комплекса Сасанидов, включавше-го в себя мощную 45-километровую укрепленную стену (перс. Гав-бара «Крутая, обрывистая стена»; тюрк.-перс. Даг-бара «Горная стена»), разветв-ленную сеть крепостей и укреплений, а также системы раннего оповещения и предупреждения. Центральным звеном этого комплекса был Дарбанд (от перс. ﺪﻧﺒﺮﺪ дарбанд «Закрытые ворота»; араб. ﺏﺍﻮﺒﻻﺍ ﺐﺎﺑ Баб ал-абваб «Главные врата», букв.; «Врата ворот»). Арабы сохранили название комплекса, которое дали ему Сасаниды, хотя и на свой лад – ﺵﻭﺑﺭﺩ Дарбуш. В Румянцевском списке Дарбанд-нама это название зафиксировано в форме ﺵﻭﭘﺭﺩ Дарпуш. Дарбанд и Дарпуш представляли со-бой единую систему обороны, причем такое положение вещей сохранялось вплоть до монгольского нашествия; созданный на персидском языке в 20-х гг. XIII в. ‘Аджа’иб ад-дунйа сообщает, что «когда правитель Дарбанда соби-рает войско (лашкар), вся знать и ремесленники города и [пограничной] об-ласти (ас-сагр) надевают оружие и седлают коней». В других источниках термин Дарпуш заменен на ﺪﺴ садд, которое обычно пе-реводится как «стена», хотя прямое лексическое значение слова – «загражде-ние», «преграда», «барьер». Хамза ал-Исфахани поясняет, что Хосров I Ану-ширван (531 – 579 гг.) достроил заграждение (садд) Дарбанда, и «тянется это заграждение от моря до гор на расстояние двадцати фарсахов». В рукописи Рисале-йе Бабийе, составленной в 989/1581 г. на староосманском языке с персидскими и арабскими включениями, оборонительный комплекс Дарбан-да вместе с Горной стеной называется «Великим заграждением» (ас-садд ал-а‘зам). Преемниками Рима и Парфии в борьбе за Кавказ в раннем средневековье стали Византия и Сасанидский Иран. В V-VI вв. иранские "цари царей" (ша-хиншахи) развернули на Восточном Кавказе грандиозное фортификационное строительство - возведение укрепленных городов, крепостей, так называемых "длинных стен", которые должны были защищать северные рубежи их дер-жавы от новой волны кочевников - на этот раз от нахлынувших племен гун-нов, савир, тюрок, хазар. В V-VII вв. Дербент являлся важнейшим военно-стратегическим и админист-ративно-политическим пунктом Сасанидов на Кавказе, центром ремесла и торговли. Сасанидский наместник Дербента занимал столь высокое место в иерархической лестнице, что ему была предоставлена привилегия восседать на золотом троне. Это был и важный религиозный центр. О зороастризме в Дербенте мы пока знаем еще мало; многие знаки, вырезан-ные на оборонительных стенах города его строителями, представляют собой зороастрийские символы. В 2000 г. рядом с городом был открыт и исследо-ван единственный в своем роде на Кавказе зороастрийский погребальный комплекс. Третьей составной частью Дербентской оборонительной системы являлась стена Даг бары ("Горная стена") - грандиозное фортификационное сооруже-ние, которое по праву именуют Великой Кавказской стеной. Она отходила от цитадели Дербента в горы на расстояние более 40 км (в какие горы!!!) и бы-ла укреплена башнями и фортами, расположенными в стратегических местах. В VI веке Дербент, а точнее Дарбанд ("Узел ворот"), получает свое название, сохранившееся до наших дней. Первые отряды арабских воинов появляются в Дербенте - Баб ал-абвабе - в 22 г. хиджры (642-643 г.). Комендант Дербента Шахрбараз заключил с ара-бами мир, а полководец Сурака ибн Амр от имени халифа Омара пожаловал горожанам грамоту, по которой они соглашались нести военную повинность. Но укрепиться арабам здесь сразу не удалось. Только с 22 г. по 31 г. хиджры по приказу халифов Омара и Османа было организовано не менее пяти круп-ных походов на Восточный Кавказ. И одной из главных стратегических це-лей арабских полководцев было овладение Дербентом - воротами в Восточ-ную Европу. Во время первых походов у стен Дербента погибли в битве с хазарами полко-водцы-братья Салман и Абдаррахман ибн Рабиа и их соратники. С ними на-родная традиция связывает самую почитаемую мусульманскую святыню Дербента - кладбище "Сороковник" (тюрк. Кырхляр, перс. Чэхэл танан). Оно расположено близ ворот Кырхляр-капы, которые арабы называли Баб ал-джихад ("Ворота Священной войны"). В результате длительных войн Дербент неоднократно переходил то к хаза-рам, то к арабам. Окончательно закрепились арабы в Дербенте - Баб ал-абвабе - после походов ал-Джарраха и Масламы (брата халифа Хашима) в начале VIII в. В наместничество на Кавказе Масламы, а с 732 г. Марвана (бу-дущего халифа) Баб ал-абваб превращается в главный опорный пункт Хали-фата на Кавказе, в важнейший административно-политический и религиозно-идеологический центр. При Масламе в Дербенте проводятся большие строи-тельные работы, сюда было переселено 24 тысячи воинов с семьями. Город был разделен на кварталы, в каждом из которых были возведены мечети: Ха-зарская, Палестинская, Дамасская, Химсская, Кайсарская, Джазирская, Мо-сульская. Кроме них была построена еще центральная мечеть Масджид Джа-ми. В 869 г. в Баб ал-абваб наместником был назначен Хашим ибн Сурака. Вско-ре он воспользовался политическими распрями в Багдаде, особым положени-ем и удаленностью Дербента и добился фактической независимости города и его округи. Заручившись поддержкой влиятельных представителей местного общества, Хашим был объявлен амиром Баб ал-Абваба. С этого времени и на протяжении 200 лет Дербентом правила династия Хашимидов. В XI веке в Дербенте теолог и мистик Абу Бакр Мухаммад ад-Дарбанди за-вершил свой уникальный труд под названием "Базилик истин и сад тонко-стей", который был обнаружен недавно и стал предметом пристального изу-чения ученых. Этот капитальный религиозный трактат, представляющий со-бой суфийскую энциклопедию, является важнейшим источником по истории ислама на Кавказе, в Иране, Ираке, Аравии и других областях Халифата. С этого времени Дербент становится одним из центров исламского мистициз-ма. Письменные источники донесли до нас имена многих шейхов, несколь-ких десятков ученых - выходцев из Дербента, которые постигали науки в ве-дущих научных центрах Халифата, в т.ч. в знаменитом медресе ан-Низамийа в Багдаде, и получили признание и известность в образованных кругах ис-ламского мира. Начало XIII в. - трагическая страница в истории многих народов Азии и Ев-ропы: объединенные под властью Чингиз-хана монголы начали огнем и ме-чом покорять одну страну за другой, превращать в руины цветущие города. "Не было от сотворения мира катастрофы более ужасной для человечества и не будет ничего подобного до окончания веков и до Страшного суда", - писал современник этих событий. В 1222 г. отборные монгольские войска во главе с лучшими полководцами Чингиз-хана - Джебэ и Субудаем, разорив многие области и города Средней Азии, Ирана, Закавказья, появились у стен Дер-бента. Они не стали штурмовать мощные укрепления Дербента, а обошли го-род, предприняв труднейший переход через Табасаран в горы Дагестана. В 1239 г. Дербент был занят ими. Хотя город не был разрушен, тем не менее его экономика была подорвана, торговые связи с центрами Закавказья, Пе-реднего Востока, Восточной Европы нарушены. О последствиях монгольско-го завоевания Дербента сообщает Вильгельм Рубрук - посол французского короля Людовика IX к монгольскому хану Мепгу, посетивший город в 1253 г. и записавший в своем дневнике: "...земля этого города считалась прежде за настоящий рай земной". Вскоре город стал "яблоком раздора" между преемниками государства Чин-гиз-хана и, будучи важным стратегическим центром, десятки раз переходил из рук в руки. Драгоценным алмазом в сокровищнице дербентского наследия является ар-хитектурный ансамбль- цитадель «Нарын-кала». Горная стена Даг-бары (6в.), которую по праву называют Великой кавказской стеной, наряду с Дербентской крепостью и городскими стенами составляет грандиозную оборонительную систему. Начинается она у юго-западного угла цитадели Нарын-кала и тянется в Табасаран на расстояние более 40км. На всем своем протяжении она была укреплена системой фортов и полуфортов. Конструкция Горной стены идентична конструкции городских стен Дербен-та. Мас'уди говорит: гора Кабх (Кавказ) — великая гора, занимающая огромную площадь. Она вмещает много царств и народов. На ней живут семьдесят два народа, каждый из которых имеет своего царя и язык, отличный от других. Эта гора имеет много отрогов (ши'аб) и долин. Город ал-Баб вал-Абваб ('Врата (горных] проходов') стоит на одном из отрогов (ши'аб) и построил его Кисра Ануширван между горой и Хазарским морем. Он воздвиг ту [извест-ную] стену из самого моря, в которое она вдается на одну милю (3 мили = 1 фарсаху = 12 тыс. дзира (локтей)); затем она тянется вдоль горы Кабх, по ее вершинам, ущельям и долинам на расстояние сорока фарсахов, прежде чем достигнет крепости, называемой Табарсара, каждые три мили, или больше или меньше, в зависимости от дороги, для которой служили ворота, Анушир-ван построил железные ворота. С внутренней стороны у каждых ворот он по-селил отдельные племена, чтобы охранять ворота и примыкающую часть стены; все это для отражения опасности со стороны народов, живущих по со-седству с этой горой. Маленькая истина великого сотворения Материалы убедительно доказали более древнее и аборигенное происхожде-ние крепостных стен, чем период персидских завоевателей – Сасанидов (где прятались персидские и арабские завоеватели от местных племен). Исследо-вание фундаментов стен и древнейших зданий крепости позволило сделать вывод, что крепость перестраивалась и восстанавливалась многократно. Он являлся непреодолимой преградой для стремившихся к богатому югу север-ных кочевых народов. Строительство оборонительного комплекса относится к глубокой древности. В сочинении Мирза Хандара Везирова отмечается, что крепость Нарын-кала (во всех источниках пишется Нарин-кала) была соору-жена в середине VIII в. до н. э. Археологические раскопки последних лет по-казали, что под слоями средневекового города погребен большой опорный пункт, появившийся здесь более чем за тысячу лет до проникновения сюда сасанидов. Кроме того археологические изыскания в Дербенде развеяли миф о великих чужеземных основателях города, убедительно доказали, что мощ-ный опорный пункт, возникший здесь в VIII-VI вв. до н. э., был основан ме-стными племенами. Найденные в результате археологических раскопок древние укрепления со следами пожаров и разрушений, а также бронзовые наконечники скифских стрел, подтверждают, что, когда скифы в VIII-VII вв. до н. э. совершали свой поход на Ближний Восток, им уже приходилось штурмовать хорошо укрепленную крепость Дербента (археологические рас-копки 1971 года). В середине III в. н. э. Дербент был захвачен персидским царем Шапуром I, который «разрушения и пожарища учинил». Специалисты различают до десяти резко отличающихся типов их кладки, относящихся к различным периодам и связанных с различными строительными школами. Сохранившаяся древнейшая кладка представляет собой огромные нестан-дартные притесанные друг к другу на месте блоки. Кладка поздних периодов отличается более строгой геометричностью блоков, стандартностью высоты рядов, горизонтальностью швов, размерами и обработкой блоков. Появляют-ся архитектурные детали, резные вставки и т. д. В более поздней кладке за-мечаются и многочисленные попытки имитировать древнейшую кладку. Главная часть системы укреплений — цитадель Нарин-кал а (один из вариан-тов перевода этого названия на русский язык — «Солнечная крепость», а другой вариант перевода с табасаранского на русский язык – «Нарингъал а»- «Гранатовый дом», подтверждением тому является сады с гранатовыми де-ревьями, которые росли только в районе Дербента), построенная на высоком отроге табасаранских гор является восточной оконечностью хребта под на-званием "БЕНД или БЕНТ", который простирается к востоку от главного хребта табасаранских гор - "Рапак". Здесь горы также близко придвигаются к берегу моря, узкий проход вдоль берега тоже перегорожен двумя параллель-ными стенами, между которыми находится город. Проход между горами и береговой линией Каспия здесь очень узкий – менее 4 км. Согласно описани-ям Дербента у арабских авторов, концы этих стен вдавались в море, образуя искусственную гавань, вход в которую был загражден цепью. С противопо-ложной стороны стены примыкали к цитадели (Нарин-Кал а), возвышающей-ся на вершине горы, господствующей над городом. Стены были сложены из камня на извести и облицованы крупными тесаными блоками, уложенными «плитами на образок и кордоном на ребро». Вдоль стен располагалось мно-жество башен различной формы и величины. Сначала она идет непрерывной линией, а затем появляется только в местах, доступных для передвижения воинских отрядов. Еще дальше в горы стена заменяется цепью отдельных фортов с башнями по углам. По словам Масуди, стена была доведена до ук-репления Табасаран и «все это служило для защиты от нападений народов, примыкающих к горам Кабх (Кавказу)». В юго-западном углу крепостной стены цитадели расположен прямоугольный проем, ведущий в угловую баш-ню, через которую когда-то был вход на Горную стену (Даг-бары), начинав-шуюся как раз от этой башни. В настоящее время сохранились лишь неболь-шие участки этой стены, но их изучение показало, что это было грандиозное сооружение толщиной 3 и высотой 10 метров, с многочисленными укреплен-ными фортами, полуфортами и прямоугольными башнями. Эта мощная ли-ния обороны, извиваясь по сплошному горному рельефу, уходила вглубь Та-басарана более чем на 40 километров. Хорошее описание “Горной стены” дается бывшим русским генералом Эркертом (R. von Erckert, Der Kaukasus, Leipzig, 1888, стр. 216 — 24). Близ моря ширина города — около 500 шагов, но около замка Нарин-кал'а (т. е. цитадели) она суживается до 140 шагов (См. выше, более точные указания Спасского). Выше цитадели горы поднимаются так круто, что стены не су-ществует вплоть до укрепления Прамашки, расположенного на 2 км западнее от Нарин-Кал'а: на юг ют Прамашки лежит Кёр-Оглы. Оба укрепления стоят на высоких вершинах двух параллельных хребтов, а стена запирает разде-ляющее их глубокое ущелье. Оттуда стена идет прямо на запад; она усеяна зубчатыми квадратными башнями (длиной 40 — 80 шагов) с помещениями для провианта и лестницами, ведущими к наблюдательным пунктам. Около стены можно видеть следы колодцев и кладбищ с камнями, исписанными по-арабски. Стены построены из каменных глыб, скрепленных известковым рас-твором, и облицованы большими плитами тесаного камня, уложенными весьма искусно. Далее стена идет по хребту вниз до селений Кечили и Камах; последнее лежит на крутом склоне, откуда открывается широкая панорама на северо-восток. Следующие селения — Задийан и Билгади. Отсюда, пересек-ши короткую реку, на которой дальше по течению можно разглядеть остатки стана, где войско Надира было уничтожено горцами (в 1743г.), стена идет к замку Шилкан, а затем на запад к Сешур-Кал'а и Дарваг, где стена становится двойной. Следуя по течению реки, стена проходит мимо Зила, Эрси, Дюбека и Апила вплоть до Чухун (Джухуд?)-Кал'а, которая преграждает подступ к реке Рубас, текущей на юг. Этот крепкий замок (80х40 шагов со стенами в 2 м в толщину и 14 м в высоту) стоит на возвышенности, откуда открывается панорама назад до Прамашки. Здесь конец стены, ибо далее на северо-запад и юго-восток горы недоступны, а на юго-западе труднодоступны. Эркерт до-бавляет, что вид этой стены, тянущейся по лесистым склонам гор, вызывает “восхищение и удивление”, особенно своей западной частью от Эрси и дальше] (К описанию Эркерта можно добавить, что, как говорит Йа'куби (II, стр. 446), по распоряжению халифа Мансура были построены “города” К.м.х. (Эркерт: Камах), ал-Мухаммадийа (ср. наш § 45) и Баб-Вак (Эркерт: Дар-Вах). Селение Эрси упоминается в § 19). Фортификации Дербента сложены из крупных блоков местного ракушечни-ка. Два ряда каменных плит образуют наружную облицовку стены, простран-ство между которыми заполнено забутовкой на известковом растворе. На-ружные облицовочные блоки очень хорошо подогнаны друг к другу и сложе-ны без раствора. Это придает им не только нарядность и монументальность, но и воздействует на психику созерцателя своей незыблемостью и непри-ступностью. Для прочного соединения облицовочных блоков с телом стены в кладке чередуются плиты, уложенные ложком (широкой стеной наружу) и тычком (наружу узкой стороной — торцом), внутренняя плоскость которых оставлена необработанной, в то время как наружная поверхность хорошо отесана. Размер блоков достаточно стандартен и в среднем составляет до 1

Исаев И. Р.: метра в длину, 0,7-0,8 м в ширину и 0,25-0,3 м толщиной и никак не соответ-ствует несколько преувеличенным сообщениям некоторых арабских авторов. Крепость у с. Хучни очень напоминает по размеру и планировке форты Дер-бентского оборонительного комплекса. В горах немало крепостных сооруже-ний, башен и т.п., но крепость с. Хучни выгодно отличается от них. Прежде всего, в горах оборонительные сооружения построены либо из огромных, почти необработанных глыб, либо из небольших тесаных камней (иногда оба способа сочетаются) без применения цементного или известкового раствора. А кладка стен хучнинской крепости сделана на связующем растворе. Камень местный - это не вызывает сомнений - подобран один к одному. Кладка сде-лана правильными рядами. Длина стены крепости, обращенная в сторону Хучни, примерно 50м, ширина обеих боковых ее стен около 25 м, толщина около 2-2,5 м. По четырем углам крепости выстроены угловые башни. Они сплошь запол-нены землей. В северной стене находится единственный вход в крепость. Проход в рост человека. Интересно, что по сторонам его - массивные верти-кальные выступы четырехугольного сечения. В стенах прохода сохранились вертикальные пазы, по-видимому, для подъемной двери, некогда скользив-шей по ним вверх и вниз. Хучнинская крепость - двухэтажная, но нижний ярус заполнен землей наполовину, поэтому высота и изнутри несколько меньше, снаружи она достает в среднем 7 м. Стены до сих пор в хорошей со-хранности, крепки, имеют бойницы. В общем, хучнинская крепость походит скорее на феодальный средневековый замок, нежели на укрепленный насе-ленный пункт типа средневекового городища. Крепость расположена на вы-ступе горы, у самого ущелья. Со стороны Хучни крутой обрыв, здесь доступа к крепости нет. Подойти к ней можно только с севера, но эта сторона хорошо просматривалась и простреливалась. Впрочем, из крепости во все стороны хороший, далекий обзор. Расположена она так, что контролирует пути в Верхний Табасаран, в Кайтаг и стратегически связана с конечным отрезком Дербентского оборонительного комплекса. По склонам ниже крепости, по-видимому, когда-то было расположено поселение: до сих пор там сохраня-ются следы кладбища и строений. Скорее всего, оно было связано хроноло-гически с функционированием крепости. Значительная часть мусульманского населения, в том числе арабские эмиг-ранты, проживала в районе, близком к Дербенту, в частности в Табасаране. Именно по его территории проходила знаменитая Горная стена (Даг-бары), составлявшая часть Дербентского оборонительного комплекса. В этой стене на определенном расстоянии друг от друга стояли сильно укрепленные фор-ты, где обычно прятались арабские воины и их семьи. В мирное время арабы обосновывались и в соседних селениях, становясь частью местной сельской общины (джамаата). Строительство мечетей было здесь делом обычным. Но древние постройки, как правило, не сохранились - это судьба многих ранних мечетей не только в Дагестане. В Табасаране дожили до наших дней лишь единицы культовых сооружений. Среди них мечеть в табасаранском селении Зиль, что находится в 15 км к северо-западу от Дербента. Недавно в Табасаране обнаружен еще один из ранних памятников культовой архитектуры Дагестана. Это старинное сооружение в центре селения Хели-Пенджик Табасаранского района - остатки древнего минарета - имело круг-лую в плане форму, было сложено из крупных, хорошо обработанных камен-ных блоков размером 80x45x56, 116x53x43 см и т.д. и построено то "на обра-зок", то "тычком". Высота сохранившейся части здания около 2 м, а диаметр - Зм. Сохранился вход - несколько ступенек винтовой лестницы, идущих про-тив часовой стрелки, как это бывает в минаретах. Последнее обстоятельство и расположение сооружения в северо-западном углу мечети дают право на-верное утверждать, что это минарет, причем один из самых старинных, со-хранившихся на территории Дагестана. Датировать памятник очень трудно. Дело в том, что подобная кладка из крупных блоков, возможно, была сделана по аналогии с находящимся неподалеку крупным сооружением - фортом при Горной стене - святое место: Гушккар - 30-я башня от Дербентской крепости - на север, 1 км. Строения из крупных блоков встречались также и в соседнем поселении, прекратившем свое существование в XIII-XIV вв., поэтому во-прос о датировке минарета остается открытым. Cтранное на первый взгляд значение известного топонима и этнонима при-обретает особый смысл в свете данных Абу Хамида ал-Гарнати, который лично посетил Дарбанд и Табарсаран в первой половине XII в. В частности, он сообщал о том, что «Табарсаран» состоит из 24 рустаков, каждый из кото-рых «управляется сар-хангом наподобие амира» (на табасаранском языке; сар-один, ханг-хан). Число рустаков Табарсарана совпадает с численностью военных крепостей Дарпушта, большая часть которых легко идентифициру-ется: Мита’и – с Митаги, Камах и Дарвак (араб. Баб Вак) – с одноименными поселениеми, Мадина (или Мадина ал-‘араб) – с Арабляр, ал-Хумайдийа – с Гимейди, Малый Ухайл (Арджил) и Большой Ухайл (Арджил) – с Хели и Пенджи, Мукатир – с Мугарты, Махрака – с Марагой. Все эти населенные пункты расположены в так называемом Верхнем Табасаране, расположенном в районе Горной стены. Кроме того, именно с этими крепостями источники связывают деятельность «предводителей» – сар-хангов и сар-лашкаров. С. М. БРОНЕВСКИЙ. Исторические выписки о сношениях России с Персиею, Грузиею и вообще с горскими народами, в Кавказе обитающими, со времен Ивана Васильевича доныне Ханство дербентское, важное по положению города Дербента, весьма мало-важно своим пространством и населением, длина его по берегу Каспийского моря от реки Дарбаха до реки Самура 45 верст, а ширина от моря до гор, где начинается табасаранское владение, заключает в себе не более 15 и в самой большой ширине 20 верст. Граничит с владениями: каракайдацким, табаса-ранским, казыкумыцким и кубанским. Между Дарбахом и Дербентом земли низкия и болотистыя от множества ручьев, тут разливающихся, между коими однако же находятся земли удоб-ныя к хлебопашеству. По ту сторону Дер-бента до реки Рубаса и даже до Самура простираются прекрасныя долины, заключающий в себе луга, пахату и по берегам рек небольшия леса. У само-го Дербента одна отрасль гор, высунувшаяся к морю на расстояние от онаго в двух с половиною до трех верст, унизана торчащими скалами между густым лесом, покрывшим верх ея и крутизны. Сей промежуток, занятый строением города Дербента, известен был древним именем pilloe caspive и pilloe albanive. то есть каспийския или албанския ворота, но г-н Данвиль и по-сле него академик С. Кроа ясно доказал, что Дербенту принадлежит назва-ние албанских ворот, ибо каспийския ворота по точнейшим изследовании должны находиться под 35° северной широты и приличествуют другой стены и другому ущелию, лежащему в Мазендаранской (Табаристанской) провин-ции близь Астрабата, известному у восточных писателей под именем кавар или дешти-кавар. у персиян под именем фируз-куг. Стена сия продолжалась от персидскаго города Бекдза до Самарканда на 240 миль. Эта фортификаци-онная линия, стоящая в одном ряду с такими шедеврами оборонительной ар-хитектуры, как Великая Китайская стена, Стена Александра, Стена Адриана и др., представляла собой мощную, труднопреодолимую преграду, позво-лявшую надежно перекрывать и контролировать Прикаспийский коридор, обходные горные дороги. Конструкция всех выше перечисленных сооружений идентичны между собой и все они функционировали, как единое целое. Все эти сооружения построе-ны либо из огромных, почти необработанных глыб, либо из небольших теса-ных камней (иногда оба способа сочетаются) правильными рядами на свя-зующем растворе- известковый раствор с яичным желтком для крепкости со-оружений. Применялся в Табасаране до 30 годов 20 столетия. И по сего-дняшний день в верхнем Табасаране в с. Кондик встречаются 2-х этажные дома такой конструкции (конструкция строения стены идентична Дербент-ской крепостной стены). 20-30 человек обрабатывали камни, и столько же, разбивая куриные яйца между рогами, запрягали по 3-4 пары быков и на са-нях возили обтесанные камни. Дербент (аварское и табасаранское Дербенд, лакское Дарбант, азербайджан-ское Dərbənd, от персидского دربند Дарбанд — «узкие ворота»— город в Да-гестане на узком проходе между Каспийским морем и предгорьями Кавказа. Географические координаты Дербента (42°06' с.ш., 48°13' в.д.), прибрежная часть города находится ниже уровня моря (до -18 м). 5. Дербент находится на западном берегу Каспийского моря, недалеко от устья реки Самур, в отрогах Табасаранских гор Большого Кавказа; город замыкает собой узкий 3-километровый проход между Кавказскими горами и морем, известный под названием Дербентский проход или Каспийские ворота. Описание Южного Дагестана, владений: Дербентского, сделанное во вре-мя снятия земли на карту Кавказского гренадерского полка секунд-майором Федором Симоновичем в 1796 году, под распоряжением обер-квартир-мейстра подполковника Федора Лена: «Принадлежит Кубинскому хану. К северу окружается уцмия владением, к западу граничат с Табасараном, к полдню с провинциею Кура, принадлежа-щею Хамутаю казыкумыцкому, и с Кубинским владением, а к востоку омы-вается Каспийским морем. В нем реки суть: Рубас, Гургели и Самур, Касая, но оная только по пятой полосе. Разделено ж на два округа: на Дербентский и Улусский. 1-й, Дербентский, лежит в 4 полосе и управляется наибом Хадир Беком. В нем главного владения город Дербент, крепость и пребывание ханов оной, лежит у предгорья Табасаранского хребта –«Бенд». Простирается с крутой горы к Каспийскому морю на две версты и три четверти в длину, а в ширину на 180 сажен и, запирая сим своим крепким положением и проведенною от его оборонительною линиею по Табасаранскому хребту Южной от Северного Дагестана, прозван Темир Капи, то есть железными вратами. Город разделя-ется на замок, Нарин Кала, настоящий город просто Кала именуется. На пус-том месте к морю Дубары, из которых к морскому берегу тет-де-пон Урус Кала именуется, который построен государем императором Петром Первым. Дербентское владение изобилует хлебопашеством, состоящим в пшенице, ячмене, сарачинском пшене и прочем, равно и плодами древесными и ого-родными, как-то: виноградом, гранатами, миндалями, смоквами, сливами, яблоками, грушами, дынями, арбузами, орехами, шелковицею и шафраном». Чора (врата гуннов) и рассказ Моисея Каланкатуиского, на который ссыла-ются как на доказательство. В нем говорится, что албанское посольство на пути к гуннам «достигло ворот Чора недалеко от Дербента», где и было ра-душно принято жителями города. Из этого сообщения якобы следует, что го-род Чора находился не в Дербенте, а возле него. В переводе Чора значит «ущелье», а Дербент — закрытые «ворота». Назва-ние Чора несомненно означало не только защищенный стеной проход вдоль Каспийского побережья, но и самую стену и страну, в которой он находился; оно могло, конечно, означать и главный город этой страны. По «Армянской географии», Дербент — это ворота города Чорского прохода. По данным Моисея Каланкатуйского, на которого ссылаются сторонники раздельного существования Чора и Дербента, престол албанского католикоса в 552 г. был перенесен из города Чора в Партав. В описании нашествия хазар в 627 г. у того же автора «великий город Чора» связывается с «дивными стенами», «между горой Кавказом и великим морем восточным», «для построения ко-торых цари персидские изнурили» Албанию. В действительности часть верх-него Табасарана и по сегодняшний день называют «гуннар», а село Чордаф Табасаранского района расположено в ущелье между двумя горами и как будто образуют ворота в местность, называемая «гуннар». Смело можно предположить, что Дербент и Чора не одно и то же. Дербент расположен на берегу Каспийского моря, на отрогах Табасаранских гор Большого Кавказа. Из научной литературы мы знаем, что "Дербент расположен между табаса-ранским хребтом и морем" или "Дербент расположен на отрогах табасаран-ских гор". Этот табасаранский хребет является восточной оконечно-стью хребта под названием "БЕНД или БЕНТ",который простирается к востоку от главного хребта табасаранских гор - "Рапак". Вот что пишет историк П.Г.Бутков, который участвовал в походе цар-ских войск в 1796 году во главе с генерал-майором Гуляковым через Таба-саран. Он писал, что "Тот хребет (БЕНД) проходит от запада на восток, и там, где табасаранская земля оканчивается утесистыми крутизнами близ берегов Кас-пийского моря, стоит Дербент. Положением своим тот хребет запирает про-ходы через Табассаран с севера на юг, и в глубокой древности, к сугубому защищению, укрепленны каменною стеною с башнями, которая начавшись от Дербента, проведена была по табасаранскому хребту от востока к западу". В народе бытовал и другой вариант повествования. В 1987 г. Рамаза-нова Г. записала новую версию предания, "Между Каспийским морем и горами на-ходится равнина с названием Арран. В сторону гор от моря протянулись хребты, где проживало племя под названием "табасараны" (от слова "таб" - хребет, то есть "живущие на хребтах"). Во многих местах на берегу Каспия горели огни. Тогда никто еще не знал, почему там горят огни. Люди считали своим богом огня, они поклонялись ему и плясали вокруг него. Так табасара-ны создали себе различные "огненные обряды". Люди сперва построили себе землянки, затем, когда на них нападали разные кочевые племена, построили большой город. Огородили его крепким высоким забором. Но враги все рав-но не давали им покоя….. В древних византийских (греческих) источниках Дербент именуется "укреп-ление Тзор (Тзур, Цур)". Также известны искаженные варианты названий Тзор-Тзур-Цур в древнеармянских источниках - Дзор-Джор-Чора-Чор-Чур. Древные авторы и переводчики их сочинений зачастую, не разбираясь в ме-стных названиях и их транскрипциях, искажали оригинальные названия по-селений. Таким образом, табасаранское название поселения Цур (ЦIур) в древнеармянских сочинениях (в "Ашхарацуйи" и др.) превратился в Дзор-Джор-Чор-Чур. На табасаранском языке слово "Ц1ур" имеет два значения: 1) дверной затвор 2) засов. Успешное развитие Дербента в албанский (античный) период было прервано в середине III века нашей эры походом персидского царя Шапура I. В одном из наиболее значительных древних храмов Ирана была обнаружена сасанид-ская надпись, в которой сообщается, что "кони и люди Шапура" дошли "до Албанских ворот, там где Шапур, царь царей, с конями и людьми, сам... раз-рушения и пожарища... учинил..."". Варварские последствия этого похода персидского царя Шапура I оставил следы в памяти моего маленького таба-саранского народа. При упоминании города Дербента и по сегодняшний день мой народ вспоминает имя этого варвара и город называют «Шагьур» - «Ша-пур». Слово Дербент состоит из двух частей: дер и бент. В переводе с табаса-ранского слово "дере" означает плоскостная земля, долина находящийся между горами, хребтами или расположенная за или под хребтом долина, равнинная земля. В нашем варианте "дере", это долина, которая распо-ложенная под хребтом БЕНД. Древние предки табасаран возможно ме-стность где сейчас расположен город Дербент называли ДЕРЕ-БЕНД и название первого поселения табасаранов наверное тоже носило название данной местности "Деребент". Со временем слово, название Деребент превратилось в современное название Дербент. А, кто сомневается в этом, достаточно еще раз взглянуть на древние источ-ники: Убейда Джеррах встретился с правителем Табасарана, который состоял в мазхабе мусульман, и сказал им: "Я прибыл из вилайета Арабистан, наме-рен сражаться с хазарским племенем. Вы помогите мне" … Пройдя через городские ворота Дербенда и, выйдя через ворота Кырхлар, дошел до сада (баг) Авайин". Абу Убейда выделил из [своего] войска для на-падения и грабежей две тысячи конных воинов —всадников — на Йерси, Ди-вак, Зил, Дарвак, Химейди … Это слово табасаранского языка и означает «багъ Авайин"- "сад Дедушки" И сегодня эта местность ниже северного поста ГАИ г. Дербента называют "АВАИН"

Исаев И. Р.: Как верно сказал Виктор Гюго: «Герб для, умеющих разбирать его есть и ал-гебра, и язык. История второй половины Средних веков написана в гер-бах…». И с ним можно согласиться: лжецы переиначат текст, придумают но-вый народ, новую страну, но есть то, пред чем их власть бессильна, это – правда, скрытая в символах и знаках Времени. Гунны в период их появления на востоке Европы не представляли политиче-ской целостности. Их вторжение было широкой миграцией относительно слабо связанных между собой частей одного этнолингвистического массива. Европейскую историю гуннов делят на 4 этапа: нашествие гуннов в южно-русские степи (200-220гг.); образование и господство гуннского племенного союза в Северном Причерноморье (378 - 445 гг.); держава Аттилы в Панно-нии (Венгрия) (445 - 454 гг.); распад гуннского племенного союза (454 - вто-рая половина V в.). Около 371 г. гунны под предводительством Баламбера и при содействии алан "внезапным натиском ворвались в обширные и плодородные земли Эрмана-риха", расположенные между Доном и Дунаем. Они проникли сюда двумя путями: переправившись через Дон (Танаис) и через Керченский пролив и Крымский полуостров. Гунно-готская война длилась около пяти лет. Германарих "долго пытался удержаться твердо и прочно", но, не надеясь на успех в борьбе с гуннами, покончил жизнь самоубийством. Готский союз распался, некоторые племена (росомоны) перешли на сторону врага, другие бежали в 376 г. в пределы Вос-точно-Римской империи. Преследуя их, гунны дошли до Дуная и разрушили несколько пограничных римских городов, но не стали продвигаться далее, т.к. следовало навести порядок на вновь покоренных территориях. В 395 г. гунны устремились двумя потоками на земли Римской империи. Один прошел через Фракию в Европу, а другой - через Кавказ в Малую Азию и Сирию. Вторжение поразило восточные провинции. Гунны "произвели невероятное избиение людей и все наполнили резней и ужасом". Весной 396 г. они вернулись в Предкавказские степи через Дер-бентский проход. Аттила после убийства брата в 445 году стал единоличным повелителем гун-нов. Большинство исследователей считают, что ему подчинялись все гунны, как западные, так и восточные, являвшиеся неисчерпаемым резервом для за-воевателей. Азово-Каспийское междуморье с 30-х гг. V в. входило в сферу влияния дер-жавы европейских гуннов. Значительная часть племен признавала верховную власть Аттилы лишь номинально. Борьба с племенами, обитавшими внутри "Скифии", составляла постоянную заботу "царского рода" гуннов. Одновре-менно Аттила своими набегами на провинции Западной Римской империи держал ее в постоянном напряжении. Однако в 451 году его войска в сраже-нии с ромеями на Каталаунских полях потерпели неудачу. Первая встреча Церкви и гуннов состоялась в V веке, когда Римская империя, разделенная на Восточную и Западную, была уже христианской. К этому моменту во главе племен стал легендарный Аттила. Он сумел не только сплотить самих гун-нов, но и привлечь на свою сторону германцев. И в 452 году, несмотря на по-ражение в одной из битв, он угрожает Риму. И только встреча римского епи-скопа Льва с Аттилой помогла избежать катастрофы. История свидетельству-ет, что между епископом и Аттилой состоялась беседа, после чего вождь гуннов отказался от дальнейшего наступления и повернул назад. Через год он умер, а союз племен распался навсегда. Часть гуннов вернулась в Азию. Неизвестно, что христианский епископ сказал великому вождю, однако ре-зультат встречи свидетельствует сам за себя. Церковь восприняла это как чу-до Божьего вмешательства, благодаря которому Рим получил отсрочку. Это была первая встреча азиатских кочевников с христианской Церковью. Смерть Аттилы в 454 г. явилась переломным моментом в истории Восточной Европы. Иордан, пересказывая Приска, единственный описал смерть Аттилы и его похороны: Он взял себе в супруги — после бесчисленных жён, как это в обычае у того народа, — девушку замечательной красоты по имени Ильдико. Ослабевший на свадьбе от великого ею наслаждения и отяжелённый вином и сном, он лежал, плавая в крови, которая обыкновенно шла у него из ноздрей, но теперь была задержана в своём обычном ходе и, изливаясь по смертонос-ному пути через горло, задушила его. Среди степей в шёлковом шатре по-местили труп его, и это представляло поразительное и торжественное зрели-ще. Отборнейшие всадники всего гуннского племени объезжали кругом, на-подобие цирковых ристаний, то место, где был он положен; при этом они в погребальных песнопениях так поминали его подвиги. После того как был он оплакан такими стенаниями, они справляют на его кургане «страву» (так на-зывают это они сами), сопровождая её громадным пиршеством. Сочетая про-тивоположные [чувства], выражают они похоронную скорбь, смешанную с ликованием. Ночью, тайно труп предают земле, накрепко заключив его в [три] гроба — первый из золота, второй из серебра, третий из крепкого желе-за. Для того же, чтобы предотвратить человеческое любопытство перед столь великими богатствами, они убили всех, кому поручено было это дело. Историки считают, что Ильдико — германское имя. Марцеллин передал слух, что «разрушитель Европы» Аттила был заколот во сне неназванной же-ной. Эта легенда нашла отражение в скандинавском эпосе в «Старшей Эдде»: сестра бургундского короля Гудрун убила своего пьяного мужа, короля гун-нов Атли (Аттилу). Основные черты образа жизни гуннов У гуннов не было постоянных жилищ, они кочевали вместе со своим скотом и не строили шалашей. Кочевали по степям, заходили в лесостепи. Совсем не занимались земледелием. Всё своё имущество, а также детей и стариков, они возили в кибитках на колёсах. Из-за лучших пастбищ они вступали в борьбу с ближними и дальними соседями, построившись клином и издавая при этом грозный завывающий крик. Странным образом, совершенно противоположные свидетельства содержит «История готов» Приска Панийского, который посетил столицу Аттилы, и описал деревянные дома с прекрасной резьбой, в которых жили «гуннские» вельможи, и хижины местных жителей — скифов, в которых приходилось ночевать посольству в дороге. Свидетельства Приска являются полной про-тивоположностью вымыслам Аммиана о том, что «гунны» боятся домов, будто проклятых гробниц, и только под открытым небом чувствуют себя уютно. Тот же Приск описывает, что войско «гуннов» жило в палатках. Гунны изобрели мощный дальнобойный лук, который достигал в длину бо-лее полутора метров. Он делался составным, а для большей прочности и уп-ругости его укрепляли накладками из кости и рогов животных. Стрелы упот-реблялись не только с костяными наконечниками, но с железными и бронзо-выми. Делали и стрелы-свистунки, прикрепляя к ним костяные просверлен-ные шарики, издававшие в полете устрашающий свист. Лук вкладывался в особый футляр и прикреплялся к поясу слева, а стрелы находились в колчане за спиной воина справа. «Гуннский лук», или скифский лук (scytycus arcus) — по свидетельствам римлян, самое современное и эффективное оружие ан-тичности, — считался очень ценной военной добычей у римлян. Флавий Эций, римский полководец, проживший 20 лет заложником среди гуннов, поставил скифский лук на вооружение в римской армии. Покойников часто сжигали, полагая, что душа умершего быстрее улетит на небо, если износившееся тело будет уничтожено огнём. С покойником бро-сали в огонь его вооружение — меч, колчан со стрелами, лук и сбрую коня. Римский историк Аммиан Марцеллин, «крёстный отец гуннов», так описыва-ет их: …все они отличаются плотными и крепкими руками и ногами, толсты-ми затылками и вообще столь чудовищным и страшным видом, что их можно принять за двуногих зверей или уподобить сваям, которые грубо вытёсыва-ются при постройке мостов. «Гунны никогда не прикрываются никакими строениями, питая к ним отвра-щение как к гробницам… Кочуя по горам и лесам, они с колыбели приуча-ются переносить холод, голод и жажду; и на чужбине они не входят в жили-ща за исключением крайней необходимости; у них даже не считается безо-пасным спать под кровлей. …но зато, как бы приросшие к своим выносливым, но безобразным на вид лошадёнкам и иногда сидя на них по-женски, они исполняют все свои обыч-ные дела; на них каждый из этого племени ночует и днюет… ест и пьёт и, пригнувшись к узкой шее своей скотины, погружается в глубокий чуткий сон… В противоположность Аммиану, посол к гуннскому царю Аттиле Приск Па-нийский так описывает гуннов: Переправившись через какие-то реки, мы приехали в огромное селение, в котором, как говорили, находились хоромы Аттилы, более видные, чем во всех других местах, построенные из брёвен и хорошо выстроганых досок и окружённые деревянной оградой, опоясывав-шей их не в видах безопасности, а для красоты. За царскими хоромами выда-вались хоромы Оногесия, также окружённые деревянной оградой; но она не была украшена башнями подобно тому, как у Аттилы. Внутри ограды было множество построек, из которых одни были из красиво прилаженых досок, покрытых резьбой, а другие - из тёсаных и выскобленых до прямизны брё-вен, вставленных в деревянные круги... Поскольку дружина у них состоит из различных варварских народов, то и дружинники, кроме своего варварского языка, перенимают друг от друга и гуннскую, и готскую, и италийскую речь. Италийскую — от частого общения с Римом Преодолев определённый путь вместе с варварами, мы, по приказу скифов, приставленных к нам, выехали на другой путь, а тем временем Аттила оста-новился в каком-то городе, чтобы вступить в брак с дочкой Эски, хотя уже и имел многих жён: скифский закон разрешает многожёнство. Каждый из присутствующих по скифской учтивости вставал и подавал нам полный кубок, затем, обняв и поцеловав выпившего, принимал кубок обрат-но. О происхождении гуннов известно благодаря китайцам, которые называли «хунну» (или «сюнну») народом, кочевавшим в степях Забайкалья и Монго-лии за 7 веков до Аттилы. Последние сообщения о гуннах касаются не Атти-лы и даже не его сыновей, а далёкого потомка Мундо, который служил при дворе императора Юстиниана. Связь времен и народов или маленькие комментарии к исследованиям современных ученых Около 200-226 годов в прибрежные районы Дагестана вторгаются полчища кочевников гуннов. Среди них находились и хазары, обитавшие в низовья; Волги и на Северном Кавказе. В конце второго 2 и в начале 3 веков началась полоса Великого переселения народов. Широкая миграция на Северный Кавказ гуннских племен положила

Исаев И. Р.: начало образованию, охватившей всю территорию региона, системы полити-ческих, социальных и этнических связей… После опустушительных походов в 371 г. основные силы гуннов ушли через низовья Дона к Северному Причерноморью, а другая часть вернулась на Се-верный Кавказ по Прикаспийским степям на юг. Кочевники совершали через Северный Кавказ в IV–V вв. опустошительные походы в богатые земли За-кавказья и Передней Азии. Один из таких походов был совершен в 395 г. Приморская низменность также оказалась в начале III в. под властью гуннов. В источниках нередко под ними подразумевался не только союз гуннских племен, но и входившее в его состав автохтонное население равнинного Да-гестана. По имени гуннов район севернее Дербента (наверное район имеет свое название) стал называться позже «страной гуннов», а население (назва-ние населения) Приморского Дагестана – гуннами, т.е. название «гунны» бы-ло распространено и на попавших в политическую зависимость от них ко-ренных дагестанских племен. Появление гуннов севернее дербентского про-хода привело к тому, что эти районы стали называться страной гуннов, или гъунарин вилаят, а их население гуннами. Да в действительности и по сего-дняшний день и местность, и жителей населенных пунктов Табасарана: от с. Куштиль Хивского района до с. Кужник Табасаранского района - называют «гуннар», что в переводе означает «гъуннар». Постепенно гунны проникли выше Дербента на территорию Табасарана. Армянские источники называют эту область Страной гуннов, по-табасарански - «Гъуннарин вилаят», от горы Кваркул до горы Джуфдаг (Гуми, Кюряг, Ляхля и др). Территорию расселения гуннов «Армянская география VII века» («Ашхара-цуйц») определяет точно: после Дербентской стены (начинается Табасаран) «севернее живут гунны, у которых город Варачан и другие города». Фавстос Бузанд (V в.) сообщает, что маскутский царь Санесан «собрал… все войска хонов, похов, таваспаров, хечматаков, ижмахов, гатов и глуаров, гугаров, шичбов и чилбов, и баласичев, и егерсванов, и несметное множество других разношерстных кочевых племен – все множество войск, которым он повеле-вал». Читателю будет представлена Карта Северного Кавказа в середине 7 века. На этой карте не указаны эти племена. Эти есть союзы сельских общин Табасарана. Из рассказа Моисея Каланкатуйского. В нём говорится, что ал-банское посольство на пути к гуннам «достигло ворот Чора недалеко от Дер-бента» (село Чордаф Верхнего Табасарана расположено между двумя хреб-тами и представляет собой ворота, а район дальше Чордафа называется «гъуннар»), где и было радушно принято жителями города. Изучение религиозных воззрений жителей "страны гуннов" имеет большое значение для понимания сложных процессов формирования идеологических представлений населения Северо-Восточного Кавказа в раннесредневековую эпоху. Наиболее подробные сведения о религии гуннов Дагестана имеются в "Истории агван" Моисея Каганкатнаци. Несмотря на попытки распростране-ния в Дагестане монотеистических религий, "Гунния" вплоть до конца Х в. оставалась языческой и оставила глубокий след в жизни и в быту народов на-селявших в территориях захваченными гуннами. 1. Общественным святилищем была также дубовая роща. В каждом селе Та-басарана (Арчуг, Кондик, Чувек, Ляхла и т. д.) и по сегодняшний день сохра-нились священные дубовые рощи. Они выделены из сферы хозяйственной деятельности населения серией запретов, обеспечивавших их недоступность и сохранность. 2. Почитание сил природы. Одним из главных богов у гуннов считался гро-мовержец бог Куар (в Табасаране - кьюркьлин ц1айир). Живые существа и предметы, пораженные молнией, становились у гуннов священными. Бытует и проклятие в Табасаране: «Кьюркьлин ц1а йивривуз» -«Пусть ударит тебя молния». Еще одно интересное совпадение они поклонялись богу Тенгри, около села Сертил, есть святая гора Сенгри. 3. Обряды вызова дождя у населения Прикаспийского Дагестана. Данные об обряде вызова дождя и упоминание военно-религиозного обряда у населения Прикаспийского Дагестана в событиях первой Кавказской войны Арабского халифата (40–50-е гг. VII в.) имеются у арабоязычных авторов и в местной дагестанской хронике (Ибн Джумана, Ибн Кутейба, ал-Балазури, Ибн ал-Факих, ат-Табари, Ибн ал-Асир, Якут, «Дербенд-наме»). Содержание обряда вызова дождя рассматривал, по данным Ибн Джуманы, Ибн Кутейбы, ал-Балазури, Ибн ал-Факиха и Якута, А.Н. Генко (Генко, 1941), а на основе не-мецкого списка ат-Табари – М.И. Артамонов (Артамонов, 1962; 2002). При-влечение дополнительной информации ат-Табари, Ибн ал-Асира и местного дагестанского источника «Дербенд-наме» (Гмыря, 2002 в;, 2002 г; 2007 б; 2009) позволило восстановить его содержание и выяснить сущность. При проведении обряда вызова дождя из языческого храма выносили гроб с мо-щами арабского полководца, убитого в сражении за г. Баланджар в 652/653 г., и снимали с него покров. Потом произносили языческое моление. Гроб, по данным ат-Табари «корзина», был, очевидно, сделал из жгутов растений. Главное действо этого обряда состояло в обнажении почитаемых костных ос-танков на дневном свете под солнцем. Такие ритуалы должны были вызвать дождь во время засухи. В дагестанской хронике «Дербенд-наме» смысл об-ряда искажен – по данным автора, дождь должно было вызвать захоронение костных останков, что не соответствует традиционным народным веровани-ям. Другой табасаранский пир Абу Муслима - в скале Дадждин ликар (табаса-ранское "Ослиные ноги"), над ручьем Яргиль-гъяр, в одном километре к се-веру от селения Яргиль (Хивский район). Время возникновения неизвестно. Пир особенно почитаем в этой местности. По легенде, многочисленные от-верстия в скале, по форме напоминающие следы копыт осла, были пробиты копытами мула Абу Муслима или древком его знамени. Чтобы вызвать дождь, в отверстие наиболее округлой формы наливают воду из Яргиль-гъяр. В верхнем Табасаране обряд вызова Дождя или Солнца имеет даже стихо-творную форму: Вызов Дождя Вызов Солнца А гунны, гунны гунн Герей, А гунны, гунны гунн Герей Ригъар, вазар гьатинди, Маргьар, штар гьатинди, Маргьар, штар гьаминди. Ригъар, вазар гьаминди. 4. Обожествление огня в религии «страны гуннов» обозначено в источнике явственно. Автор отметил принесение жертв огню. В Табасаране с 12 марта по 17 марта ежегодно отмечают праздник Эбелцан (Эвел ц1а-огонь доисто-рических времен). Твердо можно сказать, что Эбелцан никакого отношения к Навруз- Байраму не имеет. Возникает вопрос почему? Потому, что весна в Табасаране начинается в конце апреля или в начале мая. Таких пиршеств, как при Навруз- Байраме не устраивают. Основной пищей является сушеные ножки крупного рогатого скота, сваренные вместе с проросшей пшени-цей (кьуйир). Во время праздника взрослые говорят детям (а детские игры и забавы — это прежние взрослые обряды, так у всех народов): «Смотрите, но-чью придет бабушка Эбелцан и лизнет вас языком». Когда дети засыпают, им мажут сажей лоб, щеки, живот, а под подушку кладут угощение. Утром дети убеждаются, что Эбелцан действительно приходила через очажную трубу. Очажная труба у всех народов мира — это вход из одного мира в другой. Наиболее древними богами табасаранов, как и других народов мира, были олицетворяемые небесные светила - Солнце («ригъ») и Луна («ваз»). На ос-новании мифов, записанных в различных селах, Луна произошла от Солнца, это сын и мать (Межгюль), солнце - девушка, солнце - мать, луна - сын; сест-ра и брат (Чувек), солнце - девушка, луна - парень, друг за дружкой гонятся (Верхний Ярак). Мифы, объясняющие наличие пятен на лике луны, также многообразны. В незапамятные времена была битва между космическими бо-гами, и пятна на луне - это раны, полученные ею в битве (Лака). Луна хваста-лась, что она красивее солнца, а оно в сердцах ударило луну по лицу куском овчины («кьяр»), которым белят стены (Хив, Межгюль). Центральное место в культе небесных светил у табасаранов занимало Солнце - источник света и тепла, без которого невозможны достаток, изобилие уро-жая и приплод скота. Графически культ Солнца отобразился в виде солярных (розетки, кресты, свастики, круги, ромбы и т. д.) и иных (например, в виде сюжета «бараньи рога») знаков, которые встречаются в наскальных рисун-ках, на фасадах жилищ и культовых сооружений, надмогильных памятниках, коврах, одежде, домашней утвари, хлебе. Среди персонифицируемых атмосферных явлений следует назвать радугу, которая в разных селах имела свои на¬звания: «Ярхи риш» («Длинная де-вушка») (Хив, Яргиль, Межгюль и др.), «Деркку ч1имир» («Лук и стрела») (в большинстве сел), «Гандирижв» («Ржавчина») (Хустиль), «Северкан» (Лака, Хоредж), «Ч1емра хярар» (Кужник). 5. Сведения автора о жертвоприношениях священному огню в равной мере отнесены им и к священной воде (водам). Этот священный объект назван в источнике как в форме единственного числа («вода»), так и в форме множе-ственного («воды»). Вероятно, в религии «страны гуннов» священный объект вода выступал и в облике священных вод неба – дождей, и в облике земных источников – рек, водоемов, возможно, и моря. В действительности этот священный объект является источником единственного числа. В каждом се-лении Табасарана имеются священные родники – улин шид- вода от сглаза. 6. Сведения о священном дереве, священных деревьях и обрядах древопо-клонения занимают в источнике значительное место, они намного объемнее данных об иных культовых объектах. В авторском описании сущности рели-гии «страны гуннов» ее население охарактеризовано как древопоклонники. Значительная часть информации Мовсеса Каланкатуаци о событиях христиа-низации содержит данные о культе главного священного дерева. В религиоз-ных верованиях населения «страны гуннов» главным священным деревом являлся дуб), его размерам (это были высокие деревья, а главное священное дерево отмечено, как громадное) и пышности кроны (густолиственности). В верхнем Табасаране основным деревом священных рощ является дуб, а священным деревом религиозного верования является ореховое дерево. Все это вышеизложенное подтверждает о пребывании гуннов в Верхнем Табаса-ране.

Исаев И. Р.: География расселения гуннов Таваспаран — самая крайняя, согласно Егише, областей Южного Дагестана — соответствует позднейшему Табарсарану, находившемуся по соседству с Дербентом. Здесь же находились и «Северные врата Дербентские» или «Кре-пость у ворот ущелья Чора-Чордаф», иначе «Ворота гуннов-Гъунарин вила-ят». Васак Сюни в 451 г. щедрыми дарами и угрозами привлёк на свою сто-рону, по словам Егише: «…иберов, липнов и чилбов, ват, гав, гнивар и хыр-сан, и хечматак, и пасык, и посых, и пюкован, и все войска Таваспарана, гор-ного и равнинного, всю неприступную страну гор». Таваспары упоминаются в "Истории Егише" в связи с событиями около 450 г., когда армянский князь Васак Сюни, перешедший на сторону Ирана при-звал на свою сторону в борьбе с гуннами за контроль над "крепостью при во-ротах гуннов" (наверное Чор) в стене, перегораживающей проход через Кав-казский хребет между владениями албанов и гуннов, «иберов, липнов и чил-бов, ват, гав, гнивар и хырсан, и хечматак, и пасык, и посых, и пюкован, и все войска Таваспарана, горного и равнинного, всю неприступную страну гор». Таваспары жили в Южном Дагестане, между Дербентом и р. Самуром. Арта-монов полагает, что Таваспараном здесь назван вождь Таваспаран. Да и как пишет Егише в Перс-Армянской войне, где таваспараны сражались против персов. Г. Ворошил утверждает, что Ирану пришлось пойти на уступки армянам и даже привлечь к ответственности Васака Сюни, которого между прочим, об-виняли в тайных связях с князем гуннов Ераном. Иранские войска вновь ов-ладели укреплениями и областями, опустошёнными гуннами. В известии об этом Елише перечисляет следующие области: алан (албан?), лепники (лбии-ов), джегбов, еджматаков, таварспаров. и хибиованов. «Больше всего, — до-бавляет он, — шаханшах горевал о разорении укреплений, которые персы с большим трудом построили на границе области гуннов». К.В. Тревер полагает, что «крепость, построенная Йездигердом» на границе между владениями албан и гуннов, — это крепость Бармак с идущими к мо-рю заградительными стенами, находящаяся к северу от Апшерона, где горы близко подходят к морю. Это самая южная из крепостей, заграждавших про-ход между горами и Каспийским морем. Однако из изложенных выше дан-ных следует, что граница с гуннами проходила значительно севернее этой крепости, где-то в районе современного Дербента. Здесь же находились и «Северные врата Дербентские» или «Крепость у ворот ущелья Чора», иначе «Ворота гуннов». Опираясь на данные только Мовсэса Хоренаци, можно заключить, что Бала-сакан находился в районе, прилегающем к Каспийскому морю, поскольку, проповедуя в Баласакане, он «многих (еретиков) наставил на путь истинный и немногих безвозвратно изгнал в страну гуннов», т. е. изгнал в расположен-ное к северу от Дарбанда (Табарсаран) царство гуннов (гъунарин вилаят). Елишэ пишет: «Но и против них он собрал многочисленную конницу Ариев, закрыл и запер ворота их прохода, и вовсе не давал покоя царю Персидскому, но посылал и призывал многочисленные отряды в пограничную крепость Чо-ра (Чордаф), провел полный набор в стране Иверов, составил войска Лпинов и Чилбов, (провел набор) в Вате, Гаве и Глуаре и Хрсане и hЕчматаке, Пасхе и Посхе, и Пюкуане, (собрал) все войско Таваспарана—горного и равнинно-го, и крепостной стороны гор». Второе упоминание гуннов в тексте Агафангелу откосится ко времени царст-вования царя Трдата III (287 - 332), где говорится, что Трдат «силой изгнал» вторгшихся с Северного Кавказа гуннов. Это же самое событие, видимо, бо-лее подробно отражено у Мовсеса Хоренаци, где, по его словам, Трдат «через земли албан» выступил навстречу вторгшимся с Кавказа, так называемым «северным народам». Однако в отличие от сообщения Агафангела, который называет врагов Трдата просто «гуннами» (хоны.) Чрезвычайная сложность исторических, этнических и лингвистических про-блем, связанных с “горой наречий”, очень затрудняет отождествление назва-ний, приводимых в арабских источниках; еще больше осложнений вносит в историческую науку современные ученые. Не обязательно наверное быть ученым, чтобы правильно прочесть, что написано в абзаце; (провел набор) в Вате, Гаве и Глуаре и Хрсане и hЕчматаке, Пасхе и Посхе, и Пюкуане, (со-брал) все войско Таваспарана—горного и равнинного, и крепостной стороны гор». А кто не понял объясняю: (провел набор) людей в населенных пунк-тах…(собрал) все войско Таваспарана—горного и равнинного, и крепостной стороны гор». Карта. Табасаранский и Хивский районы. Страна гуннов (Гъунарин вилаят). Древние источники называют эту область Страной гуннов, по-табасарански - «Гъуннарин вилаят» от горы Кваркул до горы Джуфдаг (Т1ит1ивжин к1ак1). т.е. от с. Куштиль Хивского района до с. Кужник Табасаранского района. На-селенные пункты: Вертиль (ЧIихтIил, ЧIиларин гъул), Ляхля (Уркъин, Хьаржакъ, НитIарикк), Яраг, Урга, Кулик (Хираригъ), Джули, Уртиль (Бе-чер), Халаг (Гьери), Ханак, Хурсатиль, Фурдаг, Кувиг (Аьхъмюкъ, "Кьул'ин", Жандукарин Гъюлягъишв), Сулантиль (АхьнитI, Суннар). Кужник (Уьрхлигъ, Жяргъяр, Кьилдик, Жякъиникьа, Ханбижар, Хинаъ, К1елдик, Ма-зайин хяр), Думурхил (ЦIунтIарин гьюлягъишв), ГЯРИГ (Гаргар-Гьаргъяр) (Кьява), Хурик. Разрушенные села: от с. Куштиль в стране гуннов (Гьювариъ - на юг, 1,5км. ГъямпIлин гъулахъ - на восток, 2км. Жвурдагъ - на восток, 2,5км. Гьяригъ - на восток, Зкм. Гъаз'ярин хутIларихъ - на северо-восток, 0,8км. Мяхълар - на запад, Зкм.) – в скобках указаны разрушенные села. Око-ло с. Куштиль гора называется Тюркидаггун. Протекают в стране гуннов реки: Тюркидаггун-недалеко от с. Куштиль на границе страны гуннов (гъу-нарин вилаят), Мухун, Ханаг Хивского района, Слово «Тюркидаггун»- «гора тюркских гунн» в переводе с табасаранского на русский язык, а разве не в нем заключена - ВЕЛИКАЯ ТАЙНА ВСЕХ ВРЕМЕН И НАРОДОВ- гунны тюркского происхождения. Село Ляхля. Ближайший город от с. Ляхля Дербент, (на восток) расположен в 90 км. От райцентра Хив до с. Ляхля грунтовая извилистая дорога с крутыми подъема-ми и спусками, которая составляет 18 км. Основано приблизительно 2000 лет назад, вероятно потомками пророка Яхьйи (Иоанна Крестителя) Иоа́нн Крести́тель, Иоа́нн Предте́ча (ивр. יוחנן המטביל‎, Йоханан бар Зехарья — «сын Захарии»; Йоханан ѓа-Матбиль [Хамат-вил[1]] — «совершающий ритуальное очищение водой»; греч. Ιωάννης ο Βαπτιστής, Иоаннес о Баптистес, Ιωάννης ο Πρόδρομος, Иоаннес о Продромос; лат. Io(h)annes Baptista; араб. يحيى‎‎, Yaḥyā, يوحنا‎, Yūḥanna; 6—2 годы до н. э. — ок. 30 года н. э.) — согласно Евангелиям: ближайший предшественник Иисуса Христа, предсказавший пришествие Мессии, жил в пустыне аскетом, затем проповедовал крещение покаяния для иудеев, крестил в водах Иордана Иисуса Христа, затем был обезглавлен из-за козней иудейской царевны Иро-диады и её дочери Саломеи. Историчность Иоанна Крестителя не отрицалась даже атеистическими советскими учёными. В христианских представлениях является последним в ряду пророков — предвозвестников прихода мессии. В исламе, а также мандеями и бахаи по-читается под именем Яхья (Йахья), в христианских арабских церквях — под именем Юханна (Юханна). В исламе мусульмане почитают Иоанна пророком под именем Яхья (Йахйа). Согласно Корану он был сыном пророка Закарийи. В Суре 19 «Марйам» приводится рассказ о благовестии Закарийе, аналогич-ный описанному у Луки: «О Закарийа, Мы радуем тебя вестью про мальчика, имя которого Йахйа!» (Коран. 19:7). Джабраил, сообщивший эту весть, дал Закариёе знаменье: «чтобы не говорить с людьми три ночи [и дня], не будучи лишенным дара речи» (Коран. 19:10). Спустя два года после рождения Яхьи Аллах благословил его: «О Йахйа! Крепко держись [установлении] Писания, — и Мы даровали ему мудрость в младенческом возрасте, а также сострадание [к людям] от Нас и чистоту, и был он благочестивым, почтительным к родителям и не был ни гордецом, ни ослушником. Благополучие ему [от Аллаха] и в день, когда он родился, и в день смерти, и в [Судный] день, когда будет воскрешен к жизни» (Коран. 19:12-15). Аналогичный краткий рассказ о рождении Яхьи содержится в Суре 3 «Се-мейство Имрана». Отличие состоит в том, что Джабраил сразу говорит о бу-дущем сыне Закарийи как о «воздержанном муже и пророке из праведников, который подтвердит истинность слова от Аллаха» (Коран. 3:39). Село Ляхла несколько раз был разрушен религиозными войнами. Около 500 лет назад село снесло вместе с оползнем. И только спустя 200-300 лет, на том же оползне, где сохранились могилы, вновь образовали село с тем же назва-нием "Яхья". В процессе языковых изменений речи, село сегодня так и назы-вается "Ляхля". Подтверждения этому, найденные в ущелье реки Рубас на-скальные, до сих пор никому не известные рисунки, в том числе звезда Дави-да и т. д. Село Гуми Святые места: Ягьяйин гъала - дом - крепость человека по имени "Яхья". Село Гюхряг На территории села (участок Чвараг) имеется священное место ПИР, где на камне высечена надпись 210 год по Хиджре. а) сел. Ханаг-пашенное поле Гъуннарии хут1ил (Пашня гуннов); б) сел. Тивак (Дюбек) - мельница Гъуннарин рягъяр (Мельница гуннов); в) сел. Хали (Халикент)- Коран Гъуннарин кьур'ан (Коран гуннов); этот Коран весьма больших размеров и высокочтим; за право присягнуть на нем платится по одному рублю в пользу мечети. Коран до сих пор совер- шенно хорошо сохранился, на одной только странице виднеется кровавое пятно: кто-то дерзнул присягнуть ложно, и глаз его немедленно вырвался и влепился в Коран; в виде приписки изложено все завещание последнего из гуннов; г) сел. Ургулик - пашенное поле Гъуннарин хут1ил (Пашня гуннов); д) сел. Ляхла-медный котел Гъуннарин йигьаг (котел гуннов), в котором буд-то бы можно сварить за раз мясо двух быков. Звезда Давида. Звезда Давида (ивр. מָגֵן דָּוִד‎ — Маген Давид, «Щит Давида»; в идише произно-сится могендо́вид) — эмблема в форме шестиконечной звезды (гексаграм-мы), в которой два равносторонних треугольника наложены друг на друга: верхний — концом вверх, нижний — концом вниз, образуя структуру из шести равносторонних треугольников, присоединенных к сторонам шести-угольника. Связь этого символа с именем царя Давида, как и пятиконечной звезды с именем царя Соломона, по всей вероятности, измышление позднего Средне-вековья. История символа Гексаграмма — интернациональный символ весьма древнего происхождения. Исследователи обнаружили этот знак в Индии, где он использовался, судя по всему, ещё задолго до того, как появился на Ближнем Востоке и в Европе. Изначально гексаграмма не являлась специфически еврейским символом и не имела ни малейшего отношения к иудаизму. На Среднем и Ближнем Востоке она была символом культа богини Астарты. Начиная с бронзового века (ко-нец четвёртого — начало первого тысячелетия до н. э.), гексаграмма, как и пентаграмма, довольно широко использовалась в декоративных и магических целях у многих народов, столь отдалённых друг от друга территориально, как, например, семиты Месопотамии и кельты Британии. Стоит отметить, что пентаграмма использовалась в качестве магического символа значительно чаще, чем гексаграмма. Тем не менее, обе геометрические фигуры можно об-наружить среди иллюстраций на страницах многих средневековых книг, по-свящённых алхимии, магии и чародейству. Ещё тысячу лет назад шестиугольная звезда была интернациональным зна-ком. Она встречалась на ранне-христианских амулетах и в мусульманских орнаментах под названием «печать Соломона». В христианских церквях гек-саграмма встречается даже чаще, чем в синагогах. В средневековых арабских книгах по магии гексаграмма встречается намного чаще, чем в еврейских мистических трудах. Кроме того, гексаграмма встре-чается на флагах мусульманских государств Карамана и Кандара. Первое свидетельство того, что гексаграмма использовалась в качестве спе-цифически еврейского символа, датируется 1354 годом, когда император Карл IV (император Священной Римской империи) даровал евреям Праги привилегию иметь собственный флаг. Этот флаг — красное полотнище с изображением шестиконечной звезды — получил название «флаг Давида». Маген Давид украсил также и официальную печать общины. Существует версия, согласно которой, лже-мессия Давид Алрой (Аль-Рои) и был тем, кто в XII веке превратил магический символ Соломоновой печати в символ Маген Давид (названный так, возможно, в честь него самого), сделав его фамильным символом своего рода. В 1897 году Первый Сионистский Конгресс принял проект флага сионист-ского движения, в центре которого располагался голубой Маген Давид и ко-торый известен сегодня в качестве флага Государства Израиль. События 558 г. явились последней фазой эволюции гуннских племенных об-разований Северного Кавказа и привели к окончательному распаду последне-го крупного гуннского объединения- тюркского происхождения. С крушени-ем же на Северном Кавказе в первой половине VII в. господства Западно-тюркской империи здесь почти одновременно завершился процесс образова-ния самостоятельного политического объединений –Хазарского каганата. Хазары остались только в истории? А куда делись гунны, которые вторглись в Табасаран «Страна гуннов- Гъунарин вилаят» в 3 веке? В Крыму до сих пор живут хазары, или, по крайней мере, народность, которая думает, что она произошла от хазар. Только теперь современные хазары известны под име-нем крымские караимы или караи. Крымские караимы - удивительная общи-на, которая насчитывает всего около 2000 человек. Сами караимы это название не любят, и в официальных публикациях не употребляют в силу установки на свое тюркское происхождение, но это на-звание общеупотребительно в Крыму и сейчас. Караимы считают «Чуфут-Кале» своим родовым гнездом и утверждают, что их община владела крепо-стью, пользуясь автономией при всех правителях Крыма еще со времен су-ществования Хазарского каганата, когда в крепости укрывался последний ха-зарский каган, потерявший все другие земли. Караимы являются в соцветии тюркских народов одним из уникальных народов. Несмотря на свою нынеш-нюю малочисленность, некогда были большим и сильным народом. Они ос-тавили большой политический, этнический, культурный след в истории ... тюркских народов ...их древний язык жив и он очень близок современному алтайскому языку - это еще раз доказывает наше древнее родство. (Прези-дент Конгресса тюркских народов России Бронтой Бедюров) Происхожде-ние. Принадлежат к тюркской группе алтайской семьи народов. Потомки ка-раитов, входивших в гуннский и хазарский племенные союзы, частично сме-шались в Крыму с сармато-аланами и готами. Караимское вероисповедание «Путь на небо начинается с Земли» - «Йол кьоклерге башлана иэрдэн» Самостоятельная монотеистическая религия со своими традициями, догма-тами, иерархией, календарем. Базируется на учении Анана с его верой в Еди-ного Бога, в бессмертие души, в пророков и откровения Моисея, Иисуса Христа и Магомета. Последователей учения Анана называют также ананита-ми. Традиции основаны на почитании нравственных заповедей Священного писания, терпимости и свободе верующих в постижении канонов веры и мудрости откровений сообразно своей совести, не полагаясь на мнения дру-гих. Мусульманство и православие покровительствовали караям, почитаю-щим Магомета и Иисуса Христа. Караи издавна чтили Единого Бога Неба – Тэнгри (Сенгри). Тэнгрианство (Сенгрианство) с его единобожием и верой в зависимость судьбы от поступков человека, облегчило караям понимание нравственных положений Ветхого Завета и принятие учения Анана. Важны-ми принципами вероучения караев являются любовь к Богу и ближнему, по-читание десяти заповедей и других нравственных предписаний Святого Пи-сания. Вероучение основано на милосердии и благотворительности. Заповедь о любви к ближнему воплощается в конкретные дела. Поступками и делами каждый без посредников несет ответственность перед Богом. Добрые дела - форма служения Богу – Тэнгри (Сенгри). Одной из сокровенных сторон древних верований является поклонение Тэнгри (Сенгри) у Священных Ду-бов. Как писал академик К. Мусаев, «караимы - один из тех народов, кото-рым удалось донести до наших дней верования древних предков, например, почитание священного дерева (дуба), веру в духов, почитание неба – Тэнгри-Сенгри». Таким образом, караимы, исповедуя Ветхий Завет, и признавая пророческую миссию Иисуса Христа (и, как увидим далее, Мухаммеда), а талмудистов за отступников от истинной веры, считают недозволенным вступать с ними; в религиозное общение и не допускают брачных союзов с ними. Талмудисты занимают в отношении их такую же позицию, а может даже и более непри-миримую. В виду указанного влияния мусульманства на учение Диана, есте-ственно, что арабские ученые давно начали интересоваться караизмом и уже в средние века уделяли ему много внимания. Так арабский историк мусуль-манских оскт Шахристани (XII в.) и знаменитый Макризи (XIV в.) высоко возносили имя Анана-ибн-Дауда, причем Макризи т.к'.казался, что появись Анан в эпоху существования Иерусалимского храма то он несомненно был бы признан Пророком.

Исаев И. Р.: Религия, зародившаяся среди одного народа, со временем проникает и к другим племенам и народам, распространяясь часто, среди народов не только родственных, но даже совершенно чуждых, иной расы. Уважае-мый Читатель еще раз прочитайте раздел «Гунны». Раньше село Вертиль было одним из самых больших в Сувакском союзе сельских общин, куда, кроме села Вертиль, входили еще села Атрик, Джули (ныне Табасаранский район), Урга, Фурдаг, Яраг, Хурсатиль, Гарик, Кувиг, Кулик, Ляхля, Уртиль. Все выше перечисленные села входили в «Страну гуннов-Гъунарин вилаят» Одной из достопримечательностей села является озеро Дагар, расположенное в самом центре села, другой - местечко ЧЫхтЫл, где во время праздников проходят встречи молодежи Хивского и Табасаранского районов. На одной части этой поляны находится старинное кладбище, где имеют-ся крупнейшие надгробные камни трех братьев -Ананы, Мананы, Муса-наны – основателя учения караимов (гуннов) со своими братьями.

Исаев И. Р.: Маленькие комментарии к «великим исследованиям» современных уче-ных. Комментарии даны автором этой книги. 1. Во II веке до н.э. – в первые века нашей эры правителями Албании была династия Арани. Ее основоположником считается правитель Арран (Ərən). Имя Арран переводится с тюркского как Ар – воин, ан – древний показатель множественного числа. Комментарии: Читатель наверное догадался, кого не встречай, все воины, львы, барсы и орлы. А, где она Правда?. Прав был Виктор Гюго: Лжецы переиначат текст, придумают новый народ, новую страну, но есть то, пред чем их власть бессильна, это – правда, скрытая в символах и знаках Времени. Викто́р Мари́ Гюго́ (Юго)[1] (фр. Victor Marie Hugo [viktɔʁ maʁi yˈɡo]; 26 февраля 1802, Безансон — 22 мая 1885, Париж) — французский писатель (поэт, прозаик и драматург), глава и теоретик французского романтизма. Член Французской академии (1841) Мы все знаем, что все народы привязаны к какой-то местности, или к само-названию. В переводе с табасаранского языка «Арран» на русский язык- бла-годатная земля. Арраном называли и по сегодняшний день называют при-брежную низменность Каспийского моря. По названию местности и назван правитель Албании. 2. Происхождение названия "Албания" [в передаче греческих и латинских ав-торов (и "Алванк" в армянской передаче)] до сих пор окончательно не уста-новлено. Принимая во внимание, что это же название носит страна на Балка-нах, довольно убедительным представляется предположение Н. Я. Марра, что "Албания", как и "Дагестан", означает "страна гор". Но допустимо и дру-гое предположение, именно что греки и римляне придавали названием "Ал-бания" близкое к их языкам звучание местному самоназванию — "Арран", восходящему к имени легендарного предка (Моисей Ка-ланкатваци). Это предположение подтверждается, как мне кажется, и тем фактом, что в надпи-сях царя Шапура и жреца Картира (III в. н. э.) на Кааба-и Зардушт в Накш-и Рустаме слову "Албания" в греческой версии соответствуют в парфянском тексте и в парсик слово "Арран". Как известно, это же название, в форме "Арран" носит страна со времени завоевания ее арабами. Комментарии: Происхождение названия "Албания" давно установлено. Слово «албан» имеет корневую основу табасаранского слова «албагну», «ал-багна», «албагдар» в переводе на русский язык- означает мирно сосущест-вуюший, дружественный. 3. Согласно историческим трудам того времени гунны долгое время охраня-ли границы Албании с Иберией и Арманией. Так на северо-западе современ-ного Азербайджана находилась историческая область Хунан (Хун – гунн, ан – множественное число) – названая в честь гуннов. Комментарии: Гунны ни как не могли охранять границы Албании с Ибери-ей и Арменией. Согласно историческим трудам того времени гунны рассели-лись на северо-востоке от Дербента т. е. в Табарсаране. Гунны могли охра-нять границы Кавказской Албании с Арменией и Грузией до свержения ди-настии Аршакидов т. е. когда Кавказская Албания простиралась от Табари-стана вдоль побережья Каспийского моря до Табасарана и Агула. 4. Говоря о "многоязычности албанов", Страбон писал, что "вследствие от-сутствия частых сношений одних с другими у албанов имеется 26 племен" Г. Ворошил утверждает, что расселение издревле на севере, северо-западе и северо-востоке Албанского государства различных дагестанских (поздней-ший термин) народностей в соседстве с албанами и удинами наложило свой отпечаток на сохранившиеся и по сей день многочисленные топонимы и гид-ронимы. Комментарии: Фантазии современных ученых разрушает исторический факт, что название «утии» - это этнос. В «Истории Ауланка» часто встреча-ется слово «гавар». Это слово имеет корневую основу табасаранского слова «гафар»-«разговор или говор». Слово «Утии»-село Уртиль Хивского района. И звучит примерно так: «Урт1ларин гафар-Уртильский говор». А может агульский язык сохранил произношение этого слова как «гавар». Говоря о "многоязычности албанов", Страбон писал, что "вследствие отсутствия час-тых сношений одних с другими у албанов имеется 26 племен". З. Ямпольский утверждает, что перевод сочинения Страбона, касающегося языков, сделан не совсем верно: "Переводчики его текста на русский язык передали его сло-ва как 26 языков, вместе 26 наречий. Это следует и из последующих выска-зываний Страбона, где он отмечает, что "ныне один царь над всеми властву-ет". В связи с этим К.Тревер отмечает, что "мы вправе заключить, что к сере-дине I в. до н.э., когда римляне впервые столкнулись с албанами на их терри-тории во время походов Лукулла, Помпея и Антония, союз племен был уже возглавлен племенем албанов и возобладающим стал их язык". А, слово «удин», которое часто встречается у современных авторов это топоним мест-ности, где расположен населенный пункт Уртил (в стране гуннов) Хивского района. 5. Каспий – тоже самоназвание этноса. Происходит от тюркских «кас» - «огуз», «пий» или «бий» - видоизмененное «бай» - «богатый». Не стоит за-бывать, что у многих тюркских народов вплоть до 20-х годов ХХ века сохра-нился титул «бий», который ведет свое происхождение от тюркского «бай» - «богатый». А «пий» - лишь искаженный греческий вариант от тюркского на-звания. Название Каспиана также тюркское, которое греки заимствовали их местного тюркского языка для обозначения данной области. Расшифровывая слово «Каспиана», мы приходим к следующему буквальному значению: «Кас (огуз) / пий (бай) / ана (ан – показатель множественного числа)» - «[Страна] Бога-тых Каспиев» или «Богатая [Страна] Каспиев». Комментарии: Наверное не стоит еще раз уточнить, когла появились тюрки на Кавказе. В 6-7 веках, в период расцвета Тюркского каганата, продолжа-лось проникновение в Южный Кавказ тюркских племен. В 9-ом веке тюрки-огузы окончательно поселились на территории Южного Кавказа и Северного Ирана. В этот же период они приняли ислам. В 9-10 веках происходило постепенное смешение тюрок-огузов с местными этническими группами, в результате этого процесса сформировался новый этнос-тюрки Азербайджана. 6. Сегодня Каспийское море по-тюркски называется «Хазар» - от названия тюркских племен хазаров. В древности его также называли Хорезмским – от тюркской страны Хорезм. Было у Каспия в средние века и название «Гиркан-ское море» - тюрк. «Гюрган» (красивый, «достойный взгляда») – племя (поз-же - огромная ветвь Барласского племени), к которому принадлежал Амир Теймур (Тамерлан). Комментарии: Называли еще и Табаристанским. Названия каспи и Каспиана – негреческие. Эти слова имеют табасаранское происхождение. Такого племени «каспии» не существовало и не существует. 7. В главе XIX первой книги истории Мовсэса Каланкатуаци ясно сказано, что отрок Григорис увез мощи святого Захарии и блаженного Пандалиона в страну чилбов: «Явление мощей святого Захарии—отца Иоанна и блаженно-го Пандалиона, увенчанного (венцом мученика) в городе Никомидии увезен-ных отроком Григорисом в страну чилбов»; и что эти мощи находились в го-роде Цри: «Много совершилось знамений и чудес в городе Цри, где находи-лись мощи блаженных подвижников Христа. Однако никому не было извест-но точное местонахождение мощей святых. И хотя жители страны были язычниками, однако страдающие лихорадкой и другими недугами ходили в церковь, где лежали мощи святых и получали полное исцеление». В той же главе еще раз подтверждается, что город Цри находился в стране Албании, а правитель города—албанский нахарар: «Пойди в Цри к правителю города Хочкорику, нахарару глуанскому и расскажи о видении». Комментарии: Великие творения Великих людей не обсуждают, а чи-тают. А, кто не умеет читать, тому и не стоит его обсуждать. Да, по этой Великой дороге жизни – «ДагДереТаб- Дагълар, дерйир, табар» из Лпинга (Тпиг» в Цри (Дербент) (Впервые это предание под названием "Цалли" было записано писателем Муталибом Митаровым и использовано в одноименном повествовании, но в художественно переработанном виде. (Впрочем, древние даргинцы Дербент называли "Чулла", "Цулла", лакцы - "Цурул" или "Чурул", табасаране – «Цалли -стена, Цур (Ц1ур) –дверной за-твор» и т.д.)). встречается «страна чилбов» село Чилик (Ч1илихъ-Атрик). 8. Рассказывая о шагах, предпринимаемых Васаком Сюни для предотвраще-ния вторжения в Закавказье союзников армян Гуннов, Елишэ пишет: «Но и против них он собрал многочисленную конницу Ариев, закрыл и запер воро-та их прохода, и вовсе не давал покоя царю Персидскому, но посылал и при-зывал многочисленные отряды в пограничную крепость Чора, провел полный набор в стране Иверов, составил войска Лпинов и Чилбов, (провел набор) в Вате, Гаве и Глуаре и Хрсане и hЕчматаке, Пасхе и Посхе, и Пюкуане, (со-брал) все войско Таваспарана—горного и равнинного, и крепостной стороны гор» Комментарии: . . . (провел набор) в Вате, Гаве и Глуаре и Хрсане и hЕчматаке, Пасхе и Посхе, и Пюкуане, (собрал) все войско Таваспарана—горного и равнинного, и крепостной стороны гор – (Табасаран)». Наверное, и так понятно, где он собрал войско. 9. Первая известная историографии царская династия, носившая титул Ар-раншахи, была местного происхождения. Название Араншах могло происхо-дить как от имени эпонима Аррана, так и от этникона Арран. По мнению К. В. Тревер, «первые цари Албании несомненно являлись представителями ме-стной албанской знати из числа наиболее выдвинувшихся племенных вож-дей. Об этом говорят и их неармянские и неиранские имена (Оройс, Косис, Зобер в греческой передаче; как они звучали по-албански, мы пока не зна-ем)» Комментарии: Араншах (табасараншах, филаншах). По названию местно-стей и названы и правители. 11. Другое сообщение касается маршрута, по которому двигалось посольство князя Восточных краев Вараз-Трдата, возглавляемое епископом Исраэлом, к хазарскому хакану Алутверу или Илутверу в 684 г. и который исследовате-лями интерпретировался по-разному. Приводим это сообщение целиком: «...и восемнадцатого числа месяца меhекана отправили в путь. Выступив с миром из города Пероз-Кавата, они перешли великую реку Куру, пересекли границу Алуанка и на двенадцатые сутки (достигли) города лпинов, откуда навстречу ему вышли все жители города и приняли его с радостью и почестями, кото-рые подобали его епископскому сану, тем более, что приближался праздник богоявления Господня. Прибыв в город, они остановились на отдых и совер-шили там вечером праздник. Оттуда они перешли в страну Чилбов, что у склона великой горы. Там, на склонах Кавказских гор, дующие с севера хо-лодные зимние ветры подняли страшную вьюгу. Трое суток они не могли даже глаз открыть, чтобы отыскать дорогу. Крайне утомленные, они (путни-ки) были встревожены борьбой дьяволов, поднявших вой и гром, но не су-мевших напугать все же мужа Божьего. Взяв в руки крест, он (Исраэл) велел всем опуститься на колени (и помолиться). (Затем) они вместе с ним подня-лись на гору, называемую Вардегруак. Силою божественного Креста и мо-литвами великого епископа утихли ветры, усмирилась вьюга, и они перева-лили через вершину громадной горы. Но еще много дней после этого не было видно ни звезд, ни солнца и держались крепкие морозы. Так, утомленные и обессиленные они шли еще много дней, пока не прибыли в древнюю цар-скую резиденцию, в ту самую, где был удостоен венца мученика католикос Алуанка святой Григорис, внук великого Григора. Выйдя оттуда, через не-сколько дней они достигли ворот Чора, вблизи Дарбанда. В описании Сарматии автор «Ашхарацуйца», после дурцуков упоминает ди-дойцев, затем леков, тапасаранцев, алутаканов, хновов, далее—шилпов, чил-бов и пвиев: «Дурцки, затем Дидои, затем Леки, затем Тапотараны, затем Алутаканы, затем Хеновы, затем Шилпы, затем Чилбы, затем Пвии». Перечень стран но втором отрывке носит такой же характер. В ряду Аг-ванк— Лпинк—Чилбк—Хечматакк—Таваспарк—Хибиован. Комментарии: Если, она правда, то остается один маршрут, по которому двигалось посольство князя Восточных краев Вараз-Трдата, возглавляемое епископом Исраэлом, к хазарскому хакану Алутверу или Илутверу в 684 г. Была одна дорога -Великая дорога жизни – ДагДереТаб (Дагълар, дерйир, табар –горы, долины и вершины). До 70 годов 20 столетия эта дорога была основной дорогой для горцев, чтобы добраться до Дербента. Вот описание этого маршрута: Цунтинский район (дидойцы), Чародинский район, Тляратинский район и повернулись в сторону Лакского района, Ку-линский район (живут лакцы), Агульский район; Лпинг (Тпиг), Фиде, Хив-ский район; Чилик (Ч1илихъ-Атрик), (по горе Туркиндаггун) Яраг, -Кулиг- Гариг (Гаргар или Гьаргъяр) -Ляхла, -Уртил, Табасаранский район; Халаг, - Гасик, -Хархни- Чурдаф (Чора), Кулиф,- Гурик,- Ягдыг,- Хапиль, - Зиль,- Мугарты, -Митаги, -Дербент. 12. По предположению К.В Тревер, Герром, Кайси и Албаном могли быть реки между Самуром и Курой . В 'Албанской книге' упоминается племя 'кас'. В множественном числе это слово звучит 'касар', что созвучно с названием нынешнего города Кусары (Касар-Ксар). Комментарии: Никак это слово не созвучно с названием нынешнего города Кусары. Это слово табасаранского языка; «кас»-человек, «касар»- люди мно-жественное число табасаранского языка. 13. Связанные с этнонимом гаргаров географические названия, разбросанные на сравнительно большой территории, позволяют утверждать, что гаргары жили не только на равнинах и предгорьях северо-восточного Кавказа, где их локализуют античные авторы, но и на более широкой территории, приле-гающей к юго-восточному Кавказу, в том числе и в бассейне Каркарчая. Гар-гары у Моисея Хоренского упоминаются в числе потомков Арана, и можно предполагать, что они являлись одним из выдающихся племен Албании. В 'Албанской книге' упоминается племя 'гарг'. Комментарии: Слово «Гаргар» имеет несколько значений в табасаранском языке: 1. В Хивском районе в « Стране Гуннов» (Гъунарин вилаят) расположено се-ло Гариг. В народе это село называют «Гьаргъяр –Гаргар». 2. Слово «Гаргар» в переводе с табасаранского на русский язык означает «овес». 14. Маленькие развлечения для умственного развития. Вот, что пишут на ин-тернетовских сайтах: «Аршакиды (или устар. Арсакиды)— парфянская цар-ская династия, правившая в древней Парфии. Часто именуется в историогра-фии Пехлевидами. Парфя́не — общепринятое название населения Парфян-ского царства. Самоназвание Pahlavan — парфянин, или Pahlavanig — из парфян». Комментарии:

Исаев И. Р.: 1. По моему все умеют читать. Слово «пахлаван-пяг1ливан»» табасаранского происхождения и означает-канатоходец или т.п. 2. Династии Аршакидов родом из Табаристана. ок. 248 г. до н. э. — 227 г. н. э.. Тому подтверждение: Итак, согласно Агафангелу, царь Хосров (217 - 236) из династии Аршакидов, на следующий год после гибели последнего царя Артабана V (213 - 224) и захвата власти в Иране основателем новой ди-настии Сасанидов Ардаширом I (224 - 241), т. е., по-видимому, около 225 г., «... собрал войска албан, открыл ворота (Дербент) и твердыню Чора; он (Хосров) вывел войско гуннов для того, чтобы напасть на персидскую зем-лю... Быстро прибыло (к нему) в поддержку много сильных и храбрых от-рядов конницы албан, лпинов, чилбов, каспиев и других (народов) из тех областей, чтобы отомстить за кровь Артабана». 16. Про городов античные авторы а также арабские авторы называют сле-дующий город: Гандзак. Комментарии: Азербайджанские историки утверждают, что это город-Гянджа. По выше пе-речисленым причинам этот город ни как не может быть Гянджой. Этот насе-ленный пункт есть топоним названия с Гъванжикк (Кондик) Хивского рай-она. 17. Дискуссии об этносе и границах Кавказской Албании не затухают и сего-дня. Эти споры всегда носили и носят политический и националистический характер. Хотя история Албании освещена в греческих, латинских, древнеармянских и древнеалбанских источниках, многие вопросы, касающиеся границ, населе-ния, религии остаются дискуссионными. Не занимаясь анализом литературы об Албании, многие ученые водят читателей в заблуждение объединив в одно целое античное государственное образование – Кавказская Албания и сред-невековое – Кавказская Албания… Горы, которые в исторической литературе называются столь различными названиями (Керавнские, Керавнийские, Ке-руанские, Дзиравские…) и о дислокации которых ведется столько дискуссий, не что иное, как Джуфудаг. Некоторые иследователи отождествляя эти горы с различными отрогами Северного Кавказа, строят свои гипотезы о северной границе Албании. Правильно они делают. 18. Вопрос, который обязательно задаст читатель. А, почему сначала «Гун-ны», а потом- Албания? Отвечаю: Чем дольше вглубь ИСТОРИИ, тем гуще. Маленькая Истина Великой Тайны После гибели Валарша престол занимает его сын, Хосров, «на третьем году царствования персидского (парфянского) царя Артабана». Как известно, по-следней парфянский царь Артабан V,о котором здесь идет речь, провозгласил себя царем в 213 г. Хосров занял престол сразу же после гибели своего отца Валарша «на третьем году» царствования Артабана V, как подчеркивает Хо-ренаци, т. е. в 216 г. Отсюда следует, что первое вторжение барсил с хазара-ми в Албанию, сведения о котором сохранил Мовсес Хоренаци, имело место, по-видимому, около 215/6 г, т.е. приблизительно за 10 лет до того момента, когда) согласно Агафангелу, при этом же царе Хосрове впервые появля-ются в Албании и гунны. (Гунны, как было выше сказано расположились в Табасаране- Страна Гуннов (Гъуннарин вилаят)). Вот она ее Величество Правда (впервые появляются в Албании и гунны); самая величайшая тай-на в истории человечества – топоним Кавказской Албании разгадана. Cмотри сайт на GOGLE "Персия* / Энциклопедия Брокгауза и Эфрона gatchina 3000.ru/brockhaus...efron-encyclopedic-dictionary/.../78539... " Карта Персидской монархии. И еще одно подтверждение тому, что сказано выше: «Так мужественный Джуаншер спокойно восседал на троне своем, когда на следующий год в день зимнего равноденствия с многотысячной конницей выступил царь гуннов. И хотя еще до этого [Джуаншер] приказывал стране своей быть настороже и укрепляться, однако вторгшиеся гунны перешли на эту сторону реки Куры, добрались до берега Ерасха и угнали в полон не только жителей Алуанка…». Топоним названия местности «Страна гуннов» нами определен. Как утвер-ждают современные армянские источники Ауланк расположен рядом с Таба-сараном. Значит река Кура это и есть Тюркиндаггунн (или река в с. Кюрар, около населенного пункта Афна Табасаранского района), а Араз? Этносостав Кавказской Албании. Из-за неимения достаточной информации, некоторые ученые ищут место обитания якобы существовавшего племени албан. Исследователи при этом не обращают внимания на то, что Страбон употребляет слово «албан» как соби-рательный этноним, выражающий все или почти все население страны. Еще одно соображение было высказано в середине XIX века издателем ар-мянского текста книги Моисея Дасхуринви «История Агван» Г. Шахназаря-ном (Париж, 1860 г.), который сравнивая греческое, латинское, кельтское, немецкое alp, albus — гористый, белый, приходит к заключению, что албаны получили свое название потому, что имели светлые волосы и глаза, или по-тому, что занимались скотоводством в гористых местах». Соображения Г. Шахназаряна опровергаются Великими законами сотворения мира. Ведь Великое расселение народов на Земле (не только народов, но и живых организмов) сотворено Всевышним. Поэтому албаны никак не могли иметь светлые волосы и глаза, а если имели то эти были остатки тех кто ос-тался после многочисленных войн (по Г. Шахназаряну это то же самое, что в Каспийском море обитались белые медведи и крокодилы). Античные авторы (Страбон, Плутарх, Плиний и другие) называют их каспии и помещают у устья реки Кура. Касы в северо-западном Иране, упоминаются в египетском папирусе V века до н.э. (171, стр. 347). В папирусе приведены личные имена касов, которые переселены в 525 году до н.э. в Египет персид-ским царем Камбизом для охраны провинции, где была создана их военная колония. Иомпений Мела считает, что касы живут ближе к скифам. Птолемей разме-щает касов чуть западнее, сообщая, что они занимают западную часть Атро-патены. К. В. Тревер предполагает, что к I веку до н.э. термин «каспий» (ка-сы) перестал быть объединяющим этнонимом и употреблялся только для обозначения части племен и народностей, именовавшихся каспиями еще до этого. Она (К. В. Тревер) считает, что к VI-V века до н.э. под наименованием каспиев следует разуметь албанов. А-В. Торн подверг сомнению существо-вание такого народа — каспиев и высказал предположение, что названием этим обозначались народы жившие в Прикаспийской области (прав А-В. Торн). Геродот называет каспиев (касов) в составе войска Ксеркса (? — 465 г. до н.э., царь государства Ахеменидов с 486 г.) и отмечает своеобразие их одежды, а именно верхнюю одежду в виде бурки (табасаранский урггам) (Ге-родот, кн. VII, гл. (Я). Исследователи едины во мнении о том, что основу этнонима «каспи» состав-ляет компонент «кас». Аполлон Родосский, автор второй половины III века до н.э. в книге «Поход аргонавтов» пишет: «Каспийское море у океана, близ него каспийский народ, соседний с персами …» Артемидор Эфесский, жив-ший на рубеже II-I вв. до н.э., в своем труде «Сокращенная география», рас-сказывая о Каспийском море, которое «Аполлоний Родосский, принимает за океан», пишет, что «по его побережью живет народ, называемый каспийским …». Ни один из этих авторов не упоминает об отдельном от албанцев языке ка-сов. По той простой причине, что касы не имели отдельного языка. Возникает вопрос: Неужели ошибается Страбон, когда говорит, что и море (Каспий) и область (Каспиана) берут свои названия от имени давно исчез-нувшего племени? И второй вопрос: Неужели ошибаются другие авторы, упоминая название кас или каспийцы, после Страбона, в первые века н.э.? Исследования показывают, что они не ошибаются, но допускают неточность. Племена, именем которых названы и море, и область, были скотоводы. Они имели зимние пастбища (касдин пай-надел человека) в Арране и летние па-стбища в Кавказских горах. Плиний, как известно, живший после Страбона, пишет, что по берегу Кас-пийского моря живут каспии. Клавдий Эллиан, живший в конце II — начале III века н.э., описывает жизнь касов (каспийцев). Клавдий Птолемей, живший во второй половине II века н.э. в своем «Географическом руководстве», автор второй половины V века н.э. Присциан в своем труде «Землеописание» упо-минают касов (каспийцев). Интересно, что некоторые исследователи подска-зывают такую мысль: каспийцы переселились в другое место (место не ука-зывается). в Табасаранском районе тухумы под названием Касар проживают в 4 сёлах: Афна, Ханак, Хучни. Четвёртое - это село Гисик Табасаранского района. Разве они не потомки великих каспиан, которые имели свои паи на берегу Каспийского моря и в честь, которых названо Каспийское море? В трудах некоторых древнегреческих историков сказано, что узкий проход между горами (Табасаранские) и морем (Каспийское) в античные времена на-зывался "Каспийским проходом", "проходом касов" или "воротами касов". А как известно табасаранцы со времён сотворения мира жили на территории Юждага, в том числе и на местности, которую древние греки знали как мест-ность, где в частности был ареалом проживания народа под названием "касы (касар)" или "каспы (каспияр)"или касдин паяр. В табасаранском языке сохранился слово "кас" которая на русском обознача-ет "человек". Переведём слово "Касар" на русский и получим "КАСы", т.е. можно предположить, что название данного тухума, своим происхождением связано с древним народом "касы", "каспи". Слово "кас" употребляется при обращении одного человека к другому например: я кас...- эй человек.. Фраза-обращение "я кас" равнозначно другой фразе "я табасаран". Отсюда можно сделать вывод, что слово "кас" носит такую же смысловую нагрузку, что и слово "табасаран", т.е. оба термина обозначают один и тоже народ, и следовательно, этноним "касы" (касар) или "каспи"(каспияр) был названием табасаранского народа, которые проживали и имели наделы (паи) вдоль по-бережья Каспийского моря в античные времена. Моисей Дасхуринви в XXVII главе первой книги пишет: «Маштоц … возоб-новил и укрепил веру христианскую, распространив проповедование Еванге-лия в области Ути (с. Уртиль Хивского района), в Алуанке (Агул), в Лпинке (Тпиг), до ворот Чора (с Чордаф Табасаранского района), а также среди дру-гих племен, плененных в свое время Александром Македонским, который привел и поселил их близ великой Кавказской горы — гаргаров (с. Гьаргъяр Хивского района)». Из цитаты выходит, что гаргары жили у подножия Кав-казского хребта. Плиний сообщает, что утии живут на северо-западном берегу Каспия. Моисей Дасхуринви помещает утиев на северо-запад Албании (он прав-достаточно посмотреть карту). Некоторые авторы предполагают, что утии пришли в Албанию из области Этиуни государства Урарту (они правильно рассуждают. Слово Урарту имеет табасаранское происхождение). А кто за-нимается Кавказской Албанией я напоминаю: Существовала Кавказская Ал-бания IV в. до н. э. - IV в. н.э., которая занимала Каспийский проход-и с обо-их сторон была закрыта крепостными стенами- в Табаристане и в Табасаране (см. гл. Дербент). Попытка восстановления государственного образования Кавказская Албания была предпринята после прихода к власти в Персии са-санидов. Павел Оросий (Истории против язычников 7 книг) От Каспия до Меотиды обитают тридцать четыре племени. Ближайшая мест-ность известна под общим именем Албании, а дальше у моря и горы Каспий-ской — [страны] амазонок. Амазонки (др.-греч. ἀμαζόνες — этимология достоверно неизвестна- она из-вестна давно) — в древнегреческой мифологии народ, состоявший исключи-тельно из женщин, не терпевших при себе мужей, выходивший в походы под предводительством своей царицы и образовавший особое воинственное го-сударство. Для воспроизведения потомства амазонки вступали в связь с муж-чинами других народов. Родившихся мальчиков они отсылали отцам (по дру-гой легенде — попросту убивали), девочек же оставляли у себя и воспитыва-ли из них новых амазонок. Название «амазонки» в античности толковали как «безгрудые» — согласно мифам, амазонкам в раннем возрасте прижигали одну из грудей, чтобы та впоследствии не росла и таким образом не мешала стрелять из лука. Страбон пишет, что гаргары живут рядом с амазонками на восточных пред-горьях Кераунских гор. Что касается амазонок, то они якобы обитали в горах выше гелов и легов, где-то в северных предгорьях Кераунских гор, рядом с гаргарами. Быть мо-жет, это кочевые племена из состава гаргаров. По Помпею Трогу амазонки были соседями албанов. Страбон рассказывал, ссылаясь на Аппиана Александрийского (ок. 95-165 гг.), древнеримского историка, писавшего по-гречески, что эти легендарные женщины жили в горах, возвышающихся над Кавказской Албанией, непода-леку от Керавнских гор (Montagnes Cerauniennes), к западу от Каспийского моря. Метродор Скепсийскский, греческий философ и риторик 1-го века до н. э., хорошо знавший и географию, добавляет, что амазонки пришли на Кав-каз вместе с гаргареями и проживали по соседству с ними на северном скло-не Кавказского Хребта у Керавнских гор. Так, у лакцев Кулинского района безгрудая женщина в старину называлась Амазу. Ей поручали воспитание молодых девушек. Амазонки рожали детей от сильвов. В Дагестане весь Нижний Табасаран, начиная от хребта Кара-сырт (К1ари яркур) до берега Каспия до сих пор табасараны называют «Галар», а Нагор-ный Табасаран – «Сивар». Понять, откуда произошли эти названия не труд

Исаев И. Р.: трудно. И слово «Галар» и слово «Сивар» происходит от названий албанских племён гелов и сильвов. Силвы (сивар) являлись соседями лпинов (тпигцев), но находились севернее их в предгорье. Все правильно. Достаточно посмотреть карту Дагестана. Также есть ещё несколько версий, но эта версия наиболее близка к истине. «Ниже сильвов жило другое племя - лупении, - говорится у Плиния (по ). У армянских авторов - «лпини» или «лбины». Этническое сходство между Ал-банией и Лбинией, предполагаемое С. Т. Еремяном, не соответствует дейст-вительности - Лбиния отдельная область в Албании. По некоторым источни-кам, лбины не входили в состав Албании в середине V в. И кто они такие «Сильвы». Джуфу-даг (Т1ит1ивжин к1ак1) — гора в Дагестане, в хребте Кошун-даг (К1елжин к1ак1), упирающемся в гору Джалган-даг (Джал-забор, Гъван-камень) у Дербента. Абсолютная высота 9908 фт. (3021 м). На вершине горы видны крепостные укрепления г. Дербента. Находится вблизи сёл Хараг и Кужник. На табасаранском языке Джуфудаг (Т1ит1ивжин к1ак1) означает «джуф-джиф» — облако, «дагъ» — гора. Тури-сты и альпинисты более активно, чем географы, исследуют район Джуфудага (Т1ит1ивжин к1ак1). В 1978 году через массив Джуфудага (Т1ит1ивжин к1ак1) был проложен всесоюзный горный маршрут 1-й категории сложности. Маршрут этот подробно описан мной в двух путеводителях: “Горный туризм в Дагестане" (Махачкала, 1979) и “Путешествие по Дагестану” (Москва. 1988). В выпушенном Центральным советом по туризму при ВЦСПС “Пе-речне классификационных перевалов высокогорных районов СССР” (Моск-ва. 1979), среди четырёх тысяч перевалов фигурирует и Джуфудаг (Т1ит1ивжин к1ак1) (3021. 1А) с краткой информацией по нему. Если лет тридцать назад к массиву Джуфудаг (Т1ит1ивжин к1ак1) добраться было до-вольно сложно, то теперь сделать это намного проще. От аула Дулдуг, лежа-щего на межрайонной дороге Хив - Тпиг, 23 километра грунтовой дороги ве-дут в Буршаг и ещё через четыре километра дорога достигает перевала Ниц-раг Гурил (2382 м) в хребте Уллудаг. От аула Буршаг по юго-западному гребню одноимённой вершины или через перевал Орлиный горными тропка-ми за три-четыре часа можно выйти к подножью. и уже дальше по гребню подняться на вершину. Тропы поднимаются к верхней кромке леса и дальше по пологому Рубас-Ханагскому водоразделу выводят на хребет Джуфудаг (Т1ит1ивжин к1ак1) в двух километрах юго-восточнее вершины. Именно так восходят к отметке 3015 метров выпускники школ и допризывники Хучни, Ханага, Урги и других населённых пунктов. Несмотря на близость моря, климат массива носит континентальный харак-тер. Годовой баланс температур положительный. Летом возможна жара до 25-30". зимой же воздух охлаждается до -15-25°. Осенью гребни и вершины продуваются сильными ветрами с преобладанием северовосточного направ-ления. Часты утренние туманы. Восточные склоны более увлажнены, так как высокая от 2600 до 1900 метров стена хребта Джуфудаг (Т1ит1ивжин к1ак1) задерживает влагу, идущую с моря. В “теневой”, западной и южной частях массива, сухо. Осадков здесь выпадает в два-три раза меньше. Раститель-ность массива несколько однообразна. Все склоны и гребни покрыты высо-котравными альпийскими лугами. Они гарантируют почти круглогодичный выпас коров и овец. Только на восточных склонах. на значительном отдале-нии от Джуфудага (Т1ит1ивжин к1ак1), появляются широколиственные леса, состоящие из граба, бука. берёзы, осины и реже тиса. Животный мир более богат. Здесь встречаются серны, реже дагестанские туры, подлежащие охра-не, волки. У подножий промышляют грызуны, полевые мыши и суслики. Птичий мир состоит из красноклювых клушиц и альпийских галок, каменных куропаток и голубей. На склонах массива Джуфудаг (Т1ит1ивжин к1ак1) ро-ждаются две большие реки и несколько малых речек. Их в основном питают грунтовые и дождевые воды. Весной к ним присоединяются талые воды из снежников северовосточного склона. Реки восточных склонов массива более многоводны. нежели западных и южных Под перевалом Кошанапу (К1елжин к1ак1) на высоте 2500 метров, берёт начало река Ханаг (её ещё называют Ру-гуджнир). которая через 27 километров впадает слева в реку Рубас. Непо-средственно с Джуфудага (Т1ит1ивжин к1ак1) сбегает ручей Джуфунир, пер-вый правый приток Ханагнир. Южные склоны массива служат истоком реки Кошанапу (К1елжин к1ак1). Долина этой реки служит физико-географической границей хребта Джуфудаг (Т1ит1ивжин к1ак1), а сама река, зародившись на высоте 2820 метров, через 22 километра стремительного бега по каменистому ложу, впадает слева в Чи-раг. Надо отметить и небольшой ручей Буршагнерцв, сбегающий с вершин-ного купола 2800 м, и маловодную речку Сарннерцв, рождённую в глубоком логу южнее массива Джуфудаг (Т1ит1ивжин к1ак1). Оба последних водотока — левые притоки Кошанапу (К1елжин к1ак1). В ближайших окрестностях Джуфудага (Т1ит1ивжин к1ак1) берут начало рекг Шарихерк (бассейн Уллу-нир) и Рубас. Западная граница с Агульским районом проходит по хребту Джуфудаг (Т1ит1ивжин к1ак1) и его восточному склону. Этот склон горы до с. Арчуг называются «Сивар-летные пастбища» и относятся к сельскому поселению «Кондик» МО «Хивский район». Этот склон горы Джуфудаг (Т1ит1ивжин к1ак1) поделен на 3 участка: Большие «сильвы»-аьхю сивар, «сильвы» с. Ар-чуг -Арчгъварин сивар, «сильвы» Кадира-Кьадирин сивар. Под восточной вершиной хребта Джуфудаг (Т1ит1ивжин к1ак1) проходит великая дорога- дорога жизни- Дагдеретаб. Виды предгорий кажутся сошедшими с пасторалей итальянских художников. Пологие очертания утопающих в зелени холмов, желтые всполохи рододенд-ронов по склонам, грушевое редколесье. В воздухе разноситься мычание, блеяние. С крутого склона сбегает крупная по нынешним временам отара овец, среди которых много еще совсем молодых ягнят. Приветствуем пожи-лого пастуха, разговариваем... Людей (скотоводов) из табасаранских сел, ко-торые пасли скотину в летних пастбищах называли «сильвами»-сивариъ айи марччлихънар. Далёкая гора Джуфудаг и само табасаранское название горы (Т1ит1ивжин к1ак1) манит к себе пытливые умы. Много великих тайн, загадок и вопросов таит она в себе и сегодня. Не умолчал об амазонках и Страбон "Говорят, что амазонки живут в горах (Кавказских), возвышающихся над Албанией… Они жили смежно с гаргареями по северному скату тойчасти Кавказа, которая известна под названием Громовых гор. Тут в течение неме-нее месяца в году амазонки занимались садоводством, посевами, скотоводст-вом,но преимущественно разведением лошадей. Самые отважные из них промышляли охотоюи занимались военными упражнениями. Все они с мало-летства выжигали себе правуюгрудь, чтобы свободней действовать рукою при разных эволюциях, а в особенностипри метании копья. Кроме этого ору-жия они употребляли также лук, сагарис –двойную боевую секиру и щит и делали себе шлемы, панцири и пояса из шкур дикихзверей. При наступлении весны они отправлялись на ближайшую гору (Джуфудаг -Т1ит1ивжин к1ак1), отделявшую ихот гаргареев, и оставались там два месяца. С своей стороны и эти последние,следуя древнему обычаю, поднимались туда же. Соединившись с амазонками, они вместе приносили богам жертвы, после че-го в тайне ночи соединялись без разбора…Происшедшие таким образом дети делились по их полу: девочки оставались приматерях, а мальчики возвраща-лись отцам…" (VI, 5). Думал стоит написать или нет. В подтверждении выше сказанному думаю стоит. Вот она эта великая тайна всех времен и народов. Гора Джуфудаг и само табасаранское название горы Т1ит1ивжин к1ак1. Дос-таточно в слове Т1ит1 заменить букву "И" на "у"-место интимных встреч и порыва страстей амозонок с сильвами (скотоводами из селения Кондик). Но эта уже другая история. Еще Страбон указывал, что гелы живут между албанами и амазонками (4, XI. 5.1.). В «Армянской географии VII века» этноним гел написан в форме хел и помещен рядом с племенем (сильвы). В потверждение излагаемой версии можно добавить ещё несколько приме-ров: словом "гил" табасараны называют семя. Это слово, вероятно, сохрани-лось с древнейших времён и тогда означало скорей всего, не только семя че-го-либо, т.е. внешний вид. Из всего выше сказанного следует, что предки табасаранов до 3-4 вв. называ-лись гелами «Галар» и они занимали не только горную и предгорную части Табасарана, но и равнинную, которую впоследствии пришлось под давлени-ем сасанидов и арабов перебираться в горы, а часть жителей была ассимили-рована завоевателями. Слово «Гел-Галар» зимние пастбища скотоводов. Осенью, когда морозы приближались, «сильвы» спускались с гор (сивар) на теплую равнину. У читателя возникнет вопрос на счет локализации "гелов" Во время окупации равнинной части Арран сасанидами и арабами "гелы" вынуждены были перенести свои зимние пастбища на низменную часть лет-них пастбищ -Сивар. Тому подтверждение наличие животноводческих ферм на низменной части -Сивар. Чилбы (чилбар, шилбар). Некоторые авторы путают силвов с чилбами, вер-нее идентифицируют. Это ошибочная позиция. Б.А. Арутюнян и А. Акопян локализуют и силвов, и чилбов рядом, но в Нагорном Ширване (178, стр. 89) (Кавказская Албания IV в. до н. э. - IV в. н.э.,.) Лбины (тпиги). А.А. Акопян считает, что чилбы и лпины обитали в верховь-ях реки Гирдман (попытка восстановления государственного образования Кавказская Албания была предпринята после прихода к власти в Персии Са-санидов). Да прав А.А. Акопян. Гардашан (Гардман) –древнее название горо-да рядом с с. Хив, а река Гирдман –древнее название реки Могу дере (магъу дере). Чилбами называли жителей населенного пункта Атрик (Ч1илихъ) Та-басаранского района. В этно-историческом аспекте Албания после IV века не был полностью иден-тичен к ан-тичной Кавказской Албании. А, что касается идентичности населенных пунктов античной Кавказской Ал-бании и Ал-бании после IV века скажу следующее: При великих потрясений на Кавказе (при оккупа-ции Кавказской Албании варварскими державами на-роды вынуждены были переселиться в другие места и за одно сохранили на-звания населенных пунктов. Армянский историк А. Ш. Мнацаканян, со своей стороны, утверждал, что территория между Араксом и Курой (Охватывала территории современного Нагорного Карабаха и прилегающие к нему территорий). всегда была заселе-на этническими армянами. По мнению А. Ш. Мнацаканяна, территории к югу от Куры, между озером Севан и Араксом, принадлежали армянам с ранних времён формирования армянского этноса, с VII в. до н. э. Эти территории, которые позднее (в 387 г. н. э.) были присоединены к Кавказской Албании, Мнацаканян именует «Новой Албанией», в отличие от остальной территории Албании к северу от Куры, и утверждает, что «Новая Албания» была армян-ским регионом во всех аспектах. Позиция Мнацаканяна была критически встречена международным научным сообществом, которое сочло её полити-чески мотивированным историческим ревизионизмом. И правильно сделано. Азербайджанские учёные (З. Буниатов; вслед за ним И. Алиев и др.) выдви-нули теорию, согласно которой сообщения античных авторов «неточны» и Арцах не постоянно входил в состав Армении, но переходил из рук в руки между Арменией и Кавказской Албанией или даже постоянно входил в со-став Албании. Противники этой теории считают её частью кампании по фальсификации истории, проводившейся, по их словам, в Азербайджане ещё с советских времён. А здесь противники очень глубоко ошибаются. Когда и как произошла арменизация края, в точности неизвестно. А. П. Но-восельцев отмечает, что часть населения всего правобережья Куры была ар-менизована ещё в период политической гегемонии Армении, то есть до конца IV века. Уже Страбон утверждает, что все области Армении «говорят на од-ном языке», но это не обязательно означает, что армянский язык был домаш-ним языком для всего населения царства, а только то, что он был общим язы-ком, lingua franca или даже койнэ (как русский в нынешней России). Но во всяком случае к началу Средневековья арцахцы говорили не просто по-армянски, но и на своём собственном диалекте, что отмечает около 700 г. по-эт и грамматик Степанос Сюнеци. Антропологические исследования показывают, что нынешние карабахские армяне являются прямыми физическими потомками автохтонного населения области. Так, по строению зубной системы они оказались очень близки к своим кавказским соседям. В древности территория Арцаха (Карабаха) была населена кавказскими автохтонными племенами. До присоединения к армянскому государству во II в. до н. э., соседних с ним областей, на территории правобережья Куры обитали племена — утии и гар-гары-албаны. И территория между Араксом и Курой входила в состав античной Кавказ-ской Албании.

Исаев И. Р.: И название «Карабах» является словом табасаранского языка. Кара (К1ару)-черный, Баг (багъ)-сад т.е. Черный сад. Томас де Ваал. Черный сад. Армения и Азербайджан между миром и войной. Глава 5. Ереван. Тайны Востока И так уважаемый Читатель! Все кто занимается Кавказской Албанией они все это понимают, что написано выше. Потому что это все написано на по-нятном русском языке. К великому удивлению многих мой табасаранский язык сохранился таким, каким он был 2000 лет назад. Он стал ни древним ни новым. Истории создавали народы, документировали Великие Люди. Спаси-бо всем "ученым" начиная с 17 века по сей день: Не думая об этом и не желая этого они создали Великую Историю моего маленького табасаранского наро-да. Оставляю поле деятельности для молодых. И торжественно заявляю: Табасараны являются прямыми потомками кавказ-ских албан. Хронология исторических событий Создание единого царства в пределах предгорной части южного Дагестана-Табарсарана, Аррана, прибрежной части современного Азербайджана и Та-баристана относится к IV в. до н. э. - IV в. н.э, которая вошла в историю, как Кавказская Албания. Население Кавказской Албании изначально составляли табасараны, которые имели и имеют и по сегодняшный день 26 наречий в языке. В основу госу-дарственного объединения входило: Табарсаран (границы менялись в зави-симости от политической обстановки), прибрежная часть современного Азербайджана, и Табаристан. Остальные топонимы местностей (Арран, Кас-пи) даны выше. Именно это племя инициировало объединение своего народа в союз, в период великих завоеваний Александра Македонского. Чрезвычайная сложность исторических, этнических и лингвистических про-блем, связанных с “горой наречий”, очень затрудняет отождествление назва-ний, приводимых в арабских и персидских источниках; еще больше ослож-нений вносит в дело арабский алфавит, совершенно неподходящий для пере-дачи необычных иностранных имен. Впервые албанцы упоминаются в письменных источниках как участники битвы при Гавгамелах со стороны Мидийской сатрапии. В правление императора Адриана (117—138 н. э.) Албания претерпела наше-ствие аланов. В 83—93 гг. н. э., в правление императора Домициана, для поддержки союз-ных Албании в войне против Парфии на территории последней был разме-щен римский легион. В 65 г. до н. э. Помпей выступил с походом против Албании, однако албан-цам во главе с царем Орезом (лат. Oroezes) удалось остановить римских за-воевателей. Хронологические рамки определены I-VI вв. и обусловлены, с одной сторо-ны, наиболее активной ролью на кавказской политической арене Ирана, с другой, временем активного давления степняков - до продвижения в Прикас-пийские пределы гуннов. Персия - древнее название страны в Юго-Западной Азии, которая с 1935 официально называется Ираном. Прежде использовались оба названия, и се-годня название "Персия" все еще употребляется, когда речь заходит об Ира-не. В древности Персия стала центром одной из величайших в истории импе-рий, простиравшейся от Египта до реки Инд. В ее состав вошли все предше-ствующие империи - египтян, вавилонян, ассирийцев и хеттов. Более поздняя империя Александра Македонского почти не включала территорий, которые бы до этого не принадлежали персам, при этом она была меньше, чем Персия при царе Дарии. С момента возникновения в 6 в. до н.э. до завоевания Алек-сандром Македонским в 4 в. до н.э. в течение двух с половиной столетий Персия занимала главенствующее положение в Древнем мире. Греческое господство продлилось примерно сто лет, и после его падения персидская держава возродилась при двух местных династиях: Аршакидов и Сасанидов (Новоперсидское царство). Более семи веков они держали в страхе сначала Рим, а потом Византию, пока в 7 в. н.э. государство Сасанидов не было поко-рено исламскими завоевателями. В этом разделе книги, нарушая хронологию событий, рассмотрим правление царской власти албанских Аршакидов и историю албанского Михранидско-го рода, господство которого было установлено над Албанией после падения царской власти албанских Аршакидов. Из Михранидов отражено правление Джеваншира. Аршаки́ды— название албанских царских династий, правившая в Парфян-ском царстве в 250 до н. э.—227 гг. Основатель Аршак II (часто ошибочно указывают Аршак I) младший брат Аршака I, после смерти, которого Аршак II принял главенство в племенном союзе дахов и, завершив завоевание исторической области Парфия, положил начало созданию Парфянской державы. Артабан V — царь Парфии из табаристанской династии Аршакидов с 216—224 гг. н. э. Артабан восстал против своего брата Вологеза V, и одержав верх в очередной междоусобной борьбе, короновался царём, сосредоточив в своих руках высшую власть в Парфии. Вскоре после победы при Нисибисе Артабану V пришлось столкнуться с бо-лее опасным противником, чем Рим. Недовольство народа, фактическая анархия в Парфии, истощённые ресурсы вследствие непрекращающихся войн с Римом вызвали бурю недовольства во всех прослойках населения. Одним из восставших против власти парфян стал наместник провинции Парс, Ар-дашир I из рода Сасана. Артабану на начальном этапе борьбы удалось одер-жать верх над Ардаширом, но силы Ардашира росли, особенно, учитывая, что на сторону последнего стали переходить парфянские владетельные роды. Только род Каренов сохранил верность Аршакидам. Мовсес Хоренаци сооб-щает также о восстании против Ардашира знатного парфянского рода Каре-нов. Затем Ардашир истребляет весь род Каренов, кроме одного мальчика, Перозмата, увезенного в Кушанское царство (с. Буршаг Агульского района). В результате ожесточенной борьбы войска Артабана были разгромлены Са-санидами. Вот так описывают эти события древние историки: «Золотая колесница Митры, бога Солнца, устремилась ввысь, словно он не хотел ни видеть побоище, ни слышать его страшные звуки. Там, внизу, в кровавой сече сошлись войска парфянского царя Артабана V и правителя об-ласти Парс Ардашира. Ардашир считался подчинённым Артабана, но, не спросив его, занял пограничную область Керман. Для наказания ослушника Артабан явился с войском в Парс. Сражение состоялось на Хормузанской равнине к востоку от Ахваза. Исход двухдневного побоища предрешила ги-бель Артабана. Он погнался за Ардаширом, сделавшим вид, что отступает. Когда Артабан приблизился, Ардашир, повернувшись в седле, в упор сразил царя, а рать его обратилась в бегство. С Артабана сняли кожу и натянули её на стену храма богини Анахиты. Так Ардашир почтил властительницу животворящих вод, жрецом храма которой был когда-то его дед, Сасан, принадлежавший к роду правителей Парса. Па-пак, отец Ардашира, был ревностным приверженцем Анахиты. Ардвисура Анахита (авест. Arədvī Sūrā Anāhitā) — богиня воды и плодородия в иран-ской мифологии. Божество-язат в зороастризме. В Авесте Ардвисуре посвя-щён отдельный гимн — Яшт V — Ардвисур-Яшт или Абан-Яшт». На этом завершилась эпоха 475-летнего правления Аршакидов. К власти в Персии приходят династия Сасанидов.

Исаев И. Р.: Свяь времен и народов Алба́ния (алб. Shqipëria, официальное название — Респу́блика Алба́ния. Ребёнком Георгий Кастриот, сын албанского (так написал Гиббон!) вельмо-жи, принял ислам, потому что жил и воспитывался у турецкого султана в аманатах. Конечно, он не знал о Евангелии. Мальчик проявил себя великим воином, ему с детства не было равных в поединках, за что он получил про-звание Скандербег, то есть «Непобедимый». Всю жизнь его окружала без-мерная любовь султана, который чтил военное искусство. Жизнь юноши, отданного в аманаты, проходила в походах и войнах, он, не щадя, воевал с христианами. Потом что-то случилось... В сорокалетнем воз-расте изменил султану, отрёкся от Пророка, преступным путём (убив секре-таря султана) заполучил мандат на правление одним из покоренных краёв Османской империи... Каким новым светом вдруг озарилась его душа? И по-чему? Тут вечная тайна, которую уже не разгадать. (Вечная тайна давно раз-гадана). Зато известно, что с мандатом правителя Скандербег объявил себя вождём новой Албании, той, на Балканах, завоёванных османами. Паша (командующий) с отрядом приближённых покинул армию султана и укрылся в неприступной крепости Кройя, которую назвал столицей новой Албании. Крепость занозой сидела в недрах турецких владений, вырвать её османы смогли не сразу... Ещё факт, оставшийся без оценки. Отряд Скандербега в лучшие годы не пре-вышал восьми тысяч всадников и семи тысяч пехотинцев, перед османской армией это ничто. Но люди к нему приезжали издалека! Вот так современни-ки отмечали его кавалерию: лошади низкорослые, всадники очень ловкие. Среди европейцев таких не было. Выходит, то были выходцы из Албании Кавказской – родины Скандербега, они называли тогда себя албанцами. Лишь с ними мог разговаривать Скандербег. Это маленькое «переселение народа», по-моему, объясняет, почему балкан-ские албанцы внешне похожи на кавказцев –являвших большинство в Алба-нии Кавказской. Не только лица людей, но и орнаменты, национальная одеж-да, кухня с перцем и чесноком, двухэтажные дома с галереями, детали быта там и там одинаковые. Этнографу эти сведения говорят о многом. Даже плетни плели одинаково... Это не случайные сходства. Албанию Балканскую, что малоизвестно историкам, содержали папа Рим-ский, король Неаполитанский и правители Венецианской республики. Они вели тайную войну с Кавказской Албанией. Не жалели средств на разорение Албании Кавказской и её Апостольской церкви... Создавая новую Албанию, католики географически приближали к себе Албанскую церковь. Приближа-ли, чтобы, разделив, властвовать над нею. Флорентийская уния 1439 года – документ, расставляющий точки над i. Ал-банская церковь (Кавказ) сочла его унизительным для себя. И её стали ду-шить. После сокрушительного поражения Скандербега приютил папа римский Пий II, а место для могилы ему дали венецианские купцы. Сын «великого воина Албании» получил герцогство в Неаполитанских владениях. А для поселения албанцев отвели земли в Калабрии, где те сохранили язык и нравы своих предков – кавказцев... Река Шкумбини делит Албанию (греческий Арванон, латинский Arbanum, славянский Рабан и турецкий Arnaut) на две диалектные зоны: северную (Gegní) и южную (Тоskëri). Первая тяготели к западному христианству, вто-рая – к греческому православию. Албания, как независимое государство, впервые упоминается в 12 в. под именем Арберийский принципат. Его ядром была область близ г. Эльбасан. После завоевания Албании турками измени-лось и ее название – Шчиперия (Sqipёri от албанского «шчип» – «понятно»). Комментарии: 1. В сорокалетнем возрасте изменил султану, отрёкся от Пророка, преступ-ным путём (убив секретаря султана) заполучил мандат на правление одним из покоренных краёв Османской империи... Каким новым светом вдруг оза-рилась его душа? И почему? Тут вечная тайна, которую уже не разгадать. Вечная тайна давно разгадана. Он не был турком. Он был свидетелем ис-требления его народа. 2. Не только лица людей, но и орнаменты, национальная одежда, кухня с перцем и чесноком, двухэтажные дома с галереями, детали быта там и там одинаковые. Этнографу эти сведения говорят о многом. Даже плетни плели одинаково... Это не случайные сходства. (Этнографы давно сказали, что все схоже, как у табасаран. Такие же двух-этажные дома и на первом этаже держут скотину). 3. Это маленькое «переселение народа», по-моему, объясняет, почему бал-канские албанцы внешне похожи на кавказцев –являвших большинство в Ал-бании Кавказской. (Это «маленькое переселение» было из Табаристана). 4. После завоевания Албании турками изменилось и ее название – Шчиперия (Sqipёri от албанского «шчип– «понятно»). Однако языковед А. Селищев по-лагал, что исток этого корня – слово «шче» – «славяне» (Shqerí от албанского shqa<*skla, мн. ч. shqe). Действительно, на культуру албанцев существенное влияние оказала славянская колонизация 6-7 вв. В сорокалетнем возрасте из-менил султану, отрёкся от Пророка, преступным путём (убив секретаря сул-тана) заполучил мандат на правление одним из покоренных краёв Османской империи... Скандербег объявил себя вождём новой Албании, той, на Балка-нах, завоёванных османами. (Султан Османской империи в бешенстве кричал: Уничтожить! Народ, кото-рый размешается на ладони, государство размером меньше ладони. Да в действительности в переводе с табасаранского - «шчип (правильное произ-ношение –чIипп, на русский язык - «ладонь).

Исаев И. Р.: Империя Сасанидов (перс. [sɒsɒnijɒn]) — государство, образовавшееся на территории современных Ирака и Ирана в результате падения власти табаристанской династии Аршакидов и прихода к власти персидской династии Сасанидов. Существовало с 224 по 651 год. Сами Сасаниды называли свою державу Эраншахр ( — Eranshahr) «Государством иранцев (ариев)». Династия Сасанидов была основана Ардаширом I Папаканом после побе-ды над парфянским царём Артабаном V (перс. Ardavan) из династии Ар-шакидов. Последним сасанидским шахиншахом (Царём царей) был Йезди-герд III (632—651), потерпевший поражение в 14-летней борьбе с Араб-ским халифатом. В середине VII века империя Сасанидов была уничтожена и поглощена Арабским халифатом. Ардаш́ир (ок. 180—241 по Р. Х.) — первый шаханшах Ирана в 224—241 гг. из династии Сасанидов. Согласно зороастрийскому своду «Денкард», по повелению Ардашира вер-ховный первосвященник Тусар (или Тансар) собрал сохранившиеся списки книг Авесты и изучив их, установил канон маздаясны, религии по учению Заратуштры. Известно послание Тусара к царю Табаристана, с увещанием признать Арташира законным государем Ирана. Верховным жрецом у Ардашира был Тансар, или Тосар (пехлевийское пись-мо допускает двоякое прочтение). Он носил титул эрбад, которым при пар-фянах величали, видимо, ведущих сановников зороастрийской церкви. (Ря-довые священнослужители именовались на протяжении всего сасанидского времени просто «мог» — словом, восходящим к древнему магу — “маг”.) Тансару в качестве сторонника Ардашира предстояло выполнить трудную задачу. Ведь если Аршакиды, захватывая власть, претендовали на роль бор-цов за веру против неверных Селевкидов, то Сасанидам следовало оправдать свержение своих единоверцев. Мы можем проследить, как они пытались дос-тичь своих целей, по дошедшему до нас письму, написанному самим Танса-ром Гушнаспу- правителю Табаристана на севере Ирана. Эту область было трудно покорить силой, и Тансар от имени Ардашира написал Гушнаспу письмо, чтобы убедить его добровольно подчиниться новой власти. Дошед-шее до нас письмо является ответом на одно из писем Гушнаспа. В нем Тан-сар отвечает на многочисленные, полные сомнений вопросы и опровергает одно за другим критические замечания, высказанные северным правителем. В религиозной сфере правитель Табаристана Гушнасп обвинил Ардашира “в отречении от традиций, которое, может быть, и верно с мирской точки зре-ния, но не хорошо для дела веры” (Тансар-наме, 36). На это обвинение Тан-сар выдвигает двойное возражение. Во-первых, пишет он, не все старые по-рядки хороши, а поскольку Ардашир “более щедро наделен добродетелями, чем прежние правители... то его обычаи лучше старых”. Во-вторых, утвер-ждает он, вера пришла в такой упадок после разрушений, учиненных Алек-сандром, что при Аршакидах уже нельзя было точно знать старые “законы и обряды”, а потому вера “должна быть восстановлена человеком правдивым и здравомыслящим... потому что до тех пор, пока вера не истолковывается ра-зумно, она не имеет прочной основы”. Ардашир притязал, таким образом, на получение полного права делать такие изменения, какие ему заблагорассу-дится, и изменения эти одинаково одобрялись Тансаром, невзирая на то, бы-ли ли это нововведения или же восстановление старых порядков. То, что притязаниям Ардашира отважно противились некоторые его едино-верцы, видно из протестов правителя Табаристана Гушнаспа против “излиш-них кровопролитий, которые совершаются по приказу Ардашира среди тех, кто выступает против его решений и указов” (Тансар-наме, 39). На это Тан-сар отвечал, что люди стали нечестивыми, а поэтому их самих следует обви-нять в казнях и убийствах, а не Царя царей. “Кровопролития среди людей та-кого рода, даже кажущиеся чрезмерными, мы считаем жизненно важными и здравыми, живительными, подобно дождю для земли... потому что в буду-щем основы государства и религии будут этим всесторонне укреплены...” (Тансар-наме 40). Остается, однако, неясным, какие именно религиозные мероприятия Арда-шир, по признанию Тансара, проводил в жизнь путем кровопролитий. Суще-ствует несколько источников по истории ранних Сасанидов, и можно найти в них разные меры, которыми Ардашир и персидские жрецы могли бы уще-мить и рассердить своих зороастрийских единоверцев. Так, вместо прежнего братства местных общин была создана единая зороастрийская церковь под прямым и авторитарным управлением Персии; это сопровождалось установ-лением единого канона авестийских текстов, одобренных и утвержденных самим Тансаром. Это событие описывается в пехлевийском сочинении Дин-кард следующим образом: “Его Величество Царь царей Ардашир, сын Папа-ка, следуя Тансару как своему религиозному руководителю, повелел, чтобы все разрозненные учения были доставлены ко двору. Taнcap встал во главе и выбрал те, которые были достоверными, а остальные исключил из канона. Он издал такой указ: впредь верны только те сочинения, которые основыва-ются на религии поклонения Мазде, потому что отныне нет недостатка в точном знании относительно их” (Динкард 412, 11—117; Zaehner, 1955, с. 8). В другом месте в том же сочинении предсказывается, что не будет мира в иранских землях до тех пор, “пока не признают его, эрбада Тансара, духовно-го вождя, красноречивого, правдивого, справедливого. А когда они признают и подчинятся Тансару... эти земли, если они пожелают, обретут спасение вместо отхода от зороастрийской веры” (Динкард 652, 9—17). Царь Табаристана отказался подтвердить полномочия Ардашира, и по-следний решил утвердить свою власть силой оружия. Так начинается многовековая война Персии против табасаранского народа. В 226 г. Арташир был торжественно коронован и принял титул царя царей (шаханшаха). Однако, чтобы стать во главе Ирана, Арташиру пришлось по-корить 80 царьков и захватить их области. Молодое государство родилось и росло в войнах. Он последовательно продолжал свои завоевания. В действи-тельности Ардашир I захватил Мидию, территорию Иранского, или Южного, Азербайджана, Сакастан (Систан), Хорасан и Мервский оазис. Во главе государства стоял шаханшах, который принадлежал к царствующей династии Сасанидов. Престолонаследие не имело ещё строгих законов, по-этому шах стремился назначить своего наследника при жизни, но и это не спасло от больших затруднений при наследовании. Престол шаханшаха дол-жен и мог быть занят лишь представителем рода Сасанидов. Иначе говоря, род Сасанидов считался царским. Родовое наследование. Наиболее высокое положение в государстве занимали шахрдары — самостоятельные правители областей, цари, находившиеся в подчинении у Сасанидов. После гибели парфянского царя Артабана войну сасанидам объявляет его брат Валарш из табаристанской династии Аршакидов. Согласно Мовсесу Хоренаци, во время царствования албанского царя Ва-ларша «...толпы хазир (хазар) и басил (барсил), соединившись, прошли через врата Чора (Чордаф-село в Хивском районе) под предводительством царя своего Внасепа Сурхапа, перешли реку и рассыпались по эту сторону ее (в страну гуннов)». Им навстречу вышел Валарш во главе многочисленного войска и, обратив их в бегство, преследовал до Чора (Чордафа), где и погиб «от руки могущественных стрелков». После гибели Валарша престол занимает его сын, Хосров, «на третьем году царствования албанского царя Артабана». Как известно, последней албансий Артабан V, о котором здесь идет речь, провозгласил себя царем в 213 г. Хос-ров занял престол сразу же после гибели своего отца Валарша «на третьем году» царствования Артабана V, как подчеркивает Хоренаци, т. е. в 216 г. Хосров (211—259) царствовал 48 лет. После падения династии Аршакидов в 226 году вёл успешные войны с Арташиром I Сасанидом.. Отсюда следует, что первое вторжение барсил с хазарами в Албанию, сведе-ния о котором сохранил Мовсес Хоренаци, имело место, по-видимому, около 215/6 г, т.е. приблизительно за 10 лет до того момента, когда) согласно Ага-фангелу, при этом же царе Хосрове впервые появляются в Албании и гунны. Разве эти не те «...толпы хазир (хазар) и басил (барсил), которые ворвались в Албанию (Табасаран) и обосновались в местности, которая вошла в историю, как страна гуннов (гъунарин вилаят)»? Итак, согласно Агафангелу, царь Хосров из табаристанской династии Арша-кидов, на следующий год после гибели последнего царя Артабана V (213 - 224) и захвата власти в Иране основателем новой династии Сасанидов Арда-широм I (224 - 241), т. е., по-видимому, около 225 г., «... собрал войска албан, открыл ворота албан и твердыню Чора (Чордаф); он (Хосров) вывел войско гуннов (Гъуннарин вилаят) для того, чтобы напасть на оккупированную зем-лю персами... Быстро прибыло (к нему) в поддержку много сильных и храб-рых отрядов конницы албан, лпинов, чилбов, каспиев и других (указаны то-понимы местностей) из тех областей, чтобы отомстить за кровь Артабана». Через 10 лет, в 225 г., гунны (т. е. те же самые хазары и барсилы) вновь поя-вились в Закавказье, но на этот раз уже в качестве наемников Хосрова в соз-данной им коалиции против первого сасанидского шаха Ардашира I (Ага-фангел). В 259 году был убит руками Анака из рода Аршакидов, которого он при-ютил, в заговоре, организованном Арташиром Сасанидом, в Кавказской Албании (Табасаране) великий сын табасаранского народа Хосров из та-баристанской династии, основателей парфянского государства Аршаки-дов. Анак, подкупленный персидским царем, убил албанского царя Хосрова и за это сам поплатился жизнью; все семейство его было истреблено, кроме младшего сына, которого его кормилица, христианка, успела унести на свою родину, в Кесарию Каппадокийскую (Греция). Там мальчик был крещен с именем Григория (имя св. Григория в язычестве было – Сурен) и получил христианское воспитание. Вступив в брак, он скоро расстался с женой: она поступила в монастырь, а Григорий отправился в Рим и вступил там в услу-жение к сыну Хосрова, Тиридату (286—342 гг.), желая усердною службою загладить вину своего отца. Тиридат вернул себе отцовский престол. За ис-поведание Христианства Тиридат велел бросить Григория в ров, чтобы он погиб там от голода. Здесь Григорий прожил 13-14 лет, прокармливаемый благочестивою женщиной. Хосров свою жизнь отдал за свободу и независимость табасаранского народа. Тому подтверждением являются, раскиданые по всему Табасарану безымян-ные кладбища с наспех поставленными необтесанными плитами над могила-ми непрошеных «чужеземных гостей». Успешное развитие Дербента в албанский (античный) период было прервано в середине III века нашей эры походом персидского царя Шапура I. В одном из наиболее значительных древних храмов Ирана была обнаружена сасанид-ская надпись, в которой сообщается, что "кони и люди Шапура" дошли "до Албанских ворот, там где Шапур, царь царей, с конями и людьми, сам... раз-рушения и пожарища... учинил..."". Варварские последствия этого похода персидского царя Шапура I оставил следы в памяти моего маленького таба-саранского народа. При упоминании города Дербента и по сегодняшний день мой народ вспоминает имя этого варвара и город называют «Шагьур» - «Ша-пур». В первом десятилетии IV в. барсилы (хазары) под предводительством своего вождя, названного в «Истории Тарона» Зеноба Глака «царем севера Тедрехо-ном», через Дербентский проход вновь вторглись в Албанию (Табасаран), но на Гаргарейской равнине (местность вблизи села Гариг- Гьаргъярин хирар) были разбиты албанским царем Трдатом III (Агафангел, Хоренаци). Особую активность внешняя политика Ирана приобрела при Шапуре II (309-379), который вел упорные войны с Римом и Кушанами, фактическими союз-никами Рима. Шапур к концу своего правления сокрушил Кушанское госу-дарство, западные владения которого перешли к Сасанидам. Шапур II (дата рождения неизвестна, ум. 379) — царь Персии с 309 года. За своё 70-летнее правление вёл неоднократные войны с Римской импери-ей, которые завершились присоединением к государству Сасанидов мно-жества территорий В научной литературе развернута полемика на счет Кушанов. Вот, кто они такие Кушаны. Буршаг – одно из древнейших сёл Агула, (Агульский район) самое высоко-горное село, расположенное у подножья вершины Джуфа-дага (3015 м) в до-лине Кушан, конечный населенный пункт которой - Кушан-дере. Жители се-ла Буршаг говорят на весьма своеобразном кушанском диалекте агульского языка. Вместе с соседними сёлами Арсуг и Худиг, расположенными в долине Кушан, Буршаг образует оригинальный культурный, языковой и географиче-ский анклав, выделяющий их среди агулов.

Исаев И. Р.: Территория Буршага граничит с тремя районами: Табасаранским, Кайтагским и Дахадаевским. Близкое соседство с табасаранцами и даргинцами наложило свой отпечаток на быт, нравы и обычаи буршагцев. Традиционно жители с. Буршаг имели родственные связи не только с соседними агульскими сёлами, но нередко с табасаранами и с даргинцами. Сведения о жителях Кушан-дере – кушанах, "рукIушанах” (как их называют соседние табасараны) упоминаются в древних источниках, в частности в ис-точниках Х века Абу Хамида ал-Гарнати. У Ираншахра не было прочного мира и с северными соседями — гуннами, хазарами и албанами. Иран к этому времени захватил всю прибрежную часть Каспийского моря т. е. великая, древняя Кавказская Албания была расчлене-на на мелкие марзбаны. При шахиншахе Бахрам Гуре в 425 г. было отбито вторжение гуннов. Политическая обстановка в это время на Кавказе следующая: Основная по-литическая линия, осуществляемая сасанидским режимом в Албании, как и раньше, заключалась в усилении зависимости от империи и обеспечении за-щиты северных рубежей. Охрана кавказских проходов имела, безусловно важное значение не только для Ирана, но и для Византии. Учитывая это об-стоятельство, Византия еще в 442 г. заключила специальный договор с Ира-ном, согласно которому обязалась за охрану Албанского прохода ежегодно выплачивать Сасанидам определенную сумму "золота". А для укрепления Дербендского прохода Сасаниды восстановили пять рядов оборонительных стен, тянувшихся от гор до самого моря и разместили здесь сторожевые отряды. А в это время рвались в Албанию хазары, с юга насту-пают арабы, несущие новое и всепобеждающее учение пророка Мухаммеда. Автора этой книги всегда интересовал вопрос: Откуда появились армянские захоронения в Табасаране? Таваспары упоминаются в "Истории Егише" в связи с событиями около 450 г., когда армянский князь Васак Сюни, перешедший на сторону Ирана при-звал на свою сторону в борьбе с гуннами за контроль над "крепостью при во-ротах гуннов" (Чордаф) в стене, перегораживающей проход через Кавказский хребет между владениями албанов и гуннов, «липнов и чилбов, ват, гав, гни-вар и хырсан, и хечматак, и пасык, и посых, и пюкован, и все войска Тавас-парана, горного и равнинного, всю неприступную страну гор». Войска Таваспарана не перешли на сторону армянского князя и князь Васак Сюни был разбит в Таваспаране. В с. Асккан Ярак, Кондик есть довольно обширные кладбища, где есть даже армянские захоронения. Вот вам и ответ, для полного раскрытия темы исто-рии Табасарана. Война с персами возобновилась в 459 г. при шахиншахе Перозе. Он послал правителю гуннов в жёны вместо обещанной царевны рабыню. Обманутый гуннский вождь убил часть иран-ских послов, а остальных, изувечив, выслал с грозным предупреждением. Война закончилась унизительным для Ирана перемирием. Пероз нарушил его и вторгся в гуннские пределы, но потерпел поражение и погиб, однако в памяти соотечествен-ников он остался «Храб-рым». Преемник его Валаш заключил мир с гуннами, обязавшись два года платить им дань. Лишь через 20 лет, в результате войн 503—513 гг., Иран-шахр покончил с гуннской угрозой. В 623 г. византийский император Ираклий (610-641) собрав огромное войско вступил в Албанию, где он намеревался провести зиму. Вот что писал по этому поводу Моисей Каланкатуйский: "Когда греческая армия прибыла в несметном количестве, она расположилась лагерем близ быстрого потока, на окраине села Каганкайтук. Она попрала и опустошила прекрасные виноград-ники и поля, через которые проходила. Ираклий сам возглавляет ромейское войско, и война приобретает иной характер. Весь следующий год император занят подготовкою воинов, а в апреле 623 г. вместо движения на Ктесифон, ожидаемого Хосровом, он начинает поход в Атур-патак-ан до Ганзака (Кон-дик-Гъванжикк), где чуть было не взял в плен самого Хосрова. Отсюда он от-ступил в Албанию и взял её столицу Партав. Весною 624 г. персы заняли теснины, ведущие из Албании в Иран, но Ираклий обошёл их более длинным путем через долины. Шахрабараз шёл за ним по пятам, но ромеи ввели их в заблуждение обманным манёвром и разбили, после чего отступили на зимние квартиры в Понт., В 627 г. Ираклий встретился со своими новыми союзниками - хазарами и за-ключил с ними договор. По сведениям Моисея Каланкатуйского "хазары с несметными полчищами производили набеги по стране нашей (Албании-Табасарану) по повелению Иракла". Вторгшись в страну, хазары первый удар обрушили на Дербенд. После продолжительной осады они разрушили его "дивные стены, для построения которых цари персидские изнурили страну нашу, мобилизуя архитекторов и изыскивая много различных материалов". При взятии города хазары столь жестоко обошлись с его жителями, что среди населения Албании (Табасарана) началась паника. Масса людей, побросав свои жилища и имущество, устремилась в столицу страны Партав, но страх перед "хищными волками" был настолько велик, что народ стал искать укры-тия в неприступных горах. Однако хазары, взяв Партав и "сведав о проис-шедшем, преследовали бегущих и догнали часть их". Что касается сасанид-ского табасараншаха в Албании (Табасарана) Семы Вштниса (ставленник Персии), то он "взяв с собой все свое имущество и похитив многое из страны, спасся и бежал в страну персидскую". В 628 г. после убийства Хосрова II к власти пришел его сын Шируйа (Кавад II), который немедля освободил всех заключенных, содержавшихся по прика-зу его отца в дворцовой тюрьме, в т.ч. и католикоса Виро. Кавад II — шахиншах Ирана и ан-Ирана, из династии Сасанидов, правил не-сколько месяцев в 628 году. Сын Хосрова II, от его жены Марии, византий-ской принцессы. Вступил на трон, свергнув своего отца Хосрова II-го, из-за того, что тот решил передать трон своему младшему сыну Марданшаху от брака с его любимой женой Ширин. Вступив на престол, остановил войну с Византией с уступкой почти всех некогда завоёванных на Ближнем Востоке и Палестине земель. Был убит спустя год, вероятно, отравлен царицей Ши-рин. Его смерть стала катализатором бунтов и восстаний в Иране, что привело к ослаблению Сасанидской державы и, спустя 23 года, к окончательному паде-нию. Вернувшись после 25-летней ссылки на родину, разгромленную хаза-рами и брошенную на произвол марзбаном, он стал единственной реальной политической силой. Чтобы предотвратить окончательньй развал страны, Виро, с одной стороны, обращается за помощью к Ирану, втянутому в борьбу за престол, а с другой, - в марте-апреле 629 г. прибывает в ставку сына хазар-ского кагана Шата, возглавившего в свое время поход хазар в Албании. Од-нако хазары, поняв двусмысленную политику Виро, прервали переговоры и подвергли Албанию новым, еще более разрушительным набегам. Посовето-вавшись с влиятельными людьми страны и высокопоставленными должност-ными лицами, Виро вновь прибыл в лагерь Шата близ Партава. Но нищета и болезни, вызванные грабежами и разрушениями, сделали свое дело. Говоря словами Моисея Каланкатуйского, Албания была захвачена "тремя пол-ководцами - Голодом, Мечом и их помощником Смертью". Тысячи людей, в т.ч. католикос Виро становятся жертвами эпидемии. Однако немного спус-тя, т.е. в 630 г., внутренние распри, начавшиеся в Тюркском Каганате и по-ложившие конец господству тюрков на Северном Кавказе, покончили и с господством хазар в Албании. Это событие, а также значительное ослабление в результате ирано-византийской войны обеих воюющих сторон способство-вали восстановлению политической самостоятельности Албании; к власти приходит династия Михранидов, первым представителем которых стал пра-витель Гирдимана Вараз-Григор (628-642), получивший титул князя Албании (Табасарана) еще при Хосрове II. Михраниды— династия правителей в Кавказской Албании с конца VI по на-чало VIII вв. Михраниды, являвшиеся изначально владетелями области Гар-даман (не исключено, что это селение Хив - одно из древнейших табасаран-ских селений, история которого до сих пор мало изучена. По данным, на мес-те нынешнего селения находился город Гардашан-Гъердешан на западе Кав-казской Албании, в первой трети VII века усилиями великого князя Джеван-шира сумели фактически воссоздать Албанское царство. Михран происходил из табаристанского знатного рода Михранидов, восходившего к Аршакидам. Главным представителем этой династии был Джаваншир Михрани (636 – 680). В 628 году Император Ираклий со своим войском приходит в область Гард-ман, крестит Вараза Григора и всячески способствует строительству церквей по всей стране. Вараз Григор первым из Мехранидов получает титул князя всей Албании. Ослабленный войнами с Византией, Иран с большим трудом сдерживает натиск арабов. В битвах с арабами участвуют и албанские вой-ска, возглавляемые Джеванширом. Албанский историк Моисей Каланкатуй-ский сообщает, что Джеваншир семь лет со своим отрядом участвует в этих войнах против арабов и показывает себя храбрым воином и талантливым военачальником. В 636 году происходит очень важная для арабов битва меж-ду персами и арабами у древней столицы Сасанидов - Медаине. Вместе с 80-тысячной армией из Атропатены, под командованием сасанидского воена-чальника Рустама в сражении участвует и Джеваншир со своим отрядом. Персидская армия терпит поражение, а отряд Джеваншира отходит в Атропа-тену. Приняв участие еще в нескольких сражениях Джеваншир понимает, что дни Сасанидской державы сочтены и в том же году возвращается на родину в Албанию. Как пишет албанский историк, «в продолжении семи лет храбрый Джеваншир воевал в этих тягостных войнах. Получив 11 тяжелых ран, он простился с ними» и «вспомнив о самодержавии прежних албанских ца-рей,… он задумал никому не подчинять своей участи». Когда в 639 году ос-татки разбитых арабами сасанидских войск вторгаются в страну, Джеваншир ведет с ними затяжную войну. Историки отмечают проявленное им в этих сражениях мужество: «он лично поразил известного Гегмази, предводителя армии. Сам он и войско его с мечами в руках производили в них (персах) страшную свалку. Взяв у них много пленных, лошадей, мулов и много добы-чи, они возвратились. В горах они столкнулись еще раз и в этот день победа удалась ему. Персы хитростью захватывают в плен родных Джеваншира и вновь вторгаются в пределы Албании. В конце концов Джеванширу удается окончательно разбить персов. Эти события происходили в с. Кондик (ГЪВАНЖИКК) Хивского района. В верхней стороне с. Кондик местность называется «Иран даграр» (Озе-ра Ирана), а ущелье –«Джевенжин гъяр» (ущелье Джеваншира). При по-пытке в обход села Кондик (Гъванжикк) пройти в с. Журас (село не суще-ствует –уничтожено в те годы), албанский принц Джеваншир во главе табасаран встретил персов, где произошло кровавое побоище. Кровь тек-ла рекою, свертывая в равнинной местности, создавая озера. Персы были загнаны в это ущелье. Эта местность и по сегодняшний день называется «Иран даграр»- (Озера Ирана) ), а ущелье –«Джевенжин гъяр»- (ущелье Джеваншира). После этого Джеваншир женится на дочери сюникского князя. Однако, дол-го Джеванширу поддержать самостоятельность Албании не удается. В 654 году арабы под командованием Салмана ибн-Рабия, полководца халифа Ос-мана, вторгаются в Албанию. За Дербентом путь им преграждают хазары. Когда арабы выходят за пределы Дербента, население города запирает за ни-ми ворота, а «хазарский хакан встретил их со своей конницей», и четыре ты-сячи арабов оказываются перебитыми. При халифе Али междоусобицы силь-но ослабляют халифат, и Джеваншир, воспользовавшись этим, перестает платить ему дань. Независимости Албании теперь непосредственно угрожа-ют хазары и византийцы. Джеваншир вынужден искать пути сближения с Византией. Он обменивается с византийским императором Константином II письмами и несколько раз с ним встречается. Джеваншир предлагает Кон-стантину II принять албанский народ под свое покровительство и византий-ский император с большой радостью принимает это предложение. Он шлет Джеванширу от византийского двора драгоценные дары, называя Джаванши-ра властителем Гардмана и князем Албании. Как пишет албанский историк: «Он послал ему в дар великолепные подарки - серебряные престолы с выре-занными позолоченными спинками, златотканые одежды, жемчугом осыпан

Исаев И. Р.: осыпанный меч со своей поясницы… Он отдал ему из рода в род все села и пределы агванских царей». Политика сближения с Византией в это время, очевидно, была оправдана. Через два года после заключения договора с Византией Албания подвергается нашествию хазар. Хазары доходят до Куры (Кюрар), где объединенные войска албан наносят им поражение и заставляют их уйти за пределы Албании. Через несколько лет хазары внезапно повторяют свой набег и на этот раз доходят до Аракса. Джеваншир вынужден идти на переговоры с хазарами. На берегу Куры происходит его встреча с хазарским правителем. Встреча завершается заключением мирного договора, по которому хазары возвращают пленных, а Джеваншир берет в жены дочь хазарского хакана. Ослабление Византии в борьбе с арабами позволяет Джеванширу выйти из под ее зависимости и, как пишет албанский историк, «подчиниться игу властителя Юга». В 667 году он отправляется на переговоры в столицу халифата. Халиф встречает его с торжественностью, соответствующей его рангу и официально признает его князем Албании. Через три года после этого Джеваншир получает приглашение от халифа приехать в Дамаск, на этот раз в качестве посредника в его переговорах с императором Византии. Джаваншир блестяще справляется с обязанностями посредника. Обе договаривающиеся стороны удовлетворены результатами переговоров. После этого халиф соглашается с предложением Джеваншира снизить подати, которые были наложены на Албанию, на одну треть. Халиф подчиняет Джеванширу княжество (Сюник?) и просит принять в управление Атропатену. Атропате́на (или Мидия Атропатена, Малая Мидия;— историческая область на северо-западе современного Ирана. Примерно соответствует территории Иранской провинции Азербайджан. Входило в парфянское царство. От последнего предложения Джеваншир отказывается. Великий сын таба-саранского народа Джеваншир умирает в 669 г. от тяжелых ран, нане-сенных ему одним из участников этого заговора. При нем жил и работал выдающийся албанский историк Моисей Каланкатуйский, автор «Истории страны Алуанк», посвященного истории Кавказской Албании. Из сообщения самого Мовсеса Каганкатваци известно, что он был урожен-цем области Утик, села Каланкатуйк, от названия которого и происходит его имя. Очевидно, по указанию Джеваншира им была написана «История Алба-нии», в которой, кроме трудов предшествовавших ему историков, были ис-пользованы материалы дворцовых архивов, предоставленные в его распоря-жение. Все события, которые описаны в книге происходили в Табасаране и Агуле. В этом сочинении сохранились два интересных сообщения, которые в сущности не оставляют сомнений в том, где располагался Лпинк. Согласно первому сообщению, хазары якобы с целью отомстить за смерть Дживанши-ра вторглись в Албанию (Табасаран): «...великий князь гуннов Алп-Илитуер... вторгся в страну Алуанк и стал опустошать (области) у подножия великих Кавказских гор и поселения гавара Капалак, как бы мстя за кровь Джуаншера. Сам он во главе своей многочисленной дружины пролетел через долины и, переправившись через реку Куру, перешел в гавар Ути, и стал сго-нять людей и скот из того гавара, грабил и угонял всех в полон. Затем все они (гунны) возвратились и расположились лагерем в долине у пределов Лпин-ка». Комментарии: Алуанк – Агул, а Лпинг –Тпиг. Это Агульский район рес-публики Дагестан. Затем все они (гунны) возвратились и расположились ла-герем в долине (по дороге Хив, Лака, Хоредж, Тпиг- начинается долина под названием «Могу-Дере», названная после монголов) у пределов Лпинка (Тпига)». Там и расположились лагерем гунны. Мовсес Каганкатваци никак не может быть армянином. Он албанского (табасаранского происходения). А развалины древнего разрушенного села в Агульском районе «Алпан» это и есть «Албань». И так ко всему выше сказанному можно сделать один вывод. После падения табаристанской династии Аршакидов и приходом к власти Сасанидов (около 200 год), и появлением барсил на Северном Кавказе, границы Кавказской Албании сужаются и появляются несколько царств в составе сасанидской Персии: Арран, Ширван, Гилян и Табаристан (см. раздел сасаниды). После распада Кавказской Албании два дружественных (албагнайи) маленьких на-рода табасараны и агулы, обитаемые в горах Кавказа во главе с выдающими-ся военноначальниками из табаристанской династии Аршакидов в течении нескольких столетий боролись за свою свободу и независимость. Мовсес Каганкатваци был прав, ведь он написал другую Историю. Чрезвычайно разнородный конгломерат обществ на Кавказе, представленный Кавказской Албанией, «гуннскими пределами» за вратами Чора (современ-ный Чурдаф табасаранского района) и удельными владениями в горной части Северного Кавказа, объективно играла роль буферной зоны, защищавшей Иран от набегов кочевников с севера. Поэтому приморские районы Восточ-ного Кавказа оказываются в сфере влияния Сасанидского Ирана уже в III в. Определение «пограничья» (ﺮﻐﺜﻠﺍ ас-сагр; мн.ч.ﺮﻮﻐﺜﻠﺍ ас-сугур) в большинстве арабских и персидских источников включает в себя все кавказские владения Халифата. Такая каннотация термина также восходит к сасанидской тради-ции. Среди присоединенных к Ирану областей, где правили шахи, не принад-лежавшие к роду Сасанидов, «письмо Тансара» упоминает «пограничные об-ласти», страну албанов, «области Запада» и Хорезм; причем в источнике спе-циально подчеркивается, что «шахами никого звать не должно», кроме пред-ставителей рода Сасанидов и правителей указанных областей. Правители провинции с V в. назывались марзбанами. Четыре великих марзбана носили титул шаха. Марзпаны (наместники— наместники персидского шаханшаха в погра-ничных военно-административных округах Сасанидской империи (Кав-казской Албания), V - VII вв. Из “Письма Тансара” (“Намэ-и Тансар”) “Письмо Тансара” — социально-политический трактат, составленный между 557-570 гг. В середине VIII в. известный переводчик со среднепер-сидского Ибн-Мукаффа перевел “Письмо Тансара” на арабский язык. С этого арабского перевода в начале XIII в. был сделан дошедший до нас но-воперсидский перевод “Наме-и Тансар”, выполненный Ибн-Исфендиаром, включившим его в свою “Историю Табаристана”. Далее Хамза ал-Исфахани сообщает, что в каждый горный район был назна-чен предводитель (ка’ид; по другим источникам – сар, сар-ханг/сар-хайл и сар-лашкар), командовавший частью войска, т.е. гарнизоном из числа «слу-жилых людей». Эти предводители, продолжает ал-Исфахани, содержатся за счет средств, которые они собирают с жителей подвластных им поселений; дети предводителей наследуют место и статус своих отцов. Данное сообще-ние местами дословно перекликается со сведениями ал-Мас‘уди, приводи-мыми им в Мурудж аз-захаб, о назначенцах сасанидских правилей, которым вменялась в обязанность охрана пограничных рубежей. Арабские источники называли сасанидских военных колонистов сийасиджун, саджун, сийабиджа, которые Й. Маркварт и вслед за ним В. Ф. Минорский восстанавливают в форме ас-сибасиджа (мн.ч. от среднеперсидского спасиг), что означает «слу-жилые люди», «сторожа». Названия большинства средневековых «княжеств» Северо-Восточного Кав-каза восходят к Сасанидам, которые не могли не обойтись без поддержки ме-стных владетелей, создавая мощную военно-оборонительную систему в ре-гионе. Эту поддержку им обеспечила легитимация местных правителей («и назначил Ануширван владетеля Бахха царем над ней»), а также размещение в центрах этнокультурных образований военных гарнизонов. Хосров I (пехл. husraw, xusrav {hwslwb’} 'с доброй славой' от авест. *hu-śraųah- 'известный, знаменитый', букв. 'имеющий добрую славу'; перс. [Xusraw][1]) — известный по иранским источникам под эпитетом Ану-шираван или упрощенно Ануширван (перс. от пехл. anōšag-ruwān — «с бессмертной душой»; 501—579) — шахиншах из династии Сасанидов, правивший Ираном с 531 до 579 года. Форму легитимации прав местных владетелей на власть описал Хамза ал-Исфахани: Хосров I Ануширван «одарил каждого из предводителей (куввад, ед. ч. ка’ид) в день назначения его на охрану определенной ему пограничной области (сагр) кафтаном (каба’), разрисованным различного рода рисунками. Предводитель носит титул по названию того рисунка, что на кафтане. Так появились имена ﻩﺎﺷﻧاﺭﻴﻌﺒ ба‘ираншах(16), ﻩﺎﺷ ﻦاﻮﺭﺷ ширваншах, ﻩﺎﺷﻧﻼﻴﻓ филан-шах, ﻩﺎﺷﻧﻻﺍ табасараншах». Несмотря на то, что мусульманские правители, в том числе и халифы, заимствовали традицию дарить кафтаны прежде всего от Сасанидов, к информации ал-Исфахани историки долгое время относились как к красивой легенде. Проблема установления достоверности сообщения ал-Исфахани сделала не-обходимой проверку всех титулов правителей Кавказа, образованной по та-кому же принципу, на основе надежно установленной лексики среднеперсид-ского языка; оказалось, что почти все они не соответствуют названиям жи-вотных, а действительно соответствуют названиям местностей. Появление сасанидских титулов «царей гор» (мулук ал-джабал), т.е. удель-ных владетелей на Северном Кавказе – с деятельностью Хосрова I Анушир-вана. После арабских завоеваний эти титулы не только сохранились, но и да-ли названия многим мусульманским княжествам в пограничной области Ха-лифата, происхождение которых зачастую не всегда осознавалось. 1. Бабраншах Ряд исследователей отмечает, что ал-Йа‘куби, Ибн Хурдадбих и другие му-сульманские авторы IX-X вв. используют название ал-бабр для обозначения местностей юго-западного побережья Каспия. С другой стороны, под терми-ном ал-бабр в сочинениях ал-Йа‘куби, Ибн Хурдадбиха, Кудамы, а также в Худуд ал-‘алам в равной степени могут скрываться и собственно ﺭﺑﺑﻠﺍ ал-бабр (в качестве народа, подвластного бабраншаху; ср., например, с упоминания-ми в Дарбанд-нама ﺭﺑﺗﻠﺍ ат-табар – название области в юго-западном Прикас-пии, которую Бурхана Каты считает одним из обозначений Табаристана. Тем более, что в обоих этих случаях географическая привязка термина, приведен-ная в текстах ал-Йа‘куби и Ибн Хурдадбиха, оказывается более корректной. 2. Табарсараншах Существует множество версий относительно происхождения племенного и географического названия Табасаран, в том числе и учитывающие его иран-скую этимологию, однако все они малоубедительны, поскольку отталкива-ются от этой формы как от исходной. А между тем во всех источниках, соз-данных до монгольского нашествия, зафиксирована лишь одна форма этого топонима, а именно – ﻥﺍﺭﺴﺭﺒﻂ Табарсаран. Впервые это название упоминается в числе персидских титулов, которые Хосров I Ануширван дал местных вла-детелям, а также ворот, «которые являются входами в ущелья горы ал-Кабк», контролируемыми различными племенами (Баб филаншах, Баб табарсаран-шах и др.). Подтверждая сведения ал-Балазури, ал-Йа‘куби и других своих предшественников, Йакут ал-Хамави приводит идентичный материал, но со ссылкой на «книги персов». Табарсараном этот край называл и автор местной хроники Та’рих ал-Баб (начало XII в.), житель Дарбанда. Безо всякого сомнения, Табасаран – искаженная форма названия Табарсаран, засвидетельствованного во всех арабо-персидских источниках, но никак не наоборот, как считалось до сих пор. Под влиянием языка исконного населе-ния этой местности срединный звук -р вследствие редукции выпал, и Табар-саран превратился в Табасаран. Это произошло уже после падения Халифата под ударами монголов: крепости Дарпушта потеряли свое былое значение, а этнополитическая ситуация в районах, прилегающих к Дарбанду, изменилась в сторону увеличения доли коренного населения. Не случайно источники XIII-XIV вв. не упоминают о Табарсаране вообще, а с XV в. это название превращается в Табасаран. Ошибочным вариантом чтения исходной формы ﻥﺍﺭﺴﺭﺒﻂ Табарсаран является ﻥﻼﺴﺭﺒﻂ Табарсалан (лам и ра перед алифом в ру-кописном тексте очень похожи), поэтому я предлагаю восстановить его в тексте Тухфат ал-Гарнати как Табарсаран. В переводе с персидского языка форма множественного числа ﻥﺍﺭﺴ саран (мн. от ﺭﺴ сар «голова», «вершина», предводитель»; в пехлевийской транслитера-ции sl) означает «предводители войска», «военачальники»(73). Еще одно зна-чение сар – “избранник”; соответственно, в множественном числе это слово, возможно, отражает практику избрания местных военных предводителей, ко-торая сохранялась вплоть до прихода арабов. Большая часть крепостей Дар-пушта (Дарвак, Ирси, ал-Хумайдийа и др.), называемых рустаками Баб ал-абваба, так же как Горная стена, расположены как раз на территории Верхне-го Табасарана.

Исаев И. Р.: Термин табур ﺭﻭﺒﺎﻂ и на персидском, и на арабском языках означает «отряд», «шеренга», «линия строя», обнаруживая тем самым прямую аналогию с тер-мином ас-суфуф «ряды», «шеренги войска». В таком случае Тапури-стан/Табуристан – название, указывающее на систему военной организации локальных обществ в Юго-Западном Прикаспии, а Табурсаран (букв.: «пред-водители отрядов», «избранники отрядов») – эквивалент арабского термина а‘йан ас-суфуф, который Та’рих ал-Баб использует в качестве обозначения военной элиты пограничных крепостей в Табарсаране, иными словами, сар-хангов, управлявших рустаками Баб ал-абваба. Особую важность для установления значения корня ТАБАРИСТАН имеют диалекты, распространенные в самом Табаристане, которые в достаточной степени различались от других диалектов персидского языка. Согласно Захир ад-дину Мар‘аши, на «табаристанском языке» слово ﺭﺒﻂ табар имеет собст-венное значение, а именно – «гора»; соответственно, Табаристан – это «Гор-ная страна», полная калька названия другой «Горной страны» – Табарсарана в Дагестане. По этой причине Б.А.Дорн для термина табар предлагает только это значение – «гора». Таким образом, буквальный перевод названия табар-саран в той форме, в которой оно засвидетельствовано в источниках – «пред-водители гор», «военачальники гор». Примечательно, что источники подразумевают под Табарсараном «войско», причем утверждается, что Табарсаран – «лучшее войско Баб ал-абваба». В одном из списков Дарбанд-нама утверждается, что «прежде войско Дарбанда [набиралось] из Табарсарана». Далее, источники связывают категорию ахл ас-сугур главным образом в Баб ал-абвабом. Исходя из значения сагр «погра-ничный пост», становится ясно, что речь идет об обитателях крепостей, воз-главляемых военачальниками, т.е. сарами (он один или он единственный – на табасаранском), и расположенных в округе Дарбанда, прежде всего на терри-тории т.н. «Верхнего Табасарана». Cтранное на первый взгляд значение известного топонима и этнонима при-обретает особый смысл в свете данных Абу Хамида ал-Гарнати, который лично посетил Дарбанд и Табарсаран в первой половине XII в. В частности, он сообщал о том, что «Табарсаран» состоит из 24 рустаков, каждый из кото-рых «управляется сар-хангом наподобие амира». Число рустаков Табарсарана совпадает с численностью военных крепостей Дарпушта, большая часть ко-торых легко идентифицируется: Мита’и – с Митаги, Камах и Дарвак (араб. Баб Вак) – с одноименными поселениеми, Мадина (или Мадина ал-‘араб) – с Арабляр, ал-Хумайдийа – с Гимейди, Малый Ухайл (Арджил) и Большой Ухайл (Арджил) – с Хели и Пенджи, Мукатир – с Мугарты, Махрака – с Ма-рагой. Все эти населенные пункты расположены в так называемом Верхнем Табасаране, расположенном в районе Горной стены. Кроме того, именно с этими крепости источники связывают деятельность «предводителей» – сар-хангов и сар-лашкаров. Рукописные особенности арабской графики позволяют прочитать ﮓﻧﺨﺮﺴ сар-ханг в тексте сочинения ал-Гарнати и как ﻞﻴﺧﺭﺴ сар-хайл – засвидетельство-ванный в источниках термин, обозначающий военачальника, командира. В любом случае, сар-хайлы или сар-ханги, управлявшие рустаками Табарсара-на, выступают в качестве синонима саров, «военачальников». В Дарбанд-нама термины сар и сар-ханг/сар-хайл заменены еще одним персидским си-нонимом – ﺭﮑﺸﻠﺭﺴ сар-лашкар. Источник дает редкую в таких случаях воз-можность проследить изменение реального содержания термина в процессе развития общественно-политической ситуации в регионе. В первый раз он использован в единственном числе, хотя это не исключает вероятности ис-пользования его в более ранний период во множественном числе. Халиф ар-Рашид, назначая Хафса б.‘Умара в 180/796 г. правителем (хаким) Дарбанда, поручает надзирать (назира) над ним сар-лашкара ‘Абд ал-Малика б. Аглаба. В.Ф.Минорский толкует этот термин как главнокомандующий, командир. Термин сар (רשׂ) упоминается также и в пространной редакции письма хазар-ского царя Иосифа. П. К. Коковцов, издавший древнееврейский текст памят-ника, перевел его как «глава», «начальник», усмотрев в этом факт существо-вания хакана в ранней Хазарии. Разделяя эту точку зрения, А.П.Новосельцев приводит факт упоминания термина сар в переписке Иосифа в качестве ар-гумента в пользу ее подлинности. (Сколько взглядов и мнений описывая ис-торию моего народа - историю Табасарана. И ни один из этих современных ученых не обрашается к табасаранскому языку. Ведь это все так просто. Сар –он один, он первый и т.д.). В хазарской переписке слово сар упомянуто и в форме множественного чис-ла, что исключает его прямые параллели с хаканом. Обозначение сарим представляет древнееврейскую форму от слова сар, т.е. точный лексический эквивалент персидского саран. «Большой начальник» (ха-сар ха-гадол), кото-рый фигурирует в краткой редакции письма с определенным артиклем ха, ве-роятно, обозначает лицо, который в сасанидской иерархии назывался табар-сараншахом. 3. Филаншах (кьяланшах) Название Филан происходит от сасанидского титула ﻩﺎﺷﻨﻶﻴﻓ / ﻩﺎﺷ ﻦﻶﻴﻓ филан-шах, который упоминается в списке назначений Хосрова I Ануширвана. Ис-ходная форма пиланшах сасанидских источников превратилась у раннеараб-ских авторов в филаншах. Вариант ﻩﺎﺷﻨﻶﻴﻗ киланшах, зафиксированный в раз-личных списках Мурудж ал-Мас‘уди (в том числе и в рукописи D175), явля-ется, возможно, результатом ошибки переписчика, хотя вопрос о существо-вании такого тутула нуждается в дополнительном изучении (никакой ошибки нет; кьяланшах-средний шах перевод с табасаранского языка). В частности, в одном из Петербургских списков Дарбанд-нама ﻩﺎﺷﻨﻶﻴﻗ килан-шах (на табасаранском – средний шах (кьяланшах) назван титулом правителя среней части Табарсарана. Несколько сложнее обстоит дело с народом, который Абу Хамид называет «филан». В различных источниках упоминается во время мусульманского за-воевания Фнлаи-шах. В одной из каирских рукописей ал-Истахри речь идет о каком-то Филане, «земля которого невелика». Иакут считает филан племе-нем, живущим рядом с Табарсараном. Если в перечне языков, на которых говорил эмир Абу-л-Касим, Абу Хамид пытался соблюсти какой-то геогра-фический порядок, то филанов следует искать где-то рядом с Табарсараном. «Филан» слово табасаранского языка и означает «когда». Табасаранский и агульский –эти два родственных языка. Не исключено, что филаншахом на-зван царь Агула. Да так и оказалось! Автор XII века Иакут (со ссылкой на сведения X в.) пишет, что за ним (Табасараном) расположен Филан, но это небольшая область. 4. Варазаншах Хамза ал-Исфахани впервые приводит форму титула ﻩﺎﺷﺮﻴﺮﺴ сариршах. Происхождение топонима Сарир ал-Истахри, а вслед за ним и ал-Мас‘уди связывал с именем Йаздагирда, последнего сасанидского правителя, который в ходе войны с арабами отослал для безопасности трон и казну на север вме-сте с одним из потомков Бахрам Гура. Этот трон впоследствии стал исполь-зоваться местным правителем в горах, от которого он и получил свой титул «владетель престола» (араб. сахиб ас-Сар-ир). Однако название Сарир упо-минается еще в списке назначений Ануширвана. В таком случае наиболее ве-роятна связь этого названия с иранскими колонистами на Кавказе, имевшими непосредственные контакты не только с хазарами, но и арабами. Хамза ал-Исфахани утверждает, что Сари-р – это табасаранское слово-«сар, сари-он один, или первый», а не арабское название. Далее он объясняет, что оно происходит от небольшого трона из серебра; в других источниках речь идет о золотом престоле. В анонимной арабской хронике Нихайа, основанной в том числе и на среднеперсидских источниках, сообщается о том, что мар-зпан Дарбанда восседал на золотом троне А.И.Колесников установил, что из-бранный среди других марзпанов занимал серебряный трон. Если владения местных «царей», которых Ануширван ввел в сасанидскую иерархию, назы-вались марзпанствами, то более чем вероятно, что избранным среди этих марзпанов мог быть «хакан гор», как еще называли владетеля Верхнего Таба-сарана, правителем, которого был Джеваншир. На территории сельского по-селения Кондик есть местность, которая называется «Варза». 5. Ширваншах Ибн Хурдадбих приводит иную, грамматически более точную форму титула местного правителя, образованного без серединного вав: ﻩﺎﺷﻨاﺭﻴﺷ шираншах. Для установления рооисхождения топонима ﻩﺎﺷﻨاﺭﻴﺷ шираншах достаточно обратиться к поэме Низами Гянджеви «Хосров и Ширин» В древнем Иране, ещё не озаренном светом ислама, царствует справедли-вый царь Хормуз. Всевышний дарует ему сына, подобного чудесной жем-чужине, выловленной из «царственного моря». Отец нарекает его Хосровом Парвизом (Парвиз — «Висящий у груди» придворных кормилиц). Друг Хосрова Шапур, изъездивший мир от Магриба до Лахора, соперник Мани в живописи и победитель Евклида в черчении, повествует о чудесах, увиденных на берегу Дербентского моря. Там правит грозная царица Шеми-ра, именуемая также Мехин Бану. Она повелевает Арраном, а лязг оружия её войска слышен в Исфахане. У Мехин Бану нет мужа, но она счастлива. Цветущей весной живет в Мугани, летом — в албанских горах, зимою ца-рицу тянет в милую Барду. С нею живет лишь племянница. Черные очи де-вушки — источник живой воды, стан — серебристая пальма, косы — «два негра для сбора фиников». Шапур упоенно изображает красоту девушки, губы у которой — сама сладость, а имя её — «Сладкая» Ширин (табасаран-ская красавица). Семьдесят луноликих прелестниц из знатных родов служат Ширин, живущей в роскоши. Драгоценней же всех сокровищ Мехин Бану — черный, как рок, конь Шабдиз, стреноженный золотой цепью. Хосров, восхищенный рассказом друга, лишается сна, думает лишь о неведомой пе-ри. Наконец он посылает Шапура в Албанию за Ширин. Шапур мчится в албанских горах, где лазурные скалы облачены в желтые (родедондроны-зуруть) и красные одежды цветов. . . Уважаемый читатель! Побывав в мае месяце в с. Кондик вы станете очевидцами той красоты природы, когда на всем склоне горы (Гьарин к1ул) цветут желтые родедондроны (зурт1ар), а внизу на полях и на лугах цветут красные маки, который описал в своей по-эме Низами Гянджеви «Хосров и Ширин». У табасаранов и сегодня сохра-нились эти имена: Женские-Ширин, Ширинат, а мужской-Ширинбек. И мое-го хорошего соседа зовут Ширинбек. Так что когда будете в Азербайджане (Ширван), среди аскетически строгих форм крепостных сооружений жилых зданий и культурных сооружений взгляд ваш обязательно задержится на искусно вырезанных в камне узорах и даже грубоватого изящества орнаментальных плетениях, то знайте: это тоже отголоски табасаранского зодчества (наподобие в табасаранских селах Кон-дик, Хив, Джулии, Цудук и других). Йездигерд III — последний шаханшах Персии из династии Сасанидов, внук Хосрова II. В 632 году группа знати, во главе которой стоял полководец Рус-там, провозгласила его правителем. Владетельные князья один за другим признавали власть арабов. В 642 г. халифу покорился правитель Азербай-джана, в 643 г. арабы заняли Хамадан, в 644 г. - Исфахан и Рей. Тогда же на-чалось завоевание собственно Парса (Персии). Персидское войско во главе с марзбаном Шехреком было разбито в кровопролитной битве при Рейшехре близ Тавваджа. Но окончательно завоевать Парс арабы смогли только к 648 г. В 651 г. несчастный и всеми покинутый Йездегерд бежал на самую окраину своих владений - в Мерв. Местный марз-бан Махуйя вступил в тайные пере-говоры с арабами и обещал выдать им шаха. Узнав об этом, Йездегерд ночью тайком покинул город. Идти ему было некуда. Устав от скитаний, он под ут-ро зашел отдохнуть на какую-то мельницу. Мельник прельстился богатой одеждой незнакомца, убил его, ограбил, а труп бросил в реку. Тело Йезде-герда III доплыло до канала Разик, где его нашел христианский епископ Мерва. Он опознал покойника и похоронил его. Так бесславно закончилось правление Сасанидов, продолжавшееся 425 лет. Принятие христианства Албанией. Албанская традиция в деле распространения христианства различает два пе-риода, последовательно сменивших друг друга. Первый, так называемый апостольский период, связан с именами апостолов Фаддея, Варфоломея и ученика (или учеников) апостола Фаддея Мара > Елисея (Дади). Этот период условно назовем также сирофильским периодом, который датируется време-нем до IV в., когда христианство проповедовалось насирииском- сирийском-арамейском языке как апостолами, их учениками, так и сирийскими миссио-нерами и назареями. Торговые пути уводили сирийцев далеко от Месопота-мии, из Ирана в страны Кавказа —Албанию. Совершая торговые операции, сирийцы становились проводниками новых веяний, содействовали распро-странению христианского учения. Назареи — это иудеи, которые почитали Христа как справедливого человека, т.е. не видя в нем Сына Бога. Во всех писаниях воплотилась самая ранняя традиция иудео-христиан (назареев) об Иисусе Христе как о праведном чело-веке, принявшем при крещении божественную Силу Духа Святого. В даль-нейшем происходит переосмысление этой древней традиции и божественное предназначение Иисуса определяется уже не крещением, но самим рождени-ем. Считается, что назарейство просуществовало до IV в. Второй период (грекофильский) проповеди христианства связан с именем Григория Просветителя и албанского царя Урнайра (IV в.), когда христианст-во становится государственной религией. Грекофильский период был крат-ковременным, после которого Албанская церковь становится на путь этниче-ского албанского развития, с чем связано развитие албанской литературы. О наличии двух периодов ~ сирофильского и грекофильского помимо всего прочего свидетельствуют данные Моисея Каланкатуйского, албанского авто-ра VIII в. о распространении в Албании надписей на сирийском и греческом языках. Албанская церковь по своему происхождению, в отличие от армян-ской, изначально была непосредственно связана <; Иерусалимом, Иеруса-лимской церковью, с иерусалимским патриархатом. В этом аспекте Албан-ская церковь имеет аналогию с Грузинской церковью, истоки которой также восходят к иерусалимской церкви. Истоки и весь путь становления христианства Албанской церкви, теснейшим образом связаны с историей восточного христианства и полностью вписыва-ются в общую закономерность его развития, но проявляя при этом свою осо-бенность. Как проповедь самого христианства, так и структура христианской церкви, церковная иерархия в своем становлении прошли 2 периода: апо-стольский и период после объявления христианства государственной религи-ей в IV в. Весь процесс раннего апостольского периода становления христи-анской структуры прослеживается и в Кавказской Албании, где проводника-ми христианства были ученик апостола Фадеея — Елисей и апостол Варфо-ломей. Варфоломе́й (Нафанаи́л) (ивр. תולמי-בר‎, греч. Βαρθολομαίος, лат. Bartholomaeus) — один из двенадцати апостолов (учеников) Иисуса Христа, упомянут в Новом Завете. Евангелист сообщает, что Варфоломей был родом из Каны Галилейской (По видимому, он был родственником или близким другом апостола Филиппа, поскольку именно Филипп привёл Варфоломея к Иисусу, и в списках апо-столов они упоминаются рядом. В сцене призвания Нафанаила-Варфоломея он произносит знаменитую фразу «Из Назарета может ли быть что доброе?». Иисус, увидев его, говорит о нём «Вот подлинно Израильтянин, в котором нет лукавства». Более определённых сведений Священное Писание о Варфо-ломее не сообщает, большая часть его жизнеописания известна по апокрифи-ческим источникам. Согласно преданию, по наущению языческих жрецов брат царя Астиаг «схватил святого апостола и в городе Альбане». Варфоломея распяли вниз головой, но он продолжал свою проповедь, тогда его сняли с креста, сняли кожу, а затем обезглавили. Верующие взяли «его тело, главу и кожу, поло-жили их в оловянную раку и предали погребению в том же городе, Албане. Согласно Захарии, пленные, взятые Кавадом в Амиде (503 г.), были проданы гуннам, затем отправились из пределов персидских в гуннские, прошли за ворота и оставались на их земле 34 года. Ясно, что в данном случае пленные прошли через Дербентский проход и в течение 34 лет жили у гуннов, оби-тавших севернее Дербентского прохода – в стране Гуннов (Гъунарин вилаят). Именно этих пленных видели на земле гуннов проповедники из Албании во главе с Кардостом, говорили с ними и многих крестили. Однако для того, чтобы явиться на землю гуннов, албанские священнослужители прошли не через ворота, а воспользовались дорогой через горы (Дагдеретаб). Но в ре-зультате они проповедовали в среде именно тех гуннов, в руках которых на-ходились пленные, проданные гуннам и введенные в их пределы через воро-та, т. е. через Дербентский проход.

Исаев И. Р.: В 552 году в Центральной Азии родилась огромная кочевая империя — Пер-вый Тюркский каганат. Не остались в стороне от его кровавой истории и просторы Сибири — долины Алтая и Минусы, Приобское плато, глухая юж-ная тайга вместе со всем населением. Двадцати лет тюркскому государству хватило, чтобы стать влиятельнейшей евразийской державой с границами, протянувшимися от берегов Хуанхэ на востоке до Северного Кавказа и Кер-ченского пролива на западе. Её правитель, каган Истеми, установил равно-правные политические и торговые отношения с «владыками мира» того вре-мени — Византией, сасанидским Ираном и северокитайскими царствами. Се-верное Ци и Северное Чжоу фактически превратились в данников каганата. Ядром нового законодателя мировых судеб был «тюрк» — народ, сложив-шийся в глубине алтайских гор. Согласно легенде, древние тюрки ведут происхождение от мальчика — по-томка «отдельной отрасли Дома Хунну». Когда все его сородичи оказались перебиты воинами из соседнего племени, мальчика с отрубленными руками и ногами враги бросили умирать в болото. Здесь калеку нашла и кормила вол-чица. Одним из детей выросшего мальчика и волчицы был Ашина — «чело-век с великими способностями». Его потомок Асянь-шад переселился на Ал-тай. На новом месте пришельцы смешались с местным населением и образо-вали новый народ — тюрк, правящим родом которого стал Ашина. Потомок Асянь-шада Бумынь (в другой транскрипции, Тумынь) и основал Первый Тюркский каганат. По другому преданию, предки тюрков происходят из племени Со, обитавше-го некогда на севере от хунну. У его главы Апанбу было 70 братьев (по дру-гой версии — 17). Самый старший из них, Нишиду (или — Ичжинишиду), родился от волчицы и обладал выдающимися способностями. Под стать ему были и жёны — дочь лета и дочь зимы. Дочь лета родила ему четырех сыно-вей, и один из них — Нодулу-шад, принявший имя Тюрк, — правил в горах Басычусиши. У Нодулу было 10 жен, и сын Ашина — от младшей из них. После смерти отца унаследовать его власть должен был тот из сыновей, ко-торый выше всех вспрыгнет на дерево. Это удалось сделать Ашине. Став во-ждем, он принял имя Асянь-шад.

Исаев И. Р.: Вспоминайте об Аллахе и Он будет помнить о вас Просите прощения у Него и Он простит вас! (“Иман, ислам, суннет - основные черты религии”). Арабский халифа́т— теократическое мусульманское государство, воз-никшее в результате мусульманских завоеваний в VII—IX вв. и возглав-лявшееся халифами. Халифат (араб.— Khalīfah — «наследник», «представитель») — означает как титул халифа, так и обширное государство, созданное после Мухаммада ара-бами-завоевателями под предводительством его «халифов» (наместников). Исторически зарождение и распространение ислама было вызвано рядом причин. Конец VI — начало VII вв. — период смены одной социально-экономической формации другой, период обострения борьбы двух мировых империй - Византии и Сасанидского Ирана. Военные успехи арабских войск объясняются теми социально-экономическими и военно-политическими ус-ловиями, которые сложились к тому времени в Византийской империи и са-санидском Иране. Родина ислама — западная часть Аравийского полуострова (Хиджаз). Сто-лица Медина, Эль-Куфа Халиф - 632—634 Абу Бакр - 634—644 Умар ибн Хаттаб - 644—656 Усман ибн Аффан - 656—661 Али ибн Абу Талиб Ислам предписывает верующим пять основных обязанностей: 1. Признание единобожия (тавхид) и пророческой миссии Мухаммеда («Ля иляха илалах ва Мухаммеду расулуху», «Нет божества кроме Аллаха и Му-хаммед Его посланник»). 2. Ежедневная молитва (салат) пять раз. 3. Соблюдение поста (саум) в месяц рамадан. 4. Внесение милостыни (закят). 5. Совершение паломничества (хадж) и Мекку. Праведный халифат (араб. خلفاء راشدون‎‎) — Арабский халифат, можно пере-вести как «правильно управляемый халифат», период правления первых 4 праведных халифов: Абу Бакра Правдивейшего, Умара ибн аль-Хаттаба, Ус-мана ибн Аффана, Али ибн Абу Талиба, был основан сразу после смерти Му-хаммада в 632 году (10 год по хиджре). В период своего рассвета Халифат простирался от Аравийского полуострова до Левантины, Кавказа и Северной Африки на западе, до Иранской возвышенности и Центральной Азии на вос-токе. Это была одна из огромнейших империй для того времени. Как известно, в мусульманском праве все земли по принципу их отношения к исламу и к арабской власти делятся на три крупные категории: дар ал-ислам, дар ас-сулх и дар ал-харб. Дар ал-ислам («территория ислама») -- это му-сульманские страны, находящиеся под властью мусульманских правителей; дар ас-сулх («территория мирного договора») -- это немусульманские земли, которые, согласно договору (сулх), вносят определённую дань, сохраняя су-ществовавшие ранее порядки; дар ал-харб («территория войны») -- нему-сульманские страны, которые находятся за пределами «территории мирного договора», война с которыми во имя ислама считалась священ-ной обязанностью мусульман. Табасаран и Табаристан с его языческим в преобладающем числе населе-нием относились к категории дар ал-харб («территория войны») . Как известно, движение за объединение различных племен Аравийского по-луострова, начатое Мухаммедом, при преемниках его вылилось в войну за захват чужих территорий. Завоевание земель прикрывалось лозунгами рас-пространения в них новой религии и избавления от социального гнета. Тер-ритория Дагестана неслучайно привлекла внимание арабов. Это был важный стратегический участок, ограждающий Закавказье от хазарских набегов. В районе Дербенда проходила в середине VII в. северная граница халифата, и охране этого района придавалось большое значение. Однако самое главное заключалось в том, что территория Восточного Кавка-за имело важное экономическое значение. По ней проходил путь, соединяв-ший Восточную Европу со странами Передней и Средней Азии. Усилившие-ся связи Поволжья, Дона, Восточной Европы со Средней Азией и ближнево-сточными странами диктовали необходимость укрепиться в бассейне Кас-пийского моря, овладеть, в частности, торговым путем, проходившим вдоль западных берегов Каспийского моря. Этим объясняется ожесточенный характер столкновения интересов двух крупных и экономически растущих государств — Халифата и Хазарии — на территории Дагестана. Этим можно объяснить также ту огромную поддерж-ку, которую неоднократно обещала и оказывала Византия Хазарии, боров-шейся с Арабским халифатом — главным конкурентом Византии на пути к политической и экономической гегемонии на Ближнем Востоке. И, наконец, указанные обстоятельства служили главной причиной, побудившей арабов так систематически настойчиво, упорно, начиная с середины VII века до на-чала IX века, т. е. в течение ста пятидесяти лет, стремиться к упрочению в районах Дагестана. Нужно сказать, что на территории Дагестана завоеватель встретил решительный отпор. Можно удивляться той силе сопротивления, которая, несмотря на политическую раздробленность, на отсутствие одного объединяющего центра, позволило в течение столетий не допустить арабов в глубь гор. Династии родственников пророка После правления четырех так называемых «праведных» халифов в стране сменились две династии, так или иначе связанные кровным родством с семь-ей пророка. Первая династия Омейядов (661-750), при которой определились общие географические контуры Халифата, включавшие страны от Ирана на востоке до Египта и Северной Африки на юго-западе, была свергнута в 750 представителем другой линии рода пророка, чья династия получила наиме-нование Аббасидов (750-1258). Большинство представителей предыдущей династии при этом погибли. Власть их сохранилась лишь на западе, в Испа-нии, где организовался арабский эмират. Умар ибн Хаттаб Умар ибн аль-Хаттаб, Омар ибн Хаттаб (араб. عمر ابن الخطاب‎‎ — `Umar ibn al-Khattāb) (581—3 ноября 644) — второй халиф (с 634). Полное имя Умар ибн Хаттаб ибн Нуфайль ибн Абдулузза ибн Кусай ибн Килаб ибн Мурра ибн Кааб Родился в Мекке. Являлся вторым праведным халифом. 585 — рождение Умара. 634—644 — время правления. 636 — Битва при Ярмуке близ Дамаска: разгром византийцев. 636 — Битва при Кадисии, разгром персов. 637 — захват Иерусалима. 639—641 — завоевание Египта. 644 — убит персидским рабом в Медине. Абу Бакр желал чтобы Умар стал его приемником и он убедил самых влия-тельных последователей Мухаммада встать на его сторону. Умар был одарён как искусством политики так и искусством войны. Умар был одним из величайших политических гениев истории. В то время пока империя расширялась под его лидерством, он также начал закладывать основы для политических структур управления таким государством, которые бы удержали огромные территории вместе. Умар никогда не требовал чтобы не мусульмане проживающие на территории страны принимали Ислам и также не пытался создать жёстко централизованный аппарат власти как это было в Персии. Вместо этого он разрешил всем народам сохранить их рели-гии, языки, традиции и обычаи, более того сохранялось даже государствен-ное управление завоёванных территорий. Единственным что Халиф предпи-сывал делать — это устанавливать верховного управленца над областью и финансового инспектора, называемого «амиль». Умар учредил множество Исламских практик, включая процесс собрания и упорядочения Корана. Среди его выдающихся деяний было создание му-сульманского календаря. Так же как и арабский календарь он был основан на лунных циклах, но Умар установил начало календаря с того года когда Му-хаммад переселился в Медину. Как это было отмечено позже, это стало от-правной точкой Исламской истории. Во время правления халифа Умара (634—644 г.г.) арабы вторглись в Иран. Албанские отряды во главе Джеванширом в течение нескольких лет вместе с сасанидскими войсками участвовали в борьбе против арабов, проявляя боль-шую храбрость и мужество. М.Каланкатвацви писал, что албанский полково-дец "ринулся в толпу с сильными мужами, поверг наземь двух противников и получил в бою три тяжелые раны. Лошадь его была ранена в четырех мес-тах… Его одежда и оружие были в крови". В 642 году арабы нанесли сильное поражение персам, захватили Сирию, Ме-сопотамию, Иран и устремились на Кавказ. Основу арабской армии состав-ляла хорошо обученная конница. Пехотинцы набирались, в основном, из числа покоренных народов. Эта армада уничтожала все на своем пути, захва-тывая несметные богатства. Албания оказалась перед лицом огромной опас-ности. В этой сложной ситуации албанский князь Джаваншир попытался за-ручиться поддержкой Византии, и с этой целью несколько раз встречался с византийским императором Константином II. Тем любопытнее, что в табасаранской речи до сих пор уцелело прокля-тье: «Умучяривривуз»-"Пусть тебя накажет умчар", «Да поможет те-бе «Умчар». "Умчар" выступает здесь как некое сверхчеловеческое суще-ство. "Умчар" – войско Умара сподвижника Абу Бакра. Усман ибн Аффан - 644—656 Усман ибн Аффан, Осман ибн Аффан (араб. عثمان بن عفان ‎‎ — ‘Uthmān ibn ‘Affān) (574 — 20 июня 656) — один из сподвижников Мухаммеда и третий арабский халиф (с 644 года). При Усмане была завершена коди-фикация Корана (см. Коран Усмана). Сунниты рассматривают его как одного из четырёх праведных халифов, наряду с Абу Бакром, Умаром и Али. Все мужчины, как Умар, были из племени Курейш, другие же Ансары посте-пенно были отстранены от власти. Этот комитет должен был давать оконча-тельные решения, но в конечном итоге это привело к первому расколу среди мусульман. Комитет сузил выбор халифа до двух претендентов: Усмана и Али. Али был из клана Бану Хашим (тот же клан что и Мухаммад) племени Курейш, и он был двоюродным братом, а также зятем Мухаммада, более того он был компаньоном Пророка с самого начала его пророческой миссии. Ус-ман был из клана Умеййад племени Курейш и одним из богатейших людей того времени. Тем не менее, Усман был первостепенным лидеров как политическим так и военным, когда же Али был очень набожным и праведным. Усман стал править в 12 лет как Халиф, в первую половину его правления он наслаждался правлением как самый известный халиф среди Рашидунов, но во вторую половину его правления он встретил значительное увеличение числа оппозиционеров. Не смотря на внутренние проблемы Усман продол-жил завоевательные войны начатые Умаром. Армия захватила Северную Африку из Византии и даже совершали набеги на Испанию, захватывая при-брежные районы Иберийского полуострова, а также острова Родос, Сицилия и Кипр. Сасанидская империя была полностью завоёвана и восточные грани-цы протянулись вдоль низовья реки Инд. Самым большим же достижением Усмана было собрание воедино Корана. До Усмана Коран в основном был устным текстом, сохраняемым посредством запомнивших его последовате-лей. Однако продолжительные завоевательные войны начали терять свою ценность и ознакомление иностранцев с исламом становилось всё более сложной задачей, потому Усман приказал собрать вместе все версии Корана как устные так и письменные и создать определённую стандартную версию записанную в книге. Волнения росли неуклонно и правительство Усмана не справлялось с финансовым управлением страны… В 654 году халиф Усман направил на Кавказ армию под командованием Сал-мана ибн Рабиа. Через два года в Арабском халифате после смерти началась борьба за власть. Халифом стал Али. Воспользовавшись удобным моментом, Джаваншир собрал большое войско из всех областей Албании (Табасарана и Алуанка). Но этому делу помешали хазары, опять хлынувшие в Албанию с севера. Джаванширу пришлось сразиться с ними. И он заставил их повернуть обратно. Али ибн Абу Талиб- 656—661 Али ибн Абу Талиб ибн Абд-аль-Муталлиб ибн Хашим ибн Абд-аль-Манаф(араб. علي بن أبي طالب‎‎ [ʕaliː ibn ʔæbiː t̪ˤɑːlib]; ок. 600 — 24 янва-ря 661) — двоюродный брат, зять и сахаба пророка Мухаммада, четвёр-тый праведный халиф (656—661) и первый имам в учении шиитов. Али стал первым ребёнком, принявшим ислам; в дальнейшем он был актив-ным и неизменным участником всех событий ранней истории ислама и всех битв, которые пророку пришлось вести с противниками своего ве-роучения. «Если я — город наук, то Али — ключ к этому городу» — го-ворил Мухаммад. Али стал халифом после убийства взбунтовавшимися солдатами халифа Усмана. Сунниты рассматривают Али как последнего из четырёх праведных ха-лифов. Шииты почитают Али, как Первого Имама и как святого, особыми уза-ми близости связанного с Мухаммадом, как праведника, воина и вождя. Фа́тима бинт Муха́ммад (араб. فاطمة‎‎, 614—632) — младшая дочь пророка Мухаммада, проповедника монотеизма и основателя исламской религии,

Исаев И. Р.: от его первой жены Хадиджи. Единственная из всех детей Мухаммада дожила до его смерти. Фатима почитается мусульманами как образец богобоязненности и тер-пения, а также наилучших нравственных качеств. Приняв бразды правления, Али достаточно быстро установил порядок в Ме-дине. Его власть признали в Египте, Ираке и Йемене. Только правитель Си-рии и Палестины Муавийа отказался присягать новому халифу. Однако мно-го противников Али были также и в Аравии. Первый халиф династии Омейядов— Муавийа Муавия (или, правильнее, Муавийа [muˈʕaːwija]), Муавийа ибн Абу Суфьян, (араб. معاوية بن أبي سفيان‎‎; 603, Мекка — 6 мая 680, Дамаск) — основатель и первый халиф династии Омейядов c 661 года, перенёс сто-лицу халифата в Дамаск. Сын Абу Суфьяна. Когда после Али халифом стал правитель Сирии Муавия, Джаваншир дваж-ды ездил в его резиденцию — город Дамаск — вел с ним очень сложные пе-реговоры и добился, чтобы его утвердили правителем всей Албании. По возвращении на родину, великого сына табасаранского народа Дже-ваншира предательски убили проарабски настроенные михранидские аристократы (см. выше). Его сменил племянник Вараз-Традат. К этому времени арабы подчинили себе всю обширную территорию. Последний ми-хранид — правитель Гирдмана —албанский князь— Шаруя был увезен в Да-маск и там тайно казнен. Второй арабский халиф из династии Омейядов— Язид I (645—683) Язид I (645—683) — второй арабский халиф из династии Омейядов c 680, сын Муавии I. Был деятельным противником рода Али и политическим врагом имама Хусейна, которого преследовал. Посланные Язидом войска разбили при Кербеле ополчение Хусейна — сына Али и внука пророка Му-хаммада — и убили самого Хусейна. В музее Азербайджана имеется «Шербетница», которая выделяется своей формой и орнаментальным богатством. На ней высечена надпись религиоз-ного содержания: «Без воды сыны и дочери пророка иссохли от жажды. Каменное сердце и то бы растаяло. Реу, государство Табасаран. Реу – го-род, по заказу правителя Табасарана» – это приветствие последователям пророка. Чуть ниже, внутри, – 15 орнаментированных бута, в которых шриф-том «несх» на арабском языке написаны имена пророков. Далее следует из-речение, типичное для шиитов: «Будь проклят Йезид» Сахиб Абдулали». Помимо изящных изображений, которыми разукрашен сосуд, удивительна его форма, напоминающая цветочный венчик, посаженный на высокую нож-ку. Надпись на шербетнице относится к 680 году. Рассмотрим какие события происходили в 680 году. После смерти своего брата Хасана, внук пророка Мухаммеда, сын Али ибн Абу Талиба и Фатимы, Хусейн ибн Али перенял руководство восстанием в Эль-Куфе, однако потерпел поражение против Омейядов. 10 октября 680 (10 Мухаррама 61 года Хиджры) он погиб во время битвы под Кербелой. С Хусейном отправились восемнадцать мужчин из рода пророка и пятьдесят четыре последователя. Хусейн ибн Али (араб. الحسين بن علي بن أبي طالب بن عبد المطلب بن هاشم بن عبد مناف‎‎ — аль-Хусайн ибн Али ибн Аби Талиб ибн Абд аль-Мутталиб ибн Хашим ибн Абд аль-Манаф; 8 января 626, Медина — 10 октября, 680, Кербела)) — третий шиитский имам. День его гибели во время сражения с войском халифа Язида отмечается шиитами как шах-сей-вахсей. Опасаясь оставлять в Мекке свои семьи, они вынуждены были взять с собой женщин и детей, в том числе полугодовалого сына Имама. Они разбили ла-герь в пустыне Кербела, потому что их движение преградило войско Язида. На 7 день мухаррама в лагере Имама закончилась вода, и люди начали страдать от жажды. В это время Язид вступил в переговоры с жителями Куфы, и те, заключив с ним союз, отказались прийти на помощь Хусейну. Войска Язида окружили равнину и предложили Имаму сдаться, признав власть халифа и принеся ему присягу. Хусейн отказался. В ночь на 10 мухар-рама он собрал своих сторонников и сказал, что освобождает их от всех клятв верности и отпускает их. Однако никто из последователей не покинул лагерь, хотя все ясно понимали неминуемость гибели. Тогда Хусейн вос-кликнул: «По велению Аллаха мы ведем Священную войну, и Бог вознагра-дит нас за мученичество!» Согласно достоверным хадисам Имам Хусейн, ви-дя, что его шестимесячный сын Али Асгар умирает от жажды, вышел, встал перед вражеским войском и сказал: «Вы враждуете со мной, в чем же вина этого младенца. Напоите хотя бы его водой». В это время один из метких стрелков в стане врага по приказу своего командира выпустил трехконечную стрелу, которая вонзилась Али Асгару в горло и отсекла разорвав нежное горло младенца. Видя упорство Хусейна, халиф приказал начать бой. Свидетель этих событий Хумайд бен Муслим рассказывает: «Клянусь Аллахом, я никогда не видел такой стойкости. Были убиты сыновья Хусейна и вся его семья, и его после-дователи, все же он — такой же храбрый как всегда, он не позволил себе пасть духом и сдаться». Тело Имама практически скрылось под огромным количеством вонзившихся в него стрел. В конце концов, враги, набросив-шись со всех сторон, предали его мученической смерти. В этом кровавом сражении были убиты и все его сторонники, за исключени-ем двух человек; женщины и дети, в том числе и сестра Хусейна Зейнаб, бы-ли захвачены в плен. Посещение Ибн Ал-Азраком Дербента в 549/1154 году В другом месте я пытался показать, каким неожиданным источником сведе-ний о Кавказе является История Маййафарикина Ибн ал-Азрака. Отрывки о Грузии напечатаны в “Арабули крестоматиа” проф. Г. В. Церетели (Тифлис, 1949, стр. 68—75, пособие для грузинских студентов)), его книга содержит очень любопытное сообщение о Дербенде в 549г.х./1154, которое является добавлением к рассказу о восстании ал-Мухтара в Месопотамии (66—7гг.х./685—7) (Брит. муз., Or. 5803, лл. 63б—64б). Автор, который сам про-являет некоторые симпатии к Алидам, описывает поимку и казнь таких ви-новников убийства имама Хусайна, как Шимар и др. Некоторые из убийц бежали в Хорасан, но, по предписаниям Мухтара, были будто бы разбиты его (?) представителем и вернулись в Ардувил (Ардебиль) в Азербайджане, от-куда направились в рустак (“округ”) Мадинат ал-Баб, т. е. Дербенд, и с того времени оставались там, а именно “на расстоянии 10 фарсахов за городом, в середине горы (ала васат ад-джабал), где они построили два больших селе-ния”. Затем Ибн ал-Азрак продолжает (л. 64а): “Я увидел их в 549/1154 году, ввиду того что я отправился в город Тифлис и провел там зиму. Затем я по-ступил на службу к абхазскому царю, владетелю Тифлиса, и вместе с ним участвовал в походе его войска. Царь передвигался с одного края до другого и с одного места до другого в пределах своих владений. И я был с царем, и мы провели несколько дней в области (вилайет) Дарбанд-и Хазаран (в руко-писи Хайзуран 'тростинка'), который, говорят, был впервые построен Хосро-вом, сыном Кубада. Царь остановил свое войско в долине (мардж, или „баш-не" — бурдж?) около горы. И малик Дербенда эмир Абу-л-Музаффар вышел, чтобы выразить свое почтение абхазскому царю, и привел ему слуг [с веща-ми, необходимыми для] его пребывания и пиров, так как он был зятем (сихр) абхазского царя, будучи женат на его дочери. А абхазским царем был Дмит-рий, сын Давида, Давидид (Багратиды утверждали, что происходят от проро-ка Давида. Эти цари Грузии (Джурз) назывались “абхазскими” царями ввиду их связей с правящим домом Абхазии (на побережье Черного моря), см. вы-ше, стр. 117), имеющий титул Хусам ал-Масих („Меч Мессии"). Царь и его войско расположились в долине (башне?), и я с ними. Едва прошел один час, как толпа людей из вышеназванных селений подошла к войску. Я увидел че-ловека, проходившего мимо места, где я стоял, и он говорил по-арабски. Я был удивлен и сказал ему: „Откуда ты, молодой человек? Я еще никого не видел в этой стране, говорящего по-арабски (муста'риб)". Он ответил: „Я из того селения" —и указал на селение на скале среди гор. Я спросил: „А откуда эта арабская речь?" Он сказал: „И я, и все другие в нашем селении —арабы, и мы говорим по-арабски". Я спросил: „Сколько времени (ли-кам) вы живете здесь?" Он ответил: „Мы пришли сюда около пятисот лет назад, более или менее". Я спросил: „Из каких арабов вы?" Он сказал: „Мы из племени бану Умайа, Кинда и других, но мы все [теперь] перемешались". Я спросил: „Что привело вас в эти края?" Он ответил: „Я не знаю". Я сказал: „Нет сомнения, что вы потомки убийц Хусайна, мир праху его; вы потомки тех, кто бежал от Мухтара б. Абу Убайда". Он спросил: „Откуда эти сведения?" Я ответил: „Из письменных записей относительно группы убийц Хусайна, которые бежали в Дербенд" (Таким образом, ясно, что объяснение было подсказано самим Ибн ал-Азраком). Затем прошла ночь, а на следующее утро ко мне пришел, чело-век с толпой людей, и мы побеседовали некоторое время. Среди них был ста-рик по имени Мухаммад. б. Амран, и я стал спрашивать его о его пребывании в этой стране и о том, как случилось, что они поселились в ней и не верну-лись назад. Он сказал: „Это место стало нашей родиной (ватан)". Я спросил: „А как же вы не забыли арабского языка?" Он ответил: „Мы передаем его друг другу и не бросаем арабского языка; каждая женщина обращается к сво-ему ребенку по-арабски, и ребенок растет, говоря по-арабски". Я спросил: „Каковы условия вашей жизни здесь?" Он ответил: „Очень хорошие. Мы жи-вем отдельно от других, и эта земля площадью в 5 фарсахов на 5 фарсахов принадлежит нам; мы сеем то, что нам требуется, и никто не чинит нам пре-пятствий. Эмир Дербенда относится к нам с большой предупредительностью (йухсину мура'атана) и дает нам в изобилии то, в чем мы нуждаемся. И так было при каждом правителе: мы занимаем прекрасное положение". Затем он добавил: „Знай, что мы бежали от Мухтара б. *Абу Убайда, и еще одно пле-мя бежало от него, и ни мы, ни они не попали [в его руки?]. Не знаешь ли ты, куда [ушли] те наши родичи и каково их отношение к здешнему месту?" Я сказал, что другая группа (ал-'исаба) бежала в Мосул и горы ад-Джазира и что Мухтар послал предписание Ибрахиму ал-Аштар ан-Наха'и, и тот высту-пил против них; они были разбиты и бежали в область Мифаркин (sic!) (Эта простонародная форма, по-видимому, отражает сирийскую форму Мипер-кет). Тогда он послал предписание Абдуллаху б. Мусавиру, и он тоже про-гнал их, и они бежали на гору Санасина, к армянскому племени выше (на се-вер от) Мифаркина и остались у их царя Сан-хариба. Он сказал: „Это верно, но сохранился ли кто-нибудь из потомков их сейчас?" И сказал я: „Да, они сохранились как армянское племя". Они провели этот день со мной, а затем вернулись в горы, а я дня два оставался в этом месте с войском, после чего мы отбыли”. Личные наблюдения Иби ал-Азрака очень интересны, но его попытка связать арабов, живущих за Дербендом с убийцами Хусайна, внушенная ему его на-читанностью, вызывает сомнения. Вот кого и встретил Ибн Ал-Азрак при посещении Дербента в 549/1154 году. Абдаллах ибн Аз-Зубейр (624-692) - мусульманский политический деятель Аравии, антихалиф. Выступил в 680 против омейядского халифа Язида, сына Муавии. После смерти Язида в 683 Абдаллах был признан халифом в Ираке, Южной Аравии, Египте и в б. ч. Сирии. В 687 войско Абдаллах одержало по-беду над восставшими шиитами, возглавлявшимися аль-Мухтаром. После укрепления власти Омейядов войско халифа Абд-аль-Малика под командо-ванием Хаджаджа в 692 осадило приверженцев Абдаллах в Мекке. Абдаллах погиб в сражении. 5-й халиф из династии Омейядов Абд ал-Малик ибн Марван (646—705). Абд ал-Малик ибн Марван (646—705) (араб. عبد الملك بن مروان‎‎) — 5-й халиф из династии Омейядов. Абд ал-Малик был широко образованным человеком. Он унаследовал престол в 685 году после смерти отца Марвана I. Новый ха-лиф направил войска под командованием эмира Аль-Хаджадж ибн Юсуф ат-Такафи на восстановление владычества Омейядов на всей территории ислам-ского халифата, утерянного в в 683 году после смерти Йазида I. Начало VIII века характеризуется усилением арабской экспансии на запад-ном побережье Каспийского моря. Этот этап, отмеченный кровавыми война-ми, длился почти 100 лет. Борьба за Восточный Кавказ принимает ожесто-ченный характер: наиболее интенсивно ведется арабо-хазарская война, почти ежегодно арабские войска вторгаются как на просторы Северного Кавказа, так и в глубинные районы Дагестана. В 710 году хазары, основавшиеся в окрестностях Дербента, предприняли очередной опустошительный набег на Табасаран. Но продвигавшиеся с юга арабы оттеснили их и заставили отступить на исходные рубежи. Начались продолжавшиеся с небольшими перерывами в течение 200 лет арабо-хазарские войны. В этих кровопролитных войнах приняли участие народ Албании (табасараны). Арабский полководец Джаррах направил против них мощный карательный отряд, который стер с лица земли села Ерси, Дювек, Дарваг. Зил, а жителей и скот захватил в качестве военных трофеев. Вслед за этим событием другой арабский полководец Маслама покорил Дербент и пе-реселил сюда 24 тысячи арабских семей из Сирии. Это было сделано по той же причине, с какой и сасаниды переселяли сюда в свое время семьи персов. Цель была одна—резко изменить этнический фон в этом важном стратегиче-ском районе, чтобы легко было проводить здесь собственную политику. Поход 714 года в Табасаран под руководством Масламы также окончился безрезультатно. В 722 г. арабские войска, разгромив хазар, вступивших в Ширван, ворвались в Дагестан. Крупные выступления арабов, направленные на захват Дагестана, были связаны с именами Джарраха и Масламы. Джаррах преследовал хазар, ворвался в Баб ал-абваб, а затем послал свою конницу на грабеж и войну против областей, что в соседстве с Баб ал-абвабом. Джаррах пригласил к себе правителей Табасарана и Каракайдага и предло-жил воевать против хазар. Разгневанный Джаррах отправляет для наказания жителей 2000 всадников в Каракайтаг и столько же в Ерси, Дювек, Зезиль, Дар-ван, Хумайди и Керух в Табасаран, которые вернулись из похода с огромной добычей, тут же поде-ленной между воинами. Арабский историк ал-Куфи подробно пишет о двух карательных отрядах, посланных ал-Джаррахом для наказания. «Дербент-наме» также описывает этот «удачный» поход: в Каракайтаг и Табасаран бы-ли посланы арабским военачальником два карательных отряда, которые «об-завелись» богатой военной добычей. Отряд, посланный в Табасаран, стал обладателем 40 тыс. лошадей, крупного рогатого скота, овец, 2 тыс. пленных. В 725—726 гг. правителем северных областей Халифата был назначен араб-ский полководец Маслама ибн Абд ал Малик, брат халифов ал Валида I и Хишама, который начал упорную борьбу за захват северовосточного Кавказа. Арабские войска во главе с Масламой обложили город, занятый хазарами, три месяца не могли захватить его, но, наконец, цитадель была взята с помо-щью предательства. "Приготовьте и экипируйте семь тысяч человек из Шама, Джсзиры, Мусыла и сорок тысяч человек из других вилайетов. Я построю крепости и города вокруг Дербенда". Когда он [так ] сказал, были приведены сорок семь тысяч человек, которые поселились во вновь построенных горо-дах и крепостях, а еще тридцать тысяч храбрых юных воинов — из Хорасана и двенадцать тысяч храбрецов — из Шама. Йезид ибн Асад, придя с этой му-сульманской армией, приступил к стене... Главнокомандующий мусульманским войском, эмир войска Йезид ибн Асад, сойдя с коня, взял шесть крепких кирпичей (пух-те кеприч) и повязал [их ] на своего коня. Он приказал: "Каждый, кто страстно желает воздаяний и подар-ков, пусть берет из этой стены по шесть крепких кирпичей". Все воины взяли по шесть кирпичей и повязал и их к своим коням, [Потом ] войско отправи-лось и дошло до Рукала. Эмир войска Йезид ибн Асад спустился с холма (те-пе) Рукала. Он послал Ибрахима ибн 'Ауфа и Хашима ибн Са'би, в сторону врага. Благополучно пройдя оттуда, они спустились в долину Касаб (Касаб дере). Эмир дал приказание, построили города: сначала Ду'аре, второй — Сегна, третий — в долине Бен-Хашим, из которой ушли кафиры, [тут] по-строили прочную крепость. После них построили Митаги и Кемах. (Все эти населенные пункты построены в Табасаране). Эмир дал [такое] приказание, триста человек из Табарсарана оставил в Митага", а своего брата назначил правителем Нижного Табарсарана. По ал-Белазури, уже Марван ибн Мухаммад изложил на подданных Табарса-раншаха десять тысич мер зерна, киторые они "обязаны были ежегодно дос-тавлять в зернохранилище Баба", то есть Дербента а город [он] от Пророка, что Дербент — благословенное место, и если кто ведет там борьбу за вору, то тому Аллах простит его грехи. Однажды Валид разговаривал со своим бра-том Муслимом, и сказал Валид ему: "Иди в Сирию и собери там 40000 храб-рых людей". Муслим не знал о цели этого, пришел, собрал людей, как ему было приказано, потом послал к халифу человека, чтобы известить его об этом. Когда он дошел [до халифа 1 и известил его, то Валид сказал Асаду ибн Зафиру: "Отправляйся ты к моему брату Муслиму в Сирию и скажи ему, что-бы он отправился с этим войском в Дербент, и пусть он применит хитрость при взятии Дербента у кафиров-хазар; [и 1 не передавай зги слова никому, кроме брата моего Муслима. А если не сделаешь так — убьем тебя". И при-шел этот человек к Муслиму, и передал [распоряжение] один на один. И со-гласился [Муслим] с тем, что скушал Валид, [и] вышел с этим войском к Дербенту. По пути он встретил два города — Джулан и Лухджан, [и I захва-тил их силой. Затем он пришел в Ширваи и Мускур, назначил там хикима. Затем он подошел к Дербенту, а там находилось 3000 человек кафиров. Мус-лим держал город несколько дней в осаде, но не мог захватить его. Мусуль-мане решили было отступить на следующее утро, но в эту ночь пришел [к ним] тайком один из жителей Дербента и сказал:"Я введу вас в Дербент, если дадите мне много богатства после победы". Муслим принял его предложение и дал обещание. Затем вызвал своих военачальников (куба-ра) и сказал им: "Кто верит в Аллаха и ищет его благословений, пусть тот пойдет с этим че-ловеком в Дербент и захватит его". Никто не откликнулся на это. Тогда встал Абдалазиз с двумя своими сыновьями и сказал: "Мы пойдем с ним, если ты дашь нам добычи после вычета пятой части". Муслим согласился. Абдалазиз выбрал из этого войска 6000 воинов, и они отправились с этим дербентцем, вошли в город тайком через крепостные ворота, сражались с кафирами, уби-ли всех их. И раздал Абдалазиз добычу, [оставшуюся] после вычета пятой части, тем воинам, кто ворвался в город вместе с ним. Дербентцу же Муслим отдал богатую добычу, как обещал. Потом Муслим предложил разрушить Дербент и хотел [уже] разрушить его, но не согласился с этим Абдалазиз. В это время скончался хакан, и на его место стал его сын Б.шаиги-хал. Он получил известие о прибытии Убейда в вилайат Ширван и о выступлении с войском в сторону крепости Хасин, чтобы дать сражение кафирам. Сообщил ему об этом кафир по имени Арташин, один из правителей (куба-ра) ал-Лакзи. Вот как описывают эти события в «Дербент-наме». «Убейда Джеррах встретился с правителем Табасарана, который состоял в мазхабе мусульман, и сказал им: "Я прибыл из вилайета Арабистан, намерен сражаться с хазарским племенем. Вы помогите мне" … Пройдя через городские ворота Дербенда и, выйдя через ворота Кырхлар, дошел до сада (баг) Авайин". Абу Убейда выделил из [своего] войска для нападения и грабежей две тысячи конных воинов —всадников — на Йерси, Дивак, Зил, Дарвак, Химейди … …Он приказал: "Детей и жен берите в плен, сражайтесь и опустошайте, од-нако до восхода солнца вы должны возвратиться ко мне". А командующему левым флангом войска он приказал: "Бери [с собой] двенадцать тысяч храб-рых людей, идите в сторону Йерси, Кемаха, сражайтесь и опустошайте Та-барсаран. Но до восхода солнца вернитесь обратно"… …[Когда] сын Хакана вошел в крепость, которая называется Хасин, Абу Убейда с оставшимися войсками дошел до Дарвака. Узнав о том, что Паше-нек отделился от [своего] военачальника, Абу Убейда со своими войсками вышел к [крепости] Хасин и стал напротив. У стен Дарвака мусульманское войско встретилось с войсками кафиров до восхода солнца. С обеих сторон забили боевые барабаны. [Абу] Убейда, сойдя со своего коня и сев верхом на мула, обратился к войску: "О народ Шама и Ирака! Вы не надейтесь, что если кто-либо убежит, то достигнет своей родины. Это не здравый смысл. Сра-жайтесь, мужественно и смело, и с помощью бога вы победите, избавитесь от [бремени земных] богатств и военной добычи. [Ибо] этот мир - преходящий и жизнь не вечна ни для кого". Когда Абу Убейда делал эти наставления, вер-нулся сепахсалар правого фланга с двенадцатитысячным войском… Следом за ним прибыл другой сепахсалар. Повоевав и разорив Йерси, Кемах, Арах и вилайет Табарсаран, они привели сорок тысяч [голов] скота, две тысяч плен-ных Абу Убейда распределил эту добычу среди мусульманских воинов. Му-сульманские войска подготовились для ведения войны. Мусульмане атакова-ли кафиров с правого и левого флангов. К полудню бой весьма усилился. Мусульмане передавали друг другу свои завещания, говоря [при этом]: "Зем-ную жизнь преходящую мы отдали за жизнь райскую постоянную". Страх и боязнь боролись с выносливостью и отвагой. Кафиры вели бои и сражения в течение некоторого времени. Двадцать тысяч бойцов [из кафиров] стали пи-щею для мусульманских мечей. Пашенек поднял вопль, говоря: "Быть ис-требленными этим величественным войском - не дело для умных [людей]". Войско кафиров потерпело явное поражение от газиев. Вот выше упоминается про "сад(багъ) Авайин". Это название явно табаса-ранское, означает "сад Дедушки" и говорит о том, что во времена арабского нашeйствия местности вокруг Дербента ещё носили табасаранские названия, несмотря на до арабскую оккупацию персами табасаранских земель. И сегодня эта местность ниже северного поста ГАИ г. Дербента называют "АВАИН"» Об этом узнал Убейд, обдумал [это дело] и выступил ночью со своим вой-ском, дошел до местности Чабан-кубу; часть войск он послал в вилайат Таба-саран. Он пригрозил им, что непременно накажет их, если [они ] не вернутся на следующий день к закату солнца. Сам он со своим войском отправился в Дарваг. Арташин еще раз послал шпиона [с известием ] об этом [к хакану], который выступил со своим войском. Этот период известен 150-летней вой-ной народов Восточного Кавказа с арабами и хазарами. В этом же году ха-зарский каган выступил против арабов. В 736 году арабы теряют власть над Дагестаном. Оба войска вступили в битву. Убейд обратился к своим воинам: "О, жители Сирии! О, жители Ирака! Сражайтесь на пути Аллаха истинным джихадом. Не думайте о возращении на родину, если потерпите поражение, ибо родина — далеко". В 733 году Маслама ибн Абд аль-Малик, брат халифа Хишама, захваты-вает большую часть горного Дагестана. В этом же году арабы ввиду уси-ления их власти строят в Дербенте мечети. После завоевания Кайтака [Абу Муслим ] пошел на Табарса-ран, часть его народа обратил в ислам. Правителем Нижнего [Табарсарана ] он назначил одного умеренного и набожного человека по имени //Мухаммед Ма'сум. Му-хаммед Масум, от него — майсумы). [Абу Муслим ] повелел, чтобы войско дербендское [состояло из жителей] Табарсарана, потому что Мухаммед Ма'сум был [человеком | доблестным и жаждушим войны за веру (газа). [Кроме того, Абу Муслим] назначил в Табарсаран двух ученых кадиев, чтобы Мухаммед Ма'сум находил решение в совете с ними, если случится какое-либо большое дело. Табарсаран основали вначале двенадцать групп (фырка). Двенадцать племен (та ифе) были приведены из Ирака, Адербайджана, Ара-вии ('Араб), Хуми-са, Шама, Мусыла и поселены сюда на жительство. Шахбала [Абу Муслим] назначил хаки-мом и валисм над всеми вилайатами Дагестана до пределов Гурджистана, а ныне его зовут Шамкал; значение это-го слова: "хан [из ] местечка аш-Шам", а он человек достойный, курейшит из рода Аббаса, дяди Пророка, - мир над ним. И сказал Абу Муслим: "Харадж с Табасарана пусть будет хакиму Дербента имеете [с] Адил Мавсумом, а Шах-бал пусть возьмет этот харадж с этих областей и передаст им (т. е. хакиму Дербента и Адил Мавсуму), и пусть не берет его [себе ]". Харадж же Хайда-ка, Табасарана и Кубачи он передал хакиму Дербента и сказал: "Пусть отдаст их газиям Дербента и беднякам, и пусть не берет для себе больше, чем ему необходимо". Он сказал также: "И если он будет несправедлив, то пусть га-зии города выгонят его". "И еще сказал: "Пусть помогают жители Табасарана и Хайдака Шамхалу, если нападает на него враг; если же он (Шамхал) пойдет [войной ] на кафиров, то пусть пошлет хаким Дербента войско ему и не по-кинет его, и пусть охраняет и молится вместе с имамом в мечети". Было установлено: харадж отдавать Шахбалу. Абу Муслим не предписал Шах-балу давать жалованье Сулуфа) правителю Дербенда. Он предписал [ему] брать харадж с упомянутых вилайетов, [находившихся вплоть] до Гюрджистана. Если против Шахбала придет какой-либо неприятель с другой стороны, то, когда Шахбал будет собирать войска, на помощь должны придти с войском Кайтака его правитель Хамза и с поиском Табарсарана — Мухаммед Масум, и они должны участвовать в войске Шахбала. Но Абу Муслим не дал разре-шения отправлять для Шахбала войска из Дербенда. Они приказал, чтобы войска Дербенда были заняты охраной [самого] Дербенда. И кто станет пра-вителем Баб ал-абваба, тот должен совершать свою пятничную молитву в мечети. «Абу Муслим, придя в Дербент, сначала восстановил и привел его в порядок, установил железные ворота... реставрировал башни Дербента. Для хранения казны и оружия он восстановил один огромный оружейный склад... и благо-устроил его». Затем Маслама разделил город на семь кварталов по числу стран, из которых прибыли арабские войска, и построил семь мечетей для каждых кварталов и построил одну большую Соборную мечеть. Оттуда (Абу Муслим) пошел на Табасаран, часть его народа обратил в Ислам. Культ меча, сохраняющийся и поныне в с. Чурдаф, позволяет предполо-жить, что этот меч (гапур) должен являться атрибутом каждого жителя Табасарана.

Исаев И. Р.: Автор «Гюлистани-Ирем» заимствуя из истории Кятиб Челеби расска-зывает, что когда Абумуслим (почтенный Маслама) был за¬нят покоре-нием Дагестана, мусульманский падишах того времени и брат упомяну-того завоевателя - Гишам бен Абдул-Мелик при¬был в Дагестан, лично наблюдал присходившие здесь события, и что по просьбе лиц, принявших здесь новую религию ислам), Ги¬шам оставил у них на хранение свою саб-лю и велел ее положить в какую-то пещеру, чтобы она была памятью о нем. А великий Абумуслим повернулся назад и сказал: «Не покоренному маленькому, гордому народу Табасарань». Поэтому те лица и их потом-ки почитали ту пещеру и охраняли там ту саблю. Я позволю себе сказать, что теперь подтверждением этого из¬вестия может служить то, что в Северной Табасарани в Кыракском магале в селении Чордаф есть пещера (Дюрхъя), в которой находится какое-то оружие вроде кинжала. Местное населе-ние говорит, что это кин¬жал Абумуслима завоевателя и они всегда свою поминальную милостыню приносят туда во имя Абумуслима и раздают. В настоя¬щее время этот кинжал (гапур) хранится в доме одного благо-надежного жителя селения Чордаф (Чора), дабы кто-нибудь его не украл из пещеры. Кроме этого случая здесь почитания сабли нет. Покойный Абас-Кули-Ага, в порядке толкования, пишет, что, вероятно, Кятиб-Челебк сообщает это, услыхав о кинжале, как о сабле. Маслама сын Абдалмалика, брат халифа Хишама, был известным завоевате-лем. Популярный на Северо-Восточном Кавказе герой исламских легенд. Да-гестанские хроники ("Дарбанд-нама", "Тарих Аби Муслим", "Тарих Даги-стан", и устные предания приписывают ему распространение ислама в Даге-стане и Чечне. Именем шайха Абу Муслима, его ближайших родственников и потомков (насаб), а также арабов-сподвижников Абу Муслима (асхаб) на-звано несколько десятков "святых мест" (зийара, пир) в Дагестане, в основ-ном в его горной части. Наиболее известны: - Пещера меча/сабли (по другой версии, мечеть) Абу Муслима в урочище Ту-рил йишв (табасаранское "Место меча") на западной окраине селения Чурдаф (Табасаранский район). Время появления неизвестно. Сейчас на ее месте сто-ит молельный дом, перестраивавшийся несколько раз, в последний раз - в XIX в. - Святилище меча (ас-сайф). Его упоминают арабские и тюркские географы и путешественники XII-XVII веков Абу Хамид ал-Гарнати ал-Андалуси, Зака-рийа ал-Казвини, Абу Абдаллах Мухаммад ал-Химйари и Эвлия Челеби. Они сообщают о мече, хранящемся в михрабе мечети, называя его владельцем Масламу ибн Абд ал-Малика (по другой версии, его брата, омеядского хали-фа Хишама. Широко известный на Востоке Абу-Хамид ал-Гарнати (1080—1170) побывал в 50—60 годах XII века в Дербенте и в других населенных пунк-тах западно-го побережья Каспийского моря. В книге «Подарок для сердец и собрание диковинок он пишет: «В странах Дербента Баб мин ал-Абваб имеется народ, называемый табасар-салан. В нём (в Дербенте) — 24 волости. В каждой волости есть главный на-чальник, подобный эмиру. Они мусульмане. Обратились они в ислам во вре-мена Масламы ибн Абу Аль-Малика, когда послала его Хишам ибн Абу Аль-Малик, в то время, когда возложено на него было на него халифское досто-инство. И он (т.е. Маслама) завоевал Баб ал-Абваб, и обратились в ислам при содействии его многие народы, так, например, Лакзан, Филан, Хайдак, Зук-лин, Гумик, Дархах. Среди этих народов на-считывается 70 народов, у каж-дого народа язык. А когда вознамерился Маслама уйти, после того как он по-селил в Дербенте 24 тысячи домов из арабов из Могула, Димима, Химса, Тадмура, Халаба и прочих стран Сирии и Месопотамии, сказали ему табаса-ранцы: «О эмир, мы боимся, когда ты удалишься от нас, снова отпадут от ре-лигии эти народы, и мы будем бедствовать в соседстве с ними». Тогда из-влек Маслама меч свой и сказал: «Мой меч да будет среди вас! Правьте его здесь. Пока он будет пребывать посреди вас, не отпадет от религии из этих народов ни один». Затем они сделали для меча его нечто подобное ча-совне в скале и поместили меч внутри ее на холме, там, где он (т. е. Маслама) расположился лагерем, и он (меч) в настоящее время остается в этой стране. Паломничествуют к нему люди. Если кто-либо направляется к нему, то, если случится зимнее время, не возбраняется одеваться в голубые и другие одеж-ды, а если случится во время жатвы, то возбраняется, чтобы посетил его кто-либо кроме как в белой одежде. Ибо если он посетит его в небелой одежде, наступает частый дождь и гибнут посевы и портятся плоды. Так предписано среди них». Хишам ибн Абд ал-Малик (691 — 6 февраля 743) — омейядский халиф, правивший в 723 — 743. Мать дала ему имя в честь своего отца. Унасле-довав халифат от своего брата Язида II, Хишам столкнулся со многими проблемами в управлении империей. Его правление, тем не менее, было достаточно эффективно. Хишам умер в среду 6 февраля 743 года. Позднее владельцем меча стали считать Абу Муслима. - Гулли (ГЪулли) В Табасаранском районе, между речками Гъуллинир и Хараг, на холме, под горой Вечюк - Святые места: Пророка Абумис-лима внуков могилы - на за-паде. - Чурдаф (ЧIВурдаф) В Табасаранском районе, с пра-вой стороны речки Хараг, на северном склоне холма Сенгри - Святые места: Турт1ил - место, где воевали против ислами-стов под руководством Абумислима. По легенде, Абу Муслим семь лет проповедовал ислам среди горцев. Уходя из Дагестана, он сказал: "Пока мой меч будет среди вас, не отпадет от ислама ни один из новообращенных народов". Арабские авторы описали обряд ежегодного паломничества жителей табасаранских селений и Дербента к святилищу. Весной меч вкладывали в новые ножны. Летом во время жатвы вокруг святилища рассыпали зерна пшеницы. Паломники одевались во все белое. Согласно поверью, если к пиру они подходили в цветных одеждах, на-чинались сильный дождь и ураган, истреблявшие посевы. Связанный со "свя-тым местом" цикл преданий и обрядов частично уцелел до настоящего вре-мени. До конца XIХ века здесь оставляли милостыню (садака), раздаваемую после похорон. Возле пира запрещалось нападать на чужеземцев и врагов, даже на кровников, ломать ветви и срывать плоды деревьев. По преданию, записанному в 1890 г., жители Чурдафа, опасаясь кражи сабли (по другой версии - кинжала) Абу Муслима, перенесли ее в селение и укрыли в сундуке некоего гази. Раз в год к сабле приходят поклониться старики селения. Счи-тается, что ее нельзя трогать, иначе будет большая война. При втор-жении врагов сабля исчезает из сундука, поражает супостатов и затем вся в крови вновь возвращается на место. Великий Абумуслим подарил Табасарану одного майсума и двух кадий. Ряд следующих походов, совершенных в 30-x годах VIII в., был возглавлен Мерваном ибн Мухаммедом ибн Мерваном, двоюродным братом халифа, правителем ал-Джазиры. С 732—733 по 739 гг. было совершено по крайней мере 6 походов. Когда Маслама отбыл в Дамаск, управлять общиной мусульман в городе ал Бабе был назначен Марван ибн Мухаммад, который в течение семи лет, с 738 по744 г., вел войну с «владыками гор». За период своего правления Марвану удалось совершить ряд удачных походов. Пройдя через Дербентский проход войска Марвана, соединившись, разгромили хазарские войска, разрушили столицу Хазарского каганата Семендер и вынудили кагана принять Ислам. Отступление хазарского войска и заключение перемирия между арабами и хазарами значительно ухудшило положение горцев. Теперь уже приходилось надеяться только на свои собственные силы. Все же арабы столкнулись с упорным сопротивлением горского населения. Во второй половине VIII в. усилилась антиарабская борьба в Дагестане. Ук-репились позиции хазар в районе Дербента, где был разбит многотысячный мусульманский отряд. Халиф предпринял ряд чрезвычайных мер для укреп-ления своих позиций в Дагестане, особенно в районе Дербента. При правите-ле Йазиде ас-Сулами сюда было послано много тысяч мусульманских семей, которые обосновались в населенных пунктах близ Дербента: Камахе, ал-Мухаммади (Химейди), Баб-Ваке (Дарваг) Табасарана. Халиф ал-Мансур (правил 754-755 гг.) «нашел необходимым, чтобы в окрестностях Дербента были поселены мусульмане», и впоследствии сюда были направлены 7 тыс. мусульман с семьями, построившие крепости в Рекеле, Кала-Суваре, Митаги, Мугатыре, Мараге, Бильгади (населенные пункты Табарсарана). Власть Мервана также оказалась кратковременной, об этом можно судить по описаниям последующих событий. В итоге почти вековой борьбы арабам удалось укрепиться в районе Дербента, где стала править мусульманская ди-настия, в то же время внутренние районы Дагестана оставались фактически независимыми. Последний омейядский халиф Марван II ещё полгода правил западной частью халифата, затем бежал в Египет. Аббасиды почти поголовно истребили Омейядов, а также уничтожили своих недавних сторонников по антиомейядскому движению — Абу Саламу (750) и Абу Муслима (755). В 750 г. была свергнута династия Омейядов. Аббасиды— 750—1258 Аббасиды (араб. العبّاسيّون‎‎, Abbāsīyūn) — вторая (после Омейядов) дина-стия арабских халифов (750—1258), происходившая от Аббаса ибн Абд аль-Мутталиба, дяди пророка Мухаммеда. Начали своё правление в го-роде Карры в 750 году, а в 762 году перенесли столицу в Багдад. В Халифате произошли существенные изменения политического характера — власть перешла в руки династии Аббасидов (750—1258). В этот период повсюду в халифате начинается движение народных масс, измученных непо-сильными налогами. Абу-ль-Аббас ас-Саффах (750—754) — арабский халиф с 749 года, первый из династии Аббасидов. Праправнук Аббаса и старший брат аль-Мансура. Во время хорасанских волнений против Омейядов Абу-ль-Аббас наладил отношения с вождём восставших, Абу Муслимом в Хоросане (другой Абу Муслим). Он водворился в городе Эль-Куфа и провозгласил себя халифом. Шииты рассчитывали, что после свержения Омейядов власть будет пе-редана потомкам Али, однако это не входило в планы Абу-ль-Аббаса. Усилив своё войско немусульманским населением, он развязал кампанию истребления против всех, кто казался ему способным притязать на пре-стол, — Омейядов, шиитов и даже некоторых хорасанских вождей. С этим связано его прозвище «ас-Саффах» — «кровавый мясник». Он умер от оспы в своей столице, Анбаре, всего через четыре года после восшест-вия на престол. Аббасидский халиф ал-Мансур (754—775 гг.) после ожесточенных схваток с хазарами также нашел необходимым, чтобы в окрестностях Дербента были поселены мусульмане "и согласно этому решению Йазид ас-Сулами пересе-лил сюда из Сирии, Месопотамии и Мосульского ок-руга" семь тысяч му-сульман о семьями, и им было приказано построить крепости в селах; Рукеле, Кала-Суларе, Митаги, Мугатыре, Мараге и Бильгади Табасарана. Эти города стали опорными пунктами для мусульманских воинов. Здесь не-обходимо отметить, что еще при сасанидах был восстановлен мощный обо-ронительный комплекс Дарпуш (Дерпушом называли как один из городов (шехер), так и совокупность по крайней мере трех городов — Дерпуш, Дарвак и Химейди-села Табасарана. После этого он построил Дарвак, Ме-дине и Химейди. [Также] построил Ухейл Малый и Ухсйл Большой Возмож-но, название отождестилястса с современным сел. Хелв Табасаранского района. И города эти завершил он за шесть месяцев). Это удивительно, ибо уже четырнадцать веков стена пересекает табасаранские земли и временами играла заметную роль в исторической жизни Табасарана). Он представлял собой мощную дербентскую крепость, 40 километровую горную стену от Дербента до Табасаранских гор и разветвленную сеть укреплений с военны-ми гарнизонами в виде пограничных крепостей (рибаты) по всей протяжен-ности горной стены. Этот комплекс был достроен сасанидами, а затем араба-ми и сельджуками и был призван усилить оборонительные возможности дер-бентской крепости и горной стены. В этих гарнизонах жили арабские воины с семьями. Как сообщает Дербентнаме, «...в Табасаране основали двенадцать групп (фырка). Двенадцать племен (таифа) были приведены из Аравии, Хим-са, Шама, Мосула и поселены сюда на жительство». Таким образом, наряду с Баб алабвабом ранние центры распространения Ислама формируются и в других населенных пунктах северовосточного Кавказа, где переселившиеся арабы составляли наиболее активную часть населения. Первые шаги к реальной исламизации Дагестана сделали именно мусульман-ские переселенцы, вытеснившие потомков сасанидских колонистов из Дер-бента и пограничных опорных пунктов — рибатов. Арабские и местные источники свидетельствует о том, что, обосновавшись в построенных специально для них лагерях в Дербенте и в Табасаране араб-ские переселенцы продолжало жить компактно на многие поколения. В сере-дине X в. ал Масуди писал, что между Хайдаком и Баб алабвабом жили ара-бы, которые «не говорят хорошо ни на каком языке, кроме арабского. Они живут в лесах, зарослях, долинах и вдоль больших рек, в селениях, в которых они поселились в то время, когда эти места были завоеваны теми, кто устре-мился сюда из арабских пустынь». К власти приходят Династия Мазьядидов. Династия Мазьядидов ЯЗИД ибн МАЗЬЯД аш-Шабани арабский пра-витель, основатель арабской династии Мазьядидов, которые были наме-стниками Ширвана в 799 г. - первой половине XI в. Его преемники, поль-зуясь ослаблением Халифата, превратили Ширван в своё наследственное владение, приняв в 861 г. титул ширваншахов. Основателем первой дина-стии ширваншахов — Мазьядидов (Язидидов) — стал аббасидский полко-водец Язид ибн Мазьяд аш-Шайбани, правитель Армении, Азербайджана, Ширвана и Дербента (799—801). К концу IX в. и началу Х в. политический распад халифата становится со-вершившимся фактом. Халифат распался на отдельные фактически незави-симые области с самостоятельными династиями правителей. Наступила полоса сравнительно мирной жизни. Известий о походах арабов, о выступлениях хазар в начале IX в. нет. Мощь арабского халифата была по-дорвана могучими народными движениями, антифеодальной борьбой. Меж-феодальная рознь ослабила страну. Не имея ни сил, ни средств управлять са-мостоятельно, арабы привлекают к управлению на местах местную феодаль-ную знать, местных правителей. Только до второй половины IX в. аббасид-ский халифат сохранил по крайней мере внешний вид единого государства. В борьбе за власть усиливаются внутренние распри в Халифате. Интересен тот факт, что все арабские правители при неблагоприятных об-стоятельствах искали убежище в Табасаране. В этот период табасараны участвовали только в локальных войнах, в основном против правителей Дербента.

Исаев И. Р.: Правители Нижнего Табасарана. Мухаммад Майсум (917-948). Хайсам ибн Мухаммад (948-956). В 337 г.х./948 Хайсам б. Мухаммад был назначен в Нижний Табарсаран. Что касается ал-Баба, то его отношения с Табарсараном слагались очень неблагоприятно: в 303г.х./915 Абу-л-Наджм б. Мухаммад неудачно воевал с народом Табарсарана. Тот факт, что в 380г.х./990 эмир Маймун, будучи выгнан из ал-Баба, удалился в Табарсаран, указывает на обособленность этих мест от Дербенда (Этому не противоречат события 446 г. Х./1054, когда эмиру Мансуру помог народ (добровольцы?) Табарсарана). Селения Табарсарана, которые наш текст связывает с ал-Бабом, были Хумайдийа, Мухрака (по-арабски “погорелое место”?), Туйак и Хурмастан. Первое из них находится в Верхнем Табарсаране; второе может соответствовать современному Марага в Нижнем Табарсаране (на юг от Дер-бенда) (См. Казем-бек, Дербенд-наме, стр. 78 и 123, и В. Дорн, Каспий, стр. 105, 278). Туйак, который выступал на стороне Дербенда (был заселен араба-ми), должен соответствовать селению, которое на русских картах называется Дювек (см. у Генко). Ахмад ибн Мухаммад (956-981) Хайсам ибн Ахмад (981-1025). В 416г.х./1025 Хайсам, брат Йазида, сын Ах-мада, умер в “поместье Мухаммада” (Хумайдийа?) в Табарсаране. После смерти в 939 г. Абд ал-Малика I власть перешла к его малолетнему сыну Ахмаду. Через пять месяцев дербентцы изгнали его из города и присяг-нули правителю Табаристана Хайсаму, который оставался в Дербенте около двух лет. В 941 г. его также низложили и вернули Ахмада, но через шесть месяцев (в декабре 941 г.) опять прогнали. К власти вернулся Хайсам. Ему наследовал его сын Мухаммад б. Ахмад, который в 371/981 — 2 году захва-тил город Кабалу у его правителя Абд ал-Барра б. Анбаса. Около 372/982 го-да он овладел городом Барда'а, куда он назначил своим заместителем Мусу б. Али. В 373/983 году он построил стену города Шабаран. В 378/988 году ал-Тузи путем капитуляции захватил город ал-Баб у его правителя Маймуна, сына Ахмада Хашими, и изгнал последнего. Он передал город правителю Ширвана, Мухаммаду б. Ахмаду, который провел там несколько месяцев, управляя делами. Затем один из телохранителей (гуламов) Маймуна, по име-ни Балид (Б: Балду?}, напал на него в правительственном здании и ранил его, ударив по затылку секирой (табарзин). Гулам бежал к своему господину Маймуну, который был в Табарсаране. Подчиненные правителя Ширвана увезли своего раненого господина в Ширван, а эмир Маймун снова вошел в город ал-Баб. Через некоторое время Мухаммад поправился, но за это время его заместитель в Барда'а Муса б. Али открыто восстал против него и приказал читать хутбу от своего имени и не упоминая имени Мухаммада. В 414/1023 году жители ал-Баба (Дербент) изгнали Мансура из, своего горо-да, который они вверили Ширваншаху; последний восстановил крепость. В рамадане 415/ноябре 1024 года Мансур вернулся с табасаранами и через два-дцать дней овладел крепостью. В мухарраме 468/августе 1075 года народ ал-Баба (Дербент) взял обратно присягу, данную эмиру Абд ал-Малику, и изгнал его. По обыкновению он отправился в Хайдак искать подкрепления, чтобы вернуться к власти, но дер-бендцы во время преследования захватили его и поместили как пленника в город ал-Хумайдийа (Все еще существует в Верхнем Табарсаране, на запад от Дербенда; на русских картах: Гимейди). В четверг 5 мухаррама 468/20 ав-густа 1075 года они присягнули его двоюродному брату Маймуну б. Мансуру б. Абд ал-Малику, которого они посадили в “правительственном здании”. Ему было тогда одиннадцать лет от роду. В сафаре/сентябре 1075 года Хай-сам б. Маймун, раис дубильщиков, умер, упав с лошади. Его четырехлетний сын Мансур б. Абд ал-Малик был провозглашен эмиром в 434/18 марта 1043 год. Знатные люди и простолюдины принесли ему при-сягу, и все от мала до велика были довольны его избранием в эмиры. На деле правителем от его имени был раис Абу-л-Фаварис Абд ас-Салам б. Музаф-фар б. Аглаб, который умер в 443/1051 году, после чего эмир стал править самостоятельно. Во вторник в середине раби II 446/24 июля 1054 года (Эта дата дается, исходя из месяца раби II, но вторник падал на его 17-е число) разгорелась борьба между ним, населением и раисами, а затем в канун пят-ницы 25 (?) раби II 446/3 августа 1054 года эмир и его мать тайком уехали из города в ал-Мухрака около ал-Баба. Он собрал множество деребендцев и та-барсаранов и 1 джумада 1/8 августа 1054 года подступил с боем к вратам (ру-бежу?) пограничной области. Раисы и знатные люди вышли из города, и ожесточенная битва произошла у Палестинских ворот. Войско Мансура было разбито, после чего раисы и народ ал-Баба послали приглашение его брату Лашкари, сыну Абд ал-Малика, в канун вторника 16 джумада II/22 сентября 1054 года. Они ввели его в “правительственное здание” и поднесли ему бла-говонный цветок (райхана) своей клятвы на верность, и возрадовались этому знать (а'йан) и раисы пограничной области. Лашкари продолжал править, по-ка в ночь на вторник 1 зул-ка'да 446/3 января 1055 года он не был предатель-ски убит в своем доме гуламами его брата Мансура. В том же году у убитого Лашкари родился сын и был наречен Абд ал-Малик б. Лашкари. Ему насле-довал его сын Мухаммад б. Йазид, который захватил своего брата Ахмада б. Йазида и подверг его заточению. Он назначил своего (собственного) сына Ахмада в Лайзан, а другого сына, Хайсама, — в Нижний Табарсаран, где он сам управлял во времена своего деда. Мухаммад оставался у власти восемь лет, продолжая традиции предков о нападении на неверных. Он умер в 345/4 июня 956 года от оспы (джудари), но говорят, что [и он] был отравлен своим вазиром Ибн ал-Мараги. Причиной было то, что, когда он был на краю смер-ти от оспы, Ибн-ал-Мараги, страстно жаждая власти, был введен в соблазн тем, чего он [иначе] не мог достичь. Он послал двух рабов Мухаммада в то место, где томился в заключении Ахмад б. Йазид, с приказом умертвить его. Они это совершили и спрятали тело. Через несколько дней Мухаммад попра-вился от своей болезни, и, когда здоровье его полностью восстановилось, он приказал Ибн ал-Мараги освободить его брата Ахмада из темницы в благо-дарность богу за выздоровление. Ибн ал-Мараги испугался за свою жизнь и подал ему отравленное питье и погубил его, как раньше погубил его отца. Сообщение ал-Хамадани о том, что из 360 замков Баб ал-абваба 110 находи-лось "... во владении мусульман Нижнего Табасаран", показывает распро-странение мусульманского влияния, не идущего дальше нескольких кило-метров к северу и северо-западу от Дербента. Бартольд справедливо подчеркивал, что еще в Х в. граница мусульманского мира проходила "в 3-х милях, т. е. в 6 верстах от Дербенда", отмечая тем са-мым медленные темпы исламизации Дагестана. Тому подтверждением являются разрушенные села по всему Табасарану- близ села Кондик: Рягъччккарин гъул - на север 1км. Кьулхъарин гъул - на севере, 1км. Чиъ - на восток 2км. Гьюржйирин гъул - на юге, около села. Ранняя исламизация привела к тому, что в Дербенте раньше, чем в других го-родах или аулах "Дагестана, зафиксированы мусульманский похоронный об-ряд и мусульманские имена, а также арабские строительные надписи. Городу принадлежит первое место на Кавказе и од-но из первых мест в мире по оби-лию куфических надписей. В Х—XII вв. мусульмане Дербента выступают, как активная сила в "битвах за религию", и убитые в ней получают почетный титул "шахид" — "борец за веру", "мученик". Именно к Х в. и относится из-вестие ал-Хамадани о том, что в Дербенте имеются "Ворота джихад". Табасаран и Табаристан с его языческим в преобладающем числе населе-нием, которая относилась к категории дар ал-харб («территория вой-ны»), война с которыми во имя ислама считалась священной обязанно-стью мусульман стали для арабских завоевателей в тяжелые времена второй родиной. Они в Табасаране находили душевный покой и смерть. Памятник в с. Хив, высеченный из очень твердой породы камня - доломита, наклонен лицевой стороной вперед: вот почему надпись более чем тысяче-летнего возраста так хорошо сохранилась - она нанесена куфическим шриф-том со значительными элементами насха и занимает 7 строк. Перевод гласит: «Это могила Хаджи, сына Халифа и мать его М.Р.Х.К. Умер он в чуму в триста двадцатом (году)» (320 г.х. = 13.1.932-1.1.933 г.). В нескольких метрах от описанной стелы обнаружены обломки памятника, палеографические особенности которого позволяют отнести его к X веку. Центральное поле в глубоко врезанном рамочном обрамлении имеет надпись в 10 строк хорошей сохранности, которая гласит: «Милостивый, милосерд-ный. Это могила Баиша, дочери Л.ш.х.н.р. Да осветит Аллах их могилу. Я верю в Аллаха ... с опорой Аллаха. Пусть Аллах... спасет его». Памятник, кроме прочего, примечателен тем, что принадлежит он женщине. В 1065 г. сын ширваншаха Минучихр ибн Йазид Хурмуз скончался в «по-местье Ирси в Табасаране и был похоронен там рядом со своими дядями по матери». К северу от селения Татиль, Табасаранского района, расположена местность под названием Миздан-гъул. Местность эта считается священной, раньше ве-рующие приходили сюда для совершения обряда вызова или прекращения дождя. Здесь А. Р. Шихсаидовым была обнаружена и описана надмогильная плита с надписью: «Это могила нашего шейха, аскета, набожного Джа-мал ад-Дина Йахйа ибн шейх Йусуфа, да простит их обоих Аллах. Прика-зал воздвигнуть его шейх С. Р. С. М... в месяце раби ал-ахир года три во-семьдесят и пятьсот». Раби ал-ахир 583 г. х. соответствует 10.07—8.08.1187 г. Исламизации подверглась к середине Х в. лишь незначительная часть Даге-стана. Экономической основой культурно-религиозных эволюций в Дагеста-не служили раннефеодальные производственные отношения, которые в V—Х вв. пришли на смену общинному строю. Новые производственные отноше-ния, и интересы местных правителей феодального государства нашли в ис-ламе идеологическую опору, значение которой очень быстро было осознано. Сообщения о правителях феодальных владений, принявших первым ислам и христианство, могут это хорошо показать. Следующий этап — вторая поло-вина Х—XV вв., время сравнительно быстрой исламизации районов Дагеста-на, когда ислам стал официальной идеологией. На повестку дня в ряде рай-онов стал вопрос не о распространении религии вширь, а об углублении ре-лигиозного влияния, об укреплении позиций ислама. Табасаранские алимы переписывали арабские рукописи, охватывающие различные отрасли бого-словия, законоведения, историю, географию, арабский язык, геометрию и т.п. Это Мухаммед ал-Курихи, Раджаб из сел. Ругуджа, Шабан из Кюряга, Рама-зан из сел. Кулик и др. Во второй половине XVI в. в сел. Кюряг жили араби-сты Шабан и Мухаммед. В сел. Зирдаг найдена книга, написанная в 1023 г. хиджры (1614 г.) на табасаранском языке арабскими буквами. Исламизация Табасарана растянулась более чем на тысячелетие. Она шла с юга на север и с равнины в горы. Выделяют до 8 ее периодов, к-рые можно сгруппировать в 3 больших этапа. На 1-м этапе (VII-Х вв.) арабы силой ору-жия обратили часть табасаранов в ислам. На 2-м этапе (кон. Х-XVI в.) ислам распространяли в основном местные гази и проповедники. На 3-м этапе (XVII-XX вв.) местные формы ислама адаптировались к реалиям Российско-го гос-ва. Арабские историки признают, что у халифа ал-Мутасима I было три победы, без которых уничтожился бы ислам: первая победа - над императором румов, вторая победа - над Бабеком и третья победа - над Мазкаром Гябром из Таба-ристана. В Руме был взят Малый Константинополь, как еще назывался тогда город Амория, а Мазкар казнен вместе с Бабеком. Мусульмане Табасарана совершают паломничества к «святым местам», до принятия ислама служившим языческими капищами. К ним относятся: горы - пещеры у селений Кужник, Хустиль (пещера Дюрх), Цилитль, Чурдаф и др.; камни, часть которых считается окаменевшими людьми либо окаменевшей мечетью; источники и озера; деревья («святой» орех в селах Кондик, Хив, Цудук, Арчуг, ясень в селах Вертиль и Хучни; Сеид-Мяхв в с. Хапиль; Исма-ил-пир в с. Яргиль и др.) и «священные рощи» сел Заан-Ярак, Кондик, Арчуг и др. Мученики (шахиды), павшие в сражениях с «неверными» в VIII — начале X в. а также безымянные шай-хи, имена и заслуги которых забы-ты, — чаба-ны/охотники из Заан Ярак, Рушун; «святые» из Аркита и других селений.

Исаев И. Р.: На границах и в отдельных владениях, особенно таких, как Иран, Египет, где основная масса населения этнически и культурно была далека от интересов и обычаев непосредственно арабского мира, зреет сепаратизм. Наступление Запада в форме крестовых походов, борьба с Византией, периодические вторжения на территорию культурных провинций Халифата кочевых орд и народов с востока и севера подрывают административную упорядоченность, политическое могущество, военную мощь страны. Монгольское нашествие полностью уничтожает его. Окончательная гибель Халифата настает в 1258, когда после взятия Багдада последний арабский халиф, зашитый в мешок, был затоптан конями монгольских всадников. Эта своеобразная казнь была проявлением особого отношения монгольских кочевников к правителям-чужестранцам, кровь которых нельзя было проливать на землю.

Исаев И. Р.: И, кто он этот великий сосед табасаранского народа III- нач. X в. - это время важных перемен, когда происходили глубокие соци-ально-экономические и политические процессы, перераспределившие роль ведущих варварских держав на мировой арене. На протяжении всего указан-ного периода регион был очагом вооруженного сопротивления соперничав-ших держав: Сасанидский Иран и Византия, Арабский халифат и Хазарский каганат, государство Сельджукидов и Золотая Орда, сефевидские шахи и ту-рецкие султаны, российские императоры. Место встречи – древняя земля Да-гестана. И в эту резню между межконтинентальными варварскими держава-ми-… был втянут и маленький народ Табасарана, по одной причине за то, что они проживали на побережье Каспийского моря. Само море служило во все времена и сегодня, ареной кровопролитной борьбы и "яблоком раздора". На него претендовали Римская империя и Парфия, а сегодня кому не лень все. Хаза́ры (ивр. כוזרים‎ (кузарим), араб. خزر‎‎ (хазар), греч. Χαζαροι (хазарой), др.-рус. Козаре, лат. Gazari, Cosri) — тюркоязычный кочевой народ. Сформировался в результате взаимодействия трёх этнических компо-нентов: местного ираноязычного населения, а также пришлых угорских и тюркских племён. Хазарский язык является вымершим. Возможность иранской этимологии, от "хазар" ("тысяча"). Ее можно предложить, исходя из отмеченного ал-Мас'уди наименования хазар "хазаран" ("тысячи", мн. число). Возникнуть же это название могло в ираноязычной среде Восточной Европы ("хазар" ("тысяча") — общеиранское слово, вошедшее в армянский и венгер-ский языки). Господин Новосельцев! Никак это слово не могло возникнуть в ираноязычной среде. Это чисто табасаранское слово «гъаз-гъазар (хазар) –гуси, лебеди» т. е без определенного места жительства, кочующий народ. Хаза́рский кагана́т (650—969) — средневековое государство, созданное ко-чевым народом — хазарами. Выделился из Западно-Тюркского каганата. Контролировал территорию Предкавказья, Нижнего и Среднего Поволжья, современного северо-западного Казахстана, Приазовье, восточную часть Крыма, а также степи и лесостепи Восточной Европы вплоть до Днепра. Центр государства первона-чально находился в приморской части современного Дагестана, позже пере-местился в низовья Волги. Часть правящей элиты приняла иудаизм. В поли-тической зависимости от хазар некоторое время находилась часть восточно-славянских племенных союзов. Страна хазар, народа тюркского происхождения, занимала стратегическое положение между Черным и Каспийским морями, где в те времена сталки-вались интересы крупнейших восточных держав. Она играла роль буфера, защищающего Византию от вторжений сильных варварских племен из север-ных степей - булгар, венгров, печенегов и др., а позднее викингов и русских. Примерно в 740 г., каган, его придворные и военная верхушка перешли в иудейскую веру, и государственной религией хазар стал иудаизм. Совре-менники были, несомненно, удивлены этим решением не меньше, чем со-временные исследователи, наталкивающиеся на свидетельства этого собы-тия в арабских, византийских, русских и еврейских источниках. Вот как выглядит интерпретация этого события в труде венгерского истори-ка-марксиста Антала Барты "Венгерское общество в VIII и IX вв." (13; Несколько глав этой книги посвящены хазарам, так как на протяжении почти всего указанного периода венгры находились под их властью. Тем не менее, о переходе хазар в иудаизм здесь говорится всего в одном абза-це, причем с нескрываемым недоумением: "Мы не можем углубляться в проблемы, связанные с историей идей, однако вынуждены обратить внимание читателя на проблему государственной ре-лигии в Хазарском царстве. Официальной религией правящего слоя об-щества стала иудейская вера. Излишне говорить, что переход в иудей-скую веру и провозглашение ее государственной религией этнически не-еврейского народа могли бы стать темой для любопытных размышлений. Мы же ограничимся замечанием, что этот официальный переход - вопреки попыткам распространения христианства со стороны Византии, и мусуль-манскому влиянию с Востока, а также несмотря на политическое давле-ние тех и других - в веру, не поддерживавшуюся никакими политиче-скими силами, а, наоборот, почти всеми преследовавшуюся, удивляет всех историков, занимающихся хазарами, и не может расцениваться как случай-ность, а должен быть признан свидетельством независимой политики царства". Неясно другое: какой была судьба иудеев-хазар после разрушения их государства в XII или XIII веке. Источников по этой проблеме очень мало, зато в Средневековье существовало много хазарских поселений в Крыму, на Украине, в Венгрии, Польше, Литве. Однако присутствие гуннов в Европе продлилось каких-то 80 лет, а Ха-зарский каганат продержался чуть ли не четыре века. Хазары тоже жили в шатрах, но имели наряду с шатрами крупные городские поселения и превратились из племени воинов-кочевников в народ земледельцев, ското-водов, рыбаков, виноградарей, торговцев и опытных ремесленников. Ре-зультаты исследований советских археологов свидетельствуют о сущест-вовании развитой культуры, не имевшей ничего общего с "гуннским смер-чем". Найдены остатки поселений, тянувшихся на несколько миль, где дома были связаны крытыми переходами с большими хлевами, овчарнями и ко-нюшнями, имевшими размер от 3-3,5 до 10-14 метров, с крышами на опо-рах. По остаткам плугов, в которых запрягали быков, можно судить о заме-чательном мастерстве их создателей; о том же говорят сохранившиеся предметы материальной культуры - пряжки, застежки, украшения седел. Если взглянуть с высоты птичьего полета на историю великих кочевых империй Востока, то Хазарский каганат занимает промежуточное положе-ние во времени, по размерам и по уровню культуры между предшество-вавшими ему гуннами с одной стороны, и Монгольской империей, с другой. В I веке н.э. китайцы оттеснили неспокойных соседей - гуннов - на запад, что положило начало очередной лавине из тех, что на протяжении ве-ков прокатывались по Азии в западном направлении. Начиная с V века ко многим таким племенам, устремлявшимся на запад, применяли общее наименование "тюрки". Таким образом, термин "тюрки" в том смысле, в котором он употребляется средневековыми авторами - а нередко и совре-менными этнологами - относится, скорее, к языку, чем к расе. В этом смысле гунны с хазарами были "тюрками"*. Все, что мы можем с уверенностью сказать, - это то, что хазары были "тюркским" племенем, появившимся из азиатских степей примерно в V в. нашей эры. Происхождение слова "хазары" и все восходящие к нему новообразования также дают пищу для изобретательных предположений. Скорее всего, слово произошло от тюркского корня "газ", что значит и "скитаться", и соб-ственно "кочевник". Крушение империи гуннов после смерти Аттилы образовало в Восточной Европе вакуум власти, куда волнами устремились с востока орды кочевни-ков. Хазары находились сперва под гуннским, потом под тюркютским владычеством. После заката тюркутов в середине VII в. пришел их черед править "Северным царством", как оно именовалось персами и византийца-ми. Итак, в первые десятилетия VII в., до того, как из Аравии нагрянули мусульманы, на Среднем Востоке властвовал триумвират держав: Визан-тия, Персия, Западно-Тюркютская империя. Первые две непрерывно воевали друг с другом на протяжении столетия и стояли на краю краха; Византия впоследствии оправилась, но Персидское царство было обречено, и хаза-ры фактически привели приговор в исполнение. Персидское государство так и не оправилось от сокрущительного поражения, нанесенного ему в 627 г. императором Ираклием. Произош-ло восстание, шах был убит собственным сыном, тоже погибшим спустя несколько месяцев; на трон был возведен ребенок, затем последовало десяти-летие анархии и хаоса, после чего на сцене впервые появились арабы, сокру-шившие империю Сасанидов. Примерно в это же время Западно-тюркская конфедерация распалась на племенные тюркские союзы. Прежний тре-угольник держав сменился другим: исламский халифат - христианская Византия - новообразованное Хазарское царство на севере, а в середине Та-басаран. Следующие 30-40 лет арабы не пытались одолеть хазарскую твердыню. В этот период их главные удары были направлены против Византии. Несколь-ко раз (примерно в 669, 673-678, 717-718 гг.) они осаждали Константинополь с суши и с моря; если бы им удалось замкнуть кольцо, перейдя Кавказ и пе-реплыв Черное море, то Восточную Римскую империю ждала бы печальная судьба. Тем временем хазары, подчинив булгар и венгров, продолжили свое движение на запад, вторгнувшись в причерноморские степи и в Крым. С расстояния в более чем тысячу лет последовавший период периодически вспыхивавших боевых действий (так называемая "вторая арабская вой-на", 722-737 гг.) выглядит скучной чередой эпизодов местного значе-ния, разыгрывающихся по одной и той же схеме: сначала хазарская кава-лерия в тяжелых доспехах вторгается через Дербентские ворота во владения халифа южнее Кавказа, а потом, спасаясь от арабского контрнаступле-ния, возвращается теми же путями на Волгу. О фанатизме и презрении к смерти, отличавших те войны, говорят такие эпизоды, как самосожжение населения целого хазарского города, не поже-лавшего сдаваться, отравление источника в Баб-ал-Абваб (Дербент) арабским полководцем или призыв, из-за которого разгромленная араб-ская армия приостановила бегство и стала сражаться до последнего воина. Последняя арабская кампания, направленная против хазар, которую возглавил будущий халиф Мерван II, закончилась пирровой победой. Мерван предложил хазарскому кагану заключить союз, после чего неожи-данно напал на союзника с двух сторон. Хазарская армия, не сумев оправиться от неожиданности, отступила к самой Волге. Каган был вынуж-ден запросить мира, и Мерван поступил так, как было принято поступать с побежденными странами: потребовал перехода кагана в Истинную веру. Каган покорился, однако его переход в ислам был, видимо, мнимым - во всяком случае, ни арабские, ни византийские источники никаких подробно-стей об этом эпизоде не сообщают, в отличие от долговременных последст-вий утверждения в качестве государственной религии иудаизма, состояв-шегося спустя несколько лет. Мерван, удовлетворенный достигнутым, покинул Хазарию и двинулся обратно в Закавказье, не оставив ни гар-низона, ни наместника, ни административного аппарата.

Исаев И. Р.: События в Табасаране Основные события в взаимотношениях с Табасараном мы рассмотрели выше. С середины VII и до конца VIII в. в Албанию (Табасаран) неоднократно втор-гались хазары с севера. Нашествия их отмечались в 627 — 628. 629 — 630, 664 — 665, 668, 684 гг. Как видим из этих дат, вторжения хазар были кратко-временными и осуществлялись в основном с целью грабежа. По сообщению Табари, в следующем 708/9 г. Мухаммед ибн Мерван, кото-рый в то время был правителем закавказских владений халифата, вновь за-владел Дербентом. На этот вызов хазары ответили только 710/11 г.4, после того, как закончили свои дела с Византией, утвердив там нового императора Филиппа. Они попытались захватить предмет своих давних вожделений — Албанию (Табасаран) — и сумели оккупировать Дербент но ненадолго. В 713/4 г. Маслама взял Дербент еще раз. По Гевонду, эта крепость находилась в руках гуннов, а по Дербент-намэ, в ней помещался трехтысячный хазарский гарнизон, который в течение трех месяцев держался против арабов. Ма-сламе удалось взять крепость только благодаря измене одного из жителей города, за вознаграждение показавшего подземный ход в нее. По словам Гевонда, из Дербента Маслама вторгся в страну гуннов и, опусто-шая ее. Гунны дали знать о его нашествии хазарскому кагану, который и встретил арабов с большим войском. Враждебные армии несколько дней стояли друг дротив друга, не решаясь вступить в битву, но выпуская удаль-цов для единоборства. Каган ждал прибытия подкрепления во главе с Алп-Тарханом, Маслама же боялся численного превосходства хазар и искал спо-соба к отступлению. Наконец, арабам удалось обмануть своих противников и, оставив лагерь со всем имуществом, скрыться в горных лесах. Отступле-ние арабов прикрывал албанский (табасаранский) вельможа, храбрости кото-рого этот автор приписывает спасение Масламы. В 900—901, 909, 916 годах хазары в союзе с табасаранами совершили не-сколько походов на Дербент. В 80-х годах VII в. Дербент был во власти "гун-нов". Очевидно, захвачен он был в 70-х годах, после гибели Джуаншера, то-гда Варазом-Трдатом. После смерти третьего "праведного" халифа Османа (656 г.) в Арабском го-сударстве начались смуты, особенно усилившиеся после гибели четвертого халифа Али (661 г.). В этих условиях князь Кавказской Албании (Табасарана) Джуаншер сумел стать практически самостоятельным. В 42 г. х. (662/663 гг.), когда войска главного претендента на власть халифа Омейада Муавии воева-ли с византийцами, союзники последних — хазары вторглись в Албанию но были разбиты Джуаншером и прогнаны за ворота Чоры. Албанским князем стал его племянник Вараз-Трдат. Жена Джуаншера была дочерью правителя хазар, и это, очевидно, послужило поводом для "великого князя гуннов" Алп-Илутвера вмешаться в албанские дела, "как бы мстя за кровь Джуаншера". События в Табаристане Персидские и арабские авторы оставили сведения о нескольких походах рус-сов на Восток в IX—X вв. Персидский автор XIII в. Ибн-Исфендкйар в своей “Истории Табари-стана” во времена правления эмира Табаристана Алида ал-Хасана ибн Зайда сообщил о походе руссов между 864 и 884, на город Абес-гун, расположенный на юго-восточном побережье Прикаспия. А, по свидетельству известного историка Востока Имама Абуль-Хасан Али-Масуди, жившего в IX веке, первые русы появились на просторах Каспия примерно в 880 году, тогда же они штурмом взяли остров Абескун. Руссы, как и позднее, в начале X в., прошли вдоль Каспийского побережья, “произвели опустошения и грабежи”. Против них было выслано войско ме-стного правителя Хасана ибн-Зайда, которое и разбило руссов '. По данным того же автора, в 909 г. состоялся, “как во времена Хасана”, но-вый прикаспийский поход руссов. И опять он был направлен на Абесгун. Руссы также пришли морем на 16 судах. Причиной рейда, если только он не был чисто пиратским набегом, возможно, стала деятельность горцев Табари-стана, которые в 872 дестабилизировали торговлю, захватив ряд городов, включая Джурджан и Рей, где у русов были фактории. На другой год, т. е. в 910 г., “русские прибыли в большом количестве”, со-жгли в юго-восточной части Прикаспия город Сари (город в Табаристане), забрали пленных, но на обратном пути были истреблены отрядами гилянша-ха и ширван-шаха. Поход (будем называть его условно 912/13 г.) ал-Мас'уди описал весьма об-стоятельно в своем труде “Мурудж ад-Дза-хаб” (“Россыпи золота”), написан-ном между 943 и 956 гг. Он сообщил, что 500 русских кораблей двинулись в поход через землю хазар. Их путь проходил по Днепру, Черному и Азовско-му морям. Оттуда они вышли в устье Дона. Подойдя к хазарским заставам, руссы “снеслись с хазарским царем” и просили о пропуске своей флотилии. Хазары согласились, но при условии, что половину захваченной добычи руссы отдадут им. Русские суда поднялись вверх по Дону, затем были пере-тянуты волоком в Волгу и через устье Волги вышли в Каспийское море. Их удар по каспийским берегам был страшен. Сначала они обрушились на Таба-ристан, опять, как и в конце IX—начале X в., нанесли удар по Абесгуну, за-тем, повернув на Восток, опустошили берега Гиляна. Руссы пробыли в походе “много месяцев”, сражались с “гилянцами” и “дей-лемитами”. На следующий год они двинулись в обратный путь. С дороги они “снеслись с хазарским царем, которому послали денег и добычу, как это бы-ло договорено между ними”. Однако хазарские мусульмане, по данным ал-Мас'уди, желая отомстить за кровь своих братьев, решили наказать руссов. Хазарский каган тем не менее послал своих людей к руссам предупредить их о возможном нападении, но это не спасло положения. 30 тыс. руссов пали под хазарскими мечами, 5 тыс. человек погибли под ударами волжских бул-гар и бур-тасов, и лишь часть войска вернулась на родину. В 1870 г. вышел в свет сборник документов А. Я. Гарка-ви, содержащий све-дения арабских писателей о Руси, среди которых были собраны все извест-ные тогда факты о каспийских походах руссов. … Так, Ибн Хаукаль говорит о бегстве хазар от русов из Итиля и о после-дующем возвращении в Итиль. Другие арабские хронисты, Ибн Мискавейх и Мукаддаси, писавшие позже Ибн Хаукаля, тоже говорят об исходе хазар и об их возвращении назад с помощью мусульман. По словам Ибн Мискавейха, все они, расплачиваясь за помощь, "приняли ислам, кроме их царя". Му-каддаси предлагает другую версию, не имеющую отношения к вторжению русов: он говорит всего лишь, что обитатели хазарского города уплыли в море и вернулись обращенными в ислам. Психологический шок, вызванный нашествием, бегство в море и необходи-мость расплачиваться с мусульманами за их помощь - все это могло привес-ти к сделке, по которой мусульманская община Хазарии получила больше прав в решении государственных дел. Вспоминается подобная сделка с Мерваном двумя веками раньше, которую заключил сам каган, но она не ос-тавила, впрочем, следа в истории хазар. 1106-1190 гг.) и более известный Низами (примерно 1141-1203 гг.) упомяну-ли в своих эпических произведениях совместное русско-хазарское наше-ствие на Ширван, происшедшее при их жизни. Хотя это и поэтические сви-детельства, их можно принимать всерьез, поскольку оба большую часть жизни прослужили чиновниками на Кавказе и отлично знали кавказ-ские племена. Хакани рассказывает о "хазарах из Дербента" и об ущелье, служащем проходом с Кавказа к Черному морю, через которое хазары совершали в добрые старые времена (VII в.) набеги на Грузию, прежде чем перешли к оседлому образу жизни. Уж не вернулись ли они под конец к кочевым привычкам юности народа?

Исаев И. Р.: Начало XIII в. - трагическая страница в истории многих народов Азии и Ев-ропы: объединенные под властью Чингиз-хана монголы начали огнем и ме-чом покорять одну страну за другой, превращать в руины цветущие города. Современник похода монголов Ибн ал-Асир (1160-1234 гг.), потрясенный ужасами этого нашествия, писал: «...о великом событии и большом не-счастии, подобного которому дни и ночи еще не родили; оно постигло всех людей, но в особенности мусульман». В 1222 г. отборные монгольские войска во главе с лучшими полководцами Чингиз-хана - Джебэ и Субудаем, разорив многие области и города Средней Азии, Ирана, Закавказья, весной 1222 г. появились у стен Дербента. Они не стали штурмовать мощные укрепления Дербента. Монголам ничего не оставалось делать, кроме как найти другую обходную дорогу для дальнейшего продвижения. Тогда они пошли на хитрость, пред-ложив Ширваншаху отправить к ним посольство для заключения мира. Он послал десять человек из лучших своих знатных людей, а монголы взяли од-ного- и убили, остальным же сказали: «Если вы укажете нам дорогу, по кото-рой нам пройти, то вам будет пощада, а если не сделаете этого, мы убьем и вас». Оставшиеся в живых девять посланцев вынуждены были провести мон-гольских завоевателей через Кавказские горы. Имеющиеся скудные сведения первоисточников единодушно подтверждают тот факт, что монголы с помо-щью ширванских князей прошли по Ширванскому ущелью на Северный Кавказ. Опираясь на историко-этнографический материал, можно предполо-жить, что монголо-татары, обойдя Дербент, прибыли в Касумкент, оттуда в Архит, Хив, Лика, Хоредж по ущелью «Магъу-дере» Агул, Кумух, Чох, Хун-зах, Ботлих и через Андийский перевал в Чечню. 31 мая 1223 г. после опус-тошения и разорения стран Северного Кавказа, произошла битва на реке Калка с объединенным войском русских и половцев. Таким образом, после трехлетнего отсутствия отряд татаро-монгол вернулся в Монголию. Выходит, что они разоряли страны Северного Кавказа почти в течение года. После смерти Чингисхана (1227г.) его преемником стал младший сын Угэдэй. В 1231 году татары вторглись в Персию, обратили в бегство Джалал-ад-дина Хорезмского, опустошили страны Передней Азии. В 1239 г., несмотря на упорное сопротивление, монголы захватили Дербент. С этого времени начи-наются беспрерывные нашествия монголов в кавказские страны, сопровож-давшиеся неслыханными жестокостями и разрушениями. После взятия Дер-бента монголы перешли к планомерному завоеванию Дагестана. С этой це-лью они одновременно отправили многочисленные отряды с двух сторон во внутреннюю часть Дагестана. Один отряд двигался через территорию таба-саран: Касумкент-Хив-Хоредж-Гоа-Дулдуг-Тпиг-Рича. Второй отряд монго-лов двигался по побережью Каспия через Табасаран в глубь Дагестана. Со-гласно устной традиции монголы пришли в сел. Рича именно по ущелью «Магъу-дере». Табасараны и Агулы сражались упорно и долго, и на некото-рое время задержали завоевателей. Но силы были неравные, местное населе-ние не выдержало натиска превосходящих сил монголов. Много людей по-гибло в этой битве. Так, например, по преданию, ряд табасаранских аулов были разрушены татаро-монголами. В населенных пунктах Табасарана, таких как Кют, Хина, Арарик и др., почти все население было уничтожено завоева-телями, селения сожжены. «В топонимике Южного Дагестана, - пишет А. Р. Шихсаидов, - ряд наименований напоминает о пребывании там татарских войск: Ущелье Магъу-дере, что может быть переведено как «монгольское ущелье». Таким образом, мы с полным основанием можем утверждать, что монголо-татары, захватив в 1239 г. Дербент, прошли через табасаранские на-селенные пункты вдоль реки Чирахчай через Хив, Лика, Хоредж по ущелью «Магьу-дере» в Агул. После этого, опустошив некоторые населенные пунк-ты Дагестана, возвратились в плоскостной Дагестан. Направляясь из Дербен-та во внутренний Дагестан, завоеватели встретили упорное сопротивление табасаран. К сороковым годам XIII в. монголы силой подчинили многие зем-ли Кавказа. Но в Дагестане монголы, кроме покорения приморской полосы, большего добиться не могли. И вот они с целью покорения всего Дагестана в 40-х гг. вновь предпринимают опустошительные походы во внутренний Да-гестан. В частности, как свидетельствует Рашид-ад-дин, осенью 1242 г. мон-голы вновь «прошли через пределы Тимур-Кхалка и местные горы», что го-ворило о вторжении монголов в горный Дагестан. Итог 140-летнего господ-ства монголо-татар в Дагестане был крайне тяжелым: равнинная его часть полностью обезлюдела. Все попытки монголо-татар покорить горцев Даге-стана не имели успеха, народы Дагестана оказывали сопротивление завоева-телям, тем самым отстаивая свою независимость. О жестокостях завоевате-лей свидетельствуют высказывания современников. Так, например, Матфей Парижский (умер в 1259 г.) в своем произведении «Великая хроника» пи-шет: «Оконечности восточных пределов подвергли они плачевному разо-рению, опустошая огнем и мечом. Они сравняли города с землей, выруби-ли леса, разрушили крепости, выкорчевали виноградники, разорили сады, убили горожан и сельских жителей». В целом же монголам не удалось под-чинить своей власти горцев Дагестана, в том числе и табасаран. Они в упор-ной и непрерывной борьбе смогли сохранить свою независимость. "Не было от сотворения мира катастрофы более ужасной для человече-ства и не будет ничего подобного до окончания веков и до Страшного су-да", - писал современник этих событий.

Исаев И. Р.: Табасаранское майсумство — государственное образование, существо-вавшее на территории Дагестана. Его правитель носил титул «майсум». В 1239-1240 г.г. Монголо-Татары вторглись на территорию Дагестана, огнем и мечом они прошлись по Табасарану. В 1395 году армия Тамерлана, вторга-ется на территорию Табасарана и побеждает тамошнего майсума. В начале XII в. вследствие феодальной раздробленности наблюдается процесс распада ранне-государственного образования Табасаран на множество относительно самостоятельных удельных владений. Часть из них в результате феодальных междуусобиц и внешней агрессии ослабевает и трансформируется в XIII - XIV вв. в союзы сельских общин. М.Р. Гасанов, обстоятельно изучив весь комплекс имеющихся источников, пришел к аргументированному выводу, что в указанный период Табасаран представлял собой независимое от сосед-них владений политическое образование во главе с феодальными правителя-ми. Такой же позиции придерживался и Р.М. Магомедов, который писал: «Табасаранские майсумы сохранили свою власть и при Тимуре, но теперь майсумство было предоставлено само себе». В XV в. происходит объеди-нение Табасарана в рамках единой государственности. После ухода Тамерла-на, Майсумство усиливается. Табасаранское майсумство стало могуществен-ным государством. О могуществе Табасаранского майсумства свидетельствует следующее заве-щание аварского Андуник нуцала Булач нуцалу, датированное 1485 г.: Пожа-луй, нет в истории дагестанских народов другого документа, который бы был столь превратно истолкован, как известный под названием «Завещание Ан-дуника». Написано оно «визирем кади Али-Мирзой из Анди во время собрания владе-телей на Андийской горе в 890 году хиджры (1485 год)» и гласит следующее. «Завещание Андуника, сына Ибрагима, владетеля территории Авар, почтен-ного, великого, владетеля силы, побед и мощи, своему племяннику Булач-нуцалу, владетелю территории Авар, да направит всевышний его на верный путь. О мой племянник, возьми-ка ключи Авар в свои руки: …Затем обрати внимание на свидетельство наших почтенных предков о численности мужей в Дагестане. В нем 250 тысяч воинов, из них 60 тысяч табасаранского, 50 ты-сяч хайдакского, 100 тысяч кумухского падишаха, 40 тысяч — нуцала, и они храбрее всех. Мой племянник, постарайся преодолеть эти границы и не усту-пи чужому даже пяди своей земли, если ты являешься владетелем, подобно твоим храбрым предкам. Составлено завещание визирем кади Али-Мирза из Анди во время собрания владетелей на Андийской горе в 890 году хиджры (1485 г.)». Впервые в научный оборот этот документ ввел М.-С. Саидов, известный да-гестановед, знаток арабоязычной литературы. В своей статье «Возникнове-ние письменности у аварцев» он писал: «До нас дошел замечательный па-мятник Аварии, написанный по-арабски в 1485 г. Али-Мирзой из аула Анди. Это — завещание аварского нуцала Андуника, сына Ибрагима, наследнику престола Булач-нуцалу. Списки памятника были известны еще в XIX веке, но подлинник его был обнаружен только в 1941 г. в Хунзахе. Однако установить подлинность найденного в 1941 г. экземпляра удалось только в 1949 г. во время поездки автора настоящих строк по Аварии, благодаря найденной им в селении Салта Гунибского района книге «Шарх ал-Мухаррар», переписанной рукою того же самого Али-Мирзы из Анди в 1467 г. Интересен здесь и мо-мент описания границ Дагестана — Кайтаг, Табасаран, Казикумух и «вилай-ят Авар». Таким образом, перед нами письменный памятник XV в. В этом документе отражен политический рост табасаранского владения, пра-витель которого в XV в. мог выставить 60 тысяч вооруженных человек. К началу XIV в. уцмий Чубан, сын Султан - Алибека, выдал свою дочь за та-басаранского эмира Масум - бека, а сам женился на его дочери. Однако в конце XV в. – начале XVI в. Табасаран становится ареной постоян-ного нападения иноземных захватчиков… В XV в. табасаранам пришлось столкнуться с государством сефевидов. По свидетельству исторических сочинений — Алом Арай-и, Хабиб ac-cuйap и многих других, династия Сефевидов получила свое название от своего предка шейха Сафи ад-Дина Йа'куба. Предки Сафи ад-Дина были шейхами или духовными учителями. Сын Сафи ад-Дина шейх Садр ад-Дин Муса, внук его Хаджи-Али, правнук Ибрахим, названный Шейх-шахом, и сын последне-го Шейх Джунейд соединяли в себе духовную власть с политическим влия-нием. Шейх Джунейд — глава Сефевидской секты (в 1447—1460 годах), отец Шейха Хайдара, дед Шаха Исмаила Хатаи, сын Шаха Ибрагима. После смерти в 1447 году его отца, Ибрагима, являвшегося главой Сефевид-ской секты, Джунейд возглавляет сефевидов. Поставивший цель перед собой Джунейд, начал вооружать окружающих себя мюридов для войны. После этого Шейх Джунейд прибыл в Анатолию и начал пропаганду между Турк-манами жившими в том регионе, обрел для себя мюридов и перешел на Га-раманское княжество. После приказа Гараманского князья о его аресте нашел убежище в Мамлюкском государстве. Из-за его шиитской пропаганды Мам-люкский султан отправил на него войско и Шейх Джунейд, проигравший в сражении, сбежал в Анатолию. С 1456 года по 1459 Джунейд находился на попечении Ак-коюнлу Узун Ха-сана, правителя Диярбекира, который еще мало был известен в те времена. Для укрепления помощи Сефевидских шейхов в сражении с его врагом Джа-ханшахом, Узун Хасан выдал свою сестру замуж за Шейха Джунейда. По за-меткам историков весть об этом браке дошла до дальних уголков Малой Азии и Сирии и халифы «ранних шейхов» встретили Джунейда с почетом. Чтобы создать свое государство, Джунейд решил захватить Ширван. Он ата-ковал Ширван со своими 10000 сторонниками, собравшимися вокруг него в сражениях, с целью завоевать государство и Ширваншахский трон. Его ши-итские сторонники в Ширване тоже присоединились к нему. Нашелся повод для религиозной борьбы с табасаранами. Почуяв цель Шейха Джунейда, принужденный табасаранами Халилуллах, с помошью Кара-коюнлу Джа-ханшаха встретил Джунейда войсками и Джунейд был убит в 1460 году в сражении, на левом берегу реки Самур в селении Гыпчаг, а его мюриды про-играли. Согласно одной версии, Джунейда взяли в плен и он был казнен по приказу Ширваншаха. Согласно другим источникам он был застрелен на по-ле боя. Шейх Хайдар, родившийся от сестры Хасан-бёка, занял место отца, Хасан-бек, став шахом, выдал свою дочь Халиму-Бегим за Шейха Хайдара и начал открыто поддерживать его учение и влияние на народ. Шейх Хайдар вместо туркменской такие (род папахи) придумал для своих последователей красную остроконечную шапку, составленную из двенадцати лоскутов. Поэтому последователи Сефевидов стали называться кызылбаша-ми (красноголовый). Хайдар в глубине души всегда мечтал отомстить за смерть своего отца. Поэтому, собрав большое войско, он вскоре двинулся на север в сторонуТабасарана. На левом берегу Рубаса Шейх Хайдар в кровопролитном сражении с табаса-ранами был убит стрелою. «Враждебные войска, — пишет автор XVII в. Ис-кендер Мюнши, — начали такой бой, от пламени которого жизнь многих друзей и врагов сгорела». Сефевиды были разбиты, и шейх Хейдар нашел могилу в Табасаране. Историю гибели, Шейха Хайдара узнали от Хусайн-бека Леле и Фарук Сул-тана, которые участвовали в этих битвах. По их словам, шейх Хайдар похо-ронен в Табасаране. Но я видел его могилу в Табасаранском магале Этек, на левом берегу реки Рубас. Могила находится в одном фарсахе от села Тинид. После смерти Шейха Хайдара его сын Султан Али, заняв его место в Арда-биле, умножил число приверженцев своего учения. Султан Йа'куб схватил его вместе с братьями и с матерью (своею сестрою) и заключил их в крепость Истахр (Персеполис), где они прибывали четыре с половиной года. После гибели Хайдара в захватнической войне в Табасаране во главе шиитов в Персии стал его юный сын Исмаил. Шах Исмаил Сефеви (17 июля 1487 — 23 мая 1524)— шахиншах Азербай-джана и Персии, основатель династии Сефевидов, классик азербайджан-ской литературы и поэзии. В 1524 г. в возрасте 37 лет Исмаил неожи-данно умирает в Ардебиле, куда прибыл поклониться гробнице отца. По-хоронен там же в усыпальнице Сефевидов Даруль-Иршад. Шиизм при нем оставался не только государственной религией, он активно преследовал суннитов, подвергая погромам суннитские храмы. Набравшись сил и сколотив огромную армию, в 1499 году кызылбашское войско переправилось через Куру и вступило на территорию Ширвана. В этой битве ширванцы потерпели поражение. Попавшему в плен Фарруху-Яссару отсекли голову. Спустя год Исмаил взял город Баку и жестоко расправился с его жителями. Здесь он разрушил фамильную усыпальницу ширваншахов, предал осквер-нению религиозные святыни суннитов. После этого Исмаил вернулся в За-падный Иран, расправился с внутренними врагами — отрядами Ак-коюнлу. Значительная часть военно-кочевой знати погибла или попала в плен и была казнена. В 1502 г. Исмаил вступил в Тавриз и провозгласил себя шахом (1502 — 1524 гг.). В 1509 г. шах Исмаил совершил поход на Табасаран, пройдя дальше с. Тинит, желая отомстить за смерть своего отца - шейха Хайдара. В записях Рамазана ал-Куштили, — пишет проф. Шихсаидов, — событие это зафиксировано более подробно с указанием борьбы не только жителей Дербента, но и Табасарана: "Вот пришел шах Исмаил на крепость Баб ал-абваб, воевал против на около десяти дней, и подчинились (наконец жители этой крепости. Затем шах Исмаил назначил в городе эмиром Мансура. Затем (часть) его войска сражалась против селений Табасарана; отряд за отрядом, день за днем и (наконец) победил он жителей этих селений и пребывал он в областях (прилегающих) Баб ал-абваб около десяти дней или месяца. Затем вернулся он в области Тавриз в девятьсот пятнадцатом году хиджры" (1509 — 1510 гг.). В 1511-1512 гг. иранцы нанесли еще один удар по Табасарану. Султанская Турция была весьма обеспокоена ростом могущества государства сефевидов. Предки османских турок — огузы вышли из Дредней Азии в XIII веке. Они основали в Малой Азии независимый султанат во главе со своим вождем Османом. По его имени и стало называться новое государство. После завоевания Константинополя и крушения Византии в 1453 году Османское султанство превратилось в крупнейшую мировую державу и повело наступ-ление на своих соседей. В конце XV века в вассальную зависимость от ос-манской Турции попало Крымское ханство. Турки построили ряд крепостей в Крыму, в устье Дона (Азов), на анском полуострове (Тамань и Темрюк), сде-лались одним из грозных врагов русского государства и задумывали при-брать к своим рукам Кавказ. На Кавказе османская Турция столкнулись с го-сударством сефевидов. Турецкий Султан объявил сефевидов врагами мусульманской религии и предпринял поход под флагом "защиты ислама. Большое сражение произош-ло на Чалдыраской равнине недалеко от Маку. Сефеиды потерпели здесь по-ражение, шах Исмаил получил ранение. С остатками своих войск он отсту-пил в глубь страны. Турки захватили Хой, Маранд, Тавриз и разграбили их. В 1515 г. было заключено перемирие между сефевидами и Турцией. В 1524 г. шах Исмаил I умер. На престол вступил его сын Тахмасиб I (1524 — 1576 гг.). В это время центральная власть в государстве сефевидов ослаб-ла. Ряд крупных феодалов, стремившихся к самостоятельности, перестал подчиняться шаху. В стране начались феодальные междоусобицы. В конце 1537 г. в Ширване вспыхнуло восстание против ширваншаха Шахруда (1536 — 1538 гг.). Воспользовавшись волнениями в Ширване, шax Ирана оккупи-ровал его и сместил ширваншаха. Для управления Ширваном сефевиды на-значили своих наместников-беглербеков. Между тем, начиная с 30-х годов XVI в., борьба сефевидов с Турцией про-должалась. Не встретив особого сопротивления, турецко-крымское войско овладело Дербентом и оттуда начало свое наступление на сефефидов, под-вергая тягчайшему разорению и истреблению мирное население. Однако этот поход турок закончился неудачей. В битве у Касс-у-Букода турецко-крымские войска были разбиты. Одновременно сефе-видский беглербек Ширвана Абдулла-хан нанес поражение близ Гулистана отрядам Касим Мир-зы. Последний поспешно бежал в Табасаран. Борьба между Турцией и сефевидами продолжалась до 1555 г., вплоть до за-ключения мирного договора. Вслед за этим в Иране начались междоусобные войны, разорившие и ослабившие страну. …В 1570-е гг., когда в повестку дня османской внешней политики встал во-прос завоевания Кавказа, в частности Ширвана, османское правительство оп-ределенную ставку делало на поддержку и военную помощь соседних с Ширваном северокавказских областей. Известно, что в конце 1577 – начале 1578 гг. османский двор направил письма дагестанским правителям, в кото-рых предлагал им признать сюзеренитет султана и выступить против Сефе-видов, при этом обещая им «щедрое вознаграждение за их верную службу». В этих документах фигурируют имена 15 северо-кавказских владетелей и только к 4 из них в них применено эксклюзивное обращение «Cenab-i Emaret-meab», подчеркивающее их особый статус, равный, к примеру, статусу крым-ских ханов. Эти владетели следующие: Улу-Шаухал, Кабартай-Мирза, Владель Кайтака Усуми («Kaytak Hakimi Usumi»), Владетель Табасарана Максуд («Tabasaran Hakimi Maksud»). Этим четырем владетелям оформлялись имперские послания, заверен-ные золотой печатью с изображением «Нишан-и Шериф (Тугры)» сул-танов, другим же - обычные фирманы. Политика привлечения их на свою сторону принесла свои плоды: еще до вы-ступления из Эрзрума Мустафа-паша получил ответные послания этих пра-вителей. После смерти Тахмасиба I в 1576 г. возобновились междоусобицы в среде военно-кочевых феодалов Ирана. Острая борьба за трон разгорелась между сыновьями шаха. Победу одержали сторонники одного из них — Исмаила Мирзы, именовавшегося шахом Исмаилом II. Но его правление длилось ме-нее двух лет. В результате дворцового переворота Исмаил II был умервщлен и на престол вступил его старший брат слепой Мухаммед Худабенде (1578 — 1587). При Мухаммеде Худабенде государство сефевидов еще более ослабло. Воспользовавшись недовольством народов Восточного Кавказа, Грузии шах-ским владычеством, турецкий султан вступил в войну с Персией. В 1578 г. османская Турция предприняла большой поход на Кавказ. Стотысячная ар-мия турок, которую возглавлял Мустафа-паша (по прозвищу Леле-паша), вторглась в Закавказье. Началась турецко-иранская война, продолжавшаяся до 1590 года. В 1590 году Аббас закончил войну с Османской империей, уступив ей часть территории для того, чтобы сконцентрировать все силы на изгнании кочевых

Исаев И. Р.: узбеков из Северо-Восточного Ирана, и отстранил от власти кызылбашские племена. Абба́с I, Шах-Аббас (27 января 1571 — 19 января 1629) — шах Ирана (с мая 1587 из династии Сефевидов. Хорасан, мужественно защищаемый узбекским ханом Абдаллой, был поко-рён Аббасом только в 1597 году, после падения Герата. Между тем, он успел присоединить к своим владениям Гилян и Мазандеран (Табаристан), а на юге область Лурестан и, завоевав Кандагар, распространил своё владычество на большую часть Афганистана. Создав в Дербенте опорную базу для крупномасштабного вторжения в пре-делы Дагестана, Аббас I начал с того, что развернул в самом Дербенте гоне-ния на мусульман-суннитов под предлогом якобы несоблюдения теми рели-гиозных норм. На освободившиеся места шах велел переселять из Ирана своих подданных-шиитов, готовых выступать в качестве опоры шахского трона на ближних подступах к Дагестану. Одновременно в пограничные районы были пересе-лены тюрки-падары, что немедленно привело к столкновениям местных жи-телей и пришельцев. Спровоцировав, таким образом, конфликты шах мог те-перь с полным правом начинать войну в качестве потерпевшей стороны, что и было им вскоре исполнено. Первые столкновения иранских войск с гор-цами относятся к 1607--1608 годам, когда шахский наместник в Ширва-не решил захватить для Ирана принадлежавшую Табасарану террито-рию в Шабране. Разумеется, табасаранский князь попытался пресечь захват-ническую акцию, однако оно стоило жизни многим из его людей. Следующее столкновение шахских войск с табасаранцами происходило в 1610 -- 1611 го-дах. Столкновение в Табасаране совпало с моментом, когда шах, нанеся ряд поражений Османской империи, принял решение вплотную приступить к за-воеванию Дагестана. Мир с турками развязал шаху руки, и, начиная с 1613 года Аббас I развернул широкомасштабную деятельность по завоеванию Кавказа. 1614 год начался вторжением одновременно в Грузию и Дагестан огромного войска под пред-водительством самого шаха. Несмотря на размах операции, иранские груп-пировки в Кайтаге и Табасаране не достигли желаемых результатов. Итак, к 1615 году относится короткая запись: "Тарих. О сражении табасаранцев с кы-зылбашами". Состоялось большое сражение. Кызылбаши день за днем захва-тывали аул за аулом Табасарана и Кайтага и победили. И перебив многих, кызылбаши ушли. Дата 1024 г. х. (от 31 января 1615 года до 19 января 1616 года). Итак, к 1615 году антииранское движение перекинулось уже в Кайтаг и в Табасаран. Надпись на арабоязычной рукописи, обнаруженной, как указывалось ранее, в с. Хурик Табасаранского района в 1964 г., также свидетельствует о крово-пролитных сражениях в 1614-1615 гг. табасаранских и кайтагских аулов про-тив вторгшихся в их пределы шахских войск (кизылбашей), которые в ко-нечном итоге вынуждены были уйти ни с чем. Бесспорным было господство иранцев в этот период только в Дербенте, ко-торый был оккупирован шахскими войсками еще в 1607 году. Других же тер-риториальных приобретений шах Аббас I в Дагестане не имел. Для похода в Дербент и Табасаран были созваны восемь подвластных шаху ханов со своими отрядами, однако по разным причинам это выступление бы-ло отложено. Вероятнее всего, Аббас II окончательно убедился, что воинст-венное населениеТабасарана, опирающееся к тому же на поддержку Русского государства, не только способно противостоять иранской экспансии, но и на-верняка сделало бы присутствие Шахских войск на своей территории совер-шенно невыносимым для них. В 1614—1617 годах турки возобновили свои вторжения в Иран, но без успеха. Потерпев особенно сильное поражение в 1618 году, они заключили в правление султана Османа II с шахом Аббасом Марандский мир, который был, однако, непродолжителен. Война возобнови-лась в 1622 году, но турки вели её так несчастливо, что в 1623 году даже Ба-гдад был завоёван Аббасом. Владения династии Сефевидов простирались уже от Тигра до Инда, когда 19 января 1629 года Аббас умер в Казвине. Умертвив своего сына, он назначил наследником престола внука своего Софи-Мирзу. В Османской империи к власти приходит Сулейма́н Кануни́. Сулейма́н I Великоле́пный (Кануни́; осм. سليمانا اول‎ — Süleymân-ı evvel, тур. Birinci Süleyman, Kanuni Sultan Süleyman; 6 ноября 1494 — 5/6 сентября 1566) — десятый султан Османской империи, правивший с 22 сентября 1520, халиф. Сулейман считается величайшим султаном из династии Османов; при нём Оттоманская Порта достигла апогея своего развития. В Европе Сулейма-на чаще всего называют Сулейманом Великолепным, тогда как в мусульман-ском мире Сулейманом Кануни (в переводе с турецкого — «Законодатель»; араб. القانونى‎‎). В 961 (1554) г. Султан Сулейман в четвертый раз пошел на Кавказ. А Касим-мирза, потомок ширваншахов, искавший покровительства в Турции, высту-пил из Крыма с турками и татарами, занял Дербенд с многочисленным вой-ском направился на Ширван. Когда он прошел Дербенд, ширванцы восстали снова. Касим-мирза-на пути в Шемаху, в тесном ущелье Тене, был встречен правителем Ширвана Абдулла-ханом. Здесь Касим-мирза разбил его и заста-вил возвратиться в Шемаху. Сам он прибыл в Кала-и Бугурд и с 10 тысячами турок и ширванцев подступил к Шемахе, Абдулда-хан вопреки совету своих приближенных вышел ему навстречу с двумя тысячами воинов. Близ крепо-сти Гюлистан произошла кровопролитная битва, продолжавшаяся целый день. К вечеру Касим-мирза был наголову разбит и бежал в Табасаран. Даль-нейшая судьба его неизвестна. В 1593 г. князь Ф.И. Троекуров сообщил царю Федору Иоанновичу, что со-брал в Табасаране силы для выступления против турецкого паши. В 1602 г. объединенные силы горцев, в том числе табасараны, разгромили турецкие владения – Ахты и Мискинджа…В дагестанское приграничье переселяются тюркоязычные падары. В 1607—1608 годах произошли вооруженные столк-новения горцев Табасарана с хорошо вооруженными шахскими войсками, которые одержали верх над табасаранами… Во время правления турок табасараны овладели одной местностью, принад-лежавшей Шабрану. Турки, заинтересованные в табасаранах, не требовали возврата этой местности. Но когда в закавказском крае утвердилось правле-ние персов, то табасараны, владея этим пунктом, затрудняли сообщение ме-жду Дербендом и Шабраном. Тогда шах поручил Зульфугар-хану овладеть этим местом, построить на нем укрепление и снабдить гарнизоном и запаса-ми. Зульфугар-хан (бин Алибек), известный как Нохуд-салтан Мосуллу, под-нял мятеж, захватил Багдад, убив его правителя, своего дядю Ибрагим-хана, и стал сам править Ираком… Зульфугар-хан прибыл туда с войском, известив Масум-хана о причине сво-его похода. Масум-хан не соглашался на это и, когда Зульфугар разбил план крепости, он пришел с войском, решив приостановить работы. Несколько раз Зульфугар-хан увещевал его, но тщетно. Произошло сражение, в котором та-басараны были разбиты и оставили на месте 1000 человек. Зульфугар-хан, устранив препятствия, построил в скором времени крепость. Это происшест-вие было неприятно шаху. Он, будучи в родственных связях с Масум-ханом, не желал какой-нибудь сильною мерой настраивать его еще более против и потому он поручил Зульфугар-хану любыми средствами обласкать и успоко-ить его. Такое положение дел заставило шаха, зимовавшего в 1018 (1609) г. в Карабаге, послать Карчигай-бека в Шабран, поручив ему соединиться с Зульфугар-ханом и с прочими удельными правителями, Ширвана и наблю-дать за горцами, входить с ними в сношения, поддерживать спокойных и преданных и наказывать тех, которые окажутся виновными, водворив, таким образом, общее спокойствие. Карчигай-бек прибыл в Шабран и тайно разуз-нал, что причиной всех беспорядков была непомерная гордость Зульфугар-хана. Вследствие этого он пришел к нему в палатку и, когда Зулфугар-хан, не опасаясь ничего, разговаривал с ним, то в ту минуту вошло несколько тело-хранителей шаха и по данному знаку убили его. После этого Карчигай-бек предъявил всем фирман шаха и назначил на его место эмир-шикара Юсуф-хана, бывшего начальником шахской охоты и правителем Астары. Вот что пишут современники тех событий: «Конфликт иранских колонизаторов с дагестанцами назревал. Поводом к первому вооруженному столкновению в 1607-1608 годах послужила попытка шахского военачальника (зятя Аббаса I) Зульфугар-хана, назначенного пра-вителем Ширвана, выбить табасаранцев с небольшой территории в Шабране, занятой ими еще при господстве турок, построить на этом месте крепость, разместить в ней иранский гарнизон и взять под контроль торговую трассу Дербент-Шабран-Шемахи. Зульфугар-хан прибыл к спорному месту с войском, предложил табасаран-скому правителю Майсум-хану покинуть эту местность. Майсум-хан реши-тельно отказался сделать это. Зульфугар-хан пытался его уговорить. Все бы-ло напрасно. Более того, когда Зульфугар-хан вопреки сопротивлению Май-сумхана разбил план крепости и приступил к ее строительству. Табасаран-ский правитель, явившись с войском, потребовал прекратить строительные работы. Переговоры ни к чему не привели. Произошло сражение, в котором погибла тысяча табасаранцев. Сведений о потерях иранцев не сохранилось, но и у них были потери. Резонанс этого конфликта был очень сильным. Особенно тяжело его пережи-вали табасаранцы, хотя он удручающе отразился на душах и других даге-станцев. Шах Аббас I дал приказ Зульфугар-хану, во что бы то ни стало при-мириться с противником. Однако непомерная гордость Зульфугар-хана была причиной углубления противоречий и нового конфликта. В 1610-1611 годах произошло новое вооруженное столкновение в стороне Астал между Зульфугар-ханом и Табасараном. В результате «погибло мно-жество голов мусульман и голов рафизитов», т.е. кизылбашей. Жестокая рас-права иранских войск с табасаранцами обострила политическую ситуацию в Дагестане, она положила конец иллюзиям дагестанцев о миролюбивости ша-ха Аббаса I…» После смерти Зульфугар-хана весь Дагестан успокоился. Владетели, обрадо-ванные правосудием шаха, вместе с Карчигай-беком отправили своих сыно-вей и родственников ко двору шаха и таким образом прекратились все беспо-рядки. В 16 веке Табасаран распадается на владения майсума, кадия, а также на союзы сельских обществ. В свою очередь эти владения делились на ещё бо-лее мелкие политические единицы. В 1570-х г.г. вспыхивает междоусобица между представителями династии Майсумства: погибла значительная их часть, а уцелевшие, оставив Хучни, перенесли свою резиденцию в Джаррах, где они стали более уязвимыми для удара с плоскости и из Дербента. В Хучни же к власти пришли Кадии Таба-сарана. Кроме феодальных владений, существовали союзы сельских обществ (магалы), известные под названием Девек-Елеми. Определенный интерес для нашего исследования представляет сообще-ние А.И. Лопухина от 1718 г. в «Журнале путешествия через Дагестан» о том, что в Табасаране «...люд все военной и многонародной и деревни их в местах крепких», и поэтому «их никто не смеет тронуть». Хотя А.И. Лопухин говорит о Табасаране в целом, все же нетрудно заметить, что «деревни в местах крепких» имелись, прежде всего, в Горном Табасара-не, т. е. там, где располагались союзы сельских общин. Кроме того, из этого сообщения следует, табасараны не были зависимы от иранского шаха и у них имелись собственные правители - кадий и майсум Воспользовавшись этим, кадий табасаранский сумел подчинить до двух де-сятков южно-табасаранских сел своему влиянию и образовал полунезависи-мое от майсумов владение, которое постепенно стало приобретать полную самостоятельность. Майсум, кадий, беки относились к господствующему со-словию. Крестьянскую группу населения составляли уздени, раяты. Часть табасаранских горных сел оставалась независимой как от майсумов, так и от кадиев, оказывая им лишь почетный прием при их посещении. Если в кадийстве все вопросы решались кадием, который мог даже приговорить провинившегося к смертной казни, то в узденской части Табасарана – важ-ные вопросы решались на общих сельских сходах, в которых участвовали все совершеннолетние мужчины. Однако на сходах ведущую роль играли бога-тые и сильные тухумы. При этом старшины руководствовались нормами обычного права. Кадии решали вопросы только по шариату. В целом же при-оритет майсума в Табасаране в XVI-XVII вв. соблюдался во всех вопросах. Между тем Фатх-Али-хан, сын Сафи-Кули-хана, сын шамхала Эльдар-хана, занимавший в продолжении 12 лет должность главного. везира, был по при-казанию шаха отстранен от службы и ослеплен. Несмотря на это наказание, враги Фатх-Али-хана, дабы еще больше ему досадить, старались ослабить влияние шамхала, простиравшееся тогда на весь Дагестан. Вследствие этого в 1123 (1710) г. он, день со дня усиливаясь, пошел войною на Табасаран. Му-хаммед Ма'сум, тогдашний владелец части Табасарана, дабы избегнуть кро-вопролития, согласился на мирные предложения, но Рустам и Али-бек, вла-дельцы остальной части этой провинции, решили защищаться… С раннего средневековья Табасаран, как и остальные дагестанские владения, находился в связях с Русью. Они усилились с образованием Русского центра-лизованного государства - с присоединением к России в 1556 г. Астраханско-го ханства. В 1601 г. представитель табасаранского правителя побывал в Мо-скве у царя Бориса Годунова с просьбой о принятии под покровительство России. В рукописи, обнаруженной арабистом Садыки Г. М., говорится о том, что в 1010 г. (1601 г.) представитель табасаранского майсума побывал в Москве у царя Бориса Годунова (1598-1605 гг.) с просьбой о принятии под покровительство России. В первой четверти XVIII в., конкретно летом 1722 г., Петр 1 совершил Кас-пийский поход, русские войска без боя вступили в Дербент. В последних числах августа русские войска во главе с Петром I подошли к реке Рубас и в непосредственной близости от Табасарана заложили крепость, рассчитанную на гарнизон в 600 человек. Власть Петра I была признана почти всеми жите-лями Табасарана. Вскоре после вступления в Дербент табасаранский владе-тель Рустам-кади обратился к Петру I с просьбой оказать помощь в борьбе с некоторыми правителями, которые нападали на владения Табасарана в отме-стку за то, что он не принимал участие в военных предприятиях против цар-ских войск. Петр I, который в ходе Персидского похода стремился склонить на свою сторону владетелей Дагестана, в том числе Табасарана, решил ока-зать Рустам-кади помощь. Об этом свидетельствует грамота Петра I от 1 сен-тября 1722 г. на имя Рустам-кади. «Российское правительство старалось привлечь горских владельцев на свою сторону, раздавая им денежные вознаграждения и богатые подарки, тем са-мым приобретало в их лице оно искреннего доброжелательства и безгранич-ной верности. С этой же целью в 1728 г. табасаранским владетелям Майсум-беку и Кадыр-Рустам-беку было выдано из царской казны 400 руб. С 1723 по 1728 год писарь табасаранского майсума также неоднократно получал от царских властей деньги за оказанные услуги…»

Исаев И. Р.: 2 апреля 1723 г. начальником русского гарнизона в Дербенте было получено письмо от турецкого Ибрагим-паши, выражавшего недовольство османов за-воеваниями России в Дагестане. Ширван находится, говорилось в письме, «под ево салтанова величества протекцию» и чтобы со стороны России не было никаких посягательств на данную область. Таким путем Турция хотела отрезать дальнейшее продвижение России в сторону Ирана… Между тем Турция, пользуясь слабостью Персии, вторглась в Закавказье и назначила ширванским правителем Дауд-бека. Дагестанские владетели, видя как завоевываются бывшие персидские про-винции, решили также воспользоваться ситуацией и принять участие в этом разделе. По этому поводу дербентский наиб Имам-Кули-бек от 5 августа 1723 г. сообщал астраханскому губернатору А. Волынскому, что «горские владельцы, соединяясь намерены Ширванскую провинцию между собою разделить, и положили на том, что владетель Шемахою и Бакою шевкалу, Мускуром и Шабраном Хаджи-Дауд-беку, Кубою и Кулханом усмию, Дер-бентским городом Магсуму (майсуму. - Авт.), и при том договоре были у них турецкие посланники…» Из текста этого сообщения видно, что табасаранский майсум, как и все ос-тальные дагестанские владетели, с уходом основной части русских войск за-нял протурецкую позицию. Обещание поддержки со стороны султанской Турции активизировали действия феодальных владетелей Дагестана. Они понимали, что пока майсум и кадий Табасаранские находятся в подданстве России и их владения используются российскими войсками в качестве плац-дарма для дальнейшего завоевания Южного Дагестана и Северного Азербай-джана, их освободительная борьба не будет иметь большого успеха. Поэтому они обратились к табасаранскому владетелю майсуму с предложением о со-вместных действиях против России, взамен чего обещали майсуму управле-ние над Дербентом…». Но обстоятельства сложилися по иному. Табасаранские владетели майсум и кадий были подчинены русскому комен-данту в Дербенте. Список правителей Табасарана Майсумство в XVIII-XIX веках Династия Мазьядидов Мухаммад Майсум (917-948), с 948 года Ширваншах Хайсам ибн Мухаммад (948-956) Ахмад ибн Мухаммад (956-981) Хайсам ибн Ахмад (981-1025) ? ? ? распад майсумства ? ? ? ? ? Зихрар Кадит (убит в междоусобице), сын предыдущего АкМайсум-хан (1587-1626) Хусейн-хан (1626-1631) Герей-хан Мирза Мухаммад Муртазали, сын предыдущего Майсумбек Али-кули, сын Саила сына Мирзы Мухаммад-хусейн сын Шейх-Алибека сына Мирзы Сохрабек сын Шейх-Алибека сына Мирзы Шамхалбек сын Шейх-Алибека сына Мирзы Кырхларккули, сын Мухаммад-хусейна Мухаммад (до 1813 года) Династия Кадиев ? (конец XVI века) ? ? ? Рустам I Муртазали, сын предыдущего Рустам II (до 1810 года) Абдуллабек (1810), сын предыдущего Мухаммад (1810-1813), дядя предыдущего

Исаев И. Р.: В начале ХVIII в. Иран переживал глубокий кризис. Однако к 30-м годам положение в Иране стало в корне меняться. Тяжелые последствия афганской и османской оккупации послужили причиной осво-бодительной борьбы, развернувшейся в Иране, которую возглавил сын не-знатного кочевника из племени афшаров Надир, проявивший себя как та-лантливый, но жестокий полководец и политик. Первоначальное имя Надир-шаха - Надир-Кули. Имя его от¬ца Имам-Кули. Этот Имам-Кули происходит из Туркестана и турк¬менского племени Афшар. В связи со столкновениями, происшедшими там, между некоторыми царст-вовавшими в Туркестане лицами из рода Чингисхана упомянутый Имам-Кули бежал со своей ро¬дины в Азербайджан. Отсюда во время выступления Шаха-Исмаила, сына шейха Гайдара Сефезида, Имам-Кули переехал и посе¬лился во владении Ибур около истоков Гуйкан. Здесь родился На¬дир-Кули в 1101 -1690 году. Достигши совершеннолетия, Надир-Кули женился на дочери пользовавшегося в том крае почетом и влиянием Баба-Али-Коса-Ахмедлу, а после смерти этой дочери женился на второй дочери его. По этой причине Надир- Кули занял среди местного населения почетное положение и стал из-вестен под именем Надир-Кули-бек. Затем Надир-Кули-бек на службе у пра¬вителя Махмуда Сеистанского обнаружил природную храбрость, за¬ложенную в его натуре, и своей доблестью и мужеством приобрел славу и широкую известность. Потом он вернулся со службы у Махмуда к себе на родину во владение Ибур и постепенно забрал эту страну в свое управление. И вот, когда власть шаха Тахмаспа расшаталась, и Иранские владения стали покорять с одной стороны афганцы, с другой Турция, с третьей Россия, На-дир-Кули-бек явил¬ся к шаху и поступил к нему на службу, при чем, чтобы добиться особой близости к нему, он переменил свое имя на Тахмасп-Кули, преданной службой снискал расположение шаха и получил от не¬го титул ха-на. Ряд битв имел последствием возврат Иранских вла¬дений из чужих рук. Под конец, когда его взгляды не сошлись с взглядами шаха Тахмаспа и со стороны шаха стали обнаруживать¬ся признаки недовольства, высшие царе-дворцы в союзе с Тахмасп-Кули-ханом низложили с престола шаха Тахмаспа в 1145 году Хиджры, 1732 г. христ. эры, провозгласили шахом его грудного ребенка, под именем шах Аббас, избрали протектором царства Тахмасп-Кули-хана (Надир-шаха), но печать и хутбу присвоили име¬ни того ребенка. Наконец, в 1148- 1735 году старейшины народ¬ного собрания в Муганской степи призвали его на царство, и он стал Надир-шахом. Надир-шах Афшар (перс. نادر شاه‎ — Nâdir Šâh), известный также как Надир-кули бек (перс. نادر قلی بیگ‎ — Nâdir Qoli Beg и Тахмасп-кули; 22 октября 1688 — 19 июня 1747) — полководец, шах Ирана в 1736—1747 годах, основатель династии Афшаридов. Поступив на службу к бездарному и слабовольному шаху Тахмаспу II в каче-стве главнокомандующего вооруженными силами, он вскоре стал наместни-ком Хорасана. Тахмасп II превращается в простое орудие в руках Надира. Вскоре, нанося в двух сражениях сокрушительный удар афганцам, Надир очистил от них Исфахан и Шираз, выдворив их за пределы Ирана. Изгнание афганцев из Ирана подорвало позиции Стамбула на Кавказе. Вско-ре Иран стал требовать от турок освободить захваченные ими иранские зем-ли. Иранское правительство решило силой оружия добиться справедливости. Весной 1730 г. войска Надира очистили от османов Хамадан, Агдаган, Кер-маншах и Тебриз. В мае 1734 г. Надир нанес новое поражение османам под Ереваном. В пра-вящих кругах османов царила паника. Было решено ратифицировать ирано-турецкий договор 1733 г., который предусматривал возвращение Ирану тер-ритории, захваченных османами, в том числе и на Кавказе. Этот договор дал повод Надиру требовать того же и от России, что обострило российско-иранские отношения. В августе 1734 г. Надир обратился к кавказским владетелям с требованием немедленно очистить территории, находящиеся под их управлением. И. Цин-кайзен, указывая на их жестокость и бесчеловечное обращение, пишет: “Горе стране, на которую они напали! Огнем и мечом опустошали они края, угоняя в рабство сотни тысяч людей”. Для принятия кавказских земель, находящих-ся под властью османов или их ставленников, были назначены специальные уполномоченные беглер-беки. С этого времени вплоть до своей смерти На-дир придавал огромное значение созданию кавказского плацдарма. Военно-стратегическое положение Дагестана как опорной базы на побережье Каспия должно было способствовать решению этой задачи. Над Дагестаном снова нависла угроза порабощения иранскими завоевателя-ми. Многие местные владетели своевременно почувствовали эту угрозу. К этому времени российско-иранские переговоры о возвращении Ирану при-каспийских провинций шли к концу. По договору Ирану возвращались при-каспийские провинции с городами Баку и Дербент. Однако Надир угрожая войной, потребовал новые условия – это граница до р. Сулак. 10 марта 1735 г. был подписан русско-иранский Гянджинский договор о возвращении Россией Ирану Гиляна, Мазандарана (Табаристана), Астра-бада и части Ширвана, а также об отводе с территории Дагестана рус-ских войск за реку Сулак. Это означало, что значительная часть Дагестана, бывшая под властью России отходила Ирану. Для народов Дагестана этот до-говор сулил новые тяжкие испытания. Летом 1735 г. Надир-шах двинулся на дагестанские владения, в том числе и на Табасаран. На своем пути иранские завоеватели разрушали аулы, грабили жителей. Полчища Надир-шаха жестоко расправились с жителями обществ Этег, Нитрик в Табасаране. Походы иранских завоевателей вызывали упорное сопротивление со стороны жителей Табасарана. Но все же превосходящие силы Надир-шаха жестоко расправились с населением Табасарана. В одном из районов Табасарана су-ществует озеро, где "вода до сих пор красная от крови предков". На площад-ке горы Каркюл-даг от крови погибших и образовалось это озеро "йифдин дагар" - "кровавое озеро" Затем иранские войска вступили в Кайтаг и двинулись на Кази-Кумух, жите-ли которых оказали решительное сопротивление иранским полчищам. На-дир-шах отступил тем же путем и жестоко расправился с местным населени-ем. В ответ на это против персидских захватчиков в этом же году вновь вос-стали кайтагцы и табасараны. Шахские войска подвергались налетам со сто-роны жителей различных аулов. Не успели шахские войска переправиться через р. Аракс, как дагестанские народы возобновили борьбу с врагом. Восставшие нападали на иранские отряды. Полчища Надир-шаха вновь со-вершали поход в Табасаран. Несмотря на непогоду Надир-шах шел по дороге Алты-Агаж в Табасаран. По приказу Надир-шаха в табасаранском союзе сельских обществ Дирче у жителей было отобрано продовольствие. “В шаб-ранский магал, - пишет Г.-Э. Алкадари, - Надир-шах отправил своего сына Ризакули-Мирзу, а сам совершил поход в магалы Этег и Хиналарик с целью наказания восставших жителей”. Гасан Алкадари родился 15 октября 1834 года в селении Балахани Авар-ского округа (ныне Унцукульского района), куда его отец Абдулла, сын Курбанали из селения Алкадар Кюринского округа (ныне Сулейман-Стальского района), переселился вместе со своим учителем Магомедом Ярагинским, на дочери которого (ее звали Афисат) Абдулла женился, и родился у них сын Гасан - буду¬щий крупнейший ученый и поэт дореволю-ционного Дагестана. Алкадари был наибом Южного Табасарана в течение двенадцати лет. Перу Гасана Алкадари принадлежит множество книг, научных тракта-тов. Среди них особой известностью пользуется его знаменитая исто-рическая хроника «Асари-Дагестан» (исторические сведения о Дагеста-не»), где впервые изложена история народов Дагестана на протяжении многих веков на основе многочисленных источни¬ков: тюркских, арабских, персидских и т. д. Борьбу табасаран против иранских завоевателей возглавил поэт–воин Мирза-Калукский. Он был руководителем табасаранских отрядов против иранских полчищ у Калук-дага Нитрикской вершины близ Куштиля, Кондика и в дру-гих местностях. В начале осени 1741 г. Надир-шах двинулся на территорию Аварии. В борьбе против иранских полчищ начали объединяться разрозненные силы горцев. Один из отрядов табасаран в Андалале возглавил поэт-воин Мирза Калук-ский, где он и погиб от тяжелых ран. В конце сентября 1741 г. Надир отступил из Аварии в обратный путь в район Дербента, где он готовился к затяжной войне против дагестанских горцев. У Надир-шаха были далеко идущие цели в отношении народов Дагестана. Он хотел навсегда закрепиться здесь. С этой целью Надир-шах стал воздвигать военные укрепления. Одно из них было сооружено во владении кадия Таба-сарана в местности “Иран-Хараб”. Бильгади — село в Дербентском районе Дагестана (Табасаранское Кадий-ство). Расположено в 19 км к северо-западу от города Дербент. Входит в Чинарский сельсовет. Расположено в Предгорном Дагестане, в 5 км к за-паду от железнодорожной станции Дагестанские Огни, на границе с Та-басаранским районом (на западе), к северо-востоку от горы Барафтау. В 2 км от села сохранились остатки земляного укрепления Иран-Хараба, приписываемого Надир-шаху. Бильгадинский курган. На отроге горы, близ села, находится большой кур-ган. Здесь был вскрыт каменный ящик с расчлененным погребением. Карта. Табасаранское Кадийство. Из своих укреплений Надир-шах совершал неожиданные, разбойничьи похо-ды на ближайшие области Табасаран и Кайтаг. Так, в октябре 1741 г. Надир-шах послал значительный отряд против Табасарана и Кайтага, шахские вой-ска в сражении были разбиты. Последствия набегов шахских войск были тя-желыми – уничтожались посевы, сады, разрушались жилища, угоняли скот. Все это вызывало ненависть у табасаран к завоевателям. В первые же дни по-сле отступления шаха из гор 5 тысяч горцев-табасаран атаковали крепость Кабир и истребили 2 тысячи человек из восьмитысячного гарнизона, а ос-тальных вынудили бежать. В Табасаран, как и в остальные владения Дагестана, походы совершал и брат Надир-шаха Ибрагим-хан, который был назначен правителем Дагестана. Как свидетельствует Мухаммед-Казим, когда джарцы узнали о прибытии войск Ибрагим-хана они послали горцев к Сурхаю и к Большому уцмию, ко-торые пребывали в Табасаране. По прибытию гонцов они перевели свои се-мьи в укрепленные места. Сами же преградили все проходы и занялись под-готовкой к обороне. Иранские войска были разбиты, и Ибрагим-хан убит во время битвы. Весть о гибели брата дошла до Надир-шаха, когда он вел ус-пешные войны с Индией. Надир-шах объявил своим военачальникам, что он собирается мстить за брата. Месть за кровь брата послужила Надир-шаху предлогом для оправдания своих грабительских походов. Неоднократно под-вергались нашествию иранских завоевателей Табасаран. Это, в свою очередь, вызывало антииранские восстания, которые вызвали серьезную тревогу у Надир-шаха. Поэтому, завершив поход в Среднюю Азию, он тщательно стал готовить нашествие на Дагестан.

Исаев И. Р.: Как сообщает Мухаммад Казим, Надир-шах приказал, что “так как бунт и мятеж начали люди Табасарана, лучше будет в первую очередь пойти на них, стереть их с лица земли и перебить жителей этого края”. Жители Табасарана, узнав о жестокости Надира, решили оказать сопротивление. Зимой 1741 г. Надир-шах двинулся в Дагестан с целью покорения горцев. Для осуществления своих планов Надир-шах применил тактику трехсторон-него наступления. Следует отметить, что Мухаммад Казим подробно описы-вает борьбу жителей Табасарана, но не всегда называет места, где проходила борьба. Шах отправил Гайдарбека с 10-тысячным отрядом в тыл дагестанцев. Надир приказал стереть с лица земли жителей Табасарана. С этой целью иранский шах приказал одному отряду, состоявшему из двух тысяч хоросан-ских стрелков, пойти на Табасаран и занять все ущелья, чтобы ни один таба-саран не мог выйти из своих мест. Однако табасараны собрали своих людей и преградили путь кызылбашам. Кызылбаши удивлялись мужеству и жажде к победе племени. Во время сражения было убито большое число персов. Ис-требив большую часть жителей Табасарана, Надир занял Кайтаг, затем всту-пил в Кази-Кумух. Казикумухцы и кайтагцы подняли восстание, в котором, наряду с остальными дагестанскими горцами, участвовали табасараны. “Бес-покойные табасараны, пишет И.Н.Березин, - приняли участие в восстании ка-зыкумыков против Надира”. Как сообщает Мухаммад Казим, Надир-шах приказал, что “так как бунт и мятеж начали люди Табасарана, лучше будет в первую очередь пойти на них, стереть их с лица земли и пере-бить жителей этого края”. Жители Табасарана, узнав о жестокости Нади-ра, решили оказать сопротивление. Итог походов Надир-шаха 1741 г. на Табасаран и Кайтаг можно подвести словами П. Зубова, писавшего: “Надир-шах в 1741 г. овладев Дербентом, вел крайне неудачные экспедиции против табасаранцев и каракайдахов”. Как сообщал И. Калушкин в донесении от 8 октября 1741 г., совершавший «путешествие» с шахом из Закавказья в Дагестан, «табасараны стоявшего от Дербента в пятнадцати вер-стах персицкого командира Рустам-бека, при ко-тором было восемь тысяч войска, из тран-жамента вон выбыли так, что он едва из рук тех горских людей вырваться и в крайней то-ропливости с наро-читым уроном за реку уйти мог». Из местности «Иран-Хараб» Надир-шах совершал неожиданные, разбойни-чьи походы на ближайшие области Табасаран и Кайтаг. Так, в октябре 1741 г. Надир-шах послал значи-тельный отряд против Табасарана и Кайтага, шах-ские войска в сражении были разбиты. Последствия набегов шахских войск были тяжелыми - уничтожались посевы, сады, раз-рушались жилища, угоня-ли скот. Все это вызывало ненависть у табасаран к завоевателям. В первые же дни после отступления шаха из гор 5 тысяч горцев-табасаран атаковали кре-пость Кабир и истребили 2 тысячи человек из восьмитысячного гарнизо-на, а остальных вынудили бежать. С наступлением зимы дагестанские горцы не прекратили нападения на шах-ские войска. “Набеги дагестанцев, - писал П. Бутков, - весьма беспокоили его войско”. Войска Надир-шаха страдали также от недостатка продовольствия. Захвату Табасарана Надир-шах придавал исключительное значение. В 1742 г. с наступлением весны Надир-шах во главе 30 тысячного войска трижды обрушивался на Табасаран, каждый раз отступая с большими поте-рями. Шах послал разведчиков выяснить ситуацию. Разведка доложила На-дир-шаху о том, что “Сурхай, Рустам-хан Барсли, Хасанбек, Амир Хамза та-басаран, Муртада-Кули Султан примерно с шестьюдесятью тысячами распо-ложились на стоянке Дювек и хотят сражаться с владыкой”. Иранский шах основательно готовился к сражению. И двинул в Табасаран отборные военные силы, куда на помощь местным жителям со своими опол-чениями прибыли почти все владетели Дагестана или их представители. В битве вблизи аула Дювек иранские войска во главе с Надир-шахом были ок-ружены восставшими жителями Табасарана и пришедшими им на помощь дагестанскими горцами. Во время этой битвы был ранен в руку и сам Надир-шах. Разгневанный Надир-шах приказал для усмирения жителей Табасарана направить туда значительные военные силы. “Двенадцать тысяч человек из хоросанских стрелков и тюфенгчи под пред-водительством Заманбека и Исмаилбека и десять тысяч во главе с Рахимха-ном узбеком должны были пойти на жителей Табасарана”. Один из самых крупных отрядов был направлен в Дюбек. Таким образом, два отряда иран-ских полчищ двинулись в Табасаран. По данным источника, около пяти ты-сяч табасаран преградили путь войскам Надир-шаха и между ними произош-ла ожесточенная битва. Жители Табасарана перевели свои семьи в укреплен-ные вершины, а воины в количестве “около восьми тысяч табасаранов реши-ли идти в сторону Дербента. В борьбе с жителями Табасарана Надир-шах потерял большое количество воинов. В одном из боев с табасаранами сам шах едва не был взят в плен. По данным Мухаммад Казима, Надир-шах за свои неудачи в борьбе с табаса-ранцами жестоко расправился со своими военачальниками. Летописец Надыр Шаха пишет, что Табасаран выставил 60-ти тысячную ар-мию против войск (кызылбашей) Надыр Шаха. Шах казнил своих команди-ров, каторые погубили 18 тысяч солдат. Эти неудачи заставили Надир-шаха и его войска покинуть Дагестан, они вы-нуждены были зимовать в Ширване. Следует отметить, что и после этого поражения Надир-шаха не покидала мысль о покорении народов Дагестана, в том числе и табасаран. В одной рукописи, написанной на арабском языке, описано сражение табаса-ран с Надир-шахом. “Во время правления Рустам кадия, говорится в ней, произошло сражение и с кызыл-башами. Надир-шах причинил злодейст-ва, и сложили головы многие из Табасарана и Кайтага. Аллах знает луч-ше. Дата 1155 соответствует 1742/43 гг.” Подобного рода сведения содержатся в работе известного востоковеда И. Березина. Таба-сараны, отмечал он, тревожили «Иран-Хараб» зимой, за что весной шах опустошил Таба-саран огнем и мечом. Войска Надир-шаха разрушали аулы. По преданиям, многие табасаранские аулы были разрушены в период нашествия персидских завоевателей. Это ау-лы Ваник недалеко от Чере, Турач недалеко от Хурика. Предания подкреп-ляются археологическими материалами. Так, поселения близ с Хели-Пенжи, с. Ханаг также были разрушены войсками Надир-шаха. Суммируя материал, можно сказать, что табасараны, как и остальные народы Дагестана, поднялись на борьбу против грозного завоевателя 40–50-х гг. ХVIII в. Иранские полчища понесли значительные потери. Надир-шах никак не хотел смириться со своим поражением. В течении ряда лет после пораже-ния он неоднократно совершал разорительные налеты на дагестанские народы. В 1745 г. дагестанские повстанцы подступили к стенам Дербента и шахские войска были разгромлены. Надир-шах, с остатками голодной и оборванной армии окончательно покидает Дагестан, дав обет больше никогда не посещать эту страну. Подводя итог сказанному, следует отметить, что борьба табасаран против иноземных завоевателей влилась в борьбу дагестанских горцев. Несмотря на постоянные неудачи, Надир-шах не оставлял мысли подчинить себе народы Дагестана. Как справедливо отмечает А.Н. Козлова, «различные народы Дагестана перед лицом внешних врагов сплотились и рука об руку вели борьбу против ино-земных завоевателей. Как видим, аварцы пришли на помощь табасаранам, а Сурхай Казикумухский с первых дней вместе с табасаранами боролся против Надира. Смешанные отряды дагестанцев пре-градили путь кызылбашам». У Надир-шаха были далеко идущие цели в отношении народов Дагестана. Он хотел навсегда закрепиться здесь. С этой целью Надир-шах стал воздвигать военные укрепления. Одно из них было сооружено во владении кадия Таба-сарана в местности “Иран-Хараб”. События тех грозных лет легли в основу поэмы «Иран-Хараб» М. М. Ми-тарова. Муталиб Митаров родился в 1920 году в селении Кандик Хивского района. Окончил медицинское училище в г. Дербенте. Работал бухгалтером колхоза. Избирался первым секретарем Хивского района ВЛКСМ . В 1951 году окон-чил партийную школу, затем Высшую партийную школу при ЦК КПСС. Ра-ботал с 1966 по 1969 годы министром бытового обслуживания ДАССР, в 1969 – 1974 годы работал директором Дагучпедгиза. Первые публикации Муталиба Митарова появились в 1937 году в газете «Красный Табасаран». В 1954 году издана книга стихов «Счастье» на табасаранском языке. Присвое-ны звания: «Народный поэт Республики Дагестан», «Заслуженный работник культуры ДАССР». В 2005 году Митаров М.М. удостоен Государственной премии Республики Дагестан в области литературы за книгу «Жизнь в стро-ках». Митаров Муталиб Митарович, Народный поэт Республики Дагестан, скончался 11 марта 2011 года на 91-м году жизни. Участник и инвалид Великой Отечественной войны, он воевал на Северном фронте, имеет боевые и правительственные награды, он член Союза писате-лей СССР. В качестве поэта М.Митарова узнали с появлением его первых публикаций в 1937 году в районной газете «Красный Табасаран». Первая книга стихов «Счастье» на родном языке появилась на свет в 1954 году, по-сле чего в республиканских и центральных издательствах вышло около 30 поэтических и прозаических книг М. Митарова: «Поэмы», «Цветы на грани-те», «Жизнь в узорах», «Симфония души», «Память сердца» и многие другие. М.Митаров родился в 1920 г. на древней табасаранской земле, воспетой ве-ликим Мирзой Калукским, овитой легендами и преданиями, взрастившей не-мало выдающихся ученых, поэтов, деятелей культуры. В 1959 году вышла его следующая книга «Строки из жизни», куда вошли стихотворения и поэмы «Иран-Хараб» и «Мастерица». Значительное место в творчестве М. Митарова занимает историческая тема-тика. 1. Митаров М. Мастерица: [поэма] / М. Митаров. – Махачкала: Дагучпед-гиз, 1966. - 28 с. Поэма «Мастерица» посвящена женщинам Табасарана, их тяжелому труду. 2. Митаров М. Иран – Хараб: [поэма] / М. Митаров. – Махачкала: Дагкни-гоиздат, 1968. - 107 с. Поэма «Иран – Хараб» посвящена нашествию Надир-Шаха на Дагестан. 3. Митаров М. Строки жизни: Стихи и поэма. / М. Митаров; пер. с таб. - М.: «Сов. писатель», 1971. - 112 с. 4. Митаров М. Голос Рубаса: [стихи, восьмистишия, поэмы] / М. Митаров; пер. с таб. – М.: «Сов. Россия», 1972. – 128 с. 5. Митаров М. Свирель весны: Стихи и поэма. / М. Митаров; пер. с таб. – М.: «Современник», 1976. – 78 с. 6. Митаров М. Нестертые строки: Стихотворения. / М. Митаров; пер. с таб. Владимира Фирсова и Ивана Савельева. – Махачкала: Дагучпедгиз, 1982. – 132 с. 7. Митаров М. Судьбы: Стихотворения и поэмы. / М. Митаров; авторизован. пер. с таб. Ивана Савельева и Владимира Фирсова. – М.: «Современник», 1984. – 80 с. 8. Митаров М. Симфония души: Стихи и поэмы. / М. Митаров. - М.: «Воен-ное издательство», 1988. – 144 c 9. Митаров М. Воскрешение: Стихотворения и поэмы. / М. Митаров. - Ма-хачкала: «Дагестанское книжное издательство», 1990. – 455 с. 10. Митаров М. Поклонимся обелискам: [Поэмы, баллады, стихи]. / М. Мита-ров. - Махачкала: «Дагестанское книжное издательство», 2005. – 334 с. Этому способствовало длительное собирание поэтом народных эпических творений – это легенды «Крепость семи братьев и одной сестры», «Битва с персами» и другие, в которых показана борьба табасаран с многочисленными завоевателями. В сборники «Народные песни» («Халькдин ирс»), «Жизнь в узорах» («Накъшариъ айи уьмур») М. Митарова вошли легенды и предания о борьбе табасаран с иранскими и турецкими поработителями.

Исаев И. Р.: Размышления об исторических судьбах народа, его патриотизме отражены в поэмах «Иран-Хараб» («Гибель Ирана»), «Кровавые скалы» («Ифдин гъар-зар») и других. Историческая поэма М.Митарова «Иран-Хараб» – явление в дагестанской литературе, в которой описана борьба свободолюбивых горцев против иран-ских полчищ, во главе которых стоял Надир-шах. «Иран-хараб» переводится как «Разорение или гибель Ирана». Это название местности, где происходили ожесточенные сражения против иранских полчищ и был нанесен им непо-правимый удар. Создавая поэму «Иран-Хараб», М.Митаров использовал не только легенды и предания табасаран, но и народные песни, произведения поэта-воина Мирзы Калукского, предводителя табасаран в битве с иранцами в Андалялской до-лине, где он и погиб. В поэме описаны жестокость грозных завоевателей, свободолюбие горцев. Поэма состоит из пролога, 20-ти глав и эпилога. При чтении поэмы М. Митарова «Иран-Хараб» прежде всего предстает «кро-вавая история», крики и слезы истерзанных, замученных детей, женщин и стариков: … С аулов окрестных Сгоняют в долину всех жителей местных, Здесь женщины, древние старцы и дети. Рубцуют их спины иранские плети… Так изображает поэт дикие, варварские действия полчищ Надир-шаха над беззащитными людьми. Недалеко от Джума-мечети в Дербенте была расположена баня, где можно было совершить полное омовение (гусль). Перед входом в мечеть врыт ка-менный столб — молчаливое напоминание о прошлом. По преданию, здесь иранский Надир-Шах, напавший в 1741 году на Кайтаг и Табасаран, велел насыпать холм из человеческих глаз. Этой экзекуции подверглись жители непокоренных аулов. Покорить горцев ему так и не удалось. В общем столь недо¬вольные им ханы и придворные в 1160 году в 11-ую ночь месяца Джамадуль-Ахар составили заговор. Весной 1747 г. Надир был убит в Иране. Руководителями убийц были Ма-гомед-бек Каджар Эриванский, Муса-бек вождь Афшар-Таримский, Коджа-бек боец Афшар-Орумский и все, кто с ними, а если что упущено, то, Бог ве-лик и милостив.

Исаев И. Р.: Последние похождения «великих правителей» Персии, которые мечтали по-корить Кавказ в том числе и Табасаран. После убийства Надир-шаха в 1747 году в государстве воцарился хаос. Аф-ганцы провозгласили независимость в Кандагаре, саму Персию раздирали распри из-за престолонаследия, страна оказалась на грани распада. Потомки Надир-шаха удерживали Хорасан. Беспорядки прекратились лишь с восхож-дением на престол Карим-хана, принадлежавшего к иранскому кочевому племени Зенд. В конце XVIII в. над Кавказом снова нависла угроза иранского нашествия. К власти пришел Ага-Мухамед-хан Каджар, который требовал покорности от дагестанских владетелей. История Каджаров увлекательна и драматична. Они прошли трудный путь многовековой борьбы, сопровождающийся блестящими победами и горьки-ми поражениями, стремительными взлетами и еще более быстрыми паде-ниями. Ага́ Мохамме́д Шах Каджа́р, Ага-Мухаммед хан (перс. آقا محمد خان مقاجار‎ — Âqâ Mohammad Şâh Qâjâr) (Ага-Мухаммед-хан, Ага-Мухаммед-шах) (1741—1797) — шах (шаханшах) Персии в 1779—1797 годах, шах с 1796 года. Основатель династии Каджаров. Ага Мухаммед был сыном предводителя тюркского племени каджаров. Его отец Мухаммед Хасан-хан некоторое время был придворным Адил-шаха, племянника Надир-шаха, но вскоре попал в опалу и был вынужден бежать, тогда как шестилетний Ага-Мухаммед был по приказу шаха оскоплён (каст-рирован). Физическое увечье, служившее к тому же предметом насмешек ок-ружающих (его за глаза прозвали «Ахта-хан», то есть Скопец-хан), нанесло жестокую психологическую травму и, видимо объясняет многие черты его характера, злобного и безжалостного. После оскопления Ага-Мухаммед жил в Туркменской степи у своего отца, ставшего правителем Мазендерана и Ги-ляна, и принимал участие в его походах против Зендов. Однако в 1760 г. Му-хаммед-Хасан-хан потерпел поражение и был обезглавлен Карим-ханом Зен-дом, а в 1762 году молодой Ага-Мухаммед с братьями был отправлен залож-ником к Карим-хану в Шираз. Карим-хан обращался с ним хорошо и даже женил на одной из его родственниц. После смерти Карим-хана в 1779 г. Ага-Мухаммед бежит из Шираза, стано-вится главой каджаров, подчиняет себе Мазендеран (Табаристан) и Гилян и выступает против Зендов. В 1785 г. он берет столицу Зендов Исфахан, при-чём, по словам современника, подвергает его такому разгрому, что «никогда прежде, даже при нашествии афганцев, город не испытывал таких ужасов. Войска в варварстве и жестокостях доходили до крайности». В том же году он занимает Кум и Тегеран, который делает своей столицей. Весной 1791 г. он взял и разрушил другую столицу Зендов, Шираз; при этом прах Керим-хана был выкопан из могилы и помещён под порогом тегеранского дворца Ага-Мухаммеда, чтобы правитель, ступая на это место, вспоминал повер-женного противника. В 1794 г. после пятимесячной осады штурмом берет последний оплот Зендов — Керман; город на три месяца был отдан воинам, большинство горожан перебито, 20 тыс. мужчин ослеплено, 8 тыс. женщин отдано на потеху воинам, оставшиеся обращены в рабство. Из 600 отрублен-ных голов пленных была сложена пирамида. Последний зендский правитель Лутф-Али-хан был ослеплён и затем четвертован. В 1795 г. Ага-Мухаммед выступает на Хорасан, где правил слепой и преста-релый сын Надир-шаха, Шахрух. Шахрух сдался без боя, что, однако, не спасло его: чтобы выведать, где тот спрятал сокровища отца, Ага-Мухаммед велел пытать его расплавленным свинцом. Шахрух умер от пыток. В том же году Ага-Мухаммед выступает на Грузию, выставив предлогом её союз с Россией, разбивает армию царя Ираклия II в Крцанисской битве, затем без боя вступает в грузинскую столицу и подвергает её полному разгрому. Вес-ной 1796 г. на торжественной церемонии в Муганской степи он провозглаша-ется шахом Ирана. Дагестанские владетели отвергли требование Ага-Мухамед-хана и обрати-лись за помощью к России. Кадий Табасаранский, шамхал Тарковский, уцмий Кайтагский, Али-Султан Дженгутайский и другие «крайне встревоженные», собрались на общий совет и единогласно отклонили требования персидского завоевателя, «положили принять все меры к оказанию сопротивления» и обратились «о помощи к России», которая не хотела допустить того, чтобы Персия овладела Кавка-зом. Поход Ага-Мухаммед-хана в Грузию произвел шокирующее впечатле-ние на владете-лей Дагестана, к которым были отправлены посланцы шаха с требованием признать под-данство Ирана. Дербентский Ших-Али-хан никак не мог принять одну из сторон. В конечном итоге он перешел на сторону Ирана, тем самым получая перспективу от шаха при содействии Ирана во-плотить мечту отца и объединить Азербайджан… Кадий Табасарана в числе других дагестанских владетелей, напротив едино-душно согласился в октябре 1795 г. организовать оборону и содержать стра-жи в таких пунктах, «с ко-их удобно бы можно было Ага-Мухаммед-хану проникнуть к ним со стороны берегов ре-ки Куры и между тем взывали о по-собии к России»… В октябре 1795 г. вахмистр Абдулла Садыков был отправлен к владетелям Дагестана с письмами Гудовича для «склонения их к твердому противодей-ствию Ага-Мухаммед-хану». Через месяц Гудович получил повеление от им-ператрицы в случае, если Ага-Мухаммед-хан вступит в Ширван и займет Шемаху и Баку, то следует «занятием Дербен-та от войск наших оградиться безопасностью и не оставить без покровительства шамхала тарковского, ус-мия каракайтагского и самого хана дербентского. Сие действие отлагаемо, однако было к весне 1796 года, по учинений всех нужных приготовлений и по принятии надлежащих мер»… Согласно полученному приказу, генерал И.В. Гудович послал в Дербент от-ряд под коман-дованием генерал-майора Савельева. Дагестанским владете-лям было предложено собрать «милицию» и вместе с русскими войсками ор-ганизовать общую оборону против персов, на что табасаранский кадий вме-сте с шамхалом и уцмием изъявили готовность исполнить указания главно-командующего. Савельеву было дано указание для необходимых расходов на содержание войск выдать кадию Табасаранскому 500 руб. Дорога, по которой должен был пройти отряд Савельева была труднопрохо-димой. Проводником вызвался быть сам табасаранский кадий, желавший быть союзником России. Несмотря на их усилия, они не смогли овладеть Дербентом. Вследствие этого генерал-майор Савельев получил приказ от ге-нерал-поручика графа В.А. Зубова командующего экспедиционным корпу-сом, отступить от Дербента, что он и сделал в конце марта распо-ложившись при реке Дарваг, во владениях кадия Табасаранского, где ожидал прибытия основных сил… 15 апреля 1796 г., не ожидая окончательного сбора, с отрядом численностью около 12 тыс. человек В.А. Зубов выступил на юг. Горцы Дагестана радушно встречали движущиеся на юг русские войска, оказывали им посильную по-мощь, за свой счет чинили и строили за-ново мосты через реки, привозили провиант. Табасаранский кадий Рустам-кади, как и шамхал Тарковский Ма-гомед-хан и кайтагский уцмий Рустам-хан, присоединился к отря-ду В.А. Зу-бова. И.В. Гудович отправил письмо к табасаранскому кадию Рустаму, в ко-то-ром писал, что «радуется усердию и верности, оказанным им присоедине-нием своих войск к отряду Савельеву. Что такое поведение его не останется без вознаграждения ... ». В.А. Зубов зная, что в Дербенте происходит «борьба партий», отправил к Ших-Али-хану парламентариев с предложением «сдаться на милость Рос-сии». Но это не имело успеха. Подошедшие к Дербенту передовые отряды русских войск были встречены огнем. Однако взять город штурмом не уда-лось. «Лишь при содействии Рустам-кади генерал Булгаков с русскими вой-сками до 10 тыс. человек перебрался по Дарвахскому ущелью через леса по перевальной дороге и того же года в третий день мая месяца направил войско на город Дербент с южной стороны». Видя безвыходность ситуации, Ших-Али-хан сдался, а Ага-Мухаммед-хан отступил назад… В свою очередь табасаранский Рустам-кади в июле 1796 года отправил письмо Екатерине II с выражением благодарности русским войскам за избав-ление от нашествия Ага-Мухаммед-хана и заверением своей верноподданной службе. «... Табасаранский владелец Рустемкади к священным стопам цари-цы царей и государыни государей полагает благого-вейно всеподданнейшее сие донесение. Из которого известно, что злодейство и кровожад-ность хищ-ника Ага-Мухаммед-хана дошли до такой степени, что знаменитейших кня-зей подвергнул своей насильственной власти... При всем там и я со всеми да-гестанскими князьями пребыл непоколебимо в нашей преданности и усердии к службе всемилостивейшей монархии. И хотя некоторые из подвластных в сей стороне народов жестоких угроз свирепого Ага-Мухаммед-хана страши-лись, но народы дагестанские и табасаранские нимало его не убоялись и к разным внушениям его отнюдь внимания не оказали». В 1798 г. воспользовавшись болезнью Ших-Али-хана и слухами о его смерти, Сурхай-хан Казикумухский вместе со своим сыном Нухбеком захватил Ку-бинское ханство. Это вы-звало возмущение других владетелей Дагестана. Поэтому на просьбу Ших-Али-хана о помощи откликнулись акушинцы, кай-таги, табасараны и др… Так, во всеподданнейшем рапорте генерал-лейтенанта Кнорринга 28-го мая 1800 г. отмечалось, что кадий Табасаранский и уцмий Каракайтагский «вы-звав от казикумухского Сурхай-хана бывшего под защитою у него Хасан-хана, меньшего брата дербентского Ших-Али-хана, восстановили в г. Дер-бенте ханом, чем многие жители Дербента были не-довольны». На это кадий Табасаранский и уцмий Каракайтагский объявили, что «они владетеля у себя имеют по согласию Ших-Али-хана и что они желают обоим сорящимся братьям добра, употреблять все свои старания на примирение их ...». К тому времени к Дербенту начали подтягиваться войска Ших-Али-хана и шамхала Тарковского. Узнав о движении войск Ших-Али-хана и шамхала Тарковского, кадий Табасаранский и уцмий Рустем-хан приготовились к обороне. Видя всю сложность затеи с возвратом Дербента, шамхал Тарков-ский не желая войны заявил, что шел только с целью по-мирить братьев. То-гда уцмий Каракайтагский отвел свои войска, а войско кадия Табаса-ранского продолжало оборонять город от Ших-Али-хана… В августе 1800 г. генерал-лейтенант К.Ф. Кнорринг получил высочайший ре-скрипт с при-ложенными к нему грамотами на имя табасаранского кадия Рустама, уцмия и шамхала, в котором император приказывал послать необ-ходимое количество войск для ограждения Дагестана от Персии, а владете-лям Дагестана предлагалось присоединить свои ополчения к русским вой-скам в случае иранского нападения… Решившись воспользоваться возникшей ситуацией, Рустам-кадий Табаса-ранский и уцмий Каракайтагский отправили своих послов к царю. Согласно опубликованному П.Г. Бутковым донесению от 8 сентября 1800 г. «табаса-ранский Рустам-кадий и бывший усми Рус-тем» выразили желание отправить ко двору посланцев. Через месяц в царском рескрипте генерал-лейтенанту К.Ф.Кноррингу повелевалось «пропустить ко двору чиновников Рус-тем-кадия и бывшего усмия Рустем-хана, когда оные прибудут на линию». Одна-ко оста-лось неясным содержание посланий этих двух владетелей… Посланники Рази-бека Кайтагского, владетелей Табасарана Сограб-бека и Махмуд-бека были приняты с почестями и пожалованы ценными подарками (парча, сукно, атлас и де-нежное вознаграждение в 3680 руб.). При отъезде посланников из Петербурга им было объявлено, что владетели «приняты бу-дут в свое время, о чем и предпишется». Таким владельцам каковы были правители Табасарана, уцмий Кайтагский и шамхал Тар-ковский, денежные субсидии и дорогие подарки становились не-обходимыми. Владения их простирались от Кизляра до Дербента, составляя непрерывную прибрежную часть Кас-пийского моря. Деньги, подарками или другими какими-либо средствами для России не-обходимо было сохранять с ним дружеские отношения хотя бы для обеспечения безопас-ной русско-восточной торговли… Согласно имеющимся сведениям, активную посредническую помощь в при-ведении табасаранских владетелей в российское подданство оказывал шам-хал Тарковский. Об этом свидетельствует письмо Мамед-кади Табасаранско-го к Мехти-шамхалу Тарковскому, в котором кадий выражал свою готов-ность служить царю на тех же условиях, на каких слу-жил тарковский Мех-ти-шамхал. «... Я получил ваше письмо, - говорилось в этом письме, - из рук вашего посланного об оказании нами повиновения и покорности великому Госуда-рю. Мы не выйдем из покорности Его воли, как не выходите вы, и будем служить Ему по вашему совету, как служите вы. Мы согласны принять все то, что вы приняли, потому что вы нам зла не желаете, а желаете добра и пользы. Вы наш поверенный в переговорах с русскими властями, вы наш родственник и соплеменник, старше нас...». В ноябре 1802 г. умер табасаранский кадий Рустам-хан. В связи с этим 28 де-кабря 1802 г. поступило донесение князя П.Д. Цицианова графу Воронцову. «Табасаранского Кади Рус-там-хана старший сын Абдулла-бек в письме сво-ем к предместнику моему генерал-лейтенанту К.Ф. Кноррингу, дошедшем сюда на прошедших днях с нарочным его, уве-домляя, о смерти, постигшей означенного отца его 20-го числа прошедшего ноября, дос-тавил всеподдан-нейшее прошение его на Всевысочайшее Е. И. В... Сей кадийский сын Аб-дулла-бек в том же письме объясняет, что он расположен отправить к Высо-чайшему Двору Е.И.В. посланца своего, на что дал я ему ответ мой, что сие зависит от Высочайше-го соизволения Е. И. В. При том основываясь на последней статье Высочайшего Е. И. В. рескрипта, о 24-го декаб-ря 1801 года, к предместнику моему генералу-лейтенанту Кнор-рингу о постановлении дружеского союза между Персидскими ханами и гор-скими владельцами, в высоком под-данстве и покровительстве Е. И. В. со-стоящими, приемлю смелость донести в.с., что как Кадий Табасаранский уже есть в подданстве Е. И. В. и принял на оную присягу, то не бла-гополучно ли будет приказать применить кадию Табасаранскому и прочим ханам и вла-дельцам, что подданной к своему Государю не может посылать посланцов, а должен вхо-дить с письменными прошениями и на предбудущее время по-ставить то всегдашним пра-вилом». В ответ на это граф Воронцов писал князю П.Д. Цицианову 23 мая 1803 г., что он говорил с царем Александром I о кади Табасаранском и царь поддер-жал идею признания кадием Табасарана Абдулла-бека и назначения ему жа-лованья. «Из соображения всех сих причин и обстоятельств, - доносил П.Д. Цицианов Воронцову, - по повелению в.с. смею предста-вить мнение о том, что произвождение жалованья кадию Табасаранскому, коль скоро он утвер-дится от своих и соседних народов в сем знании, почитаю и не безполезным, ибо шамхал Тарковский, уцмий Каракайтагский и кадий Табасаранский от Кизляра до Дер-бента составляют цепь побережную Каспийского моря, кото-рую или деньгами или оружи-ем, а сим последним еще вернее, для уверенно-сти и облегчения Российской торговли, не-обходимо удерживать стараться ...». Во время вступления русских войск в Дербент табасаранские правители вы-шли им на-встречу и дали клятву на верность России. Тогда же они были приняты в подданство Рос-сии, затем и присоединены. В благодарность за присоединение к русским войскам от 19 августа 1806 г. было дано предписание генералу-анш. И.В. Гудовича от С.А. Булгакова представлении к награжде-нию владельцев Табасарана и других дагестанских владетелей. «Глазенап, представив мне список о владельцах табасаранских и дагестанских, кои оказывают услуги, усердие и пре-данность, ходатайствует об определении им шт.-офицерских чинов и жалованья, почему присоединяя

Исаев И. Р.: к сему таковой же список, предписываю вам удостовериться и узнать об-стоятельно, кто из тех владельцев какого награждения заслуживает и, обо всем оном, при-слать ваш рапорт. При оном, послан следующий список: 1) Каракайтагский владелец уцмий Али-хан, силь-нейший из всех живущих около Дербента, могущий выставить своего войска до 4 000. Та-басаранские владельцы: 2) Кадий, 3) Махмуд, 4) Мурза-бек, 5) Абдулла-бек, 6) Маасум-бек, 7) Мустафа-бек, 8) Дербентский градоначальник Али-Пенах-бек и тд.». «На повеление в.с. от 23 ноября, - говорится в донесении С.А. Булгакова от 5 января 1807 г., - которым вы изволите требовать моего мнения, какого на-граждения заслуживает кто из Табасаранских владельцев, также и уцмий, в.с. имею честь донести, что также как уц-мий Каракайтагский есть из первых и сильнейших почти владельцев в Дагестане, равно и кадий Табасаранский по смежности его владения и соседстве к Дербенту нам нужен; а при том как оные оказывают всегда совершенное свое усердие, то, конечно, желание их есть, чтобы они всемилостивейше награждены были чинами и монаршими милостями по при-меру шамхала Тарковского. Прочем - же соседственным небольшим владельцам Табасаранским, как - то; Маасум-беку, Махмуд-беку, Мустафа-беку, равно и карчагскому Мустафа-беку же, ежели угодно будет в.с, для поощрения их испросить оным приличные чи-ны с следующим жало-ваньем, то они сим очень довольны будут». В 1797 г. особой грамотой Павла I кадий Табасаранский был принят в под-данство России. Россией было предложено дагестанским владетелям собрать «милицию» и вместе с русскими войсками организовать общую оборону против персов, на что табасаранский кадий вместе вместе с другими изъяви-ли готовность исполнять указания главнокомандующего. Ага-Мухаммед вы-ступает против русских и наносит поражение отряду Валериана Зубова, ко-торый, впрочем, уже был отозван по приказу Павла I. 7 ноября 1800 года у речки Йори произошел бой между русскими войсками и соединенным ополчением аварского Омар хана, аварского Али-Султана, ка-дия Табасарана, Хаджи-Ахмед хана дженгутаевского, сына Сурхай хана ка-зикумухского, Кази-муллы, Муса-хаджи аксаевского и др. Русские войска одержали победу. Омар хан погиб. Каджар отозвал свои войска с Кавказа. Затем он собирается вновь напасть на Грузию, но под Шушой убит в палатке собственными слугами. По сведениям хронистов, Ага- Мухаммед был зарезан ночью своими слуга-ми, мазандаранцем (табаристанцем) Аббасом, грузином Садыхом Горджи и исфаганцем Ходадом которых шах намеревался казнить на следующий день за какую-то провинность. Со смертью Ага- Мухаммед Каджара завершилась одна из величайших и бесславных войн в истории человечества: Война объявленная табасаран-скому народу после смерти царя из табаристанской династии Аршаки-дов –основателя государства Парфян Артабана V и прихода к власти са-санидов за то, что Гушнаспу- правитель Табаристана на севере Ирана отказался подтвердить полномочия Ардашира, и последний решил ут-вердить свою власть силой оружия. Как только по смерти Надир-Шаха его правители и сторонни¬ки сами по себе выселились отсюда в Персию, на Кавказе происходят следующие события: В Табасаране выявились следующие правители: В Южной Табасарани, - майсум Муртузали, сын майсума Магомеда, так как и раньше он владел правами. В Северной Табасарани - Муртузали-Кади, сын Рустам-Кади... и раньше вла-дел правами. На исторической арене за передел Кавказа появляется царская Россия, а с другой стороны Иран и Турция и снова Дагестан и в том числе Табасаран, втянутая в эту бойню. В 1157 (1744) году кубинский хан Гусейн-Али-хан умер, а сын его Фатали-Ага, посредством завоевания ставший в Сальяне пра¬вителем, стал ханом в кубинском уезде вместо отца, а также ханом в Сальяне, причем прозвище его стало Фатали-хан. Фатали-хан Кубинский или Фатх Али-хан— правитель Кубинского хан-ства (1758—1789). Фатали-хан родился в 1736 году в семье кубинского ха-на Гусейн Али-хана и Пери Джахан-бике Уцмиевой. Сестра Фатали хана была замужем за Бакинским ханом, и она же, сестра Фа-тали хана и есть мать А. Бакиханова, который был сыном бакинского хана, соответственно Фатали хан приходился родным дядей А. Бакиханову. Свою сестру Хадидже-бике Фатали хан выдал замуж за бакинского хана Ме-лик Мухаммад-хана; она приходится бабушкой основоположнику азербай-джанской научной историографии, учёному, мыслителю и писателю Аббас Кули Ага Бакиханову. Их сын Мирза Мухаммад-хан II, ставший после смер-ти отца новым бакинским ханом, был женат на дочери Фатали-хана — Хан-бике-ханум, приходившейся ему двоюродной сестрой... В 1765 году Фатали-хан с помощью шамхала, уцмия и табасаранского кадия овладел Дербентом и присоединил Дербентское ханство к своим владениям. Получив в 1758 г. от своего отца Гусейн-Али-Хана небольшой удел, состо-явший из одной Кубы, Фатали-хан благодаря ловкой политике превратил его в обширное владение, куда вошли ханства Дербентское, Бакинское, Шема-хинское и Ширванское, а также север Персии до города Ардебиль. Умер в 1789 г., готовясь к походу на Персию для завоевания Азербайджана. Хитрый, ловкий он по каждому мелкому поводу обрашался к русскому царю за воен-ной помощью. С этого момента во многих местах будут указываться события с участием этого хана. Усиление власти и расширение сферы влияния Фатали-хана встревожило со-седних владетелей. В сложившуюся антикубинскую коалицию дагестанских владетелей вошли кайтагский уцмий Амир Гамза, аварский нуцал Умма-хан, мехтулинский Али-Султан, табасаранский Рустем-кадий, казанищинский Тишеиз-Магомед (Мухаммад-тишсиз); к ним примкнули также владетели За-сулакской Кумыкии — эндреевский Темир-Хамдин, Али-Султан Казанали-пов, костековский Алиешев и др. В июле 1774 года на Гавдушанском поле, вблизи Xудата, между объединёнными силами дагестанских феодалов и Фа-тали-ханом произошло сражение, закончившееся разгромом кубинского хана. В бою погибли Мухаммад-тишсиз, Эльдар-бек Казикумыкский и майсум Шейх Али-бек… Находясь в тяжёлом положении, Фатали-хан ещё из Сальян отправил в Пе-тербург к императрице Екатерине II посланника Мирзу-бека Баята с пись-мом, в котором обращался за помощью и просил принять его в подданство Российской

Исаев И. Р.: империи. С просьбой о помощи он обратился и к шамхалу тарковскому. Шамхал не смог оказать поддержки и в январе 1775 года обратился к России с просьбой оказать помощь Фатали-хану. Русское командование снарядило экспедицию в количестве 2530 человек под командованием генерала Медема, которая 1 марта того же года направилась в Дагестан. Осаждавший девятый месяц Дербент уцмий Амир Гамза, снял осаду и выступил против Медема, но в местечке Иран-Хараб русские войска нанесли ему поражение. Фатали-хан отправил к Екатерине II ключи от города Дербент и вновь попросил его принять в подданство России. 10 мая того же года часть русских войск численностью 1411 человек во главе с майором Криднером вместе с отрядом Фатали-хана двинулись в Кайтаг и Табасаран. Вбилизи селения Башлы на них напал Амир Гамза, «но действием артиллерии был опрокинут. Оттуда Фатали-хан с царскими войсками направились в Табасаран. Табасаранцы, «надеясь на своё крепкое местоположение», решили защищаться, но были разбиты в местности Калух. Однако в одном из сражений Криднер и Фатали-хан были окружены в тесном ущелье и, понеся значительный урон, вынуждены были вернуться в Дербент… Как известно, благодаря поддержке России, Фатали-хан Кубинский сумел значительно возвыситься. Это позволило ему, в частности, в последней трети XVIII в., воспользовавшись междоусобицами в майсумстве, добиться утвер-ждения майсумом Нижнего Табасарана своего ставленника Магомед-Гусейнбека, которому наследовали его братья Сограб, Шамхал и сын по-следнего Кирхляр-кули. Естественно, последние придерживались той же ли-нии, что и Фатали-хан, оказывая всяческое содействие Фатали-Хану и рус-ским войскам. Султанская Турция, шахский Иран резко отрицательно отно-сились к росту влияния России в Дагестане. 24 марта и затем в апреле 1776 года в селении Дербах удалось провести сборы, в которых приняли участие Фатали-хан, тарковский шамхал Муртазали, буйнакский владетель Бамат, кайтагский уцмий Амир Гамза, табасаранский Рустам-кадий, казикумухский хан Магомед и.т.д., а также майор Фромгольд с российской стороны. Участ-ники антикубинской коалиции запросили мира, при условии, что Фатали-хан «не в Дербенте, а в Кубе, в ему принадлежащем месте был, ему тогда и ама-натов дать в состоянии и быть верным по всем удовольствие сделают». Но русское командование не приняло их условия, указав, что Дербент останется во владении кубинского хана. На данном этапе российское правительство было заинтересовано в примирение враждующих сторон. На вторых сборах было достигнуто мирное соглашение, в соответствии с ко-торым Амир Гамза и Рустам-кадий обязались «дербентского и кубинского хана оставить спокойно означенными ему подлежащими владениями владеть и никакой обиды его подданным, равно и ему не чинить, в торгах между его и нашими людьми никакого помешательства и грабежи не делать, а напротив того показывать каждому всякое вспоможение. А если кто из наших подвла-стных в том окажется преступительным, то обиженному делать подлежащее удовольствие». Кроме того, майор Фромгольд писал, что «… желаемого спо-койствия здесь никогда быть не может. Ибо уцмий и кадий, хотя и дали свою подписку в том, чтобы хану (Фатали-хану. — прим) ничего не делать, одна-ко, сие показывают они по одной наружности . . ., а внутренне пылают к нему злобой . . ., не упустят ни малого времени возобновить на него свое гоне-ние»…Наконец, после упрочения Фатали-Хана в землях, бывших под его властью, упомянутый генерал со своим русским войском вернулся из Дер-бента в Кизляр. Во время кавказского похода В. Зубова в 1796 г. большинст-во дагестанских феодалов приняло сторону России и изъявило готовность вступить в российское подданство. В июле 1799 г. Павел 1 подтвердил под-данство кадия Табасаранского (чин 4 кл. и 1,5 тыс. руб.). Летом 1801 г. к Александру I с прошением о принятии в подданство обрати-лись Рази-бек Табасаранский, Сограб-бек и брат его Махмуд-бек. Посланни-ки владетелей Табасарана Сограб-бек, Махмуд-бек и др. были приняты с по-честями и одарены ценными подарками. И в дальнейшем Россия различными подношениями склоняла табасаранских владетелей на свою сторону. Хотя в рескрипте царя Кноррингу говорилось лишь о семи кавказских владениях, которые должны были составить ядро будущего союза, переговоры с ними заняли длительное время и лишь 20 сентября 1802 г. удалось собрать в Геор-гиевске съезд представителей Талышинского, Кубинского и Дербентского ханств, шамхала Тарковского, уцмия Кайтагского, майсума и кадия Табаса-ранского. Переговоры о создании союза кавказских владельцев проходили с самого начала в трудной обстановке из-за разногласий между делегатами и их взаимных претензий. Некоторые представители добивались подписания с ними отдельных договоров, которые давали бы их владельцам особые приви-легия. Так, представитель Ших-Али-хана требовал, чтобы Россия предоста-вила «его владетелю» «войско и приличную сумму денег». Наконец, после длительных и напряженных переговоров, 26 декабря 1802 г. был подписан Георгиевский договор о создании федеративного союза кавказских владель-цев под покровительством России. Он обязывал их и горские общества быть преданными России, прекратить междуусобные распри, разбирать взаимные споры и претензии «дружески», оказывать друг другу помощь в борьбе про-тив агрессии Ирана, создать необходимые условия для развития торговых связей на Кавказе. В договоре особо отмечалось, что нарушители взятых на себя обязательств будут подвергнуты строжайшему наказанию. Дагестанские владельцы, вошедшие в союз, получали ежегодное жалованье, размер кото-рого зависел от характера и давности их отношений с Россией, их политиче-ской значимости. Так, шамхал Тарковский, «предки» которого, по данным С.М.Броневского, «в подданстве с 1717 года», получал 6 тыс. руб., уцмий Каракайтагский Рустом, «предки которого вступили в подданство в 1728 го-ду» – 2 тыс. руб., его брат Разий – 600 руб., кадий Табасаранский – 1500 руб., табасаранские «независимые владельцы Сохраб-бек маасум и Махмуд-бек – по 450 руб.». Ших-Али-хан Дербентский и Мустафа-хан Талышинский, до-вольно часто нарушавшие данную ими присягу верности России, очевидно, в наказание, были приняты в союз без какого-либо жалованья . В присутствии князя Цицианова 26 декабря переговоры закончились под-писанием Георгиевского договора, согласно которому владетели Дагеста-на обязались оставаться «спокойными в своих владениях» и в случае на-падения иноземных захватчиков оказать друг другу «посильную помощь своими войсками». В том же году часть ширванского населения угнала баранту жителей Бермек-ского магала Кубинского уезда. За это хан Кубин¬ского уезда Шихали-хан по-вел отсюда войско, ограбил скот и иму¬щество жителей некоторых селений Ширванского владения и вер¬нулся. Но Ширванский хан Мустафа-Хан, взяв свое войско, а так¬же русское войско, во главе с одним полковником (по фа-милии Тихоновский), выступил на завоевание Кубинского владения. Ког¬да они подступили к городу, Будукский бек Мелик-бек сын Гаджи-бека и дру-гие влиятельные лица явились к тому полковнику и Мустафа-Хану и заявили им, что они подчинятся России. В это время Шихали-Хан бежал из Кубы в Табасаран к своему зятю Аб-дулла-Беку, сыну Рустам-Кади, пробыл там не-сколько дней, отпра¬вился оттуда в Даргинский округ, нашел там в течение сорока дней до пяти тысяч человек себе в помощь и с ними снова за¬владел Кубинским уездом, при чем кроме лишь города Кубы в рус¬ском подчинении не осталось в Кубинском уезде ни одного общества. Тогда бывший в Баку ге-нерал-майор Гурьев прибыл с боль¬шими силами, состоявшими из русского войска и из бакинского на¬селения, сразился с Шихали-ханом около крепости Шабран и раз¬бил его, причем Шихали-хан вторично бежал. На этот раз Кубинское ханство было Россией передано во власть Мирза-Магомед-Хану Второму, из рода бакинских ханов, в свое время переселив-шемуся в Кубу, вступив во вражду с Гусейн-Кулп-Ханом. Шихали-Хан, вступив в Табасарани в союз со своим зятем Абдулла-Беком, не переставал время от времени появляться отту¬да с небольшой конницей в Дербентском и Кубинском владениях и возврашался в Табасаран. Для наказания его русское войско, много всадников из дербентс¬ких жителей двинулись против се¬ления Марага в Северной Табасарани, так как Шихали-хан и сы¬новья Рустам-Кули-Абдулла-Бек и другие, сговорившись, собрали там народ и укрепились. Но в произошедшем там между двумя сторонами, сражении, группа Шихали-Хана была разбита, а русское войско разграбило, сожгло и разрушило это селение и потом вернулось в Дербент. В конце 1805 – начале 1806 г. положение Рос-сии и без того было очень тяжелым. В Европе она воевала с Францией, на Кавказе – с Ираном. В декабре 1805 г. П.Д. Цицианов с отрядом около 3 тыс. человек при 10 орудиях двинулся из Гянджи к Баку. В феврале 1806 г., во время переговоров под стенами Баку, он был убит племянником бакинского хана. В 1225 (1810) году Шихали-Хан собрал некоторое количество конницы из населения Табасарани, прибыл в Кубинский уезд, во¬шел в соглашение с хаз-ринцем Ханбутай-беком, сыном Гаджи-Шериф-бека, склонил на свою сторо-ну жителей селений Кубинско¬го владения и с ними осадил город Кубу. И вы-селив часть жителей тех селений, он поселил их в селении Кярыз и решил поселиться здесь и сделать его для себя убежищем. Затем русское войско из Ширвана под командованием полковника Лисаневича выступило совме¬стно с конницей, собранной правителями Ширвана и Нухинского, уезда из населе-ния этих владений, и освободило город Кубу из под осады, причем, около се-ления Чечин произошло сильное сра¬жение, в коем отряды Шихали-Хана бы-ли разбиты. Еще отмечается восемь походов Табасаран вподмогу Кубинско-му Ханству против Царских войск России. Сам Шихали-Хан бежал оттуда в Акушу. Через некоторое время Ших¬али-Хан появился в Табасарани с войском до трех тысяч человек. Кадием там в то время был брат умершего Рустам-Кади: пол¬ковник Магомед-Кади. Но Шиха-ли-Хан решил устранить Магомед-Кади от должности кадия и назначить там кадием своего зятя Абдулла-бека, сына Рустам-Кади, дабы и он, как он сам, управлял владением, не повинуясь русским, и мог бы в случае надобности помогать ему оттуда войском. Но Магомед-Кади, расходясь с ними, собрал народ для защиты своей, должности. Между сторонами про¬изошла битва, Магомед-Кади был разбит и спасся бегством, а Абдулла-бек поселился в се-лении Хучни и стал исправлять должность кадия. Но как только Шихали-Хан вернулся оттуда в Даргинский округ, упомянутый Магомед-Кади вновь склонил на свою сторону население Табасарани, удалил Абдулла-бека из се-ления Хучни и с должности кадия и сел по-прежнему на свое место. В то время в Южной Табасарани некто по имени Шихали-бек Мирза-оглы из рода майсумов того района убил майсума Муртуз-али, сына майсума Маго-меда и стал домогаться майсумства вмес¬то него. Но кадий с прочими ста-рейшинами Табасарани, сговорившись, явились и назначили там майсумом немого сына уби¬того майсума Муртузали, Наврузбека, а его мать Ханум-бике Карахан-бек-кизы, назначили опекуном этого немого, при чем эта жен¬щина на правах поверенной своего сына очень хорошо исполняла обя-занности майсума. Убийца майсума Шихали-бек бежал из Та¬басарани к Фа-тали-Хану и стал под его покровительство. Как выше было сказано, в Юж-ном Табасаране, после убийст¬ва майсума Муртузали, его немой сын по име-ни Новруз-бек был назначен майсумом, и его мать Ханум-бике Карахан-бек-кизы, став поверенной своего сына, хорошо управляла его владением. Но в 1190 (1776) году Ханум-бике умерла, и один из родственников май¬сума Али-Кули Саид-оглы, под предлогом исполнения службы, при¬шел к немому майсуму и в один из дней убил его и двух его сы¬новей. Этот Али-Кули убий-ца захватил власть майсума силой. Ко¬гда же к нему присоединились лица, связанные с ним предшество¬вавшим соглашением, этот убийца укрепился в управлении. Это¬му Али-Кули помог также кадий Северного Табасарана Рус-там-Кади. Но двоюродные братья Али-Кули, сыновья Шихали-бека, Мамед-Гусейн-бек, Зохраб-бек. Шамхал-бек и Мустафа-бек отпра¬вились к Фатали-хану в надежде на его помощь в этом случае, в виду гибели их отца на его службе в Гаудушанской битве, и про¬сили его дать им майсумскую власть, отняв ее у Али-Кули. Через некоторое время Фатали-хан под каким-то пред-логом зазвал май¬сума Али-Кули в Дербент, арестовал его там и отправил в Сальян. Затем, вступив с войском в Табасаран, он вручил власть май¬сума старшему по возрасту из четырех братьев Мамед-Гусейн-беку и поселил его в селении Джараг, причем после его смерти май¬сумом стал брат его Зохраб. В начале XIX в. международная обстановка на Кавказе вновь обострилась. Начались русско-персидская (1804-1813) и русско-турецкая (1806-1812) вой-ны. Иран и Турция начали склонять дагестанских правителей на свою сторону. Даже в сложных условиях 1811 г. до конца верными России остались шамхал Тарковский, уцмий Каракайтагский, кадий Табасаранский и другие феодалы. Табасаранский правители отказались правителям Ирана, которые не имели морального права просить помощи; государства, которые устрои-ли многовековую бойню табасаранскому народу; правители которых мечтали стереть с лица земли Табасаран; государства, которые ликви-дировали и расчленили Табасаран простиравшийся от Табаристана на южном побережье Каспийского моря до дагестанских владений Табаса-рана. 19 февраля 1806 г. Гудович присылает к генералу Булгакову список тех, кто и сколько может прислать войск в помощь на Кавказскую линию: «Карайтах-ский владелец Уцмий Али-хан, сильнейший из всех живущих около Дербен-та, может выставить свое войско до 4000 человек. Выставить войска также могут Табасаранские владельцы: Кадий, Махмуд, Мурза-бек, Абдула-бек, Маасум-бек, Мустафа-бек, Дербентский градоначальник Али-Пенах-бек». 21 июля 1806 г. царские войска вошли в Дербент. Кадий, майсум и другие феодалы вышли навстречу русским войскам и дали клятву на верность Рос-сии. Тогда же они были приняты в подданство России. В 1809 г. для управления Кубинской провинцией было учреждено так назы-ваемое Кубинское правление в составе четырех влиятельных беков во главе с Мирза Мамел-ханом (отцом известного историка А.А.Бакиханова, табаса-ранца по национальности. Волнения в Кубинской провинции осень-1810 г. против российских властей ослабили значение кубинского правления и его главного наиба, вскоре оно было упразднено, к введено военное управление. В октябре 1813 г. Табасаран был окончательно присоединён к России. В 1813 году верхний и нижний Табасаран разделялся на частные владения и управлялся кадием и майсумом. Карчагское владение управлялось "своими" беками. По данным Неверовского, в 40-х годах XIX века во владениях бека карчагского было приблизительно 5 тыс. человек. В 1831 году П.Колоколов составил описание Табасарана, согласно которому Табасаран делился на верхний и нижний. Он простирался от востока к западу на 90, а от севера к югу на 50 верст и заключал в себе до 4500 квадратных верст. Верхний Таба-саран делился на 9 магалов, из которых семь признавали себя независимыми, а остальные входили в состав Кюринского ханства. Нижний Табасаран де-лился на семь магалов: один принадлежал Аслан-хану Кюринскому, два — наследнику майсумов Ибрагим-беку Карчагскому, а последними четырьмя владели беки из фамилии Муртазали-кади. Независимыми считались магалы Верхнего Табасарана: Корчан, Куркул, Хираг, Харагшилли, Суак, Нитриг и Дыре. В феодальных владениях и независимых магалах Табасарана было 5379 семейств. Из них в магалах, не входивших в феодальные владения, про-живало около 2323 семейств; в магалах, входивших во владение Аслан-хана — до 555 семейств; в магалах, принадлежавших Ибрагим-беку Карчагскому — 846 семейств; в магалах, принадлежавших бекам из фамилии Муртузали-кади — 1775 семейств. Наследники майсума управляли до 1814 года магала-ми Хираг-Шилли, Агмергу, Агул-дере и Этек. В 1820 году магал Кошан-дере был присоединен к владениям Аслан-хана. В 1826 году магалы Хараг-Шилли, Корчан, Суак, Дыре и Нитриг признали себя независимыми и объе-динялись с магалами Куркул и Хираг. В 1831 году три магала вошли в состав Кюринского ханства. Два магала находились под управлением Ибрагим-бека Карчагского и три магала под властью беков из фамилии Муртузали-кадия. Управление в семи магалах, не входивших в состав феодальных владений, отличалось некоторыми особенностями: для решение общих вопросов, ка-савшихся магала в целом, два или три раза в году собирались магальные схо-ды, которые назывались "Джаагань" и "Дыгорь" и собирались обычно весной. Жители магалов, вышедших из-под ввласти майсума и его наследников, пе-рестали платить им подати.

Исаев И. Р.: Жители остальных магалов несли подати Ибрагим-беку, Аслан-хану и бекам из фамилии Муртузали-кадия. В магалах, не входивших в феодальные владения, по данным Колоколова, можно было собрать войско до 3 тысяч человек, в том числе конных — 300. Табасаранцы сами не нападали на соседние народы, но если нападали на них, то храбро защищали. Обычно в таких случаях подавался сигнал ружейным выстрелом. В 1815 году генерал Хатунцев арестовал табасаранского кадия. Управление Табасараном было возложено Ермоловым на дербентского коменданта. Однако через некоторое время управление Табасараном снова осуществляли майсум и кадий. Царское правительство утвердило в звании майсума Кирхляр-кули-бека и предоставило ему полную власть над подвластными жителями. В 1825 году Кирхляр-кули-бек был лишен звания майсума и владения и выслан в Астрахань. Принадлежавшие ему деревни были отданы Ибрагим-беку Карчагскому. После окончания русско-персидской войны Кирхляр-кули-бек возвращен из Астрахани. В 1829 году он снова выступил против царских войск. Его разбили, он явился с повинной, и вторично отправлен в Астрахань, где и умер. После Кирхляр-кули-бека южным Табасараном управляли беки из рода майсумов, в том числе полковник Ибрагим-бек. В 1839 году он умер и на его место был назначен Султан-Ахмед-бек. До 1845 года северным Табасараном управлял Шахмар-дан-Кадий. С 1845 по 1851 год кадием северного Табасарана являлся поручик Исмаил-бек Марагинский. В 1851 году он был отстранен от управления по старости и вместо него кади-ем утвержден капитан Айдибек-Рустам. Феодальные владетели Табасарана и беки осуществляли управление на основании адатов, шариата и собственного разумения. Период со 2-й пол. XVIII — по нач. XIX вв. характеризуется дальнейшим расширением взаимоотношений народов Дагестана, в т. ч. и Табасарана, с Россией и присоединением края к рус. государству (1813). Победы русских войск вынудили сначала Турцию (май 1812), а затем и Иран (октябрь 1813) пойти на заключение мира. По условиям подписанного 24 октября 1813 г. в местечке Гюлистан мирного договора России с Ираном Дагестан был окон-чательно присоединен к России. С присоединением к России усилился гнет над крестьянами со стороны май-сумов, кадиев и русского царизма. Результатом этого стала борьба против местных владетелей и царских колонизаторов. В рапорте генерала Хатунцева генералу Ртищеву от 25 июня 1815 г. есть со-общение об обращении к Ртищеву, с извещением о подготовке антироссий-ского возмущения во всем Дагестане. Табасаранский кадий был отправлен в ссылку в Астрахань. Это свидетельствовало об изменении ситуации в обществе, росте антицарс-ских настроений как среди феодальной верхушки, так и среди широких на-родных масс. А. П. Ермолов решительно взялся укреплять российскую власть на Кавказе и «стеснять злодеев всеми способами». Алексе́й Петро́вич Ермо́лов (24 мая (4 июня) 1777, Москва — 11 (23) апре-ля 1861, Москва) — русский военачальник и государственный деятель, участник многих крупных войн, которые Российская империя вела с 1790-х по 1820-е. Генерал от инфантерии (1818). Генерал от артиллерии (1837). Герой Кавказской войны. В 1818 году Авария, Мехтула, Казикумух, Табасарань и Акуша заключили между собой союз племен против Ермолова, но были им беспощадно раз-громлены.

Исаев И. Р.: В антироссийском лагере в 1818 г. оказалось большинство дагестанских вла-дельцев – ханы аварский, мехтулинский, казыкумухский, майсум и кадий табасаранские, кадий акушинский и др. Повстанцы планировали вторгнуться в Кубинскую провинцию и Кюринское ханство . «Дагестанцы не оставляли, – отмечает Н.Ф. Дубровин, – своих намерений и приготовлялись, вместе с че-ченцами, отстаивать свою стесненную независимость. Ших-Али-хан из Аку-ши отправил своих посланных к Абдул-беку эрсинскому, приглашая его в собрание и предлагая принять на себя возбуждение табасаранского народа к восстанию. С наступлением осени антироссийская активность дагестанских владельцев резко усилилась. «…Аварский хан собирал под свои знамена да-гестанцев, обещал им истребить наши войска, дать горцам полную свободу и изгнать русских. Ших-Али-хан составил себе отряд из акушинцев. Абдула-бек эрсинский формировал свою толпу из Табасарани». «…Так наступило лето 1819 года. И вот, в то время как русские войска воз-двигали на Кумыкской плоскости крепость Внезапную, дагестанцы собра-лись в значительных силах, чтобы препятствовать постройке ее и вообще на-пасть на русские владения. Между ними было условлено, что Хассан дженгу-тайский пойдет на Казиюрт, аварский хан — к Андреевской деревне, а Шейх-Али-хан и Абдулл-бек табасаранский овладеют Кюрой и Кубинской провин-цией. Сильные акушинцы, со своей стороны, угрожали тем, которые хотели оставаться верными русским. Преданный Ермолову кадий табасаранский был убит заговорщиками. Аслан-хан кюринский и шамхал тарковский готовились к обороне. Сообщения Кавказской линии с Дербентом между тем прекрати-лись, и торговля совершенно остановилась. “Так было и прежде,— доносил Ермолов,— и конечно ничего не будет хуже того, что было при последних моих предшественниках, но не в моих правилах терпеть, чтобы власть госу-даря моего была не уважаема разбойниками”. И он приготовлялся наказать их…». В организации антироссийских выступлений в Дагестане в 1818-1819 гг. свою провокационную роль, как всегда, сыграл и Иран. К 20-м числам октября 1818 г. вокруг Башлы собралось около 20 тыс. пов-станцев, представлявших «все племена и народы Дагестана». Здесь были акушинцы, даргинцы, каракайтагцы, табасараны. «Пестель не принял никаких мер против нечаянного нападения. Находясь с самого раннего утра в веселом расположении духа и проводя день в самом оскорбительном для населения распутстве, генерал Пестель не видел, что со-вершалось вокруг него, не замечал, что жители вывозят свои семейства, имущество и имеют открытое сношение с неприятелем» . 23 октября начался штурм Башлы, закончившийся разгромом отряда Пестеля (его потери – около 500 человек убитыми и ранеными, в том числе – 12 офицеров). Российские войска, «опасаясь остаться без продовольствия, быть отрезанными от сооб-щения, не ожидая ни откуда помощи и получив сведение, что Ших-Али-хан со своею толпою отделился и двинулся к Кубе» и, учитывая, что «большая часть зарядов и патронов были израсходованы», оставили Башлы и с трудом отступили в Дербент. Во время отступления «горцы, в течение четырех с по-ловиною часов, отчаянно наседали на отступавших, но, встречаемые каждый раз картечью, должны были отказаться от своего намерения уничтожить от-ряд, отступивший сначала к р. Бугами (Уллу-чай), а потом к Дербенту». Личная зависимость райят от беков значительно усилилась. Все это вызвало рост социальной напряженности и антифеодальные выступления в ряде рай-онов Дагестана. Так, в Табасаране в 1819 г. крестьяне «отказались от долж-ного послушания и возмутились против беков Мустафы-кадия и Кихляр-Кули Табасаранского, ограбили их дома и имения», «преданный Ермолову кадий, управляющий страной, был убит заговорщиками». Излюбленным тактическим приемом Ермолова было раздробление сил про-тивника. В этих целях в июне главнокомандующий направляет один отряд под командованием кн. Мадатова в Приморский Дагестан, на границу между Кубинской провинцией и Табасараном, а второй – под начальством А. Вель-яминова – на Кумыкскую равнину, к Эндери. В начале июля сюда же прибыл и сам Ермолов. Ермолов считал опасным начать военные действия с таким отрядом против значительно превосходящих сил повстанцев. Поэтому он предписывал Мада-тову: «…Вам надобно с большой осмотрительностью расположить ваши дей-ствия, всегда согласуя оные с главнейшей целью, которая в том состоит, что-бы до общего движения осенью, охранить спокойствие Кубинской провин-ции и не допустить неприятеля ворваться в оную». Поэтому в реляции Мада-тову 26 июля 1819 г. он указывал: «Ты верно уже пришел с иностранными твоими легионами (татарами). Теперь надо ограничиться наблюдением за Та-басаранью и пользоваться случаями делать возможный вред Абдул-беку эр-синскому, зятю Ших-Али-хана… Ударит час Божий – и преступники изобли-чатся». «Размножай страх и ужас между злодеями, ты хорошо знаешь татар. – писал «проконсул» Мадатову в августе 1819 г. В начале августа 1819 г. Мадатов принял командование над экспедиционным отрядом, назначенным для обороны богатой Кубинской провинции. Ермолов не считал отряд Мадатова способным вести серьезные наступательные дей-ствия и поэтому рекомендовал князю ограничиться наблюдением за Табаса-ранью, где вызревало восстание горцев. В начале 1819 г. генерал-лейтенант Мадатов, в составе 2 батальонов пехоты, роты артиллерии, 300 казаков, 500 чел. кюринской милиции и 650 чел. кара-бахской милиции, который выступил к селению Мараге (небольшая крепость в Табасаране на побережье Каспийского моря недалеко от Дербента. План Мадатова был достаточно рискованным, причем Валериан Григорьевич не счел даже нужным ставить в известность о нем Ермолова, поскольку доро-жил каждой минутой, и взял всю ответственность за операцию на себя. Рос-сийский отряд внезапно переправился через реку Самур и, быстро пройдя Кюринское ханство, стал на самой границе южной Табасарани. Мадатов имел разведданные, что противник пока не готов к активным дейст-виям, и решил перенести борьбу на его собственную территорию, с тем, что-бы разгромить неприятеля, пока тот не собрался с силами. Валериа́н Григо́рьевич Мада́тов (Ростом Григорьевич 1782—1829) — князь, генерал-лейтенант Русской армии. Валериан (Рустам) Мадатов родился в селе Аветараноц (Чанахчи), вбли-зи Шуши в Карабахе. Дореволюционные авторы полагали что Валериан происходил из армянской дворянской фамилии, которая имела княже-ский титул. Специалист по Кавказу Е. Г. Вейденбаум полагал, что на-стоящая фамилия Мадатова была Григорян (Кюкюиц), а его отец Григо-рий (Кюки) был конюхом у варандийского мелика (князя) Шах-Назара II. Согласно Раффи, Ростом был сыном «погонщика мулов мелика Шахназа-ра. Его отца звали Мехрабенц Гюки. Еще в 14-летнем возрасте Ростом, удрав из Карабаха в Астрахань, стал там учеником у полкового марки-танта. Это занятие позволило ему изучить русский язык». Чтобы скрыть свои намерения, Мадатов распустил слух, что идет в Дербент, но ночью захватил Марагу - узел дорог, расходившихся оттуда на Кубу, Дер-бент и в Каракайтаг. Как бы ни тяжело дался его войскам двухдневный фор-сированный марш на Марагу, отдыха своим подчиненным Мадатов не дал. Жители аулов, через которые проходили российские войска, уже послали гонцов в аул Хошни (Хучни), где находились несколько тысяч мятежников, чтобы предупредить их вожаков о приближении русских. Было принято решение, в ту же ночь совершить нападение на непокорных горцев для захвата основных руководителей восстания. До селения Хошни было около 30 километров. В целях внезапности нападения это расстояние отряду Мадатова нужно было преодолеть в течение всего одной ночи. Вы-ступая в поход, князь отобрал из всего отряда только 500 бойцов, на силы, волю и безусловную храбрость которых он мог вполне положиться. Кроме того, Мадатов взял с собой три орудия, сотню донских казаков и туземную конницу. Войска шли на Хошни форсированным маршем, без привалов, в полном молчании. В целях скрытности движения колеса орудий обертыва-лись солдатскими шинелями. На рассвете они были на месте. Конные воины стали спускаться в котловину, где располагался аул. Пехота, забыв об усталости, следовала за ними бегом. Кавалеристы стремительно ворвались в неприятельский лагерь и произвели в нём полное смятение. Пальба, стоны и дикие крики раздались со всех сторон. Ошеломленные мятежники стали разбегаться в разные стороны. Таким обра-зом, одним решительным и смелым ударом, почти без пролития крови, была усмирена вся Табасарань. Мадатов вернулся в Марагу и оттуда именем им-ператора объявил прощение всем участвовавшим в бунте. Затем при громе пушек табасаранов торжественно привели к присяге на верность русскому царю. Ген.-майор Мадатов в августе 1819 г. в ходе карательного похода в Табаса-ран покорил, по его словам, «присягою на верность подданства России три магала верхней Табасаранской части, населенные узденями, быв-шие... в неповиновении владельцу своему Маасум беку», после чего предал огню несколько деревень, принадлежащих братьям Шах-Гирею и Аслан-беку, в том числе и Хушни, в котором обосновался Абдулла-бек Ерсин-ский со своими сторонниками. Последний бежал в Акуша. «...Устроив по-рядок приведением народа в совершенное повиновение, - пишет в своем рапорте от 15 августа 1819 г. из лагеря при деревни Хушни ген.-лу. Вель-яминову вышеназванный генерал, - поручил оный (Табасаран - А. Г.) в управление зятю шамхала Тарковского Абдул-Реза-беку, которого, назна-чив кадием, оставляю с войсками здесь для успокоения жителей». Весьма интересен, на наш взгляд, документ, в котором отражены события происходившие в эти годы, как в Табасаране, так и в Дагестане в целом: «Клятвенное обещание старшин, кетхудов, улемов и всех вообще жите-лей Табасарани, подвластных кадию, именно: магалов Харали-ар, Чок-дуль, Кухрук, Хараг, Чуркуль и Кераг, от 4-го зиль-кааде 1234 (1819) года. Мы, пристав к государственному изменнику и возмутителю Абдулла-беку, в течение 2-х лет действовали враждебно против Российского пра-вительства. Ныне ген.-м. кн. Мадатов, прибыв сюда с русским отрядом, силою оружия изгнал изменника Абдулла-бека, покорил нас своей власти, предал огню наши деревни и привел нас в покорность. Мы признаем Аб-дул-Реза-бека своим кадием и клянемся в подданстве великому Г. И. Алек-сандру Павловичу». Не успели царские войска подавить волнения в Север-ном Табасаране, как они начались в Южном. «За неблагонадежность про-тив правительства в 1825 г., а в последствии и за открытую измену май-сума Кирхляр-кули-бека, все подвластные деревни были у него отобраны, а сам он умер в ссылке в Астрахани» «Табасарань, длинная, примыкающая к морю полоса земли, расположившая-ся около Дербента между Каракайтагом и Кюринским ханством, уже со вре-мени занятия русскими войсками Дербента подпала под влияние и зависи-мость от России, которая, однако, не коснулась внутреннего распорядка этой провинции. Но именно это обстоятельство и повлекло за собою сначала меж-доусобия, а потом и необходимость уничтожения ее самостоятельности. Управление Табасаранью прежде, в течение долгого периода времени, сосре-доточивалось в лице майсума — титул, переходивший наследственно в одной известной фамилии. Это важное в Дагестане достоинство, вместе с достоин-ством шамхалов и уцмиев, составляет памятник могущества в этом крае ара-витян - назначив правителем этой страны одного добродетельного и набож-ного человека из арабского войска, по имени Махмед-Майсум, а в помощь ему дали двух кадиев, подчинив, однако же, его, также как уцмия каракай-тагского, Шахбалу — правителю казикумыков. От имени Махмед-Майсума и производится титул майсумов. В течение многих веков после арабов порядок этот оставался без изменения, впоследствии же кадии воспользовались сла-бостью некоторых майсумов и стали от них независимы. Табасарань разделилась: Южная оста-лась под управлением майсумов, Северная стала управляться кадиями, кото-рые становились все сильнее и сильнее майсумов и, вероятно, совершенно поглотили бы древнее могущество и права последних, если бы страна скоро не перешла под власть России. Волнения 1819 года частью даже и стояли в зависимости от вражды членов династии майсумов с представителями фами-лии кадиев. В этой-то стране, и главным образом в Северной Табасарани, где мятежни-ки, как сказано, убили кадия, теперь и приходилось действовать Мадатову. Испуганные внезапным появлением русского войска, жители, уже готовые к восстанию, очутились в нерешительности, не знали, что предпринять. Их старшины и выборные от селений поскакали для общего совещания в Хошни, принадлежавшие зятю беглого Шейх-Али-хана, Абдулл-беку ерсинскому, и там собралось по этому случаю несколько тысяч мятежников. Мадатов ре-шил немедленно напасть на сборище и, захватив в свои руки коноводов мя-тежа, одним ударом покончить с Северной Табасаранью. В ночь с тринадца-того на четырнадцатое августа он выступил с отборной частью конницы и пехоты, расположив остальные войска в укрепленном вагенбурге, составлен-ном из обозов. До селения Хошни было тридцать верст. Это пространство нужно было пройти в течение ночи, иначе неприятель сам мог запереть отряд

Исаев И. Р.: в теснине, где Мадатову уже пришлось бы драться за собственную свободу. В минувшем столетии подобный случай уже был с отрядом храброго Крид-нера, едва не погибшего в горах Каракайтага и спасшегося только тем, что неприятель почему-то не осмелился его преследовать, но пушки тогда были брошены и составили трофей неприятеля. Мадатов знал из рассказов тузем-цев, в какой неприступной местности лежат аулы ерсинского бека, и потому-то именно он и взял не целый отряд, а только отборных людей, на железные силы которых, на волю и безусловную храбрость мог вполне положиться. Ночь была темная, дороги неизвестные; узкие ущелья, в которых отряд рас-тягивался в нитку, и бездонные каменистые овраги чередовались с крутыми заоблачными подъемами и отвесными спусками, покрытыми вековым дрему-чим лесом. Войска шли быстро, без отдыха и в глубоком молчании на руках перетаскивали пушки там, где им нельзя было проехать. Где начинались камни, колеса обертывались солдатскими шинелями, а конница разъезжалась врозь, чтобы шум движения не мог предупредить неприятеля о приближении этой горсти отважных. На рассвете отряд уже стоял на вершине высокой го-ры, окутанной облаками; крутой и лесистый спуск вел отсюда прямо к селе-нию Хошни, где в густой предрассветной мгле осевшего в долине тумана мерцало множество потухавших огней. Это и был неприятельский бивуак, до которого еще оставалось версты четыре. Нетерпение начинало овладевать войсками; татарская конница и казаки пошли вперед на рысях; пехота, забы-вая усталость, не отставала от конницы. Но вот татары пустились марш-марш и быстро обскакали и бивуак и селение. Пальба, стоны и дикие крики раздались со всех сторон. Конница стреми-тельным ударом ворвалась в неприятельский стан и произвела в нем полное смятение. Горцы, устрашенные внезапным нападением, бросились бежать через единственное ущелье, которое еще не успели захватить русские. Уби-тых и раненых у неприятеля было не много, так как все дело окончилось пер-вым натиском конницы, но в числе пострадавших был сам Абдулл-бек ер-синский: под ним была убита лошадь, сам он был ранен пикой, и хотя успел спастись, но конвой его был изрублен и знамя его захвачено. Мадатов прика-зал оставить селение Хошни в целости, и только один дом Абдулл-бека был сожжен и сад его истреблен до основания — наказание, которому по обычаю края подвергаются изменники. Отряд расположился бивуаком, готовый по первой тревоге двинуться туда, где показались бы вооруженные скопища. Но вместо них на другой день старшины шести табасаранских магалов явились с повинной головою. Мада-тов торжественно, именем императора, объявил им прощение и назначил на место убитого кадия правителем зятя шамхала тарковскосо, Абдулл-Разах-бека. Вольная Табасарань при громе пушек при-ведена была к присяге на верность русскому государю. Здесь же, у селения Хошни, Мадатов получил известие, что и другая часть его отряда, оставленная им в вагенбурге в деревне Мараге, имела удачное де-ло с неприятелем. Храбрый майор Износков — герой Башлынского сражения — сделал весьма удачный набег на селение Туруф, где жил один из главных коноводов движения, Гирей-бек казанищский, который и бежал в горы. С бегством Гирея потухла последняя искра готовившегося восстания. Так одним решительным и смелым ударом и почти без пролития крови ус-мирена была вся Табасарань». В.А. Потто. КАВКАЗСКАЯ ВОЙНА. Том 2. Ермоловское время Это говорит о том, что, несмотря на мнимые успехи, политика Ермолова привела в дальнейшем не к упрочению позиций царизма в Дагестане, в том числе и в Табасаране, а к их ослаблению. Как писал сам А.П. Ермолов: «Народы небольшой земли, называемой Та-басаран, непостоянно повиновались нам». Все же необходимо отметить, что причины недовольства колониальной по-литикой царизма в различных социальных кругах дагестанского общества были различны, так же как и его степень. Только теперь недовольство народа колониальной политикой самодержавию вылилось в иной организационной и идеологической форме. Знаменем, объединившим все группы, участвовав-шие в антиколониальной и антифеодальной борьбе, стал лозунг религиозной независимости, а религиозной оболочкой этой борьбы - мюридизм. Не вдаваясь в ее подробности, отметим, что жители Табасарана, в том числе и союзов сельских общин также оказались втянуты в эту борьбу. Ермолов был чрезвычайно доволен действиями князя Валериана. «Целую тебя, любезный мой Мадатов и поздравляю с успехом, - писал он ему, - ты предпринял дело смелое и кончил его славно...» 1820 г. Прибытие Ермолова в Дагестан. Подавление восстания и наказа-ние табасаранцев, отнятие стад. (Кавказский сборник. 1866, ч. 10, стр. 25). Итак, весь приведенный выше материал показывает, что Табасаран в XVIII- начале XIX в. был одним из крупных феодальных владений Дагестана, ос-новное население которого составляли табасараны. Майсум и кадий табаса-ранские могли выставлять около 10 тыс. человек. Табасаран был расположен между Кайтагским уцмийством, Дербентским ханством и территорией, населенной кюринцами и агулами. Географически Табасаран делился на Верхний и Нижний или на Южный и Северный. Боль-шую часть его территории занимали горы, что повлияло на хозяйственно-экономическую деятельность его жителей. Табасаран по-прежнему разделялся на владения, которые управлялись май-сумством и кадием. Независимыми считались магалы: Чуркул, Хираг, Ха-рагшвилли, Суак, Нитриг, Дирче и др. По данным М. Р. Гасанова, уделившего много внимания исследованию сою-зов сельских общин Табасарана, количество последних составляло - учиты-вая важность сообщаемых им сведений относительно состава этих союзов, позволим себе привести здесь довольно пространную цитату из его «Очерков истории Табасарана»: «Девек-Елеми, - по его мнению, - был союзом союзов (суперсоюз), который объединил ряд союзов сельских обществ Табасарана». «Число аулов, входивших в союзы сельских обществ Харали-ар, Кухрык, Чуркул, Сувак, Дырче, Нитриг, Кирах, Хирар было различным. Так, в союз сельских обществ: Кырах входили аулы Хапиль, Дювек, Хустиль, Ягдыг, Джидживарик, Пилиг, Ругуж, Ханаг, Хурик, Цинитиль; Харали-ар составляли аулы Афна, Гарик, Джагрик, Зартил, Карих, Кувлиг, Гуми, Кюраг; Кухрык входили аулы Кюлерджик, Сертил, Сикуг, Хак, Ханаг, Ханак, Хур-тил, Бохнаг, Гасих, Думуркил, Сулантил, Халаг, Хурциг; Хырак состоял из аулов Гули, Кюрах, Сивриг, Улуз, Урциг, Урсих, Хараг, Хужник, Чурдаф, Шила; Сувак образовали аулы Атрик, Вертил, Джулии, Урга, Фурдаг, Хурсатиль, Яраг, Герик, Кувиг, Кулик, Куштил, Ляхля, Уртил; Дырче входили аулы Кондик, Арчуг, Чувек, Хив, Цудук; Нитрик составляли аулы Межгюль, Куярик, Ничрас, Тураг, Туруф, Зирдаг, Чере, Зильдик, Чулак, Заан Ярак, Аскан Ярак; Чуркул входили аулы Акка, Дагни, Джулджаг, Джурджаниф, Еркюниг, Ер-гюлиг, Гюхраг, Заан Гисик, Аскан Гисик, Куваг, Кулиф, Гурик, Ляха, Харх-ни». При освещении вопросов экономического развития, среды обитания, полити-ческого устройства и управления, военных ресурсов населения союзов сель-ских общин Табасарана значительный интерес представляет «Описание Та-басарана» от 1831 г. П.Ф. Колоколова, в котором впервые перечислены все независимые союзы сельских общин Табасарана. В «Описании Дагестана» М. К. Ковалевского и И. Ф. Бларамберга от того же 1831 г. рассматриваются вопросы определения границ Табасарана, численно-сти населения независимых союзов, развития земледелия, садоводства, пере-числяются крупные населенные пункты и реки Табасарана. Особенно примечателен в этом плане документ от 22 мая 1826 года под на-званием «Рапорт ген.-м. фон Краббе ген. Ермолову», в котором говорится о намерении жителей союзов сельских общин Юго-Западного Табасарана (Су-ак, Дирче и Нитриг) «перегнать овечьи отары свои в Вольную Табасарань», чтобы затем присоединиться к магалам Кухрук и Чуркул. По существу речь шла о переломном этапе развития союзов сельских общин Табасарана, в ходе которого сложилось достаточно крупное и влиятельное объединение, вклю-чавшее впоследствии все восемь союзов. В материалах И. Т. Дренякина дается характеристика доходов феодальных владетелей Табасарана, указывается численность населения и вооруженных сил майсумства и кадийства. Аналогичные вопросы раскрываются в «Сведениях о Кубинском и Дербент-ском владениях» П. Г. Буткова, относящихся к 1798 г. Обширную информацию о природно-климатических условиях горного и рав-нинного Табасарана, границах последнего, следовательно, и внешних грани-цах союзов сельских общин Табасарана, языке жителей союзов, развитии земледелия, скотоводства, обеспеченности сельскохозяйственными угодья-ми, особенностях вооружения можно почерпнуть в работе участника Каспий-ского похода Петра І, И.Г. Гербера - «Описание стран и народов вдоль запад-ного берега Каспийского моря. 1728 г.». Особенно важным для нас является указание И.Г. Гербера на то, что «табаса-ранских обитателей больше вольными людьми почесть можно, ибо оне мах-суму и кадию не вовсе подданы». Еще в 1718 году посланец Петра І в Иран Андриан Лопухин в «Журнале пу-тешествия через Дагестан» указывал на многолюдность и воинственность та-басаран, наличие у них деревень «в местах крепких» (имеется в виду горная часть Табасарана, где и располагались исследуемые союзы). Ценный материал по отдельным вопросам (составу отдельных союзов, осо-бенностям их хозяйственной деятельности, административно-политического устройства, судопроизводства и т. д.) рассматриваемой темы содержится в таких многотомных изданиях досоветского периода, как: «Акты, собранные Кавказскою археографическою комиссией» (АКАК), «Сборник сведений о Кавказских горцах» (ССКГ), а также в «Кавказских календарях» и «Обзорах Дагестанской области». Как видно из приведенного текста, общее количество селений в союзах сель-ских общин Табасарана составляло 83, в то время как по данным А.В. Кома-рова их было 101, по данным Е.И. Козубского - 94. Относительно количества всех сел табасаранских обществ Б.Г. Алиев и М.-С.К. Умаханов пишут, «что не будет ошибкой, если предположить, что их количество доходило до 110».

Исаев И. Р.: Высшая же власть в Дагестане по-прежнему была в руках военного командо-вания. В 1822 году в Дагестане Ермолов вводит должность военно-окружного начальника, которым назначается командующий здесь войсками. “Проконсул” продолжает следовать выдвинутому им еще в 1816 г. принципу: управление гражданскими и военными делами должно быть сосредоточено в одних руках – в руках военных. В 1822 г. командующим войсками в Дагеста-не (а соответственно, военно-окружным начальником) был назначен генерал-майор Краббе. Табасаран и Каракайтаг были выделены в отдельное управ-ление, которое было возложено на командира Куринского полка Верхов-ского, штаб которого был расположен в Дербенте В октябре 1823 г. с отрядом из 2 батальонов пехоты (один из них был отозван из Кабарды), сотни линейных казаков при 8 орудиях главнокомандующий прибыл в Дагестан. К этому времени волнения в Дагестане в основном улег-лись, но, тем не менее, А.П. Ермолов решил предпринять карательную экспе-дицию против койсубулинцев. Однако она была прекращена вскоре после ее начала из-за рано наступившей зимы. Не желая обострять еще больше поли-тическую ситуацию в Дагестане (в условиях, когда рядом бурлила Чечня, не-спокойно было в Кабарде), “проконсул” не стал наказывать Табасаран, Кара-кайтаг, шамхальцев и мехтулинцев, приняв изъявления их покорности. . . . Вернувшись, домой, Мулла-Мухаммед выступил перед собравшимся народом с большой речью и строжайше запретил выкрикивать на улицах, бе-гать взад и вперед с шашками, сказав, что вскоре настанет час и их позовут в бой, тогда все и должны быть готовы, а до того времени ради осторожности необходимо держаться тихо. Спустя несколько дней в аул прибыли представительные, до этого не знако-мые жителям гости: Был среди них и Шули-Мулла-Хан-Мухаммед из Таба-сарана. Мюршид Мулла-Мухаммед сообщил своим гостям: «Ваш визит, - продолжил он далее, - уважаемые мюриды из Аварии и Табасарана, является для меня знамением Всевышнего. Во имя пророка приказываю Вам: вернитесь на Ва-шу Родину, соберите мужчин Вашего племени, сообщите им моё учение. . .» Генерал Ермолов, узнав об этих событиях (1825 г.), сразу же приказал удо-стовериться в личности виновника беспорядков Мулла-Мухаммеда и доста-вить его в Тифлис. Мулла Мухаммед без всякого сопротивления сдался; он был доставлен в штаб русских, откуда под усиленной охраной его намерева-лись доставить в Тифлис. Но этот план сорвался из-за неожиданного побега Кази. Кази нашёл убежище в Табасаране, где учение имело уже много сто-ронников. В 1826 г., вскоре после нападения персов на русскую территорию, генерал Ермолов был, как известно, отозван с Кавказа, внимание его последователя Паскевича, было отвлечено от Дагестана начавшимися после этого кровавы-ми войнами с персами, а позднее с турками. 1826 г. Экспедиция генерал-майора Граббе в Табасарань для наказания жителей за грабежи. (Кавказский календарь 1851 г.) Василий Потто. Кавказская война. Том 3. Персидская война 1826-1828 гг. «К январю 1827 года весь обширный район прикаспийских ханств и земли джарских лезгин, таким образом, затихли. В Дагестане также было спокойно, и только в Табасарани, от берегов Самура и до самого Дербента, долго еще шли разбои. Однажды сильные шайки мятежников напали даже на селения преданных России беков и были отбиты только благодаря упорному сопро-тивлению. В помощь бекам послана была татарская конница, и с ее прибыти-ем табасаранцы хотя и отступили, но беспорядки не прекращались: мелкие шайки заходили даже в Кубинскую провинцию, и там нападали на оплошных солдат и казаков. Источником всех этих волнений был некто Кирхляр-Куди-бек, бывший майсюм Табасаранский, изгнанный за несколько лет перед тем из своих владений. Теперь, пользуясь общей смутой, внесенной персидским нашествием, Кирхляр задумал оружием возвратить утраченную власть и, в свою очередь, изгнать преданного нам Ибрагима-бека Карчагского. Чтобы прекратить волнения, генерал-майор Краббе поручил командиру Куринского пехотного полка, подполковнику Дистерло, вступить в Табасарань и обеспе-чить, по крайней мере, сообщения между Кубой и Дербентом. Дистерло вы-ступил со своими куринцами 23 декабря и на пути соединился с конницей Аслан-хана Казикумыкского и Гамза-бека Каракайтагского. Большая часть приморской Табасарани тотчас заявила покорность и дала присягу; но жите-ли девяти селений бежали в горы и на предложение Дистерло возвратиться в свои дома не отвечали. Дело не обошлось без серьезного столкновения. Слу-чилось, что Аслан-хан со всей конницей отдалился от пехоты и наехал в гус-том лесу на многочисленную партию. Завязался упорный бой; табасаранцы были разбиты, но победа недешево досталась и русским приверженцам: вла-детель Каракайтага Гамза-бек был убит, и вместе с ним выбыло из строя до шестидесяти всадников. Дистерло не имел, однако, достаточных сил, чтобы проникнуть в самые горы и окончательно подавить восстание. Он ограничил-ся тем, что оставил две роты с одним орудием для прикрытия дороги в Кубу, а с остальными отошел в Дербент. Но результаты его похода сказались скоро. Кирхляр-бек, отчаявшись найти убежище в терекеменских селениях бросился в Вольную Табасарань. Но вольные табасаранцы уже сами искали покрови-тельства России, и 27 января 1827 года добровольно присягнули на поддан-ство. Чтобы не нарушить священного обычая гостеприимства, они, правда, отказались выдать Кирхляра, но в то же время предложили ему или самому явиться к русскому начальству, или оставить их землю. Кирхляр отправился в Дербент и безусловно передал участь свою на милосердие государя. Мятеж, казалось, потух. Но в этой стране, издавна своевольной и буйной, веками на-коплявшей в себе горючие материалы, спокойствие не могло быть прочно; вспышки продолжались. В апреле месяце, случилось дерзкое нападение на мельницу, стоявшую почти под самыми стенами Дербента. Семь человек Ку-ринского полка, посланные туда для перемола провианта, оказали, однако, упорное сопротивление, но двое из них были все-таки убиты. На тревогу поднялся весь дербентский гарнизон. Партия скрылась, и не было возможно-сти узнать, из каких людей она состояла. Сначала полагали, что то были вольные табасаранцы; казикумыкский хан писал, что они собирают злонаме-ренные шайки, которые могли отважиться и на такое дело, зная, что в Дер-бенте нет достаточно войск, чтобы их преследовать. Но дело объяснялось, однако, персидскими прокламациями. Распространенные в крае, они нашли себе отголосок в Аварии, и сын известного Сурхая Казикумыкского, Нох, стал во главе движения. Со значительной аварской конницей спустился он с гор, прошел Кубачи и уже приближался к Вольной Табасарани. Там он думал соединиться с каракайташами и, общими силами, вконец разгромить владе-ния преданных России карчагских беков. Дела принимали серьезный оборот. Собственные выгоды Аслан-хана заставляли его зорко следить за этим сбо-рищем, потому что всякий успех мятежа грозил прежде всего отторжением от него Казикумыка и низложением власти его даже в Кюре. И вот, в то вре-мя, когда аварцы двигались их Кубачей, Аслан-хан со своей конницей занял терекеменские селения. На помощь к нему подошли из Дербента три роты Куринского полка с тремя орудиями. Решено было защищать от Ноха только деревни, лежащие на плоскости, так как вдаваться в горы с таким малым от-рядом было не безопасно. К счастью, дела неожиданно приняли опять благо-приятный оборот. Несколько волостей, уже волновавшихся, сведав о при-ближении войск, сами просили карчагских беков ходатайствовать за них пе-ред русским правительством. Эта перемена в настроении жителей поразила мятежников, и Нох остановился. Состояние края было напряженное. Но ху-дой мир лучше доброй ссоры, и надо было пока довольствоваться этим. На всякий случай Краббе потребовал, однако же, в Дербент еще две роты Ку-ринского полка из Бурной. Так слагались обстоятельства в Табасарани. Но они, по отдаленности от те-атра войны, не могли обнаружить на нее почти никакого влияния; спокойст-вие в ханствах совершенно обеспечивало тыл русской армии, шедшей в Пер-сию, чего именно только и добивался Ермолов». При таких обстоятельствах учение Мулла-Мухаммеда легче могло здесь ук-репиться и легче было вести подготовительную работу к всеобщему восста-нию горских народов. В декабре 1828 г. Гази-Магомед (Кази-Мулла) был провозглашён имамом Дагестана. Табасаранский народ первым признал имама Дагестана Гази-Магомеда. Осенью 1831 г. к Гази-Магомеду обратились жители Табасарана и Кайтага (Рук. фонд ИИЯЛ, д. 1209, л. 7). Они говорили Гази-Магомеду: “Мы приня-ли учение тариката, святой шариат свято исполняем, признаем нашим мюршидом Муллу-Магомеда, за то бог нам поможет: не устояли против нас ни русские солдаты, ни мусульманские всадники; на горе Каргул, где был разбит Шах-Надир, мы разбили гяуров, мюршид благословил тебя на газават. Табасаран, Кайтаг, Терекеме и все тамошние дагестанские на-роды ждут тебя, иди же с нами на газават” (Пружановский. Указ. соч. л. 23). …Это принудило генерал-адъютанта Панкратьева, главноуправляющего За-кавказским краем, по отбытии графа Паскевича-Эриванского в столицу, от-рядить для усмирения Табасарани два батальона 42-го егерско-го полка, с не-сколькими сотнями ширванской конницы. Отряд этот поручен был храброму полковнику Миклашевскому, тому самому, который в 1828 году с цепью стрелков сбил турок с Топдагского кладбища, втоптал их в ворота Карса, во-рвался с ними вместе внутрь и был главным виновником внезапного взятия этой крепости. Он промчался грозой по Табасарани, по непроходимым лесам и крутизнам, имел сражение на горе Гарбаку-рани, при Каруль-Гуа, при Не-тарин-Гирве (Нит1арин гур), спалил девять селений, покорил новый магал, заставил присягнуть старшин прочих, - но, вдруг отозванный в Ширвань, ушел из Дагестана [Тому причиной были сборища турецких войск на грани-це. (Примеч. автора.)]. Экспедиция его продолжалась пятнадцать дней; но долго будут помнить в горах Кара-полковника (то есть черного), как называ-ют его горцы. В это самое время слухи о намерении Кази-муллы напасть на Дербент возросли до вероятия. Письмо Сулеймана-хана Гази-Магомеду. 1831 г. Выдающемуся ученому и известному преподавателю Гази-Магомеду привет. А затем: сообщаю тебе, что твой приезд сюда явится ущербом (Учи-тывая, что восставший Табасаран и Кайтаг представляют серьезную угрозу для Дербента, кавказское командование направило на подавление восстания значительные силы царских войск. Пока царские войска были заняты подав-лением восстания в Табасаране и Кайтаге Гази-Магомед предпринял поход на Кумыкскую плоскость. К нему присоединились жители Аксая, Эндрея, Чечни), стеснением и мучением для мусульман: русский падишах очень жес-ток, могущественен и войска его неисчислимы. Из-за тебя они разорят му-сульман. Поэтому я обращаюсь к тебе с просьбой вернуться на свою родину; тем самым ты спасешь мусульман от жестокостей кяфиров. Послушайся мое-го совета, подумай, что будет с мусульманами, находящимися под властью неверных. Рук. фонд ИИЯЛ, д. 1679, л. 66. Перевод с арабского. Вскоре же Гази-Магомед прибыл сам на место общественных сходок кайтаг-цев “все тамошние народы, кроме южного Табасарана, где преобладало в ос-новном не табасаранское население, подвластного Ибрагим-беку корчагско-му присоединились к нему” (Пружановский, указ. соч. л. 24). В августе 1831 г. Гази-Магомед обложил Дербент и 8 дней вместе с табаса-ранами держал его в блокаде. В 1892 году в Санкт-Петербурге вышла в свет книга, написанная во-енным историком, подполковником 81-го пехотного Апшеронского полка Л. А. Богуславским, «История Апшеронского полка». «…Нерешительные действия наших войск, и в сущности, бесцельные движе-ния отряда Коханова развивали только в неприятеле самоуверенности и были на руку Кази-Мулле, который в своих воззваниях старался вселить в едино-верцах убеждение о бессилии русских в Дагестане. Обояние имама было на-столько велико, что отражение его отряда от крепости Внезапной не произ-вело уже резкого впечатления и не отшатнуло от него горцев. Во второй по-ловине июня Кази- мулла сосредоточил все свое внимание на Табасарань и задумал овладеть Дербентом. Тревожные слухи о готовяшемся в Табасарании восстании заставили туда двинуть войска. В начале июля в Табасарань, уже всю, охваченную мятежом, прибыл с 2 батальонами 42 егерского полка пол-ковник Миклашевский, разбил отряды мятежников у селения Сиртыч и, по-видимому временно восстановил спокойствие. В действительности табасара-ны тайком подготовлялись к сувокупным действиям с отрядами с часу на час ожидаемого Казы-Муллы. В самом деле 12 августа имам с 2 тысячами горцев пришел в село Башлы и на другой день усилив себя башлинцами, двинулся к Дербенту, на пути к которому к имаму присоединяясь жители различных се-лений, встречавшие его с восторгом. Первым подверглись разгрому Казы-Муллы владения Ибрагим-Бека Карчагского, оставшегося нам верным и бе-жавшего в Дербент с несколькими нукерами. …Со 2 августа горцы, окружив со всех сторон и держа в тесной блокаде 7 дней неоднократно пытались штурмовать Дербент но каждый раз были от-ражены с большим уроном. 26 августа, узнав о движении в Табасарань отря-да Коханова, Кази-Мулла бросил весь лагерь, скот, заготовленные для штур-ма лестницы и фашины и в 3 часа ночи бежал, оставив в виду города одни караулы. На другой день в 6 часов пополудни, в Дербент вступил с войсками Коханов, восторженно встреченный жителями и гарнизоном. Потеряв неуда-чу у Дербента, имам все таки не покидал Табасарань и сначала двинулся к селению Рукелю, а отсюда 29 августа в селение Илаби, где и основал свою резиденцию, а его горцы принялись за устройство себе лагеря в ущелье при селении Бильгади.

Исаев И. Р.: …Соединение отрядов состоялось в конце сентября в Дербенте; 30 сентября приехал сюда, назначенный их общий начальник, а 2 октября все войска бы-ли разделены на 3 колонны. Первая- полковника князя Дадиани; из 6 рот пехоты, 4 орудий и 3 мусуль-манского полка направились в селение Хушни; вторая – полковника Микла-шевского в составе 2 батальонов 42 егерского и батальона Кюринского пол-ков, 4 орудий и 1 и 2 мусульманских полков двинулся в селение Дювек- одну из неприступнейших местностей Табасарании; третья колонна из 7 рот Ап-шеронского полка и Казачьего донского полков, под начальством полковника Басова, долженствовала идти к селению Маджалису с целью привлечь вни-мание к себе неприятеля и тем самым облегчить колонне полковника Мик-лашевского занятие Дювека. …Таким образом цель действий 3 колонны была вполне достигнута и значи-тельная часть горцев была отвлечена от селения Дювека, взятого приступом 3 октября войсками колонны полковника Миклашевского, лишившейся при этом 30 человек убитыми и раненными, помимо потери в мусульманских полках. Одновременно с описанным и полковник князь Дадианы успел вы-полнить поставленную перед ним задачу, взяв с боя селение Хучни. Разбитые табасараны сосредоточились теперь у селения Хемеди, где жил один из самых рьяных последователей Казы-Муллы Абдул-Кадий. Чтобы окончательно покончить с усмирением Табасарании генерал- адъютант Пан-кратьев предписал князю Дадиани и полковнику Басову атаковать Хемеди и распять собравшихся там горцев. Приказав солдатам снять ранцы и оставив весь обоз у Сюмси, полковник Басов, 6 апреля выступил из лагеря и напра-вился форсированным маршем к Хемеди. По дороге неприятель неоднократ-но пытался атаковать и остановить движение наших войск, но каждый раз терпел неудачу, так что около полудня, 7 числа 3 колонна стояла уже в виду Хемеди. Князь Дадианы еще не приходил, да и не известно было, где он на-ходил. Между тем многочисленные толпы горцев окружали селение жители которого, заняв часть сакель, видимо приготовлялись к упорной защите. Не желая терять даром времени Басов стремился немедленно штурмовать Хеме-ди, для чего и назначить 1 батальон Апшеронцев. «Несмотря на упорное сопротивление жителей и окружавших селение горцев Апшеронцы с помощью артиллерии ворвались в него, истребили часть за-щитников и пройдя насквозь Хемеди штыками выгнали раненных горцев. Все селение было сожжено. Неприятель в течении часового боя понес большой урон убитыми и ранеными…» Подоспевший отряд ген.-м. Каханова принудил его снять осаду. Гази-Магомед отправился в южный Дагестан. Воззвание Гази-Магомеда к осаж-денным жителям Дербента опубликовано в записке штабс-кап. ген. штаба Пружановского “О начале и развитии мюридизма или духовной мусульман-ской войны в Дагестане и Чечне”. Названные события произошли в августе 1831 г. Как сказано в архивном документе, «искры мятежа, раздуваемые Гази-муллой, вспыхнули пламенем в вольном Табасаране». Учитывая, что вос-ставший Табасаран представляет серьезную угрозу, царское командование приняло все меры для подавления движения. Прибывший из Тифлиса в Даге-стан генерал-адъютант Панкратьев обратился к жителям Табасарана с требо-ванием покорения, но восставшие продолжали упорствовать. Тогда командо-вание царских войск направило в Табасаран две экспедиции: одну для нака-зания восставших жителей майсумства и кадийства, а другую для подавления восстания в нагорной части. Восставшие жители потерпели поражение. Ко-личество убитых и раненных горцев составило 200 человек. В это время пошли слухи о новых враждебных действиях персов, и русские войска поспешно оставил и свои позиции в южном и среднем Дагестане и передислоцировались в Ширван, оставив на месте тишь несколько батальо-нов Дербентского гарнизона. Кази-Мулла воспользовался этим благоприят-ным моментом. Еще осенью того же года Кази-Мулла направился при поддержке восстав-ших табасаранов овладеть Дербентом и в течение восьми дней держал город в блокаде Дербент бы пал если бы генералу Каханову после сообщения об осаде не удалось в срочном порядке подтянуть войсковые части из верного Дагестана разорвать кольцо блокады и отбросить Кази –Муллу. 1831 г. 12 – 19 августа. Движение Кази-Муллы к Дербенту. С 12 по 19 ав-густа Кази-Мулла держал крепость в блокаде, но, узнав о движении от-ряда Коханова, ушел в Чиркей. Отряд в 3500 чел. пехоты. 3000 конницы при 20 орудиях под начальством генерал-адъютанта Панкратьева 2 ок-тября 1831 г. двинулись тремя колоннами в Табасарань. («Штурм Гуни-ба и пленение Шамиля», стр. 54 - 55) ВОСПОМИНАНИЕ О БЛОКАДЕ ГОРОДА ДЕРБЕНТА В 1831 ГОДУ Пржецлавский Павел В 1831 году влияние Кази-Муллы было так велико, что, собрав огромные скопища горцев со всего Дагестана и став во главе их, он решился открытою силою овладеть Дербентом. Подполковник А.Я. Васильев, очевидец и участник защиты Дербента, так описывает состояние, в котором находилась Дербентская крепость перед са-мою ее блокадою (Примечание автора: Имеется документ, в котором очевидец и участник защиты Дербента описывает эти события совсем по другому). Цитадель Дербента «Нарын-Кала» окружена с севера, юга и запада возвы-шенностями, которые командуют внутренностью ее. Отделенный с северо-запада глубоким оврагом, эти возвышенности находятся от цитадели на бли-жайший ружейный выстрел. Вся местность с севера и запада подрыта бога-тыми садами, которые, будучи обнесены траншеями и земляным валом с ко-лючкою, образуют естественные редуты. С юга, на возвышенной площадке, расположено христианское кладбище. От угловой юго-западной башни цита-дели тянулась каменная стена … и в 200 шагах от цитадели, в то время, су-ществовала на этой стене башня, командовавшая крепостью. Вооружение цитадели состояло из четырех крепостных и двух медных поле-вых орудий на лафетах. Западная стена цитадели от городских ворот до се-верного угла представляла слабейшую ее часть. Вследствие образовавшихся от времени брешей и насыпи мусора, нетрудно было войти в цитадель, даже без лестниц. Вообще городские стены находились в полуразрушенном со-стоянии; на южной же стороне, между вторыми и третьими воротами, стена была так низка, что жители могли свободно переходить через нее из домов своих в сады, минуя ворота. Гарнизон крепости состоял из малочисленного гарнизонного батальона и слабой команды артиллеристов. Большая часть городских жителей не имели никакого оружия, и только более зажиточные вооружены были ружьями и пистолетами. В упраздненной уже тогда штаб-квартире Куринскаго пехотного полка, на Кифарских высотах, в двух верстах от города, были расположены три роты 3-го батальона того полка, под командою майора Черникова-Онучина, в том числе рота женатых низших чинов, слободка которых лежала севернее пол-ковых казарм. В таком незавидном положении застало Дербент тревожное известие.Трудно было предполагать, чтобы Кази-Мулла, со своими нестройными толпами, решился атаковать Дер-бент, столько веков отстаивавший свою независи-мость против войск более дисциплинированных и предводителей более опытных в военном деле. На военном совете единогласно определено было привести в исполнение следующие распоряжения: а) Снять немедленно с кифарской позиции три роты Куринского пехотного полка. б) Полковые казармы и слободку женатых нижних чинов оставить без при-крытия. в) Снятые с Кифаров три роты перевести в город, и расположить их в ниж-ней его части, как слабейшей и имеющей свободные проходы в город с се-верной и южной сторон, через разрушившиеся от времени стены, примыкав-шие к морскому берегу. г) Известив горожан о близости неприятеля, приготовиться к защите. Владетель северной Табасарани Абдурзак-Кадий (в числе прочих табасаран-ских беков, уличенных в измене, после снятия блокады Дербента, был сослан вo внутрь России, где прожил около 20 лет), сомнительной верности, в пись-мах своих, уверяя коменданта в своей преданности и готовности защищаться против неприятеля, тайно вел переговоры с Ка-зи-Муллою, приглашая его вступить с войсками в северную Табасарань, жители которой, всегда нерас-положенные к русским, восстанут поголовно и примкнут к его силам. На следующий день, т. е. 12-го августа, с рассветом высланы были из города охотники для открытия неприятеля, который к семи часам показался боль-шими массами по дороге от селения Хан-Мамед-Кала к Дербенту. В то же время, в стройном порядки, без торопливости, переходили в город из остав-ленных на Кифарахъ казарм и слободки роты Куринского полка; за ними следовали семейства женатых нижних чинов. Тотчас по вступлении ко-лонны этой в город, на Кифарахъ поднялись клубы дыма: оставленная сло-бодка запылала, возвещая начало военных действий. Город засуетился. Из наблюдательных пикетов наших неслись всадники с из-вестием о по-степенном приближении скопищ неприятеля; возгласы комен-дантских рассыльных «ха-рай!» (тревога) слышались по улицам; жители, с оружием в руках, явились на северной стене города; женщины и дети высы-пали на плоские крыши домов, оглашая воздух криками отчаяния и испуга. На стенах цитадели мелькнули штыки, задымились фитили при орудиях, прислуга спешила накатить орудия к амбразурами. Многие из отважных дер-бентцев, под предводительством храброго комендантского переводчика Лав-релова (состоит ныне в чине штаб-ротмистра, и проживаете в шамхальстве, мусульмане называют его обыкновенно Гебек), перескочив за стену, подня-лись на кифарскую гору и засели в садах, поджидая неприятеля, который не замедлил показаться в виду крепости. На запад от цитадели возвышается го-ра, покрытая лесом; подъем на эту гору имеет до трех верст; за гребнем ее начинается Табасарань. Спускаясь довольно круто к востоку, она образует котловину, на дне которой находится родник, протекающей севернее цитаде-ли глубоким оврагом, откуда, будучи проведен посредством труб далее, обеспечивает город водою. За оврагом, напротив цитадели, к северу, дорога, следуя через каменный мост, поднимается на плоскую возвышенность и, проходя через живописно-раскинутые сады на плато Кифа-ры, спускается близ селения Сабновы на береговую равнину, где и соединяется с большим трактом, ведущим в укрепление Темир-Хан-Шуру. По этой-то дороге, в восемь часов утра 12-го августа, толпы пеших горцев, с множеством разноцветных значков, оглашая воздух криком известной песни «Ля-илляха иль Аллах» (Нет божества кроме Аллаха), быстро подходили к цитадели. Несколько конных партий неслись между садами по дороге, бли-жайшей к морю. Весь гарнизон крепости собрался около батареи на северной стороне цитаде-ли. Орудия были заряжены: одно гранатою, другое картечью. Внимание всех устремлено было на массы горцев, которые продвигались вперед, в уверен-ности беспрепятственно и без выстрела войти в город через водяные ворота у подошвы цитадели. Из крепостных орудий открыли огонь. Охотники наши, спрятанные в садах, прилегающих к дороге, встретив неприятеля дружным батальным огнем, начали отступать к городу. Неожиданность эта только на минуту остановила наступление горцев, по слабости артиллерийского и ру-жейного огня. Едва первая толпа подошла к цитадели, как команда «пли» ар-тиллеристов вновь раздалась у крепостных орудий. Удачный выстрел карте-чью встретил горцев, спускавшихся с кифарской плоскости, против северной части цитадели, в овраге; другой выстрел гранатою приветствовал толпы, со-ставлявшие вторую линию атакующих. Нельзя описать восторг гарнизона, увидевшего замешательство, произведен-ное в рядах неприятеля удачным действием нашей малочисленной артилле-рии. Несколько горцев из передовой колонны покатились в кручу, остальные рассыпались по садам и, засев за террасы, открыли ружейный огонь по кре-пости. Толпы во второй линии на минуту остановились, но после другой удачной гранаты разбежались также по садам и завязали жаркую перестрелку с жителями, собравшимися на городских стенах. Так началась блокада Дербента. Горцы, убедившись, что им нелегко будет одолеть защитников города, принялись тотчас же устраивать завалы на всех удобных местах и овладели на Кифарской высоте оборонительными передо-выми башнями, которые не могли быть заняты нашим гарнизоном по недос-татку на этом пункте воды и отдаленности его от крепости. Башни эти, на расстоянии ружейного выстрела, отделялись от городских стен оврагом, пе-реход через который был возможен только по мосту, выше водяных ворот. Между башнями, к вечеру того же дня, на протяжении двухсот шагов, уст-роена была неприятелем глубокая траншея с завалом из камня, для предо-хранения себя от выстрелов из крепости; за завалом поместилась большая партия горцев, имевших свободное и безопасное сообщение с казармами на Кифарахъ, где Кази-Мулла, с остальными силами, основал свою временную резиденцию. Жаркая ружейная перестрелка между осаждающими и осажденными не умолкала до позднего вечера; учащенные выстрелы из цитадели осыпали картечью завалы и сады, в которых укрывался неприятель, беспокоивший гарнизон своим метким огнем из винтовок. В это время обнаружилась сла-бость крепостной обороны с северо-западной стороны, что заметил и непри-ятель, начавший сосредоточивать усиленный огонь на этом пункте. Тогда предположено было приступить к устройству грудной обороны по стене и траверсов для защиты осажденных от боковых продольных выстрелов. Гарнизон занялся этой работой с наступлением вечера: из наскоро сплетен-ных туров и насыпанных землею ку¬лей составлен был бруствер и усилено прикрытие пункта войсками из цитадели. Однако пункт этот все-таки остался самым слабым. На городской северной стене всю ночь раздавались частые ружейные вы-стрелы; были минуты, когда вся городская стена, от подошвы цитадели до берега моря, загоралась сплошным батальным огнем, и только по временам слышались крики сторожевых: «ха-бардарь!» (берегись!) Иногда усиленный огонь сосредоточивался на одном каком-либо пункте вследствие замеченного приближения неприятеля, потом снова смолкал, и темная ночь будто засыпа-ла до первого нового выстрела и оклика «хабардар!» Так прошла мучи-тельная ночь на 13-е августа 1831 года. С рассветом 13-го августа, замечено было, что неприятель усилился в завалах между передними башнями; пешие партии горцев обошли садами западную часть цитадели, заняли башни на продолжении городской стены к юго-западу и отсюда стали наносить сильный вред гарнизону. Чтобы оттеснить непри-ятеля из занятых им пунктов, назначена была из города колонна охотников на вылазку. Кази-Мулла, узнав от разбежавшейся из завалов толпы, что дербентцы заня-ли передовые башни и, оттеснив горцев, сами хотят укрепиться на их пози-ции, немедленно двинул из резерва своего сильную колонну, приказав ей сбить дербентцев и снова занять передовые башни. С приближением этой ко-лонны, завязалась жаркая перестрелка, и дербентцы, уступая превосходству сил, принуждены были отступить к городу, потеряв ранеными трех человек.

Исаев И. Р.: В вылазке и в сопровождавших ее перестрелках принимали деятельное уча-стие служивший тогда рядовым в дербентском гарнизонном батальоне Алек-сандр Бестужев и Курин-ского пехотного полка штабс-капитаны Жуков и Корсаков. Бестужев своей храбростью обращал на себя особенное внимание не только начальства, но и жителей Дербента. По возвращении охотников наших, перестрелка горцев с горожанами про-должалась почти целый день, то, умолкая, то, усиливаясь на каком-либо пункте северной стены. По временам конные партии появлялись между садов на северной стороне, удачно преследуемые ядрами из крепостных орудий. Засевшие в садах и в башне на западной стороне горцы ружейным огнем на-носили чувствительный вред гарнизону цитадели: из рядов его, в течение дня, выбыло раненым один унтер-офицер и убитыми двое рядовых. Чтобы вытеснить горцев из садов и из занятой ими юго-западной башни, наскоро была возведена батарея, которая весьма удачным действием картечью по за-валам к вечеру достигла своей цели. На этой батарее отличился батальонный кузнец Гусев, который так метко наводил орудие, что каждый выстрел выно-сил из завалов двух-трех горцев. В ночь с 13-го на 14-e августа, в цитадели были кончены укрепления грудной обороны, траверсы и новая батарея на западной стене. В городе по-прежнему, всю ночь продолжался огонь по северной стене. Около полуночи загорелась сильная перестрелка у главных или средних городских ворот (Кырхляр Капы). Частые залпы и вспыхнувшее зарево обнаружили, что не-приятель, пользуясь темнотой ночи, подвез фашинник, с намерением, под-жечь ворота и потом овладеть городом. По счастью, бдительность и отвага, ночного, прикрытия на стене уничтожили этот замысел: горцы, потеряв двух человек убитыми и много раненых, принуждены были удалиться на Кифары. 14-го августа, утром, замечено было, что неприятель усилился на кладбище Кырхляр, занял там две часовни и мечеть, поставил на их крышах несколько значков и, рассыпав застрельщиков между могильными памятниками, стал наносить урон занимавшим северную стену дербентцам. В то же время зна-чительная часть горцев рассыпалась с той же стороны по садам, до самого берега Каспийского моря. Чтобы вытеснить их из занятых ими позиций, предназначена была вылазка из дербентских охотников, для подкрепления которых наряжены две роты Куринского полка и одно легкое орудие. В де-сять часов утра, горожане-охотники, предводимые почетнейшими беками, вышли из го¬рода через средние или главные северные, а роты куринцев в нижние или дубарские ворота. Неприятель, заметив движение наших войск, направил партии свои с Кифаровъ в помощь горцам, расположенным на кладбище. С обеих сторон завязалась жаркая перестрелка. Колонны наши, прикрывае-мые выстрелами из крепостных орудий, действовавшими картечью, мужест-венно подошли к кладбищу и дружным натиском принудили неприятеля от-ступить. В то самое время, как подоспевший с Кифаров резерв, заняв часовни на кладбище, старался удержать за собою эту выгодную позицию, роты ку-ринцев, увлекаемые примером своих командиров Жукова и Корсакова, после жаркого часового боя, бросились к часовням и овладели кладбищем, пре-доставив дербентцамъ преследование бежавшего на Кифары неприятеля, по-ражаемого картечью и метким ружейным огнем куринцев. Трофеями этого памятного для Дербента дня был один значок, отбитый на кладбище. Он стоял на крыше крайней часовни. Когда колонна наша повела атаку на кладбище, рядовой Куринского полка Удалов, прокравшись между памятни-ками к часовне, взобрался по лестнице на крышу и уже протянул руку, чтобы завладеть значком, как увидел на противоположной стороне крыши стороже-вого горца, все внимание, которого было обращено на происходившую впе-реди перестрелку. Услышав за собою шум, горец одно мгновение обнажил шашку. Между Удаловым и мюридом завязалась борьба на смерть. Значок, переходя из рук в руки, наконец, остался добычею храброго рядового, а го-рец, проколотый штыком, свалился с часовни. Отступление или, правильнее сказать, бегство неприятеля было так поспешно, что он не успел подобрать тела своих убитых. С нашей стороны на этой вылазке раненых было трое ря-довых куринцев и пять человек горожан; в числе последних почетный хаджи Мамед-Усейн-Бек, шедший во главе дербентских охотников. Оттеснив неприятеля к Кифарам, колонны наши с радостными криками воз-вратились в город, и затем до вечера того же дня артиллерийские выстрелы из цитадели преимущественно направлены были на Кифары. Удачное дейст-вие нашей артиллерии побудило Кази-Муллу, в ночь с 14-го на 15-е число, оставив кифарскую позицию, перейти со значительной партией горцев на южную сторону Дербента и расположиться в саду, принадлежавшем поручи-ку милиции Гусейн-Беку, в четырех верстах от города. В ту же ночь, по рас-поряжению коменданта крепости, были спущены из цитадели два чугунных крепостных орудия и поставлены на предварительно устроенной, около третьих ворот южной город-ской стены, батарея, для обстреливания, как са-мой стены, так и впереди лежащих садов и кладбища. Так как неприятель обошел город с трех сторон, прервал сообщение его с ок-рестностями и, по полученным сведениям от захваченных им в плен двух дербентцев, успевших бежать, заготовлял лестницы и фашинник, намерева-ясь повести атаку с южной стороны, где городская стена была гораздо слабее северной, то немедленно сделано было распоряжение: те из жителей города, которые не имели ружей, но могли владеть ими, получили их из артиллерий-ского склада, откуда каждодневно все горожане принимали также и боевые патроны. К батарее южной стены подвезены были снаряды и, для прикрытия ее, назначена часть пехоты из гарнизона. Кроме того, приказано было город-ским жителям занять южную стену, подобно северной, и, сторожить за дей-ствиями и движениями неприятеля. Перестрелка с северной стороны хотя не умолкала, однако горцы, потеряв энергию от предшествующих неудач, не решались приближаться к городу. В тот же день, к вечеру, замечено было, что из садов южной стороны толпа пе-ших горцев провожает к городу конного человека. Всадник этот держал при-крепленный к палке белый платок – признак парламентера. Навстречу ему выслано было нисколько комендантских есаулов и горожан. Толпа конвой-ных горцев остановилась, а парламентер смело подъехал к встречающим. Оказалось, что этот всадник (табасаранец) был подослан от Кази-Муллы не для переговоров о сдаче города, но с возмутительными воззваниями к жите-лям. При обыске найдено было у него более двадцати экземпляров прокла-маций, писанных на арабском языке. Часть их он успел бросить в окружав-шую его толпу любопытных. Из показаний мнимого парламентера обнару-жилось, что Кази-Мулла, действительно, оставил кифарскую позицию, пото-му что направляемые из цитадели гранаты, удачно падая в его стан, наносили ощутительный вред его скопищам; притом, переход главных сил на южную сторону давал ему следующие выгоды: …Новые воззвания Кази-Муллы проникли в город неизвестно каким путем. Между жителями секты Шаи (шииты. – Ред.) распространилась молва, будто бы сунниты ведут с неприятелем тайные переговоры и, из сочувствия к сво-им односектантам, намерены указать им ночью путь в город. Почетнейшие из шиитов, явившись к коменданту, просили его принять меры к ограждению города от неминуемой опасности. Не имея ни времени, ни возможности по-верить в какой степени было справедливо возводимое шиитами на суннитов подозрение, комендант в тот же день, приказал однако семействам почетных жителей секты Сунни перебраться в цитадель, где они и служили как бы аманатами за верность остальных своих одноверцев. Неприятель, как выше сказано, обойдя город с трех сторон, отвел в тот же день, т. е. 15-го числа, воду, проведенную в город посредством труб из род-ников западной цитадели. Недостаток воды был для осажденных тем чувст-вительнее, что, кроме фонтанов город не имел других источников, вода же, направленная в город из реки Рубаса по канаве, была горцами также отведе-на. Наконец и цитадель была лишена воды, потому что фонтан вне крепости, откуда получалась вода, равным образом была во власти неприятеля. Оста-вался один колодезь, давно заброшенный, с весьма недостаточным количест-вом ключевой воды. На очистку его комендант тот же час обратил внимание, и, против всех ожиданий, колодезь дал такое количество чистой воды, что жители могли наполнять ею свои кувшины. Как бы в оправдание аксиомы, что одно счастье приносит за собою другое, в стане импе-ратора Петра Вели-кого, где были расположены роты Куринского полка, открыт был другой обильный колодезь. Того же 15-го числа, комендант крепости, по причине занятия неприятелем всех сухопут-ных сообщений, не имея возможности известить начальствую-щего в Прикаспийском крае войсками, генерал-майора Коханова, о блокаде Кази-Муллою Дербента и о намерении его штурмовать город, убедил прожи-вавшего в Дербенте рыбопромышленника Дроздова доставить морем донесе-ние в крепость Бурную (впоследствии упраздненную), где в то время генерал Коханов находился с отрядом для удержания в спокойствии владений шам-хала тарковского. 18-го числа, после полудня, от выбежавшего из садов южной стороны дер-бентца, захва-ченного в плен горцами в виноградниках, получено было све-дение, что 20-го августа Ка-зи-Мулла намерен штурмовать город. Вследствие этого в ночь на 19-е число, были приняты усиленный меры военной осто-рожности на стенах, и город с трепетом ожидал решительной минуты напа-дения. Как для ободрения жителей, так и для наблюдения за подоз-рительными людьми, из религиозного фанатизма сочувствовавшими успеху Кази-Муллы, расположена была между ними по стенам часть нижних чинов гарнизона. Горожане, видя среди себя русских солдат, с большим усердием работали по вооружению стен и готовились отстаивать родной город. Ночь на 19-е число гарнизон и все вооруженные жители провели на стенах Дербента. Около десяти часов ночи небо покрылось тучами, и вскоре полил проливной дождь. Перестрелка на стенах постепенно становилась реже и ре-же и, наконец, прекратилась. Темные тучи, охватившие весь горизонт, пред-вещали сильную грозу, которая действительно и разразилась. Ночь для осаж-денных показалась бесконечной, мучительной. С рассветом 19-го числа, небо прояснилось; но, к общему удивленно, из неприятельских завалов не разда-вался ни один выстрел; окрестные сады как будто опустели. Смельчаки-дербентцы один за другим начали влезать на возвышенные места городских стенъ, как бы вызывая горцев на бой; но в неприятельском стане царствовало прежнее безмолвие. Радостная весть об отступлении неприятеля разнеслась по городу, и дербент-цы, предводимые своими беками, бросились в сады на южную сторону; но и сады уже были очищены. Кази-Мулла, получив сведения из Кара-Кайтага о движении на по-мощь Дербенту генерала Коханова, с двумя батальонами пе-хоты, сотнею казаков и взводом артиллерии, поспешил снять блокаду и по-тянулся со своими скопищами во внутрь Табасарани. Почти вслед затем при-был нарочный от генерала Коханова с известием, что отряд ночевал в 30 вер-стах и к вечеру прибудет в город… Непосредственный участник обороны Дербента А.Бестужев-Марлинский отмечал все подробности происходящих событий: «…Везде сверкали штыки и сабли; на углах крепости виднелись в высоте ар-тиллеристы, заряжающие орудия. Барабаны гремели. Город, не видавший в течение тридцати лет ничего воинственного, превратился вдруг в боевой стан. В семь часов запылали куринские казармы… Рассеянные толпы непри-ятельской пехоты показывались по всем дорогам и садам, вея белыми знач-ками. Пушка заревела с крепости, - ядро запрыгало между врагами, и клики вражды с обеих сторон огласили воздух… Пальба не умолкала. Жители сго-ряча не жалели пороху; всякий хотел доказать свое удальство или усердие… Пушечные выстрелы держали такт в этой увертюре… Под вечер вслед за од-ним капитаном, я сел на коня и поскакал к морю проведать, что там делается. Виноградные сады, перерезанные канавками и терновыми оградами, подхо-дят там почти вплоть к стенам города. Пользуясь этим, неприятельские стрелки пытались подползать шагов на тридцать. Всхожу на стену подле Кизлярских ворот, - такая пальба, что небу жарко!… Горцы хотят выручить тела товарищей, - все напрасно. Бедняга раненый бился под трупами, вы-брался, пополз, порывался перелезть через плетень и, вновь пробитый мно-гими пулями, повис поперек…Вперед, вперед!.. Чего жалеть! Вот несут и русского раненого… Реже и реже летели навстречу угрозы и пули. Наконец вечерний намаз укротил перепалку. В течение этого дня неприятель обходил город, с горской стороны занимая гребни холмов, а с кубинской – сады.

Исаев И. Р.: Мне впервые удалось быть в осажденном городе. И потому я с большим лю-бопытством обегал стены. Картина ночи была великолепна. Огни вражеских биваков, разложенные за холмами, обрисовали зубчатые гребни их то чер-ными, то багровыми чертами. Вдали и вблизи ярко пылали солдатские из-бушки, сараи, запасные дрова. Видно было, как зажигатели перебегали, ма-хая головнями. Самый город чернел, глубоко потопленный в тени, за древ-ними стенами; но зато крепость, озаренная пожаром, высоко и грозно взды-мала белое чело свое…Так прошла первая ночь». В ночь с 26 на 27 августа, узнав о приближении отряда генерал-майора Ко-ханова, Гази-Мухаммад снял осаду, оставив на месте своего бывшего лагеря часть провианта, несколько оседланных лошадей, часть рогатого скота и око-ло 200 лестниц, которые были приготовлены к штурму. Отступив от Дербен-та к горам, имам расположился в 15 км от крепости близ аула Рукель. …Пополудни того же дня прибыль генерал-майор Коханов. Расспросив под-робно обо всех обстоятельствах блокады, он поблагодарил коменданта за благоразумные распоряжения, а войска и жителей за стойкость и усердие при защите города. Дербентцы опять просили дозволения идти по следам Кази-Муллы: но генерал Коханов, зная хорошо табасаранскую местность, отказал им, как по причине утомления войск гарнизона и его собственного отряда, так и потому, что в лесистой Табасарани нанести поражение Кази-Мулле с малым отрядом какой мог быть отделен из Дербента, было невозможно. По осмотре дербентских садов с южной стороны, найдено было в саду пору-чика милиции Гусейн-Бека, где помещался сам Кази-Мулла, более 200 туров и 50 лестниц, приготовленных для штурма. Город, избавившись от опасности, повеселел, но грозно-воинственный вид его, оставался еще долго…» Последний отправился в соседний Табасаран и разбил лагерь в аулах Гюмеда и Дуках, где в это время жила семья муршида Мулла Мухаммеда. Там Кази Мулла женится на дочери муршида, и на время распустил свои войска, что-бы дать им немного отдохнуть, так как намеревался еще раз, причём со сто-роны моря, осадить Дербент. Последняя неудача, умножила число приверженцев Кази-Муллы, особенно в среднем Дагестане, так что в 1831 г. Кази-Мулла покушался, но неудачно, при поддержке восставших табасаранов овладеть Дербентом. Под властью имама оказались значительные территории (Чечня и большая часть Дагеста-на). Письма из Дагестана. Александр Марлинский Дербент, 1 сентября 1831 года. «…Завет спокойствия Дагестана был заключен. Но чтобы упрочить оный, командующий разместил войска в с.-Карабудах-Кенте, в Гиллях, в Буйнаке, в Уйтамише. То была живая цепь, наложенная на Табасарань, в которой умы еще волновались. Сардарь наш ведал, что присутствие Абдур-зах-кадия и других беков, ревностнейших поборников Кази-муллы, было закваскою мятежей в среде буйных табасаранцев, и для того послал к изменникам доверенных людей от имени почетных дербент-ских жителей, уговорить их предаться великодушию русских. …Это при-нудило генерал-адъютанта Панкратьева, главноуправляющего Закав-казским краем, по отбытии графа Паскевича-Эриванского в столи-цу, отрядить для усмирения Табасарани два батальона 42-го егерского полка, с несколькими сотнями ширванской конницы. Отряд этот поручен был храброму полковнику Миклашевскому, тому самому, который в 1828 году с цепью стрелков сбил турок с Топдагского кладбища, втоптал их в ворота Карса, ворвался с ними вместе внутрь и был главным виновником внезапного взятия этой крепости. Он промчался грозой по Табасарани, по непроходимым лесам и крутизнам, имел сражение на горе Гарбаку-рани, при Каруль-Гуа, при Нетарин-Гирве (Нит1арин гур), спалил девять селений, покорил новый магал, заставил присягнуть старшин прочих, - но, вдруг отозванный в Ширвань, ушел из Дагестана [Тому причиной были сборища турецких войск на границе. (Примеч. автора.)]. Экспедиция его продолжалась пятнадцать дней; но долго будут помнить в горах Кара-полковника (то есть черного), как называют его горцы. В это самое время слухи о намерении Кази-муллы напасть на Дербент возросли до вероя-тия». Из “Журнала командующего войсками Закавказья ген.-адъют. Панкратье-ва с 28 августа по 15 сентября” об осаде Дербента восставшими горцами. 15 сентября 1831 г. Ген.-м. Каханов от 20 августа извещает о выступлении своем из сел. Кафыр-Кумук к Дербенту. Получив сведение, что Кази-Мулла блокирует кр. Дер-бент, ген.-м. Каханов немедленно двинулся к оной… Он же от 30 августа из-вещает о приближении вверенного ему отряда к гор. Дербенту и представля-ет рапорты и. д. дербентского коменданта м. Васильева с известиями, заклю-чающими подробность блокады гор. Дербента Кази-Муллою. Мятежник сей с собранными им скопищами, простирающимися до 8 тыс., обложил крепость 20 числа августа, прервал всякое сообщение оной, как с отрядом ген.-м. Каханова, так и с южным Дагестаном. Кази-Мулла, приблизившись к Дербенту, отправил письма к м. Васильеву и жителям, требуя сдачи крепости. Не получив никакого ответа на сие дерзкое предложение, он с 20 по 26 число ежедневно предпринимал нападение для стеснения и взятия крепости, старался лишить гарнизон воды. Ген.-м. Каханов от 2 сентября доносит, что Кази-Мулла находится в Табаса-ране, в местечке Гимейды и распускает слухи о намерении напасть на вве-ренный ему отряд и на кр. Дербент. 1831 г. сентябрь. восстание в Табасарани. 8 сентября постоянный преследователь имама - Каханов осаду с города снял. Гази Магомед укрылся в горах Табасарани, где организовал усилен-ную оборону против наступающих русских отрядов. 16 сентября в Шемаху прибыл Панкратьев и целый месяц пытался мир-ным путем усмирить горцев. Переговоры и уговоры не подействовали. В конце - концов 16 октября русские вступили в горы и провели два сраже-ния и разрушили 20 аулов. 23 октября Табасарань сдался на милость по-бедителей, но при этом законы шариата в этих областях были сохране-ны. Сего числа я прибыл в гор. Старую Кубу и сделал все предварительные рас-поряжения для действия против мятежников. Ген.-м Каханов от 12 сентября представляет рапорт дербентского коменданта м. Васильева, из коего видно, что Кази-Мулла с частью мятежников удалился из Табасарана и отступил по направлению к кр. Бурной. ЦГВИА, ф. ВУА, д. 6251, лл. 139—141. Подлинник.

Исаев И. Р.: Почти ежедневно получая из Дагестана сведения одно неблагоприятнее дру-гого, генерал Панкратьев направляет туда отряды полковника Миклашевско-го и князя Дадиани для наведения порядка. Одновременно Панкратьев рассылает по обществам воззвание с требо-ванием подчиниться русскому оружию. «С храбрыми и победоносными войсками Государя Императора, – говорилось в нем, – я иду в ваши владе-ния истребить бунтовщиков и спасти народ от бедствий и разорения… Нельзя удивляться и не сожалеть о тех, которые соединяясь с коварным и лживым Кази-Муллой, веруют ложным словам его… Если после про-чтения сей прокламации какие лица или селения передадутся ему, Гази-Мухаммаду, который усиливается разорить до основания Дагестан, или же примут его к себе, либо решатся помогать ему в чем-нибудь, подверг-нутся строжайшему наказанию и совершенному истреблению. Тот, ко-торый поймает Гази-Мухаммада и отдаст его в руки российского на-чальства, получит вознаграждение в 1200 руб. сер. Семейство сего чело-века и родственники его будут находиться под особым покровительст-вом российского правительства, милостями коего будут они всегда поль-зоваться. Конечно, и сам Бог наградит его за избавление народа Божьего от покушения коварного обманщика». Прокламация генерала осталась однако без ответа. 22 сентября объединив-шиеся отряды были вверены общему командованию генерала Коханова, ос-тавившего вместо себя в шамхальстве полковника Басова. Последний по приказу Панкратьева 17 сентября выступил в Хан-Мамед-Кала и без сопро-тивления занял его. А в это время в 10 км от лагеря Басова на берегу реки Дарбах стояли довольно крупные силы горцев под началом Омар Эльдар Бе-ка, Устар Хана и Кичик Хана. Три предводителя, раздумывая, что предпри-нимать в подобной ситуации, послали письмо Кази-Мулле с просьбой явить-ся к ним и возглавить действия. По всему было видно, что в этот момент гор-цам не хватает решительности и такого лидера, как Гази Мухаммад. 30 сентября Панкратьев прибыл в Дербент и после комплектования отряда решил двинуть одну колонну под командой полковника князя Дадиани к ау-лу Хучни (Северный Табасаран), другую под началом полковника Микла-шевского в аул Дювек (Северный Табасаран) и третью - под командой пол-ковника Басова к аулу Маджалис. У аула Хучни князь Дадиани столкнулся с 700 горцев, которыми руководил Абдуразак Бек Табасаранский. В жарком бою, по словам российских исто-риографов, погибло около 200 горцев, тогда как у русских всего 1 человек. Такие «приписки» были характерны для отчетов, донесений и рапортов рос-сийских военачальников. Хучни был занят и отдан на разграбление отряду. На следующий день, выступив из аула, отряд вновь был атакован Абдуразак Беком, и только наступившая ночь на этот раз спасла отряд от поражения. Получив подкрепление, Дадиани дошел до аула Имейде (родной аул Абдура-зак Бека) и стер его с лица земли. 8 октября, соединившись с отрядом Басова, Дадиани вернулся в Хан-Мамед-Калу. Таким образом, первая операция по наказанию табасаранов была успешно завершена: истреблено 20 селений, большая потеря в живой силе, взято в плен около 100 чел., отбито много ско-та. Вторая операция заключалась в овладении «неприступной твердыней Та-басарани» полковником Миклашевским. Дорога лежала из Хан-Мамед-Калы на Великент, урочища Гяур-тапу, Казыбек-Керпи, Алмалы-Улам к аулу Дю-век. С невероятными трудностями отряд добрался до Дювека, располагающе-гося в ущелье, на скате большой горы. Река Дарбах, извиваясь в крутом и широком русле, образовывала перед аулом изгиб. Правый ее берег против аула был затянут вязким болотом, а дремучий лес обнимал все пространство. Этот аул был своего рода складом и хранилищем всего имущества восстав-ших сел. Пустив в атаку кавалерию, которую встретил ураганный огонь гор-цев, а затем пехоту, Миклашевский медленно, но верно продвигался к Дюве-ку и после тяжелого боя овладел им. Все, что невозможно было увезти с со-бой из аула, было сожжено, в том числе и большие запасы хлеба. С наступ-лением темноты отряд отошел от аула, и на огромной поляне Миклашевский приказал разжечь повсюду костры, давая тем понять, что войско сделало сто-янку для отдыха, а сам дал команду войскам отойти назад. Горцы, предпола-гая, что русские отдыхают после празднования своей победы с тем, чтобы завтра наступать на Хустиль, занялись обороной этого аула и таким образом дали возможность русским уйти без преследования. 4 октября отряд вернулся в Хан-Мамед-Кала. Показав на табасаранах пример «быстрого и решительного наказания виновных», Панкратьев распространил по Дагестану свою прокламацию, в которой говорилось: «Вы видите, что российское непобедимое войско проникает везде и что ему нет никаких пре-понов, неприятели наши нигде не могут от нас скрыться, ни на вершинах снеговых гор, ни в самых глубоких долинах… Просите Бога и великого Го-сударя нашего о помиловании, придите ко мне с раскаянием покорности, и вы будете прощены…. Перестаньте верить ложным обещаниям изменника Кази-Муллы, которого не Бог, а черт побудил проливать мусульманскую кровь и наносить несчастье Дагестану. Каждое селение, которое пришлет де-путатов с покорностью, будет великодушно прощено, но горе тем, кто осме-лится противиться приказаниям русского начальства и в безумии своем под-нимут оружие против непобедимого русского воинства». «ПОХОД В ДАГЕСТАН ГЕНЕРАЛ-АДЪЮТАНТА ПАНКРАТЬЕВА В 1831 ГОДУ. Лагерь близ с. Джимикент, 15 окт. 1831. Вот состав этого соединенного отряда: два батальона Эриван-ского караби-нерного, шесть рот Куринского, два батальона Апшеронского и два ба-тальона 42-го егерского полков, при девятнадцати орудиях и четырех горных единорогах. Конница состояла из донского казачьего Басова пол-ка, из трех полков конно-мусульманеких и одного конно-волонтерно-го, да сотни две куринской и бакинской конницы; всего пехоты около 3500 человек, а кавалерии до 3000. Наконец мы ожили. Муж боя и совета прибыл в Дербент 30 сентября. Добрая слава задолго предлетела ему в Дагестан. Его приезд ободрил новых подчиненных надеждою, а прежних сослуживцев уверенностию в успехе. Солдаты зашевелились, и, несмотря на слякоть, кружки около огней росли. "Когда же? скоро ли в дело?" - слышалось по-всюду; но болезнь держала вождя нашего на ложе, а ненастье - отряд на месте. Между тем командующий войсками не терял времени. Не щадя себя на пользу отечества, он, борясь с болезнью, неутомимо занимался делами края и, прежде чем прибегнуть к трехгранным доказательствам, пытал все средства убеждения, - а он владеет им в совершенстве. Прокламации его, написанные цветистым слогом Востока, рассеивались в ущелья, где таи-лись мятежники. Глядим: мало-помалу старшины окружных селений по-тянулись в Дербент с повинною и жители сползались из нор на преж-ние пепелища. В тиши и в тайне готовились важные события. И вот, на ночь 2 октября, вовсе неожиданно упали палки на барабан... Зовут фельдфебелей к адъютантам: приказ выступить налегке. Куда? зачем? - ни-кто не знает, не ведает. Но тайное тогда - теперь уж не тайна. Командующий нами сделал мастерское распоряжение. Зная, что табасаранцы решились защищаться до крайности и готовы собраться в один миг в то место, куда направлено будет нападение, он разделил войско на три отряда, чтобы раз-влечь их силы, обманув их ожидания. Полковник Басов должен был сделать диверсию вправо на Маджалис; полковник князь Дадиан - влево в Кучни; главный, то есть средний отряд, назначенный действовать прямо от Вели-кента на Дювек, поручен был храброму полковнику Миклашевскому, и с ним-то в одиннадцать часов мы двинулись вперед, с двумя батальонами его полка, 42-го егерей, 1-го Куринского, с 1-м и 2-м конно-мусульманскими полками, при четырех орудиях. В это самое время полковник Басов с казачьим своим полком, с двумя ба-тальонами апшеронцев и двумя ротами куринцев при шести орудиях вы-ступил на селение Маджа-лис, чтобы помешать каракайтахцам подать ру-ку помощи вольной Табасарани. Между тем полковник Басов, слыша жаркую пальбу под Дювеком, решился идти туда прямо чрез гору, чтобы в случае надобности усилить отряд Миклашевского; но, вышедши на Дю-векскую дорогу, он застал только зарево пожара и возвратный след наш. Подвиг был кончен. Со своей стороны полковник князь Дадьян, с дву-мя батальонами Эриванского карабинерного, с четырьмя орудиями и тремя горными единорогами, да с 3-м и волонтерным конно-мусульманскими полками, врезался в непроходимые доселе ущелья Табасарани. По стрем-нинам, но дебрям, по которым от века не слышался скрип колеса, проходил он с пушками, сражаясь на каждом шагу, поражая на каждой встрече. Две-надцать деревень легло пеплом на след русских; из них в важнейших, Кучни и Гюммеди (гнездо изменника Абдурзах-кадия), захвачена была значительная добыча и много пленных». Бестужев-Марлинский А. А. "Письма из Дагестана", СВЕРКАЮЩИЙ ГАЗАВАТ. ИМАМ ГАЗИ-МУХАММАД. УСМИРЕНИЕ ТАБАСАРАНИ. Доного Хаджи Мурад «Почти ежедневно получая из Дагестана сведения одно неблагоприятнее другого, генерал Панкратьев направляет туда отряды полковника Миклашев-ского и князя Дадиани для наведения порядка. Одновременно Панкратьев рассылает по обществам воззвание с требованием подчиниться русскому оружию. «С храбрыми и победоносными войсками Государя Императора, – говорилось в нем, – я иду в ваши владения истребить бунтовщиков и спасти народ от бедствий и разорения… Нельзя удивляться и не сожалеть о тех, которые соединяясь с коварным и лживым Кази-Муллой, веруют ложным словам его… Если после прочтения сей прокламации какие лица или селения передадутся ему, Гази-Мухаммаду, который усиливается разорить до основания Дагестан, или же примут его к себе, либо решатся помогать ему в чем-нибудь, подверг-нутся строжайшему наказанию и совершенному истреблению. Тот, который поймает Гази-Мухаммада и отдаст его в руки российского начальства, полу-чит вознаграждение в 1200 руб. сер. Семейство сего человека и родственники его будут находиться под особым покровительством российского правитель-ства, милостями коего будут они всегда пользоваться. Конечно, и сам Бог на-градит его за избавление народа Божьего от покушения коварного обманщи-ка». …Прокламация генерала осталась однако без ответа. 22 сентября объеди-нившиеся отряды были вверены общему командованию генерала Коханова, оставившего вместо себя в шамхальстве полковника Басова. Последний по приказу Панкратьева 17 сентября выступил в Хан-Мамед-Кала и без сопро-тивления занял его. А в это время в 10 км от лагеря Басова на берегу реки Дарбах стояли довольно крупные силы горцев под началом Омар Эльдар Бе-ка, Устар Хана и Кичик Хана. Три предводителя, раздумывая, что предпри-нимать в подобной ситуации, послали письмо Кази-Мулле с просьбой явить-ся к ним и возглавить действия. По всему было видно, что в этот момент гор-цам не хватает решительности и такого лидера, как Гази Мухаммад… …30 сентября Панкратьев прибыл в Дербент и после комплектования отряда решил двинуть одну колонну под командой полковника князя Дадиани к ау-лу Хучни (Северный Табасаран), другую под началом полковника Микла-шевского в аул Дювек (Северный Табасаран) и третью - под командой пол-ковника Басова к аулу Маджалис… …У аула Хучни князь Дадиани столкнулся с 700 горцев, которыми руково-дил Абдуразак Бек Табасаранский. В жарком бою, по словам российских ис-ториографов, погибло около 200 горцев, тогда как у русских всего 1 человек. Такие «приписки» были характерны для отчетов, донесений и рапортов рос-сийских военачальников. Хучни был занят и отдан на разграбление отряду. На следующий день, выступив из аула, отряд вновь был атакован Абдуразак Беком, и только наступившая ночь на этот раз спасла отряд от поражения. Получив подкрепление, Дадиани дошел до аула Имейде (родной аул Абдура-зак Бека) и стер его с лица земли. 8 октября, соединившись с отрядом Басова, Дадиани вернулся в Хан-Мамед-Калу. Таким образом, первая операция по наказанию табасаранцев была успешно завершена: истреблено 20 селений, большая потеря в живой силе, взято в плен около 100 чел, отбито много ско-та. …Вторая операция заключалась в овладении «неприступной твердыней Та-басарани» полковником Миклашевским. Дорога лежала из Хан-Мамед-Калы на Великент, урочища Гяур-тапу, Казыбек-Керпи, Алмалы-Улам к аулу Дю-век. С невероятными трудностями отряд добрался до Дювека, располагающе-гося в ущелье, на скате большой горы. Река Дарбах, извиваясь в крутом и широком русле, образовывала перед аулом изгиб. Правый ее берег против аула был затянут вязким болотом, а дремучий лес обнимал все пространство. Этот аул был своего рода складом и хранилищем всего имущества восстав-ших сел. …Пустив в атаку кавалерию, которую встретил ураганный огонь горцев, а затем пехоту, Миклашевский медленно, но верно продвигался к Дювеку и после тяжелого боя овладел им. Все, что невозможно было увезти с собой из аула, было сожжено, в том числе и большие запасы хлеба. С наступлением темноты отряд отошел от аула, и на огромной поляне Миклашевский прика-зал разжечь повсюду костры, давая тем понять, что войско сделало стоянку для отдыха, а сам дал команду войскам отойти назад. Горцы, предполагая, что русские отдыхают после празднования своей победы с тем, чтобы завтра наступать на Хустиль, занялись обороной этого аула и таким образом дали возможность русским уйти без преследования…» Однако с конца 1831 г. восстание пошло на убыль. Отряды Кази-Муллы бы-ли оттеснены в Горный Дагестан.

Исаев И. Р.: Письма из Дагестана. Александр Марлинский 15 окт. 1831. «…Но тайное тогда - теперь уж не тайна. Командующий нами сделал мас-терское распоряжение. Зная, что табасаранцы решились защищаться до крайности и готовы собраться в один миг в то место, куда направлено бу-дет нападение, он разделил войско на три отряда, чтобы развлечь их силы, обманув их ожидания. Полковник Басов должен был сделать диверсию вправо на Маджалис; полковник князь Дадиан - влево в Кучни; главный, то есть средний отряд, назначенный действовать прямо от Вели-кента на Дю-век, поручен был храброму полковнику Миклашевскому, и с ним-то в одиннадцать часов мы двинулись вперед, с двумя батальонами его пол-ка, 42-го егерей, 1-го Куринского, с 1-м и 2-м копно-мусульманскими пол-ками, при четырех орудиях. Ночь была темна, как судейская совесть. Скупое небо погасило все огоньки свои. Мы брели по колено в грязи, цепляясь за терновники, запутавшие окрестный лес непроницаемою оградою, и каждый миг в опас-ности слететь в речку Дарбах, по крутому берегу которой шли. Вы бы ска-зали, что идет армия мертвецов, покинувших свои могилы, - так без-молвно, так неслышимо двинулись мы вперед по излучистому яру, в двой-ном мраке ночи и тени леса, под нами склепом склоненного. Колеса не стучали, подковы не брякали по болоту; нигде ни голоса, ни искры. Лишь изредка раздавался по бору удар бича или звук пушечной цепи. С невероят-ным трудом вытаскивали мы на людях орудия... Наконец не только под нами, но и под артельными повозками кони пристали, выбились из сил... Арьергард оттянулся... Полковник Миклашевский налетел соколом: "Руби колеса, жги повозки, жги артиллерийские дроги! Стоит ли эта дрянь, чтобы из-за нее опаздывать! Истребляй: я за все отвечаю!" Велено - сделано. В пять минут дорога была чиста, - вещи разобрали по рукам... коней пристегнули под пушки; прибави-ли к ним и офицерских верховых... Покатились, пошли быстро, легко, ве-село. Миклашевского слово ободряло солдат лучше двойной чарки. С не-имоверною скоростию перелетели мы тридцать пять верст, и часу в де-вятом утра послышали впереди жаркую перестрелку: это дралась наша та-тарская конница. Шомпола зазвучали. Гренадеры!., ходу!.. Скорым ша-гом, беглым шагом!.. Выстрелы из лесу начинают нас пронизывать - наси-лу-то догадались. Если б неприятели заранее заняли чащу, многие бы из нас не донесли своих голов до Дювека, - да вот и он - легок на помине... вот Дювек, который считается неприступною твердынею Табасарани. Не-приступная - забавное выражение! Его нет, слава богу, в словаре русско-го солдата. Вперед, вперед!.. Дело загорелось. Селение Дювек стоит в раз-вале ущелья на скате большой горы. Над ним на полтора пушечных вы-стрела лепится выше деревня Хустыль. Речка Дарбах, извиваясь в кру-том, но широком русле, образует перед Дювеком колено. Правый ее берег против селения от множества ключей, не имеющих истока, затоплен вяз-ким болотом; дремучий лес обнимает всю окрестность. Егеря 42-го полка пошли вправо чрез топь, мы - влево чрез крутой овраг, на дне которого текущий ручей, впадая в Дарбах, образует пред Дювеком бу-кву у, - все под убийственным огнем из лесу, из домов, из завалов. Перед нами еще ходили на приступ наши спешенные мусульмане; но когда Мамат-ага, бесстрашный помощник полкового командира, был убит, когда они потеряли лучших стрелков своих, ку-ринцы их опередили - слезли в овраг, стали подниматься на противоположную круть... густей, густей грана-ты полетели над нашими застрельщиками... Ура, в штыки! А уж дело ре-шенное, что против русского штыка ничто устоять не может; завалы бы-ли отбиты, неприятель стоптан, но, ожесточенный поражением, засел в домах, стрелялся, резался; ему было жаль богатых пожитков, свезенных в Дю-век из всех окрестных возмутившихся деревень, как в твердыню, кото-рой не мог взять и сам ужасный шах Надир, куда не проникал даже Ермо-лов, которого слава ярче Искендаровой и шах-Надировой за Кавказом. Пришлось штурмовать камень за камнем, шаг за шагом. Кровь лилась - огонь очищал от ней землю. Наконец, после шестичасовой битвы, вся деревня впала в руки наши; но из лесу, из-за плетней, из-за плит клад-бища враги не переставали стрелять в победителей, и лишь картечь при-смиряла их на время. Грабеж и пожар, как два ангела-истребителя, протекали Дювек из конца в конец... Ночь пала. Чудно-прелестен был вид этой ночи. Пламя катилось волнами и змеем пробивалось сквозь высокие кровли домов, большею частию двухъярусных... Вся гора была озарена, и по ней вверху видны были лица, слышны крики женщин, ожидавших присту-па к Хустылю. Между дымом и огнем чернелись остеклевшие развалины, - и из этого-то ада солдаты и мусульманские всадники тащили, везли до-бычу, заслуженную кровью, выносили раненых. Поодаль несколько чело-век рыли общую могилу падшим своим товарищам. Коротка солдатская молитва и за свою жизнь и за душу земляка!! Ни одной слезы, ни одного слова не уронил никто по убитым; но зато как выразительны были лица ок-ружающих в зареве пожара, то прислоненные к штыкам, то поднятые к не-бу!.. Все кинули по горсти земли, чужой земли, на очи собратий... "Sit vobis terra le-vis (да будет легка над вами земля) ", - сказал я про себя. Каж-дый из вас лег как усталый часовой по смене... Когда же настанет и моя смена! Повременные выстрелы гремели requiem» [Реквием (лат.)]. Атакованный 1 декабря 1831 г. полковником Миклашевским, он ушёл в Гим-ры. Назначенный в сентябре 1831 г. командующий Кавказского корпуса ба-рон Розен 17 октября 1832 г. взял Гимры; Первый имам Дагестана Кази-Мулла погиб во время боя.

Исаев И. Р.: В 1840 г. с целью более удобного для царизма управления краем была обра-зована Каспийская область, в состав которой вошли созданные в феврале 1812 г. Дербентская и Каспийская провинции, преобразованные в уезды. В Дербентский уезд вошли город Дербент, Улусский магал, владения Табаса-рана и Кайтага. События мая 1842 г., когда царские войска в южном Дагестане подверглись серьезному испытанию, привели к тому, что командование царской армии отныне решило содержать довольно солидные гарнизоны в Курахе, Рича, Чираге. Князь Аргутинский считал, что в водворении спокойствия в Табаса-ране и Кайтаге эти гарнизоны сыграли решающую роль. В 1843 году в Табасаране вспыхнуло восстание, о котором в официальном документе от 25 ноября 1843 года говорится, что «Табасаран волнуется». Жители Верхнего Табасарана получили от Шамиля письмо с призывом к восстанию. В ответ на это табасараны не только восстали против царских войск, но и решили занять с. Рукель и тем самым прервать сообщение Дер-бента с Кубой. 1843 г. Принятие Табасараном участия в общем восстании Дагестана. (Сборник сведений о кавказских горцах, в. 1, стр. 10) В феврале 1844 года Шамиль отправил в Табасаран наибов. Так, он приказал Кибит-Магомеду «собрать по мере возможности сильную партию и двинуть-ся вместе с Сокуром в Табасаран». В марте 1844 года состоялось сражение у с. Дювек между жителями Верхнего Табасарана и царскими войсками. Генерал Аргутинский «приказал село Дювек предать пламени и разорить все дома, кроме мечети и двух домов преданных нам людей». 1844 г. 4 марта. Взятие с боем и истребление аула Дюбек отрядом под начальством полковника генерального штаба Ферсгель. (Кавказский ка-лендарь 1856 г.) Моисей Захарович Аргутинский-Долгоруков Родился в княжеской армянской семье. Первоначальное воспитание он полу-чил в Тифлисском благородном училище и по настоянию отца готовился к гражданской службе. Его судьбу изменил приезд на Кавказ А.П. Ермолова, который, заметив в молодом человеке большие способности, уговорил отца отправить его на службу в Санкт-Петербург. Начиная с 1830 года, на протяжении долгих 23 лет Аргутинский-Долгоруков вел борьбу с горцами. В 1844 году в чине генерал-майора он был назначен командующим войсками в южном Дагестане и в Кубанском и Дербентском уездах, а в 1847 г. — дербентским военным губернатором. В том же 1847 го-ду ему было вверено командование войсками в Прикаспийском крае. Князь разорил укрепление Чох, истребил аулы Арчи и Шали, отбил вторже-ние Хаджи-Мурата в Табасаран. Этим закончилась боевая карьера генерала, награжденного за беззаветную отвагу орденами Белого Орла, св. Александра Невского и др. Царское правительство принимало все меры, направленные на обуздание действий поднявшихся на борьбу жителей Табасарана и Кайтага. При Шамиле находился один табасаран по имени Омар. По возвращении имама из Большого Казанища, он посоветовал ему отправить в Табасаран сильную партию мюридов. Осенью 1260 года (1844) имам послал туда пар-тию из четырех наибов под общим командованием Мухаджира и Косого Эфендия. Последний был обязан увеличить попутно свои силы. В местность Гани Эфенди назначил наибом Омара и направился в Маджалис. Командующий мюридами потребовал к себе всех влиятельных лиц из мест-ного населения и предложил им беспрекословно покориться шариату. В Маджалис также были вызваны депутаты от всего населения Табасарана в числе 60 человек. Депутаты эти изъявили согласие на покорность шариату, но на посещении их края пришельцами мюридами не могли согласиться. То-гда мюриды двинулись вслед за возвращавшимися депутатами и завладели без всякого труда, хлопот и потерь всей Табасаранской землею, которая была администрирована по той же системе имама Шамиля. Из Табасарана мюриды двинулись в Башлы. В 1847 г. был образован Прикаспийский край во главе с командующим вой-сками, которому подчинялись все владетели Дагестана, управлявшие на прежних правах, и начальники окружных управлений. Весной и летом 1851 года “стали многочисленными от жителей Табасарана и Хайдака к имаму различные послания и посланцы один за другим с просьба-ми послать какого-либо наиба с войсками к ним для того, чтобы этот наиб установил среди них управления по шариату и объединения в регулярную армию ислама” (Хроника Мухаммеда Тахира ал-Карахи, стр. 225). «Имам не-однократно получал письма из Кайтаго - Табасарана о высылке туда своих сподвижников мюридов для водворения там шариата и военных порядков. Это обстоятельство заставило его выступить в поход в 1267 (1851) году со своими мюридами. Он остановился на Ругжанской горе и послал отсюда в Кайтаго - Табасарань Омара из Салты во главе партии трех наибов: самого Омара, Када из Ачигали и Нур Мухаммеда из Караха, общей численностью в 3000 человек. 21 июля 1851 года Омар Гоцатлинский со своим отрядом по горным дорогам подошел к Чирагу. Переждав день под подошвой Алахундага, Гоцатлинский под покровом ночи попытался форсировать реку Чираг-чай и прорваться в “вольный” Кайтаг. Однако он был замечен охраной, и под Чирагом произо-шел ночной бой, в котором горцы потерпели поражение. Тогда Шамиль предложил Хаджи-Мурату взяться за дело, которое не сумел выполнить Омар. «…По собранным здесь сведениям оказалось, что Хаджи-Мурат с главным скопищем находился вблиз селения вольной Табасарани Гужнилу, в густом лесу, покрывавшем ущелье Рубаса. Узнав о приближении кн. Аргутинского Хаджи-Мурат бросился на юг к с. Хив и оттуда он повернулся к с. Хуш-ни…Наконец отряд Аргутинского после мучительного марша вышел на по-ляну, окружающую Вичрик и Куркак… По упорству защиты своих завалов и по смелости, которые, с которою дейст-вовали горцы, видно было, что здесь сражались не одни табасаранцы и кай-тагцы, но что Хаджи-Мурат действительно уделил сюда значительную часть своих мюридов. Бой был самый упорный…Стрелки наши прилагали к своему делу самое изощренное внимание… Левая цепь несколько раз ходила в шты-ки на мюридов, засевших в опушке, но выбить их оттуда не могли. Бой был решен артиллериею… Хаджи-Мурату удалось в восьми верстах от Хушни снова собрать значительную партию на высоких горах вольной Табасарани, но и здесь она была выбита с помощью артиллерии из завалов и рассеяна… Надежда их на несокрушимость правоверного воинства пошатнулась; кроме того деревням и всем их пожиткам предстояло неизбежное истребление… В ночь с 22-го на 23 июля Хаджи-Мурат ушел через вольную Табасарань к Джуфу-дагъ…» Гомборцы. История первого Кавказского стрелкового Его Императорского Величества Великого князя Михаила Николаевича ба-тальона. Составил того же батальона штабс- капитан Ф. Арютунов. Ген. Аргутинский узнав об этом, во главе многочисленных войск двинулся в Кайтаг. 17 июля между Хаджи-Муратом поддерживаемого табасаранами и ген. Аргутинским произошла битва, в результате которой горцы потерпели поражение. 21 и 22 июля царские войска вновь нанесли поражение Хаджи-Мурату близ сел. Вигрик и сел. Хошни (Хучни). Хаджи-Мурат бежал в Ава-рию. В ответ на настойчивые приглашения от обществ Кайтага и Вольного Таба-сарана, расположенных почти у самого Каспия, рядом с Дербентом, Шамиль отправил туда нескольких наибов с тремя тысячами мюридов. Путь предсто-ял дальний и опасный — нужно было пройти половину Дагестана, через зем-ли ханств, занятых царскими войсками. Но если бы удалось поднять Кайтаг и Табасаран, отвлечь туда войска Аргутинского, то Шамиль был готов обру-шиться со своих высот на соседнее Казикумухское ханство, чтобы изгнать оттуда царские гарнизоны и окончательно утвердить свою власть. Завершить начатое вызвался Хаджи-Мурад. Шамиль согласился, но отрядил с ним всего 500 всадников. Вот как описывает те события Магомед Тагир из Караха в «Три имама» В 1851 году по приказу Шамиля Хаджи-Мурад был отправлен в Табасаран во главе 500 воинов конницы. «Кайтахцы и большая часть табасаранцев», гово-рит он, «не оказали мне никакого сопротивления; только некоторые беки со своими приверженцами, укрепясь в селении Хапчны, не хотели сдаваться, но они были выбиты и неотступно преследованы мною почти до самого Дербен-та. Когда я возвратился, восстание в Табасарани было уже в полном разгаре, и жители повсюду присоединялись ко мне целыми толпами». Получив известие о походе Хаджи-Мурата в Табасаран, Аргутинский прибыл в Чираг, здесь сформировал отряд войск и выступил в сторону Табасарана. 11 июля 1851 года Аргутинский разбил лагерь в окрестностях агульского селе-ния Буршаг, где получил известие о том, что Хаджи-Мурат находится около Табасаранского аула Кужник. Хаджи-Мурат распустил слух, что он хочет вернуться в Аварию через Хив—Рича— Чираг. Аргутинский приказал пере-резать эту дорогу для табасаран, которые идут на помощь Хаджи –Мурату у Чирага –Могу-дере - и во что бы то ни стало перехватить Хаджи-Мурата. Однако Хаджи-Мурат ушел по той дороге, по которой шел кн. Аргутинский против него, т.е. по Верхнему Табасарану, и прибыл в Буршаг. Получив из-вестие, о движении Хаджи-Мурата, комендант Чирага оставил там одну роту для охраны лагеря и выступил в сторону Буршага. В бою в окрестностях Буршага Хаджи-Мурат потерпел поражение, отряды его были обессилены и уже не представляли угрозы царским войскам в южном Дагестане. Аргутинский оказался меж двух огней — с одной стороны стояли наготове отряды Шамиля, а в тылу его наиб разжигал восстание, грозившее охватить весь Южный Дагестан и даже Закавказье. Воевать в горах без надежного ты-ла было сродни самоубийству, и Аргутинский бросился усмирять примор-ские провинции. Против Шамиля он оставил на высотах Турчи-Дага три ба-тальона генерала Грамматина с пушками, а для прикрытия Мехтулинского ханства вызвал части Нижегородского полка из Чир-Юрта. Миновав Казикумухское ханство, Аргутинский перевалил через хребет, за которым лежал Вольный Табасаран. И тут же был атакован арьергардом кон-ницы Хаджи-Мурада. Аргутинский бросил в бой драгун. Следом двинулись апшеронцы. Мюриды были отброшены на соседнюю высоту, которая затем была взята штурмом. Хаджи-Мурад отошел к аулу, прикрытому лесом. Леса Аргутинский не лю-бил, предпочитая воевать в горах. Он попытался обойти аул по гребням гор, но маневр не удался. Но против основных сил Аргутинского Хаджи-Мурад не удержался. Он ото-шел в лес, откуда ему пришлось пробиваться дальше через окружавшие его отряды Аргутинского. Опасаясь вторжения Шамиля, Аргутинский атаковал, не считаясь с потерями. По Вольному Табасарану Аргутинский прошелся огнем и мечом. Попа-давшиеся на пути села восставших Аргутинский подвергал жестокому разорению, и уничтожению. Вот как описывает события тех времен в своем романе Павел Крусанов. УКУС АНГЕЛА. Глава 2. Табасаран (за восемь лет до Воцарения). «На Табасаран упала ночь - глухая, чёрная, непроглядная. Лишь кололи свер-ху мир острые звёзды. Батальон разбил бивак в полуверсте от аула - ночёвку в селе, где на площади высилась гора из четырёхсот пятидесяти шести тру-пов и запах гари изводил своей грубостью, комбат счёл неуместной. Что де-лать, на свете есть вещи с невозможно скверным характером, и война - одна из них. Так он и доложил по рации в штаб Нерчинского полка войсковому старшине Барбовичу. Аул взяли только к вечеру. Мятежники дрались отча-янно и вместе с ними отчаянно дрались дети, женщины и старики. А когда они поняли, что проиграли и решили наконец сдаться, уповая на милость по-бедителя, капитан Некитаев отказал им в своей милости. В назидание непо-корному Табасарану. Так он поступал уже не раз, за что получил от повстан-цев лестное прозвище Иван-шайтан, ибо колыбель его, как считали горцы, качал сам Иблис, постёгивая младенца плёткой, чтобы тело бесёнка было уп-ругим, а суставы - подвижными. Над саклями и дымящимися руинами взви-лись белые флаги. Вокруг колебались травы и непоколебимо высились горы. Капитан сказал: "У добрых хозяев рабы отвыкают бояться". И добавил: "Не истязать, не калечить, не жалеть". Приказы комбата исполнялись беспреко-словно. Вскоре аул был безупречно мёртв. Счёт обоюдных потерь: на одного убитого имперского солдата - семьдесят шесть мятежников. Лично расставив посты, Иван Некитаев возвращался в лагерь. Путь ему освещал наспех свар-ганенный из палки, ветоши и солидола факел - электрические фонари были розданы караульным. Под ногами шуршали мелкие камни и сухая трава - к утру она, верно, станет сахарной от инея. Ноябрь. Две тысячи метров над мо-рем, которого здесь нет и в помине... Пламя отчего-то было морковно-красным, тёмным, как будто светило сквозь ржавую пыль. Комбат думал. По всему выходило, что несколько мятежников из отряда, который капитан на-стиг и запер в ауле, прорвались в горы. Поблизости не было крупных банд, но какая-нибудь шайка, наведённая беглецами, вполне могла попытаться но-чью наудачу атаковать сонный бивак. По распоряжению Некитаева солдаты в нескольких местах заминировали дорогу и поставили растяжки на тропах.

Исаев И. Р.: Однако горцы были здесь дома и, возможно, знали пути, о которых понятия не имели имперские картографы. Часовой у командирской палатки бодро щёлкнул перед капитаном каблука-ми. Неподалёку, в кромешной тьме гортанно вскрикнула какая-то птица. Ка-жется, она ещё пару раз хлопнула своими махалками. Тьма здесь тоже была незнакомая, чужая - не та, что в России, где ночь реальна и нестрашна, осо-бенно летом, особенно над рекой, когда по берегу шуруют ежи, а под бере-гом рыщут раки. Иван взялся за полог, чуть пригнулся, и в тот же миг чудо-вищный ледяной обруч стянул и безжалостно обжёг его мозг. Лютая стужа вспыхнула в глазах белым, судорога перекосила лицо... но обруч уже ослабил хватку. Капитану был знаком этот кипящий холод, этот любезный знак про-видения, эта снисходительная подсказка смерти. Некитаев перевёл дыхание и выпрямился. Над головой по-прежнему были только звёзды и то, что между ними. Выходит, вновь вскоре кто-то придёт за его жизнью, которая ему не-важна, как разница между "есть" и "нет", "полно" и "пусто", ибо это одно и то же для тех, чья воля победила тиранство разума. Но всё равно он отдаст жизнь лишь тому, кто сумеет достойно её взять, кто сумеет загнать его, как дичь, как зверя, кто поставит на него безукоризненный капкан. Капитан в упор посмотрел на часового - крепкого моложавого сержанта из штурмового отделения Воинов Ярости - и кивнул в сторону входа. Слуша-юсь, ваше благородие. - Штурмовик в зелёной распятнёнке с готовностью принял из рук командира факел и первым нырнул в палатку. Ржавые отбле-ски порскнули по стенам и куполу просторной брезентовой утробы - трофей-ный тебризский ковёр, отливающий золотистым ворсом, вешалка, лёгкий стол, четыре складных плетёных стула и походная кровать с пуховиком-спальником, полуприкрытая густо-синей шёлковой ширмой с чешуйчатым - чистый карп - драконом. Внутри всё было в порядке, то есть там никого не было. Некитаев шагнул к ширме. Он чувствовал, что холод не ушёл из мозга совсем - нет, стужа осторожно дышала, тихо, едва ощутимо; она оставалась рядом, только закатилась в дальний угол и затаилась, как мина на взводе. Достав из кармана фляжку коньяка, Иван сделал большой глоток, после чего протянул её сержанту. Тот с благодарностью принял, крякнул и занюхал "Ахтамар" продымленным рукавом. Будем ждать здесь. - Капитан нагнулся и достал из-под кровати фальшфейер. - Факел брось, а как велю - свети этим. Часовой метнул фыркнувший факел за полог и затоптал пламя сапогом. В полном мраке Некитаев щёлкнул зажигалкой, ступил за ширму, сел на шер-стяной пол и привалился спиной к кровати. Подождал, пока сержант устро-ится за вешалкой с одиноким дождевиком на рожке, и сбил язычок голубова-того пламени. Опять умышляют, ваше благородие? - шёпотом спросил штурмовик. Да, Прохор, опять. И мы их снова сделаем. А то! - незримо оск-лабился в темноте Прохор. Что Некитаев знал о них? Солнце - чернильница Аллаха. Нуга, халва, шербет. Раджеб, шабан, рамазан, шавваль. Муэдзин кричит с минарета, муфтий толкует шариат и заказывает паломникам кув-шинчик воды из Земзема. Михрабы всех мечетей смотрят на Мекку. Шейх читает диван газелей Саади "Тайибат", что значит "Услады", и мечтает иску-паться в Кавсере, что (мечта) ничего почти не значит. Фарраш расстилает молитвенный коврик, лифтёр Али свершает свой намаз. В чаше Джамшида отражается весь подлунный мир плюс звезда Зухра... Впрочем, это не о них. А вот о них: они нападают ночью и не используют трассеры, чтобы нельзя было засечь стрелка, а горное эхо отечески покрывает их, не давая сориенти-роваться по звуку. Они грызут гашиш, как сухари, и на спор ловят зубами скорпионов. После рукопожатия с ними можно не досчитаться пальцев. Они берут заложников и воюют, заслоняясь собственным прекрасным полом, ко-торый весьма невзрачен. С ними нельзя договориться, потому что у них змеиный, раздвоенный язык и они не помнят клятв. Они оставляют после се-бя оскоплённые трупы пленных, насажанные на шест скальпы и насмерть об-варенные в смоле тела имперских солдат... Часа полтора было тихо (Прохор пару раз едва слышно потянул носом, заря-жаясь из щепоти кокаином), как вдруг со стороны ущелья раскатисто гро-мыхнул взрыв - сработала растяжка - и застучали дробные автоматные оче-реди, нагоняемые собственным эхом. Лагерь ожил. Снаружи послышался то-пот ног и резкие выкрики команд. Сразу несколько осветительных ракет взвились в небо, бледными радужными репьями, как едва живые фонари на морозе, просвечивая сквозь брезент палатки. Сержант не шелохнулся - он был штурмовиком отменной выучки. Некитаев нащупал на боку рацию и щелчком вызвал ротных. Первый, второй, третий - к ущелью, - буднично рас-порядился он. - Четвёртый - охрана лагеря. Остальным усилить посты по всем направлениям. Я тоже иду к ущелью. Связь - только при крайней нужде. Капитан выключил рацию и сказал в темноту: Хрена лысого. Остаёмся на месте. Эфир они как пить слушают. Пусть верят - меня выманили. Ясный па-па, - манкируя уставом, откликнулся Прохор. Возле ущелья шла вялая пере-стрелка, время от времени гулко ухали взрывы. Ничего серьёзного там про-исходить не могло - так, простодушная уловка, представление в виде случай-ной ночной стычки. Ротные вполне могли разобраться сами. Некоторое время всё продолжалось примерно в том же духе, как вдруг снаружи, за стенкой па-латки послышался тихий отчётливый шорох. В тот же миг на мёртвом небе зависла очередная ракета, и комбат углядел, как внутрь палатки, отогнув по-лог, неслышно скользнули две тени. "Прошли все посты, - отметил Некитаев. - И видят в темноте, как ночные зверушки". Однако, если гости и видели что-то во мраке, то всё же не так ясно, как при свете дня, ибо не приметили заса-ду и стали молча возиться с чем-то неподалёку от входа. Держа наготове скоропал, капитан дождался, когда небо бледно осветилось очередной раке-той. Давай! - беря на внезапный испуг, гаркнул он и одновременно пальнул в ближайшую метнувшуюся тень. Сразу же громыхнул ответный выстрел и пуля с треском расщепила что-то над правым ухом Некитаева. Как водится, треск он скорее почувствовал, чем услышал - пальба съедает все другие зву-ки. Затем послышался тупой удар, приглушённый вскрик и командирская па-латка до рези в глазах озарилась шипящим сиянием фальшфейера. Один аб-рек неподвижно лежал на ковре. Пуля комбата поразила его в мозжечок - бритую голову проветривала сквозная дыра размером с грошик. Второй - мо-лодой, безбородый, с неуместной саблей на поясе - стоял на коленях и дер-жался руками за левый бок, куда, по всей видимости, угодил ему сокруши-тельным сапогом сержант. Перед мятежником на полу валялся пистолет и кустарная полусобранная мина с радиодетонатором. Не бздеть горохом, - бодро посоветовал Прохор бледному табасаранцу и, нагнувшись, поднял пистолет. - Яйца резать не будем. Полог отлетел в сторону и в чёрном проёме с автоматом наизготовку возник караульный четвёртой роты. Лопухнулись! - сверкнул глазами сержант, но комбат остановил его жестом. Убери. - Иван указал вытянувшемуся караульному на мёртвого абрека. Солдат выволок те-ло и задёрнул полог. На ковёр из простреленной головы натекла лужица вишнёвой юшки. Зачем ты пришёл? - Ледяной обруч растаял в мозгу Неки-таева. - Разве ты не знаешь, что стало с теми, кто приходил до тебя? Знаю. - Лицо табасаранца было цвета мокрого мела, то и дело он судорожно сглаты-вал слюну. - Их трупы жрали собаки, их бороды ты пришил к свой бурнус. Стало быть, теперь послали тебя - безбородого, - угрюмо усмехнулся капи-тан. Такой воля Аллах. Старейшина видел. Старейшина сказал - вчера дерево тута на мой двор целый день плакал кровью. Старейшина видел. Такой знак... Абрек прерывисто вздохнул и вдруг резко потянул из ножен саблю. Однако сержант держал ухо востро - на этот раз сапог угодил табасаранцу в правое плечо. Глухо, как стакан под матрасом, хрустнула ключица. Абрек завалился на спину, как-то сыро всхлипнул и до крови закусил нижнюю губу. На тём-ном полуоголённом клинке благородно заиграли матовые блики. Капитан знал толк в подобных штуках, поэтому наклонился и с любопытством до конца обнажил саблю. Это был отменный булат с красно-золотистой муаро-вой вязью на дымчатом фоне. Зачем ты таскаешь по горам это стародавнее железо? - удивился Иван. Прохор взял абрека за шиворот и вновь поставил на колени. Горец смотрел на капитана так, будто по меньшей мере уже тысячу лет был мёртв. Ты пришёл в Табасаран, - хрипло сказал он, - и горы тряслись. Камни летели вниз, упал минарет мечети Мухаммад. Там, куда упал минарет, земля трещал, как скорлупа орех. Вах! Там был большой гром, там был дым на небо. Ты - Иблис! - Мятежник отчаянно вскинул голову. - Эта сабля - дар Аллах! Там слово, там печать Сулейман - она убивает шайтан! Ты взял в ру-ки твой смерть! Комбат ещё раз оглядел клинок. Это было отличное оружие. Возможно, настоящий персидский табан. Но не более. Некитаеву захотелось тут же глотнуть коньяка, но он сдержался. Такой клинок следует поить кро-вью, - сказал Иван. - Иначе он истлеет без дела, как чугунок в болоте. С эти-ми словами он занёс и со свистом опустил саблю. Ковёр всё равно был уже испорчен. Не безнадёжно, конечно, но проще раздобыть новый. Были и у ма-мы круглые коленки, - удовлетворённо отметил сержант, поднимая за ухо го-лову мятежника». Однако Хаджи-Мурад не изменял себе, пуская войска Аргутинского по лож-ному следу, делая неожиданные маневры и нападая, когда, казалось бы, ему следовало бежать без оглядки.

Исаев И. Р.: Вскоре явились и табасараны, упрекая имама за полное разорение, которому подверг их Аргутинский в наказание за содействие Хаджи-Мураду, бросив-шему их на произвол судьбы. Разгневанный имам обвинил Хаджи-Мурада. С тех пор трещина, всегда остававшаяся между Шамилем и Хаджи-Мурадом, стала стремительно разрастаться, чтобы скоро превратиться в непреодоли-мую пропасть. Хаджи-Мурад был лишен звания наиба. Ему было приказано сдать все дела и имущество. …Одним из таких табасаранцев был ближайший соратник имама Шамиля, авторитетный наиб - Али Табасаранский… ...Богатые подарки, высланные Хаджи-Муратом Шамилю, как и предполага-ли мудрые люди из хаджи-муратовского окружения, только разожгли алч-ность и недоверие Шамиля. Он сместил Хаджи-Мурата с наибства, назначив на его место Али Табасаранского, а потом и направил в ставку Хаджи-Мурата войска. Мюридов Шамилевых Хаджи-Мурат отогнал, и дело могло зайти очень далеко, но тут муллы уговорили имама прекратить войну со сво-им подданным, вернуть ему звание наиба, и Шамиль внешне смирился с та-кими обстоятельствам и… «Военная Литература». Биографии. Мико-джан. …Шамиль, желая показать, что ставит спокойствие народа выше личных своих интересов, тотчас согласился прекратить все неудовольствия; но Гад-жи-Мурат, озлобленный несправедливостью, потребовал прежде всего, что-бы, назначенный на место его наибом Аварии, Али Табасаранский был уда-лен от должности, а звание наиба возложено на одного из двоюродных братьев Гаджи-Мурата. Шамиль согласился и на это условие… В. Потто. Гаджи-Мурат (Биографический очерк) (Материалами для этой статьи служила собственная записка Гаджи-Мурата, находящаяся в делах архива генерального штаба, письма князя Воронцова к военному министру, хранящиеся там же, и, кроме того, некоторые журналь-ные статьи, служащие как бы дополнением и пояснением к рассказу самого Гаджи-Мурата. Пр. авт.) ...Великий сын табасаранского народа -наиб имама Шамиля-Али Табасаран-ский пал смертью храбрых при осаде Гуниба... Так, в бездействии, прожил Хаджи-Мурад некоторое время под неусыпным надзором шамилевских мюридов. В 1853 году Шамиль направил жителям Кайтага и Табасарана письмо, при-зывающее их на борьбу против царизма. Влияние Шамиля среди табасаранов все более усиливалось. В документе от 4 апреля 1854 года говорится, что в Табасаране и Кайтаге с 1854 года Шамиль «имеет весьма много привержен-цев». В 1855 г. в Табасаранский народ поднялся на восстание во главе с муллой Ших-Магомедом из Ханага. Причем Шамиль обещал помочь восставшим. Начальник прикаспийского края генерал-лейтенант князь Орбелиани пору-чил Минкевичу «водворить в Табасаране порядок силою слова или оружием». «… 21-го числа двинулся къ табасаранскому с. Вечрикъ. Местность, по кото-рой приходилось следовать отряду покрыта, была лесомъ и представляла непрiятелю все выгоды для упорной обороны. 3-й баталiонъ Дагестанского полка находился въ этотъ день въ левой цепи отряда выдерживая натискъ непрiятеля, засевшего въ лесу и открывшаго убiйственный огонь по цепи и ея резервам… …Табасаранцы, возбужденные противъ насъ Хаджи-Муратомъ, дрались от-чаянно; пользуясь местностью и прiкрытiемъ изъ вековыхъ деревьевъ, они безнаказанно поражали наши войска, вырывая жертву за жертвой изъ его ря-дов. Въ особенности трудная задача досталась на долю 9-й мушкетерской роты, которая составляла связь левой цепи съ арiергардомъ; здесь неприятель развилъ особенно сильный огонь и несколько разъ порывался ударить въ mашки, но готовность резервовъ встретить горцевъ удерживала последнихъ на прiлiной дистанцiи… В половине октября было получено известiе о волнении жителей Табасарани, увлеченныхъ разными обещаниями агентомъ Шамиля Шейхъ-Магометомъ въ сообществе съ какимъ то беглым казакомъ. Для усмирения табасаранцевъ командующий войсками направилъ отрядъ въ составъ, которого вошли 2-й и 3-й баталионы Дагестанского полка. 24-го числа прибыли на сборный пунктъ в табасаранское селение Мюрага… Потери 3-го батальона в этом деле были чувствительны, особенно въ 9-й ро-те, въ которой изъ строя выбыло 5 человекъ убитыхъ, 12 раненых и конту-женныхъ. … Между темъ табасаранцы, убедившись въ невозможности остановить движенiе нашiхъ войскъ и видя печальную участь двухъ своихъ ауловъ, ко-торые со всемъ имуществомъ жителей преданы были огню, прiнадлежавшие имъ хлеба потравлены милiциею поторопились изьявить намъ покорность. … Во время рубки леса табасаранцы постоянно беспокоили отрядъ своими выстрелами и угадывая движенiе наше къ Ругучу и Ханаху, устроили на вы-сотахъ впереди этихъ аулов довольно крепкiе завалы, чтобы остановить дальнейшее наше следованiе… … Участь, постигшая Ругучъ и Ханахъ, произвела должное впечатленiе на жителей другихъ табасаранскихъ ауловъ…» Боевая летопись 82-го Дагестанского Его Императорского Величества Великого князя Николая Михаиловича полка во время Кавказской войны (1845-1861гг). Составилъ штабсъ-капитанъ Игнатович. Шамиль отправил в 1268 (1859) г. в Табасарань и Кайтаг Мак - Мухаммеда с 200 лучшими испытанными мюридами. По прибытии на место, Мак - Мухаммед ввел там шариат со всеми его пра-вопорядками и назначил из местного населения наибов, мулл и помощников. Дней 20 спустя после их прибытия сюда, на них нагрянули царские волйска. Мак - Мухаммед укрепил прочно аул Шелуги устройством завалов и барри-кад и решил бороться с врагами шариата до последней капли крови, до по-следнего своего вздоха. Такое же решение приняли и многие правоверные Кайтаго - Табасарани. Бой начался в пятницу утром и продолжался целый день. Произошла жесто-кая кровавая рубка. Мак - Мухаммед пал тяжело раненый двумя пулями. Спасти его не было возможности. Он попал в руки врагам. Но враги эти от-неслись к нему благородно и великодушно: его доставили в Дербент, лечили и ухаживали за ним. Однако раны оказались смертельными. Он умер и был похоронен в этом же городе. Одни из его сподвижников пали в неравной борьбе, другие рассеялись во все стороны. Вместе с мюридами погибло бого-угодной смертью много табасаранских ханов и беков. …После усмирения возмущения в Кайтаге, распустив главный отряд, я оста-вил под начальством бывшего военного начальника Южного Дагестана гене-рал-майора Джемарджидзе два батальона пехоты со взводом горной артилле-рии и местную милицию для движения в Табасарань, жители которой, отли-чаясь фанатичностью, обнаружили большое сочувствие кайтагскому возму-щению, а некоторые из них, а именно гасикцы (с. Гасик), принимали непо-средственное участие в самом восстании. О причинах вышеизложенного моего распоряжения, а равно и о всех подробностях происшествия 19 августа в Табасарании, было своевременно донесено мною в. и. в. Во время движе-ния отряда от Маджалиса через Каракайтаг и большую часть Табасарании до селения Гасик, где отряд остановился лагерем, жители везде показывали бес-прекословную покорность и по первому требованию генерала Джемарджидзе явились к нему, кроме гасикцев. Когда же вслед за тем, вместе с другими жи-телями, оставив ружья, пистолеты и шашки вне лагеря, решились явиться и гасикцы, то генерал Джемарджидзе, указав главных виновников из них, при-казал арестовать таковых. Тогда гасикцы, выхватив кинжалы, на виду у всего отряда с отчаянием и ожесточением бросились на генерала Джемарджидзе и его свиту. Вследствие этого произошла неожиданно рукопашная схватка и свалка, в которой конвойными милиционерами вскоре были убиты главные виновники, успевшие однако, нанести рану генералу Джемарджидзе; израни-ли его адъютанта, поручика Семенова; переводчика - вскоре умершего; и ко-мандира стрелковой роты 83-го пехотного Самурского полка поручика Мо-розова; и убить 3-х нижних чинов и нанести 9-ти нижним чинам раны. В этом происшествии не только никто из жителей Табасарании, кроме гасик-цев, не принимал враждебного нам участия, а напротив, когда гасикцы, спасшиеся бегством, заперлись в своем ауле, то все население окружило их и оказывало должное содействие в поимке их как в то время, так и после, когда гасикцам удалось убежать из аула и скрыться в лесах, где они после сопро-тивления были вынуждены сдаться. После этого спокойствие в той части края не только больше ничем уже не нарушалось, но наоборот, - скорый сбор в Маджалисе большого числа войск и значительного количества туземной милиции от всех частей Дагестана, вполне готовых содействовать нашим войскам, и строгое наказание главных виновников возмущения, наконец, разрушение селения Шиляги, известного с давних времен своим мятежным духом - имели последствия: совершенную покорность и полное послушание местным властям бывших вольных кайтагских и табасаранских обществ, так недавно еще стремившихся к восстановлению прежней своей независимости. Краткий отчет начальника Дагестанской области со времени ее образования по 1 ноября 1869 года …“Кажется, что лучше укрыться на горе Ротлата-Меэр (Чемодан гора) или же поедем в Тиндал (в то время Шамиль еще не имел известий о занятии Тиндала князем Меликовым). Это самый храбрый народ Дагестана!” …Некоторые предлагали Шамилю ехать в Табасаран. Шамиль и Кази-Мухаммад вызвали охотника, который бы отправился на Гуниб к сыну его Мухаммад-Шафи (некоторые в то время говорили, что сын Шамиля, Мухам-мад-Шафи убит), чтобы осведомиться, действительно ли взято укрепление Чох и стоят ли там русские? Гаджи-Али. Сказание очевидца о Шамиле.

Исаев И. Р.: В 60-х годах XIX в. с проведением административных реформ. В составе Кавказского края образуется особый отдел под названием Дагестанской об-ласти. В порядке управления Дагестанская область разделяется на 4 военные отдела и 2 гражданских управления. Военные отделы: а) Северный Дагестан, б) Южный Дагестан, в) Средний Да-гестан, Верхний Дагестан. Каждый из четырех главных военных отделов Дагестанской области управ-ляется особым военным начальником. Южный Дагестан подразделяется на 3 управления: Округ Кайтаго-Табасаранский, состоящий из Верхнего и Нижнего Кайтага и Табасарани – Северной и Южной. Округа подразделяются на наибства, управляемые наибами, за исключением округа Кайтаго-Табасаранского, части которого: 1) Кайтаг, 2) Северная Таба-сарань и 3) Южная Табасарань остаются до времени в ближайшем заведова-нии нынешних правителей. Кайтаго-Табасаранский округ — административная единица в составе Даге-станской области и Дагестанской АССР, существовавшая в 1860—1928 го-дах. Центр — село Маджалис. Округ делился на наибства, которые в 1899 году были преобразованы в уча-стки. Участки подразделялись на общества. В 1895 году в уезде было 4 наибства: Каракайтагское (центр — с. Джибагни), Нижне-Кайтагское (центр — с. Каякент), Северо-Табасаранское (центр — с. Ерси), Уркарахское. К 1926 году округ делился на 3 участка: Верхне-Табасаранский (центр — с. Хучни), Дахадаевский (центр — с. Маджлис), Сафаровский (центр — с. Джа-лал-Кент). Кюринский округ — административная единица в составе Дагестанской об-ласти и Дагестанской АССР, существовавшая в 1866—1928 годах. Центр — село Касум-Кент. Округ делился на наибства, которые в 1899 году были преобразованы в уча-стки. Участки подразделялись на общества. В 1895 году в уезде было 4 наибства (Гюнейское (центр — с. Касум-Кент), Курахское, Кутур-Кюринское (центр — с. Вакаляр), Южно-Табасаранское (центр — с. Зизик)) и приставство Улусский магал (центр — с. Куллар)[1]. К 1926 году округ делился на 6 участков: Агульский (центр — с. Тпиг), Гю-нейский (центр — с. Касум-Кент), Курахский, Кутур-Кюринский (центр — с. Ичин), Улусский (центр — с. Заграб-Кент), Южно-Табасаранский (центр — с. Зильдиг). С проведением административных реформ на Кавказе царской Россией было ликвидировано одно из древнейших государственных образований на земле - ТАБАСАРАН табасаранского народа: Который сохранил в своей Летописи Истории Великие Тайны Древнего Кав-каза (не все тайны освешены в этой книге); Который сохранил в своем языке корневые основы древнейших стоянок че-ловечества на земле – Атлантида (Айт1лан), Урарту (Урар т1аъ), Кавказ (Гъваъ кас); Который сохранил в своем языке топонимы местностей - Дагестан (Дагъ стан), Кавказская Албания (Албагна), Гунны (Гъунарин вилаят), Дербент (Дере Бент), Каспийское море (Касдин пай), Нарын кала (Нарарин хал), Джалган (Джал гъван), Сабнава (Сабди наан ава); Который более 2000 лет воевал за свободу, независимость и свое существо-вание; Народ, который вовал против Александра Македонского; Народ, которого не мог покорить сам Великий Александр Македонский. Пусть останутся в памяти народной Великие Имена Великих Людей: Людей, которые отдали свою жизнь за свободу и независимость табаса-ранского народа; Людей, которые документировали Великие Истории моего маленького табасаранского народа. На протяжении первой трети XIX века на Восточном Кавказе, в горах и на плоскости происходили одно за другим восстания горцев. Выступления гор-цев явились реакцией на гнет, произвол и несправедливость, которые им приходилось испытывать со стороны местных феодалов и знати. Восставали горцы разновременно в рамках одного аула или группой сельских обществ. Разрозненные восстания легко подавлялись, но через определенное время они вспыхивали вновь. Л.Н.Толстой, глубоко изучивший все, что относилось к горцам, писал в на-бросках к "Хаджи Мурату", что "в те времена одна малая часть горцев поко-рилась русским, другая жила в горах свободно, не признавая ничьей власти, а третья часть то притворно покорялась русским, то опять возмущалась и вое-вала с ними". "В развертывании борьбы горцев определенную роль играли, — пишет Р. Магомедов, — феодальные междоусобицы. Когда одна из феодальных групп встречала поддержку у царизма, враждебные этой группе феодалы станови-лись в оппозицию и к своим противникам, и к русскому начальству. Среди дагестанских феодалов было немало таких ханов и беков, которые с прихо-дом царских войск были ущемлены в своих политических правах и потеряли известные материальные выгоды. Они бунтовали против русской военной администрации и натравливали на нее население своих владений. Царизм, руководствуясь политикой "разделяй и властвуй", поддерживал одних фео-далов против других. Те, кого царизм поддерживал, становились опорой его колониальной политики. В 1861 году в Южном Дагестане выступили табасараны. В августе 1866 года начались волнения среди крестьян северного Табасарана. Во главе восстания стояли в Табасаране — Умалат-бек, Рустам-кадий и Аслан-бек. Разрозненные выступления крестьян против колониального режима и мест-ных феодалов продолжались в течение восемнадцати лет и завершились со-бытиями 1877 года — самым крупным антиколониальным восстанием на Кавказе второй половины XIX века. Произвол царских властей и местных владетелей послужил основной причиной восстания 1877 г., в котором при-няли активное участие и табасараны. 25 октября Дювек был разрушен и вос-стание в Табасаране было подавлено. Количество сосланных в Россию из Кайтаго-Табасаранского и Кюринского округов составило более 700 человек. Февральская революция охватила и Дагестан, в том числе Кайтаго-Табасаранский и Кюринский округа, где жили табасараны. В округах были созданы группы организации «Гуммет», являвшейся частью Бакинской большевистской организации. В Кюринскую большевистскую организацию входил Т. Юзбеков, проводивший активную работу среди табасаранского на-селения. В июне 1917 года состоялся Кюринский окружной съезд крестьян-ских депутатов. В состав Кюринского исполкома были избраны Т. Юзбеков и X. Ханмагомедов, которые выражали интересы трудового народа. В июле 1917 года на съезде Северо-Табасаранского участка, проходившем в Хучни, требовали отчуждения безвозмездно бекских земель в пользу народа. Осенью 1917 года частыми становятся захваты бекских земель в Кайтаго-Табасаранском округе. В декабре этого же года беднота селений Мугатыр, Марата и других вела упорную борьбу за землю против беков. 2 мая 1918 года был образован Областной военно-революционный комитет, призванный упрочить Советскую власть в Дагестане. К началу июля 1918 го-да власть военно-революционного комитета Дагестана была распространена на Кайтаго-Табасаранский, Кюринский и другие округа. Но это уже другая история.

Исаев И. Р.: В первые годы Советской власти местными органами власти и управления были окружные и участковые съезды Советов, сельские и соответствующие исполкомы. При окружном исполкоме функционировали отделы народного образования, военный, земледелия, здравоохранения и пр. Они подчинялись исполкому и соответствующему наркомату. В округах появились и крестьян-ские комитеты, которые организовывали взаимопомощь при неурожаях и стихийных бедствиях, обеспечивали маломощные и батрацкие хозяйства продуктами питания, семенами. В табасаранских аулах были построены ле-сопильные заводы, создавались пункты фруктосушения. Велась также работа по восстановлению и кооперированию кустарной промышленности. Уже в 1921 г. были организованы десятки товариществ по объединению кустарных артелей. В табасаранских аулах проводилась работа в области культурных преобразований: по созданию новой советской школы на родных языках ос-новных народностей Дагестана, по подготовке педагогических кадров, строительству школьных зданий, клубов, кинотеатров и других учреждений. Важнейшим этапом в истории всего табасаранского народа было образование в 1929 г. Табасаранского района. До образования района территория северно-го Табасарана входила в состав Кайтаго-Табасаранского округа, а южный Табасаран - в Кюринский. По Конституции 1927 г. Дагестанская АССР со-стояла из 16 округов. В связи с тем, что старое административное деление задерживало культурное и экономическое развитие края, VI Вседагестанским съездом Советов было принято постановление об ускоренном проведении нового районирования на основании имеющихся экономических данных. В основу была положена четырехчленная система административно-территориального деления: сельсовет - район - округ - республика. В резуль-тате дальнейшего изучения экономики, культуры и этнического состава Рес-публика Дагестан была разделена на 26 районов. 7 Вседагестанский съезд Советов (16 апреля 1929 года) внес изменения в Конституцию Дагестана согласно новому районированию. Округа были уп-разднены. Был образован Табасаранский район с районным центром Бурган-кент. В состав этого района входили табасаранские аулы нынешнего Табаса-ранского района и нынешнего Хивского района (до образования Хивского района). С 1934 года центром Табасаранского района становится селение Хучни. Хивский район образован Постановлением Президиума Центрального Коми-тета ДАССР 23 марта 1935 года с центром в селении Хив. 27 мая 1935 года на 1 съезде Советов Хивского района были выбраны члены пленума и президиума районного исполнительного комитета. Первым руко-водителем района и председателем исполкома был избран Мирзоев М.Н. Площадь района составляет более 62 тыс.гектаров. На севере район граничит с Табасаранским, на юге - Курахским, на юго-востоке - Сулейман Стальским и на западе - с Агульским районами. Разнообразна и величественна природа, трагична история и судьба табаса-ранскогонарода, как и других народов Дагестана. Не один раз им приходи-лось восстанавливать стертые с лица земли целые села после варварских на-шествий арабских, тюркских, персидских и татаро-монгольских завоевате-лей. С древних времен до Октябрьской революции на земле произошло столько событий, войн, сражений, что даже удивляешься, что эта земля и ее отважные сыны достойно выдержали все испытания, которые уготовила им судьба, сохранили прекрасный край для потомков. ... К началу весны 1930 года в Табасаранском районе функционировало 42 кол-хоза. Было начато строительство Арбакуранского фруктосушильного завода для переработки фруктов и овощей крестьянских хозяйств. Большим был удельный вес в экономике района и ковроткачества. В районе действовали ковровые артели в селах Кондик, Межгюл, Аркит и Хучни. Для артелей по-лучали стройматериалы, пряжу и т.п. Большая работа проводилась по развитию культуры табасаран. Было решено перевести школы с арабской письменности на новый алфавит, созданный на основе латинской графики. Хотя вопрос о создании национальной письменности для табасаран обсуж-дался в 1927 г., еще до 1932 г. они не имели своей письменности. В создании табасаранской письменности огромны заслуги Г. Гаджибекова. На основе ла-тинского алфавита составлялись учебники для табасаранских школ. Автором первых учебников был Т. Шалбузов. Большую роль в ликвидации безграмот-ности, создании школ в районе еще в 30-е годы сыграли Кахриманов Гаджи-Тагир, Асланов Рамазан, Гасанов Раджаб, Мусаев Кафур и др. Активными участниками ликвидации безграмотности в районе были Полов Урудж, Ай-демиров Гасанбек и др. Еще в 20-х г. была создана газета "Голос табасаран-ца” на тюркском языке. В 1932 г. организована газета для табасаран в Бур-ганкенте, которая получила название "Уру Табасаран” ("Красный Табаса-ран”) и являлась органом Табасаранского райкома партии. В Табасаране появились свои поэты и писатели - А. Джафаров, Д. Раджабов, Б. Митаров и др. Составной частью культурного строительства явилось от-крытие клубов, библиотек, изб-читален и т.п. Уже в начале 1940 г. в Табаса-ранском районе было 17 клубов, 18 изб-читален, 2 библиотеки, радиоузел, обслуживающий райцентр. В 1941 г., когда фашистская Германия вероломно напала на нашу страну, сотни табасаран вместе с остальными народами героически защищали каж-дую пядь родной земли. Тысячи табасаран за мужество и отвагу, проявлен-ные в боях с врагами Отчизны, а также за самоотверженный труд в тылу на-граждены орденами и медалями Советского Союза. В послевоенные годы та-басараны, как и все народы Дагестана, направили свои усилия на ликвида-цию тяжелых последствий и дальнейшее развитие народного хозяйства и в целом республики. Большой рост в Табасаранском и Хивском районах получило ковровое про-изводство. За высокое мастерство по изготовлению ковров Совет Министров ДАССР присудил 37 лучшим ковровщицам Дагестана дипломы мастера ков-рового производства первой, второй и третьей степеней. В послевоенные го-ды в аулах открывались или расширялись медпункты, сельские аптеки, биб-лиотеки, клубы, школы. Проявлялась большая забота о подготовке специали-стов из числа табасаран. Они учились как в средних, так и в высших учебных заведениях в Махачкале, Дербенте, Буйнакске и в других городах Советского Союза. Серьезное внимание придавалось подготовке сельскохозяйственных, медицинских и других работников. В системе народного образования в Таба-саранском и Хивском районах, помимо местных учителей, трудились сотни учителей - представителей народов Советского Союза: русские, азербай-джанцы, армяне, осетины и др. Следует отметить особую роль русских учи-телей, обучавших и воспитавших ряд поколений школьников, ставших впо-следствии учеными, педагогами, агрономами. Сегодня у табасаран есть док-тора наук, профессора и десятки табасаран стали кандидатами наук. Новых высот достигли поэты, писатели. В послевоенные годы дальнейшее развитие получила табасаранская литература. Образ современника раскрыва-ется в произведениях А. Джафарова, М. Митарова, М. Шамхалова, А. Вези-рова, И. Шахмарданова, К. Рамазанова, Б. Раджабова, Ю. Базутаева, Ш. Ка-зиева, А. Асланова, Ш. Шахмарданова, П. Касимова и пр. Большая работа проделана по дальнейшему развитию культурно-просветительных учрежде-ний, печати, издательского дела, кинофикации и радиофикации. В Табасаранском, Хивском районах функционируют десятки библиотек и клубов, при домах культуры созданы коллективы художественной самодея-тельности, которые выступают с концертами перед населением, разъезжают по селам, обслуживают животноводов и хлеборобов на полях и кутанах. Большим событием в культурной жизни табасаран стало создание народного театра в Хиве в 1960 г., а также в Хучни. На страже здоровья трудящихся -десятки медицинских учреждений и сотни специалистов. В XI-XV вв. в Таба-саране создавались рукописи, хроники, а в некоторых аулах действовали мек-тебы. Муталимы из Табасарана учились в Дербенте, других центрах мусуль-манской культуры. Табасаранские алимы переписывали арабские рукописи, охватывающие различные отрасли богословия, законоведения, историю, гео-графию, арабский язык, геометрию и т.п. Это Мухаммед ал-Карахи, Рад-жаб из сел. Ругуджа, Шабан из Кюряга, Рамазан из сел. Кулик и др. Во второй половине XVI в. в сел. Кюряг жили арабисты Шабан и Мухаммед. В сел. Зирдаг найдена книга, написанная в 1023 г. хиджры (1614 г.) на табасаран-ском языке арабскими буквами. Название книги - “Диндин асулар шубуб - иман, ислам, суннет ву” (“Иман, ислам, суннет - основные черты религии”). В XVII - XVIII вв. создавали свои труды ученые Хасан ибн Рабадан и его сын Гаджи-Магомед из Зирдага. Мы не только наследники прошлого нашего народа, но и предки тех, кто бу-дет жить после нас, обреченные на вечный их суд. Сейчас мы как бы заново вглядываемся в историю каждого народа. Равенство народов не должно быть лишь конституционной строкой. В нынешних условиях необходимо учиты-вать тот факт, что крупные перемены, происходящие в жизни нашей страны, неуклонный рост национального самосознания и этнического самоутвержде-ния настоятельно требуют внимания и развития творческих сил всех народов и этнических групп.

Исаев И. Р.: Табасараны относятся к балкано-кавказской расе большой европеоидной ра-сы, говорят на табасаранском языке нахско-дагестанской группы северо-кавказской семьи языков. Он имеет несколько говоров, объединяемых в две группы: северную и южную. На основе южных говоров в советское время сложился литературный язык. Табасаранский язык относится к числу наибо-лее многопадежных языков мира. В нем 48 местных и 4 основных падежа. Табасараны по дагестанским масштабам относительно многочисленный на-род. В 1886 г. в Дагестане насчитывалось около 28 тыс. табасаран и более 4,5 тыс. жилых домов в табасаранских аулах. По данным переписи населения РФ 2002 г. на территории России проживает 131785 человек (в том числе 110152 в Дагестане). Большие диаспоры табасаран есть и в странах СНГ. Больше всего табасаран живет в Азербайджане (около 5 тысяч), потом следуют Ка-захстан, Киргизстан, Украина (около 3 тысяч в каждом) затем Таджикистан, Туркменистан (около 1 тысячи). Из регионов России после Дагестана наи-большее число табасаран живет в Ставропольском крае - 5477 человек, Рос-товской области-2231, Краснодарском крае -1331, Саратовской области -1276, Астраханской области - 827, Тюменской области -744 и в Москве -731 человек. Как и другие дагестанские языки, он имеет несколько говоров, объединяемых в две группы: северную и южную. На основе южный говоров сложился лите-ратурный язык. По переписи 2002 г., русским языком владели 92,5 % табаса-ран. На языках соседних народов табасараны называются следующим образом: по-аварски—табасаранал по-агульски—уханар,табасараншуй по-азербайджански—табасаранлы(лар) по-кайтагски—шилан по-кумыкски—табарасан(лар) по-лакски—табасаран по-рутульски—табасарандашура по-цахурски—тавассаранна В древних исторических источниках разных народов табасаран называли; по армянским- таваспарами (жителей Табаристана), таваспаранами-(жителей Табасарана), по арабским – табарсаранами, табасаранами, по тюркским- та-барсаланами, по персидским - "тэбэр"-жителей Табасарана и Табаристана, во время боевых действий персидские военоначальники из-за зависти и нена-висти к маленькому народу -«тапурами», жителей прибрежной зоны Арран-«каспиями», а во времена Кавказской Албании-албанами. Так их называли в разные времена и в разных обстоятельствах исторического развития. Популяционно-генетическое исследование народов Кавказа по данным о полиморфизме Y-хромосомы и ALU-инсерций http://www.anrb.ru/molgen/YunusbaevBB.pdf Полная версия этой страницы: Табасараны / Tabasaran People Rodstvo.ru > Российская Академия ДНК-Генеалогии > Этнография и антро-пология По Носидзе G у кавказцев: Абазины----0.29 Кабардинцы-0.29 Ингуши—0.04 Даргинцы—0.04 Лезгины (дагест)-0.36 Рутулы—0.38 Табасараны-0 Авары-0 В последние годы делались попытки распределить ныне живущих людей на типы или расы на основании одних только физических качеств их – роста, черепного показателя, цвета глаз и пр. Кроме Колльмана, распределившего европейцев исключительно по измерениям черепа, наиболее важная попытка характеризовать европейцев по их физическим признакам принадлежит И. Деникеру. В своем последнем, напечатанном в 1898 году, в L'Anthropologie № 2, труде, под заглавием – les races de l'Europe, Деникер за основание для классификации европейских народов берет три признака – черепной показа-тель на живых, рост и пигментацию, т. е. цвет глаз и волос, обещая в буду-щем принять в соображение и другие признаки. Черепной показатель на живых Деникер установил иной чем принят Брока, А. П. Богдановым, а также и немецкими антропологами, а именно: черепной показатель Гипердолихоцефалы 75 и менее Долихоцефалы 76–77 Судолихоцефалы 78–79 Мезоцефалы 80–81 Субрахицефалы 82–83 Брахицефалы 84–85 Гипербрахицефалы 86 и выше По величине черепного показателя ныне живущие на Кавказе племена рас-пределяются следующим образом: Черепной показатель Персы 76,5 Курды 77,3 Осетины 82,6 Закавк. татары суниты 82,6 Горные татары 83,4 Турки Ахалцихские 84,5 Дидойцы 84,6 Грузины собств. 85,5 Армяне Ахалцихские 85,8 Казикумыки 86,2 Табасараны 86,2 Даргинцы 86,2 Армяне Тифлиса 86,3 Уды (удины) 86,6 Лазы 86,8 Евреи горские 87,0 Евреи Кубинского уезда 87,3 Кюринцы 87,6 Айсоры 87,8 Сопоставляя всё вышеизложенное, на кавказском перешейке выясняются че-тыре главные расы, – две европейского и две азиатского происхождения. Вторая кавказская, соответствующая шестой Деникера расе, населяет вос-точную половину главного Кавказского хребта и состоит по преимуществу из разного названия народностей. По гипербрахицефалическому – 86 и более – черепному показателю, росту 1,68-1,70, также как по определению Денике-ра, и пигментации, относящей ее к рубрике брюнетов, эта дагестанская раса почти вполне соответствует расе адриатической. Распад на языки произошел уже непосредственно на СК с 25 по 15 века до н. э. Это мнение лингвистов. С точки зрения ДНК-генеалогии, этническая общ-ность прадагестанцев видимо, уже имела в своем составе : J1, J2, R1b, R1a. G. Но первые две гаплогруппы доминировали. Отчего же дагестанские народы так сильно дифференцированны по родам? Почти у всех в качестве второго, а то и одного из 2 основных доминирует род которого почти нет у соседей или он присутствует в небольших количествах. Ведь логично предположить что если все эти рода изначально были у даге-станцев до их распада и переселения на северо-восточный кавказ то пропор-ции должны быть примерно одинаковые. А у нас получается: лезгины - J1+G табасаранцы - J1+R1b кубачинцы - J1+R1a даргинцы - J1+I лакцы - J1+E+J2 андийцы - J1+I аккинцы - J1+J2 Может быть северо-восточный кавказ был с древности заселен разнообраз-ными родами в силу обстоятельств попадавшими в этот край. Основу социальной организации у табасаран составляла сельская территори-альная община — джамаат, базировавшаяся на общиной и совокупности ча-стновладельческих видов собственности (мульков). Общины образовывали союзы сельских обществ, независимые («вольные» в русской историографии XIX в., их нередко называли «республиками») и частично зависимые от фео-далов. Союзы иногда объединялись в союзы союзов (суперсоюз). Большин-ство табасаранов входило в суперсоюз «Дювек-Елеми», объединявшись сою-зы общин — Чуркул, Караг и др. Остальные табасараны находились в разной степени зависимости от феодальных владетелей — майсума и кадия. Функции управления принадлежали общине, исключая интересы, касающие-ся союза. Военно-политическими и правовыми функциями наделялся преимуществен-но суперсоюз, имеющий для решения важнейших вопросов верховный орган — сход представителей. В промежутках между сходами этот союз управлял-ся высшим советом, состоявшим из влиятельных лиц. Социально-политическая и экономическая жизнь населения общины регули-ровалась адатом, испытавшим воздействие шариата. Нормы адата были обя-зательны для всех без исключения. Во главе управления общины был сельский кавха, обладавший полнотой ду-ховной и светской власти. Общество управлялось старшиной, исполнителем во главе с глашатаем. Наиболее важные вопросы выносились на сход общи-ны. Тяжбы решались по адату (уголовные и гражданские) и шариату (рели-гиозные, семейные, наследственные, по завещаниям, по гражданским искам). Господствующая форма семьи табасаран — малая семья, однако еще в нача-ле XX в. встречаются пережитки большой семейной организации в форме неразделенных крупных семей. Семьи входили в тухум — группу патрили-нейных семей, ведущих происхождение от одного предка и имевших четко выраженное родственное, идеологическое и общественное, а не экономиче-ское единство. Тухум не экзогамен, но и не обязательно эндогамен. Он пред-ставляет и общественную единицу, отражая социальное и политическое де-ление сельской общины, сочленяясь с общинным управлением. В настоящее время господствует малая семья. Брак заключался и заключается в основном по шариату и по светским законам. Счёт родства ведётся по отцовской и материнской линиям. В 19 веке преоб-ладала малая семья, но до начала 20 века распространены неразделённые се-мьи, состоявшие из трёх, а иногда и более поколений и включавшие в свой состав несколько брачных пар. Счёт родства ведётся по отцов, и материн, ли-ниям: "бачук! тереф" ("ряд папахи"), "лакач терефнан" ("ряд по платку"). Не-пременное условие внутрисемейных отношений - заботливое, уважитедьное отношение к женщине (жене, матери, сестре, дочери). Выбором невесты или жениха занимались не только семья, но и широкий круг родственников. Не-весту подыскивали из круга семей, равных им по социальному и экономиче-скому положению. Преобладающим брачным возрастом как для девушки, так и для юноши - 15-16 лет. Браки заключались внутри селения. Встречались и межаульные браки. Запрещались браки между представителями семей, всту-пивших в искусственное родство. Браки совершались по сватовству, но име-ли место колыбельный сговор, левират, сорорат, обменные браки, похище-ние. Родственные группы у табасаран обозначаются терминами тухум, насил, джинс, къам, мерасар. Наиболее употребляемое из них - тухум. Джамаат со-стоял из нескольких тухумов. Родство ограничивается 7 коленами. Все эти термины обозначают совокупность всех родственных групп (близких, даль-них) по отцовской линии. Джамаат состоял из нескольких тухумов. Все ту-хумы имели свои наименования, которыми в большинстве случаев служили имена предков. Раяты (зависимые крестьяне) не имели права организации своего тухума. В тухум могли быть приняты и прибывшие из других мест люди или отдельные семьи. Тухум пользовался правом изгнания из своей среды недостойных. Каждый тухум когда-то имел закреплённые за собой па-хотные земли, лес, сенокосные и пастбищные участки, мельницы, загоны для скота, свой "гим" (годекан), который располагался у ворот дома главы тухума и где проводились собрания патронимии.

Исаев И. Р.: На иврите песню спел о деве, на латыни стих прочёл в тоске, но в любви Адам признался Еве на табасаранском языке. Бабан ч1алниинди гафар ап1инай йиз ватанагьлийир табасаранар! Самоназвание - табасаран ч|ал ("табасаранский язык"), бабан ч|ал ("материн-ский язык"). [название на иностранных языках] английский эквивалент: tabasaran немецкий: tabasaranisch французский: tabassaran [общие сведения о языке] Семья северо-кавказская, группа нахско-дагестанская. Табасара'нский язы'к, язык табасаранов. Распространён в Табасаранском и Хивском районах Дагестанской АССР. Один из младописьменных языков нахско-дагестанской группы кавказских языков. Имеет северный и южный диалекты. В фонетической системе 5 гласных и 55 согласных (с четвёрочной системой оппозиций смычных и аффрикат и троечной — спирантов). Среди согласных — фарингализованные, лабиализованные и особая серия дентола-биализованных. В морфологии за счёт 8 серий локативов (местных падежей) представлена богатейшая в мире падежная парадигма . Глагол различает ка-тегории лица, класса, числа, времени, наклонения, способа действия. Имеют-ся причастия и деепричастия. Типология предложения — эргативная (см. Эр-гативная конструкция). Порядок слов: подлежащее — дополнение — ска-зуемое. Определение предшествует определяемому (Большая Советская Энциклопедия (ТА) (fb2)). Табасаранский Язык относится к кавказским (иберийско-кавказским) языкам (дагестанские языки). Письменность на основе русского алфавита (Энцик-лопедический словарь). В 1905 году был напечатан «Грамматический очерк табасаранского языка» А. Дирра, Адольф Дирр (нем. Adolf Dirr, 17 декабря 1867, Аугсбург — 9 апреля 1930, Пассау) — немецкий лингвист и этнограф, много лет проживший в России, исследователь кавказских языков. Автор грамматических описаний агульско-го, табасаранского, рутульского, цахурского, удинского, арчинского, андо-цезских языков, убыхского и грузинского. Почётный доктор Мюнхенского университета (1908). Лауреат Макарьевской премии Санкт-Петербургской академии наук (1909). Хранитель Музея наро-доведения в Мюнхене в 1913—1930 гг. а в 1930-х гг. над дилектологией табасаранского языка работал А.Н. Генко, который оставил после себя диалектологический очерк и словарь табасаран-ского языка. Анатóлий Нéсторович Гéнко (4 ноября (16 ноября) 1896, Санкт-Петербург — 26 декабря 1941, Ленинград) — российский и советский языковед, кавказо-вед, историк, этнограф. Алфавит табасаранского языка впервые был составлен в 1928 году. В своей основе он имел латинскую графику. Первая книга на этом алфавите была из-дана в 1931. В первой версии алфавита не было заглавных букв, они появи-лись лишь в 1933 году, когда алфавит претерпел реформу. Табасаранский латинизированный алфавит 1931—1937 гг. В 1938 году табасаранский алфавит, как и алфавиты других языков народов СССР, был переведён на кириллицу. Первый вариант табасаранского алфавита на кириллической графике: А а, Б б, В в, Г г, Гъ гъ, ГI гI, Д д, Джв джв, Е е, Ж ж, Жв жв, З з, И и, Й й, К к, Къ къ, Кь кь, КI кI, Л л, М м, Н н, О о, П п, ПI пI, Р р, С с, Т т, ТI тI, У у, УI уI, Ф ф, Х х, Хъ хъ, Хь хь, Ц ц, ЦI цI, Ч ч, Чв чв, ЧI чI, ЧIв чIв, Ш ш, Шв шв, Щ щ, Ъ ъ, Ы ы, Ь ь, Э э, Ю ю, Я я. Современный табасаранский алфавит. По данным БСЭ (1955 год, т. 37) табасаранский алфавит использовал сле-дующие дополнительные буквы: Аь аь, Гъ гъ, Гь гь, Жв жв, Жъ жъ, Къ къ, Кь кь, КI кI, ПI пI, ТI тI, Уь уь, Хъ хъ, Хь хь, ЦI цI, Чв чв, Ччв ччв, ЧI чI, ЧIв чIв Шв шв, I, Дз, дз. В табасаранском языке много слов с употреблением этих букв: жви - мужчина, жвулли - мелький......., швеъ - медведь, швит1 - свист, швушв - невеста......, чвул -- осень, чвуг -- сарай для сена.....,ч1вурд - минарет, ч1вал - ива, ич1врув –кислый, гъиччвар --- смородина, уччвур --- красивый, муччвур --- ложка, йиччв --- мёд...., дзав ---- небо, дзадз --- колючка... УрчIвудваржагъзурна урчIвудваржна урчIвуцIурна урчIвуб –девятьсот девя-носто девять тысяч девятьсот девяносто девять, Чвччву – брат (делал, сказал, ..). Гъуьмп1атIатIа – лягушка. Вряд ли найдется представитель другого народа, который смог бы произне-сти эти слова. Табасаранский язык относится к одному из самых сложных языков в мире и занесён в книгу рекордов Гиннеса, по сложности стоит после языков северо-американских индейцев чиппева и хайда. Очень схож с агульским языком. Имеются заимствования из северо-кавказских языков, арабского, иранских, тюркских. Заимствования последнего времени в основном из русского языка. Система письма — кириллица. В основу литературного табасаранского языка положена фонетическая и грамматическая система нитрихского диалекта. Табасаранский литературный язык в настоящее время находится на стадии становления. Часть лексики стоит на стыке между диалектным и норматив-ным, разговорно-просторечным и литературным употреблением. В табаса-ранском языке два резко противопоставленных друг другу диалекта: север-ный и южный (развивается галинский - этегский), каждый из которых объе-диняет группу. Говоры табасаранского языка: северный (мисибский, гумгумский) диалект дюбекский (тивканский) гумгумский (хурикский) хирганский чуркуланский кухрикский сугхакский куркакский аркитский южный (уханский, кадиринский) диалект дырчинский калукский нитрикский этегский Оба диалекта взаимно противопоставлены целым рядом фонетических и грамматических особенностей. Целый ряд грамматических форм образуется в южном и северном диалектах по-разному. Например, если отрицательные формы глагола в южном диалекте образуются посредством префикса м-, то в северном он инфиксально вклинивается в корень глагола; северному диалек-ту не свойственен способ образования некоторых отрицательных форм по-средством редупликации слога основы глагола и т.д. В северном диалекте классному показателю -б соответствует -в. В говорах южного диалекта встречается двадцатеричная система счета, чего нет в се-верном диалекте. Северный диалект [North Tabasaran (Khanag, Misib, Wider Ghumghum)] - Са-моназв. - misibdin. В Табасаранском районе Дагестана, в верхнем течении ре-ки Рубас [Rubas]. В северном диалекте имеются геминированные спиранты, отсутствующие в южном диалекте. Говор селения Дюбек [Dyubek (T'iwkan)] - В бассейне реки [Dyubekchay]. Се-ление Дюбек [Dyubek] и другие. Выделяется в ряду других. Имеет значи-тельные особенности в фонетике, морфологии и лексике. Говор Хурик [Ghumghum (Khurik)] - Самоназв. - Xurk:in (ğumğum, ğunnar). В нижнем течении реки [Dutsa]. Селение Хурик [Khurik] и другие. Говор [Khirghan] - Самоназв. - Xirq'an. В бассейне среднего течения реки [Khanagchay]. Селение [Khuzhnik] и другие. Говор Чуркул [Churkulan] - Селение [Gurik] и другие. Говор Кухрук [Qukhrik] - Селение [Gumi] и другие. Говор Сувак [Sughak] - На севере Хивского района. Селение [Vertil'] и дру-гие. Говор [Kurkak (Kurkakh, Kurkkan)] - В бассейне реки [Aradir]. Селение [Kurkak] и другие. Говор [Akhit (Arkit)] - Селение [Arkit] и другие. Южный диалект [South Tabasaran] - Самоназв. - q'adirin; (агул.) uxan. В южном диалекте имеются заднеязычные и фарингальные лабиализованные согласные, которых нет в северном. Нет характерного для северного диалек-та звонкого фарингального къ. Согласным чI, дж южного диалекта в север-ном регулярно соответствуют тI и д (иногда р). Говор [Qaluq (Q'aluqan)] Нитрикский говор [Nitrik (Nit'riqan)] - В "Языках мира. Табасаранский язык. Б.Г.-К. Ханмагомедов." говорится что нитрикский говор с некоторыми эле-ментами северного диалекта лег в основу литературного языка. Этегский говор [Eteg (Etegan)] - Наиболее отличается. Включает в себя и от-дельные особенности северного диалекта, а в некоторых случаях - обоих диалектов. Фонетика. Особенность фонетической системы табасаранского языка - наличие четырех оральных и двух умлаутизированных гласных. В диалектах есть фарингализованные гласные. Среди согласных - глухие смычные геми-наты (пп, тт, кк, цц, чч), денто-лабиализованные (джъ, чъ, ччъ, чIъ, жъ, шъ), заднеязычный звонкий спирант гг и фарингальные спиранты гI и хI. Ударение слабое, разноместное. Морфология. Категория грамматических классов имен исчезает. Имеется грамматический класс разумных существ и грамматический класс неразум-ных существ и предметов. Существительные изменяются по падежам и чис-лам. Для Табасаранского языка характерна развитая система падежей: от 48 до 52 падежей (прежде всего за счет серии локативов). Относительные ме-стоимения отсутствуют. Существительное в родительном падеже выполняет роль относительного прилагательного. Есть количественные, порядковые, дробные, кратные и разделит, числитель-ные. В глаголе различаются категории лица, числа, времени, наклонения, способа действия. Глагол имеет сложную систему. Глагольная основа может быть осложнена локальными превербами, префиксами, показателями грам-матич. класса имен и др. Синтаксис. Для синтаксиса характерно простое предложение с номинатив-ной, эргативной, дативной конструкциями. Порядок слов в предложении от-носительно свободный, обычный порядок: подлежащее, объект, сказуемое. Лексика. Имеются заимствования из северо-кавказских языков, арабского, иранских, тюркских. Заимствования последнего времени в основном из рус-ского языка. Письменность и орфография Система письма - кириллица.

Исаев И. Р.: Вопросы о долгих и кратких гласных и о дифтонгах табасаранского языка. Долгие и краткие гласные. Ваджибов М. Д. Долгие гласные характеризуются длительностью в произношении по сравне-нию с другими гласными, а для кратких гласных характерна меньшая дли-тельность в произношении, чем для долгих и для нейтральных в отношении к признаку “долгота-краткость”. П.К. Услар отмечал, что в табасаранском языке решительно не существует различия между долгими и “короткими” гласными. А. М. Дирр писал, что “в табасаранском языке нет долгих. Конечно, неударяемые гласные бег-лее, короче других…”. Долгие и краткие гласные, по А.А. Магометову, - это результат фонетических изменений. Б.Г.-К. Ханмагомедов отмечал , что в различных говорах ТЯ представлены долгие и краткие гласные. На взгляд К.Т. Шалбузова, гласные в отношении к признаку “долгота-краткость” в СТЛЯ нейтральны. Долготу имеют лишь некоторые заимствования. Отмече-но, что эта долгота является отголоском качественной характеристики глас-ных, она в орфографии СТЛЯ не отражена. В литературе констатировано, что долгота гласных не имеет фонематического значения. Нам думается, что в табасаранском языке долгие гласные а, аь наличествуют в словах иноязычного происхождения, ср.: ъажжугъ (аз.) “гнев, гневный”, ла-зим (ар.) “нужный”, ъаьлим (ар.) “ученый”, маьлим (ар.) “учитель” …. Между тем, в литературе отмечено, что “в немногочисленных заимствованных сло-вах с долгими гласными ударный гласный не совпадает с долгим”, что на-глядно отражено в указанных выше примерах. В отличие от литературного табасаранского языка, в ряде говоров нитрикско-го диалекта нами зафиксированы слова, в которых представлены долгие гласные. Ниже даем примеры, в которых долгие гласные выделены и под-черкнуты снизу. Литературная норма и форма в диалекте даны через верти-кальную черточку и на первом месте дана литературная норма, а на втором - форма в диалекте, ср.: ъагъзур/ъазур “тысяча”, jагълачи/jалачи “сковородка”, jагъчIвур/jаьчIвур “сорок”, гьагъму/гьому (мест.) “расположенное далеко на-верху” и пр. Как видим, в указанных примерах на месте долгих гласных в СТЛЯ представлены сочетания гласных звуков и согласного звука гъ. Следует отметить, что в отрицательных формах повелительного наклонения и в табасаранском литературном языке, и в межгюльском говоре нитрикско-го диалекта представлены долгие гласные, ср.: ъилдитуб “снять” ® ъилдит “сними” ® миъилдитан/милдита “не сними”; ъалахьуб “одеть” ® ъалахь “одень” ® маъалахьан/малахьа “не одень”; ъулупуб “показать” ® ъулуп “по-кажи”® муъулупан/мулупа “не покажи”. Очевидно, появление этого долгого гласного связано и с фиксированным ударением в указанных глагольных формах, и с близким расположением одинаковых гласных. Долгота как бы отличает один гласный от другого. Что касается МГ, в нем, возможно, налицо процесс гаплологии. В табасаранском языке долгие гласные функционируют и в ряде исконно та-басаранских слов, ср.: магъа “сопля”, вари “все” и пр. В орфографии табасаранского литературного языка не только используется долгота звуков, но и не отражается краткость гласных, которые функциони-руют в хивском, межгюльском и других говорах нитрикского диалекта. В статье краткие гласные в табасаранских словах выделены. На месте краткого звука в табасаранском литературном языке используется или простой без-ударный гласный (китаб/киттаб “книга”, кумиш/кумиш “айва” и др.), или же в редких примерах ничего не используется (хпар (орфогр.)/хуппар “женщи-ны”, штар (орфогр.)/шиттар “воды” и др.). Можно полагать, что в примерах типа циркил/циккил “ветка” в говорах нет краткого гласного, а призвук является огласовкой последующего за ним ударного гласного. Однако положение о том, что для табасаранского языка не характерно стечение согласных в анлауте, предполагает обязательное на-личие гласного между согласными. Следует отметить и то, что при измене-нии формы слова простой ударный гласный в южных говорах может выпа-дать, а призвук остается, ср.: чимил/чимил “кизил” ® чимлар/чимлар (мн.ч.); чурчул/чуччул “ящерица” ® чурчлар/чуччлар “ящерицы” и др. Исходя из вышесказанного, мы считаем, что призвук является самостоятель-ным кратким звуком, хотя указанное выше положение не всегда действует – при изменении ряда двусложных исходных лексем ранее ударный гласный не выпадает, ср.: хилинцц/хилинцц “крыло птицы” ® хилинццар/хилинццар (мн.ч.); кукушв/куккушв “пустой грецкий орех” ® кукушвар/куккушвар (мн.ч). Отмеченные выше в южных говорах ( села Чере.. Зирдаг и др.) краткие глас-ные, являющиеся только гласными верхнего подъема, встречаются исключи-тельно в предударных слогах как в исходных формах двусложных слов, так и в косвенных формах, ср.: исх. и/и - хина/хина “краска для волос”; уь/уь – хуьни/хуьни “корова”; у/у – чухра/чухра “прялка”; исх. и – хил “рука” ® косв. и/и - хилар/хилар “руки”; исх. уь – куьл “ветка” ® косв. уь/уь – куьлэр/куьлир “ветки”; исх. у – сул “лиса ® косв. у/у – сулар/сулар “лисы”. Здесь уместно отметить, что краткий гласный а, являющийся гласным неверхнего подъема, редко встречается, причем только в косвенных формах: хьа “есть находится рядом” ® хьтар/хьаттар “нет,не находится рядом”; кас “человек” ® касар/касар “лю-ди”. Б.Г.-К.Ханмагомедов отмечал, что краткие гласные не являются фонемами. Мы полагаем, что в говорах селений Межгюль, Хив и др. в косвенных фор-мах они могут иметь смыслоразличительное значение, о чем свидетельствует следующая минимальная пара с корреляцией у – у, ср.: хулар “канавы” - ху-лар “дома”. Примеры с коррелятами и – и; уь – уь; а – а в говорах не отмече-ны. Исследователи дюбекского говора сувакского диалекта подчеркивают, что в говоре “базисная система гласных удваивается за счет корреляции по краткости-долготе”. Как видим, это положение почти подтверждается в МГ. Таким образом, в табасаранском языке представлена корреляция по долготе-краткости. Специфическим отличием некоторых говоров от литературной нормы в области долгих и кратких гласных является наличие в говорах крат-ких гласных и, уь, у, а. Кроме того, функционирование долгих гласных в го-ворах шире, чем в литературном языке. Крупнейшим специалистом по табасаранскому языку был Бейдуллах Гаджи-Курбанович Ханмагомедов (1927—1999)с. Кондик — доктор филологиче-ских наук, профессор Института языка, литературы и искусства ДНЦ РАН, заслуженный деятель науки ДАССР. В списке трудов лингвиста 4 фундамен-тальные монографии, десятки школьных учебников и пособий, многочислен-ные переводы из поэзии, а также Табасаранско-русский, Русско-табасаранский, Орфографический и Терминологический словари табасаран-ского языка. Не успел Б. Ханмагомедов завершить работу над «Табасаран-ско-лезгинско-русским словарём». Внучатый племянник Бейдуллаха Гаджи-Курбановича Риад Ханмагомедов, шеф-редактор газеты «777», в целях популяризации табасаранского языка в соавторстве с Раисой Ханмагомедовой опубликовал серию кроссвордов на родном языке, среди которых и первый табасаранский сканворд. Ханмагомедов, Б. Г.- К. Табасаранско-русский словарь [Текст] : Ок. 25 000 слов / Б. Г. - К. Ханмагомедов, К. Т. Шалбузов, К. К. Курбанов. – Москва : Наука, 2001. Курбанов Кази Керимович родился в с. Джули - доктор филологических на-ук, профессор Дагуниверситета, языковед, заслуженный учитель РД, издал 4 монографии и 7 учебников, десятки статей; Шалбузов Темирхан (1895-1978) с. Хив Учился у арабистов в различных селах Дагестана. Учительствовал во многих селах, в том числе и родном селе. После образования Табасаранского района в 1928 году Шалбузов Т. стал первым редактором райгазеты «Красный Таба-саран», затем он находился на других ответственных постах. Переехал в г. Махачкалу, где проявился яркий талант Шалбузова Т. как уче-ного-языковеда, переводчика и поэта. Он является одним из создателей таба-саранского алфавита, первых школьных учебников и методических пособий на родном языке. Им составлен русско-табасаранский словарь, написан ряд песен, стихов и поэм. За заслуги перед народным образованием Шалбузову Т. присвоено высокое звание «Заслуженный учитель школ ДАССР». Дифтонги Дифтонг – это сложный гласный, обладающий большей длительностью, чем простой гласный, и состоящий из двух элементов, образующих один слог. Полагают, что дифтонги бывают истинными и ложными. Истинным называ-ется дифтонг, в котором оба звука являются равноценными в пределах слога. Ложным называется дифтонг, в котором звуки неравноценны в пределах сло-га: в нем один звук является слогообразующим, а другой – неслогообразую-щим. В зависимости от положения слогообразующих элементов дифтонги делятся на восходящие и нисходящие. В восходящих дифтонгах слогообразующим является второй элемент, а в нисходящих – первый. Некоторые исследователи подчеркивали наличие дифтонгов в табасаранском языке. Так, например, А.М. Дирр писал, что, кроме аj, эj, уjи т.д., двугласных в табасаранском языке нет. Как видим, констатировано функционирование в табасаранском языке нисходящих дифтонгов. Отметим мнение Л.И. Жирко-ва, который считал, что “сочетание огубленного согласного с гласным, а мо-жет рассматриваться как сочетание такого неогубленного согласного с вос-ходящим дифтонгом типа уа или оа”. А чем же тогда является лабиализация согласных в конце слов современного табасаранского литературного языка (ср.: накьв/накь “могила”, зикв/зуьрк “перо птицы” и др.), автор не писал. При этом следует учесть, что для современного табасаранского литературно-го языка не только не характерен полугласный w, но и ему не свойственна позиция c + w или c + в в ауслауте. Начертания у, о в “возможных дифтон-гах” у Л.И. Жиркова не что иное, как передача лабиализации согласных на письме. А.А. Магометов считает, что “дифтонги в табасаранском языке могут быть результатом сочетания классного показателя (полугласного) с гласным, либо результатом фонетических изменений”. Эта точка зрения отчасти можно счи-тать правдоподобной, ибо, по мнению П.К. Услара, j служит для отделения гласных, которые в ТЯ избегают соприкосновения, ср.: цIа“огонь” цIиjир“огни”; хьа “хлопок” хьаjир (мн.ч.). Как видим, при изменении односложных слов с гласным исходом согласный j приводит к появлению в языке звукосочетания j + и. В табасаранском языке не должно быть истинных дифтонгов, т.е. для него не характерна позиция V +V. Что касается ложных дифтонгов, то они наличест-вуют как в современном табасаранском литературном языке , так и в гово-рах. При этом в роли неслогообразующих элементов в дифтонгах в табаса-ранском языке могут выступать согласные w, j, т.е. полугласные. Первый со-гласный, похожий на английский w (ср.: англ. - wine [wain] “вино”, wait [weit] “ждать” и др.), в литературном языке и в некоторых говорах нитрикского диалекта отсутствует. Значит, в табасаранском языке представлены ложные восходящие и нисходящие дифтонги с полугласным j: ложные восходящие дифтонги –jахъхъ “баран”,jурд “край” и др.; ложные нисходящие дифтонги – даj“жеребенок”, гьаьjван “конь” и др. В табасаранском языке дифтонги представлены как в исконно табасаранских словах (jикк“мясо”,jэргуб “прыгать”, баj/баж“сын, мальчик” и др.), так и в заимствованиях (ъаjран (аз.) “сыворотка”, шэjъ (ар.) “вещь”, jимиш (аз.) “плод, фрукт” и др.). Краткие гласные не могут быть слогообразующими элементами в дифтонгах в силу своей качественной и количественной характеристики: краткие глас-ные всегда безударны (см. примеры выше), а слогообразующий элемент в дифтонгах может быть и ударным (гьараj “крик, зов”, цIиjи “новый” и т.д.), и безударным (jирхьуб “шесть”, jаркур “лес” и т.д.); выдержка гласного при произношении в дифтонге дольше, чем выдержка при произношении кратко-го. В указанных в данном абзаце примерах подчеркнуты ударные гласные. Итак, в табасаранском языке представлены следующие ложные дифтонги, ср.: восх.- jа – jазна “зять”, аьзиjат “мучение”; jаь (в говорах) – jархи/jаьрхи “длинный”; jархоьн/jаьрхоьн “отрава”; jэ - jэоцуб “взвесить”, jэргоьх “рысь”; jи - jицIуб “десять”, гьаьjиф “жаль”; jу – jукIв/jукI “сердце”;jурккагъ/jуркагъ “ярмо”; jоь (в говорах) – jикь/jоькь “поясница” и др.; нисх. – аj - ъаjгъур “жеребец”, маjдан “площадь”; аьj – ъаьjнар/ъаьjнир “очки”; гьаьjран “восхи-тительный”; уj - буjругъ “приказ”; ъуjмагъ “наперсток”; эj - жжэjран “лань”, Cэjран “мужское и женское имя”; оj (в говорах) – гьаj/гьоj “ответ на зов” и др. Из русского языка табасаранским литературным языком заимствовано соче-тание ыj, которое в одном слове мы рассматриваем как нисходящий дифтонг (дэжурныj/дэжжурна “дежурный”). В табасаранский язык проникло из рус-ского языка и сочетание Jё (в таб.яз. - jоь), которое мы отмечаем как восхо-дящий дифтонг, ср.: клэjонкка/гилэнкка “клеенка”;jолкка “елка”. Как видим, в табасаранском литературном языке представлен дифтонг ыj, ко-торого нет в говорах. В литературном языке отсутствует наличествующий в говорах дифтонг jаь. Нисходящие дифтонги имеют свое выражение на письме, хотя в алфавите не зафиксированы: они передаются таким образом – j + V. Ряд восходящих ди-фтонгов на письме обозначается следующими графемами: jа – “я”, jэ - “е”, jоь - “ё”, jу - “ю”, а восходящий дифтонгjи на письме выражается сочетанием “й + и”. В одном слове табасаранского языка нами зафиксирован трифтонг, который на письме передается графемами Я и Й, ср.: яйлагъ (орфогр.) - jаjлагъ/ jаjлах (фонет.) “альпийский луг”. Дифтонги не характерны для других языков Юж-ного Дагестана. Составителем первого табасаранского алфавита был П.К.Услар (2-ая полови-на 19 в.) на латинской графической основе. Услар Пётр Карлович Пётр Карлович Услар (20 августа (1 сентября) 1816, д. Курово, Вышневолоц-кий уезд Тверской губ. — 8 (20) июня 1875, д. Курово, Вышневолоцкий уезд Тверской губ.) — барон, русский военный инженер (генерал-майор), лин-гвист и этнограф. Один из крупнейших кавказоведов XIX века, автор грамма-тических описаний абхазского, чеченского, аварского, лакского, даргинского, лезгинского и табасаранского языков. Член Кавказского отдела Императорского Русского географического общест-ва (1851), член-корреспондент по разряду лингвистики Историко-филологического отделения Академии наук (1868). Родился в 1816 году в семье баронов Услар (Узлар), усадьба которых нахо-дилась в деревне Курово Вышневолоцкого уезда Тверской губернии (ныне Старое Курово Вышневолоцкого района); помимо Курова, Услары владели также деревнями Горбово и Наумово. Дед — майор Карл Услар, уроженец Ганновера, приехал в Россию и посту-пил на военную службу в 1765 году; имение Курово было пожаловало ему Александром I. Отец — капитан Карл Карлович Услар, участник Отечест-венной войны 1812 года (умер в 1840 году). Мать — дочь коллежского асес-сора Вера Васильевна Чихачёва. В семье было семеро детей: помимо Петра это старшая сестра Александра (1815) и младшие Сергей (1819), Елизавета (1820), Елена (1822), Мария (?) и Николай (1830). Сергей Карлович был убит в 22 года во время службы на Кавказе, Николай Карлович выучился на юриста, однако умер в 30 лет, поте-ряв зрение. Елена Карловна, в замужестве Фролова, затем Богданова, была подругой Е. А. Денисьевой — гражданской жены Ф. И. Тютчева.

Исаев И. Р.: П. К. Услар был женат на Софье Карловне Краббе, дочери генерала К. К. Краббе. Они поженились в 1839 году в Шуше; в 1843 году Софья Карловна умерла почти одно временно с их старшей дочерью Юлией. Их младшая дочь Нина Петровна была замужем за Д. Д. Благово — титуляр-ным советником и известным писателем и богословом; их дети — Варвара (1859) и Пётр (1861), умерший по младенчестве. В 1862 году Нина Петровна оставляет семью, Д. Д. Благово принимает монашество с именем Пимен. Впоследствии архимандрит Пимен был настоятелем русской посольской церкви в Риме, где и умер. От второго брака у Нины Петровны было еще двое детей. Варвара Благово стала женой историка, профессора Казанского университета Д. А. Корсакова. П. К. Услар воспитывался сначала дома под руководством учителя Г. Мид-дендорфа, затем окончил 3-ю Санкт-Петербургскую гимназию (1833) и Ин-женерное училище (1836). По специальности — военный инженер. В 1837 году командирован в Отдельный Кавказский корпус, где во время Кавказской войны начал службу в сапёрном батальоне. В 1839 году участво-вал в экспедиции Головина в Южный Дагестан, в том числе принимал уча-стие во взятии Ахты. Затем после женитьбы он почти на 10 лет оставляет Кавказ. В 1840 году Услар поступает в Императорскую Военную академию в Санкт-Петербурге, по окончании которой назначается в Сибирский корпус. В 1843—44 гг. состоит на службе в Сибирском корпусе, принимает участие в экспедиции против Кенесары Касымова. Свои впечатления он излагает в очерке «Четыре месяца в Киргизской степи». С 1850 года Услар вновь служит на Кавказе, где пробыл до своей смерти 25 лет, лишь ненадолго выезжая в родное имение (обычно на лето). Сначала он был командирован для военно-статистического описания Эриванской губер-нии. В Крымскую войну 1853—56 гг. начальник штаба Гурийского отряда Отдельного Кавказского корпуса. Затем в чине полковника служил в Кутаи-си. С 1862 года — генерал-майор. Награждён орденами Св. Анны 3-й ст. с бантом (1849) и 1-й ст. с мечами (1867), Св. Владимира 4-й ст. с бантом (1854) и 3-й ст. с мечами (1857), Св. Георгия 4-й ст. за 25 лет службы (1855), Св. Станислава 1-й ст. (1865). Ещё в 1865 году Услар жалуется А. П. Берже на «крайнее расстройство здо-ровья и в особенности зрения», а в 1871 году он пишет: «Здоровье мое со-вершенно разрушено — не занятиями, а весьма вредным для меня климатом Каспийского прибрежья». Весною 1874 года Услар, уже серьёзно больной, окончательно возвращается из Дагестана в своё имение, где умирает летом 1875 года. По воспоминаниям дочери, несколько дней до смерти он бредил и «громко говорил, беспрестанно призывая горцев, с которыми занимался в Шуре, особенно Казанфера». Похоронен в селе Осечно, где находилась приходская Троицкая церковь и кладбище. В 1858 году на Услара было возложено составление истории Кавказа. Он на-чинает очерк древнейшей истории Кавказа, который дорабатывает в после-дующие годы (опубликован уже после его смерти). Видя в языке надежней-ший источник истории народа, Услар обращается у изучению языков. Иссле-дование горских языков он начал с западнокавказской семьи — с черкесско-го, убыхского и абхазского. Последним языком, который исследует Услар, явился табасаранский язык, к изучению которого он приступил в 1870 году, отмечая, что «из всех даге-станских языков табасаранский представил наиболее затруднений». Сбор ма-териала в Табасаране производился в Ерси (ауле с азербайджанским населе-нием, но с резиденцией уездного начальника), куда вызывались информанты из табасаранских аулов. Обработку табасаранского материала Услар частич-но вел в Темир-Хан-Шуре, административном центре Дагестанской области, в основном же — в родовом имении, куда он обычно уезжал на лето с накоп-ленным материалом. Описания кавказских языков Услар мыслил в виде серии монографий «Caucase polyglotte», охватывающей все основные языки «кавказского семей-ства». Ознакомлению учёного мира и специалистов с работами Услара в зна-чительной мере способствовал академик А. А. Шифнер — один и первых ис-следователей кавказских языков. Отлитографировав очередную свою грам-матику, Услар посылал ее Шифнеру, который делал сообщения о работах Услара в Петербургской Академии наук. Грамматики Услара были переиз-ложены Шифнером на немецком языке и изданы в Бюллетенях (Mémoires) Академии наук. В конце 1880-х гг. монографии Услара по кавказским языкам, за исключени-ем грамматики табасаранского языка, были изданы типографским способом Управлением Кавказского учебного округа. К некоторым монографиям при-ложены отдельные статьи и письма, в которых представлен материал о ходе работы над изучаемыми языками и трудностями, с которыми Услар он встре-чался при исследовании языков. Монография о табасаранском языке осталась незавершенной, хотя уже был отлитографирован заглавный лист и алфавит. Дочь покойного отослала ру-копись табасаранской грамматики, а также все лингвистические и нелингвис-тические заметки и даже черновые бумаги отца академику Шифнеру. Однако тот до своей смерти в 1879 году не успел заняться последней монографией Услара, и она оставалась неизданной более 100 лет. По отзыву Услара язык этот занимает в семье Восточно-Кавкавских языков промежуточное место между языками кюринским и даргинским. На всех языках южного Дагеста-на, кро¬ме табасаранского языка, имеются все виды благозвучных стихов и красивых песен, но некоторые звуки нель¬зя изобразить арабскими и тюрк-скими буквами, они относятся к разряду грудных и жужжащих звуков, для которых арабские и тюркские буквы оказываются несоответствующими и недостаточ¬ными. Поэтому ими до сих пор не пользуются для письма. Лишь в 1953—54 гг. табасаранская грамматика была подготовлена к печати в Тбилиси дагестановедом А. А. Магометовым (весь текст грамматики Услара был переписан им от руки) и опубликована в 1979 году с его комментариями и дополнениями. В том же году А. А. Магометов издал также монографию о жизни и деятельности Услара. Александр Амарович Магометов Доктор филологических наук (1965), профессор. Заслуженный деятель науки Дагестана, заслуженный деятель науки Грузии. Награждён медалью «За са-моотверженный труд в Великой Отечественной войне 1941—45 гг.». Родился в с. Кубачи Дахадаевского района Дагестана, основную часть жизни прожил в Грузии. По образованию инженер, в 1940 году окончил Грузинский индустриальный институт. После войны его судьбу изменила встреча с А. С. Чикобавой, кото-рый пригласил А. А. Магометова на работу в Институт языкознания АН Гру-зинской ССР. В 1945—48 гг. учился в аспирантуре Института, в 1948 году защитил кандидатскую диссертацию на тему «Кубачинский язык», позже из-данную отдельной книгой. С 1948 года работал в отделе горских иберийско-кавказских языков Института, с 1968 года также предподавал на кафедре кавказских языков Тбилисского государственного университета. В 1950-е и 1960-е гг. работал над описанием двух близкородственных язы-ков— табасаранского и агульского. По обоим языкам были изданы фунда-ментальные монографии с приложением текстов на различных диалектах. Грамматического описание табасаранского языка было также защищено в качестве докторской диссертации (1965). Кроме того, в 1953—54 гг. А. А. Магометов подготовил к печати табасаранскую грамматику П. К. Услара (весь текст грамматики был переписан им от руки), которая была опублико-вана в 1979 году с его комментариями и дополнениями. В том же году А. А. Магометов издал свою монографию о жизни и деятельности Услара.

Исаев И. Р.: «Почти ни один завоеватель не миновал Табасарана. Гунны, сасаниды, ара-бы, сельджуки, монголы, турки, персы – все эти … побывали здесь…» Не пером написана история моего народа - она написана кинжалами, серпа-ми, копытами коней, надмогильными памятниками. Прежде чем стать интернационалистом надо быть националистом. Люби свой народ, уважай свою культуру. Кавказ - колыбель древних цивилизаций, созданных населяющими его наро-дами. Народы Дагестана прошли большой и сложный путь развития: на про-тяжении веков они боролись за национальную независимость. На всех этапах своего развития табасаранский народ находился в разносто-ронних отношениях с народами Дагестана, Кавказа, связавшими свою судьбу с Россией. Табасараны, как и остальные дагестанские народы, видят свое бу-дущее только в единстве с Россией - своей многонациональной Родиной. Да-гестанские народы хорошо понимают, что выход из России означает распад Дагестана. В составе России Дагестан преодолел раздробленность. Сохра-нить и укрепить единство российских народов, Российской Федерации - за-дача и забота всех наций и народностей. Мы не только наследники прошлого нашего народа, но и предки тех, кто бу-дет жить после нас, обреченные на вечный их суд. Сейчас мы как бы заново вглядываемся в историю нашего народа. А история такова, что табасараны связаны с остальными народами Дагестана не только многовековыми узами, но и родством. И еще, табасараны более двух столетий в составе России, и нам вечно быть вместе с остальными дагестанскими народами в составе Рос-сии. До 1932 г. у табасаран не было своей письменности. На основе латинского алфавита составлялись учебники для табасаранских школ. Автором первых учебников был Т.Шалбузов. Еще в 20-х г. была создана газета «Голос табаса-ранца» на тюркском языке. В 1932 г. организована газета для табасаран в Бурганкенте, которая получила название «Уьру Табасаран» («Красный Таба-саран») и являлась органом Табасаранского райкома партии. В годы совет-ской власти далеко за пределами Дагестана получили известность такие име-на, как просветитель Т. Шалбузов; поэты и писатели А. Джафаров, Б. Мита-ров, М. Шамхалов, М. Митаров, А. Везиров, Б. Раджабов, Ю. Базутаев, Ш. Казиев, П. Асланов, Г. Омарова, П. Касумов, Ш. Шахмарданов, композитор К. Магомедов; ашуг Ярмет; певицы К. Авчиева; М. Казиева, проф. А.Г.Юсуфов, Б.Г. Ханмагомедов. Большим событием в жизни табасаран стало открытие Табасаранского Дра-матического театра в Дербенте несколько лет назад. Табасаранский артисты каждый год приезжают с гастролями в табасаранские селения. На табасаранском языке издаются республиканская газета "Табасаран нурар" ("Зори Табасарана"), литературно-художественный и общественно-политический журналы "Дагъустандин дишагъли" ("Женщина Дагестана") и "Литературайин Табасаран" ("Литературный Табасаран"), публикуются кни-ги и брошюры в двух издательствах республики. Есть и Табасаранское теле-видение (TTV), в каждом районе, канал "Рубас " канал «КаспийТВ» тоже вещается на табасаранском языке. Наиболее известные табасар. алимы: Шаабан и Мухаммед из Кюряга, Хасан и Гаджи-Магомед из Зирдага и др. Т. — древние аборигены края. На терри-тории их расселения происходили общие для Вост. Кавказа соц.-эконом. и этнические процессы. Здесь прослеживается непрерывность соц.-эконом. и культур. развития, вхождение земли Т. в ареал формирования вост.-кавказ. этнокультурной общности. С III тыс. до н.э. происходит распад этой общно-сти на этнокультурные субобщности, которые явились основой образовав-шихся во II и I тыс. до н.э. дагест. племен, в т. ч. Т. Ареалом сложения таба-сар. племени служила приморская и предгорная часть южного Дагестана к северо-западу от Дербента. Материальная культура табасаранов, как и культура любого народа, имеет ряд специфических черт и является одним из проявлений состояния эконо-мики, особенностей природно - географических условий (экологии), культу-ры и общественного сознания народа. На формирование материальной куль-туры оказывает влияние целый ряд факторов: естественно- географические условия, хозяйственная деятельность, этнические традиции, социальные пре-образования, внешние факторы (родственные (тухумные); крупные террито-риально-родственные; небольшие территориальные; советское деление). Поселения табасаранцев складывались на протяжении многих веков под влиянием социально - экономических, политических и природно - географи-ческих условий. При выборе места для поселения табасаранцы руководство-вались несколькими принципами, главными из которых являлись : безопас-ность (труднодоступность); наличие вокруг поселения земли, годной для па-стбищ, сенокосов и пахоты; наличие водного источника вблизи поселения. В различные исторические периоды и в конкретных естественно - географи-ческих условиях, в зависимости от конкретной обстановки, вышеприведён-ные факторы не являлись постоянными, "наблюдаются колебания в силе их действия : периоды усиления и ослабления". Однако соображения обороны, а также стремление к экономии пахотной земли были главной причиной не-удобного расположения поселений, особенно в Верхнем Табасаране. Жилища табасаранцев, так же, как и поселения, складывались на протяжении длительного времени под влиянием различных факторов (социальных, эко-номических, природных). В различные исторические периоды в жилище происходят определённые перемены; изменяются функции жилища, матери-ал и техника постройки, внутренняя планировка дома, назначение помеще-ний, этажность, форма перекрытий, виды покрытия, формы отопительной системы, интерьер и внутреннее убранство жилых помещений и т.д. Харак-тер жилища табасаранцев определяется географическими условиями, релье-фом местности, наличием определённого строительного материала. Так, в Верхнем Табасаране острое малоземелье, специфика хозяйства, оборонный фактор привели к значительной скученности и тесноте жилищных построек. Здесь редко можно встретить обособленный дом. Обычно все дома распола-гаются в непосредственной близости друг от друга, образуя сплошную стену. Многие дома не имеют даже дворов ( с.Сертиль, Кужник, Джули, Яргиль, Хоредж, Кондик и др.). Встречаются дома с небольшим двориком перед домом, где обычно держат сельскохозяйственный инвентарь. Тут же под навесом находится небольшая печь - "тирин" (марцар) для выпечки хлеба. На дворе обычно нет никаких хо-зяйственных построек. Большинство селений Табасарана древнего происхождения. В зависимости от рельефа селения имели ступенчатую, скученную или более свободную, разреженную горизонт, планировку. Для горных поселений характерно рас-положение на естественных укреплённых местах (по склонам гор), непри-годных для земледелия. В них не было прямых улиц, т. к. проведение улиц регулировалось такими факторами как рельеф, топография поселения, родст-венные связи. Наибольшим древним типом было небольшое поселение, в ко-тором жил один тухум. На определенном этапе на смену родственным посе-лениям приходят крупные многоквартальные селения, характеризующиеся расселением родственных групп. В 19 в. территориально-родственное рассе-ление уже не было господствующим. Оно постепенно уступило место терри-ториальному. Во многих селениях названия квартала соответствовало наиме-нованию родственной группы. В каждом селении был гим (годекан), который обычно располагался около кузницы, позже около мечети; здесь решались важнейшие хозяйственные и общественные дела, касающиеся всего селения. В прошлом во всех селениях на кладбище существовали тухумные участки. Эта традиция сохраняется до настоящего времени. Некоторые селения имели отдельные тухумные кладбища (Кондик, Зильдик, Чере, Тинит, Джульжаг и др.). Основные общественные, сооружения - боевые и сторожевые башни, мечети. Башня. Селение Хив. Воздавай хвалу Аллаху, А себя хвали потом. Мечеть в с. Кондик. Построили братья Ульчибековы В наше время появились новые населённые пункты (иногда вблизи старого селения) с прямыми, широкими улицами, водоснабжением, освещением. Традиционные жилища каменные, чаще двухэтажные с жилыми комнатами на втором этаже, большими лоджиями или галереей на аркаде, или навесны-ми балконами, объединялись с хозяйственными помещениями в один ком-плекс. Сараи для сена сооружались отдельно рядом с жилым домом или вы-носились на окраину. В горных селениях встречаются дома трехэтажные, редко четырехэтажные. Дома Г-образные, П-образные и квадратные в плане, с плоской земляной крышей и внутренним двориком. Многие дома имели опорный центр, столб "мурхвал", часто украшенный резьбой. Основные строительные материалы - камень, дерево и глина. Дома украшены каменны-ми резными деталями (разного рода знаки и символы небесной космогонии - круги, розетки, свастики, изображения животных - льва, оленя). В жилых комнатах устроены пристенные камины (гаму), в стенах - ниши, предназна-ченные для хранения постели, посуды и др. предметов обихода. Для внут-реннего убранства характерны ковры, покрытые резьбой лари для зерна, про-дуктов, деревянные кровати со шкафами внизу, низкие табуретки, сундуки, детские люльки, посуда, утварь (деревянная, гончарная, медная), станок для тканья ковра. В наше время строятся дома двухэтажные с большими окнами, шиферной или железной крышей, с приусадебными участками (сад, вино-градник, огород). В планировке и облике совр. жилищ сохраняются нар. тра-диции.

Исаев И. Р.: Значительно менее скучены дома в Нижнем Табасаране. Это обычно дома - усадьбы без приусадебного участка, но с арзнообразным числом усадебних построек. Только селения, граничащие с Дербентским районом, определён-ное место на участке, обычно позади дома, выделяли под огород. В целом, как и Верхнем, так и в Нижнем Табасаране усадьбы как таковой не было. В некоторых сёлах её заменяет небольшая площадка - двор. Пахотные поля, са-ды, виноградники, ореховые деревья обычно разбросаны вокруг селения не-большими клочками, с общей изгородью (со стороны дороги) для группы участников. Перед домом или на краю села находятся все остальные хозяйст-венные постройки, кроме хлева. Существенный элемент табасаранской усадьбы составляют ограды. Самыми прочными считались заборы из камня вокруг дома. Высота каменных оград достигала 2 - 2,5 м. Распространённым материалом для оград служит плетёнка ( "джаг")из стволов фундука. Суще-ствовали два вида плетения: горизонтальное и вертикальное. Большие ворота устраивали с помощью горизонтального плетения, маленькие калитки плели вертикально. Некоторые состоятельные люди делали дощатые ворот, иногда арочной формы (с.Кондик, ЧIере). Старая часть села. Селение Хурик. В XIX - начале XX вв. в Табасаране были известны следующие типы жилища : одноэтажный - "жилин хулар", двухэтажный - "кьюб мертебайин хулар" (их ещё называли "гьавайин хулар" - воздушный дом), трёхэтажный, реже четы-рёхэтажный. В послереволюционный период в жилище табасаранцев проис-ходят определённые изменения: меняется внутренняя отделка дома. Однако в этот период строительство домов нового типа происходило очень медленно. Первоначально, в основном перестраивались старые жилища. Продолжалось деление больших комнат на несколько маленьких. Но делили комнаты не плетёнкой, а при помощи капитальных стен. Иногда к старому дому делали пристройку. А хлев по-прежнему оставался в нижнем этаже. Лишь в отдель-ных домах происходили существенные перестройки. Табасаранская музыка Табасаранская музыка - самостоятельная ветвь южно-дагестанского фольк-лора. До нач. 20 в. сохранялись древние обряды (изгнания злых духов удара-ми в медный гонг, поминальный обряд "Ясс" с причитаниями и др.), тради-ция состязаний ашугов. Среди певцов-сказителей - Хасбулат Геригский и его дочь Нигар-ханум, прозванная "Мелодия-ханум". Ныне бытуют трудовые, культовые, свадебные песни. Для мужского пения характерно инструмен-тальное сопровождение, для женского - сольное или унисонно-ансамблевое исполнение без аккомпанемента. В табасаранском свадебном обряде встреча-ется женское антифонное пение. Во многих песенных жанрах, в т. ч. в песнях любовно-лирические содержания, существует традиция исполнения различ-ных поэтических текстов на одну и ту же мелодию (хеяг). Среди инструмен-тов: струнно-щипковые - саз, Свадебная песня. Запись М. А. Якубова. тар; духовые - зурна, открытая флейта шитрам, рожок из древесной коры ттё-ттё, язычковые пилли и цигиппи; ударные - барабан (далдабу), бубен (дафт), дак (барабан с дерев. мембраной); гармоника. Танцы ялгни ялхан (танец с прыж-ками), набатханум (плавный женский), танец стариков явшимукам ("тихая мелодия"), быстрый танец в размере 2/4 аваркавха ("аварский староста") и др. исполняются в сопровождении инстр. ансамбля. После Окт. революции 1917 зарождается современная проффессиональная музыкальная культура. Среди самодеятельных композиторов известность приобрёл К. Магомедов (сборник песен "Песня о Родине", Махачкала, 1984), среди певцов - Зульфия Курбано-ва, Ахмед Уруджев. М. А. Якубов. Национальная одежда Одежда табасаранцев изготовлялась преимущественно из материала, кото-рый производился в их натуральном хозяйстве. Наряду с тканями домашнего производства одежду шили и из привозных тканей, которые приобретались в основном в порядке обмена. С проникновением в табасаранские сёла фаб-ричных тканей, особенно дешёвых, спрос на кустарные ткани и другие изде-лия постепенно падает. К концу XIX в. домотканное сукно, льнянное и хлоп-чатобумажное полотно частично выходят из употребления. Однако соотно-шение местных и покупных материалов зависело целиком и полностью от материальных возможностей, социального положения жителей. Привозные ткани ценились дорого и были доступны, главным образом, богатым людям и в основном употреблялись для шитья праздничной одежды. Поэтому для ос-новной массы населения главным источником получения материалов для одежды вплоть до 30-х гг. XX столетия оставалось домашнее производство. Мужская одежда и головные уборы Мужская одежда по своей внешней форме схожа с одеждой других народов Дагестана. Сходство проявляется не только в форме и покроях одежды и обуви, но и в способах их ношения. В то же время она имеет и некоторые свои локальные варианты. В XIX - начале XX вв. мужская одежда табасаранцев состояла из следующих основных частей : черкески - "чуха" ("хуччич"), бешмета - "валжагъ", рубаш-ки - "ккуртт", штанов - "хужаг", шубы - "ургам" (разновидности - "кавал ур-гам", "чубухайрайн ургам"), папахи - "бачукI" и обуви. Материалом для изго-товления головных уборов служили овчина, сукно, войлок, каракуль. Для из-готовления нарядных папах использовалась шкурка высокого качества, кото-рую вырабатывали из улучшенной породы овец. Выбирали шерсть естест-венных цветов - чёрную, белую, серую. По форме, покрою и материалу мож-но выделить следующие типы мужских шапок : "парах бачукI" -традиционный головной убор, распространённый повсеместно, сшитый це-ликом из простых шкурок длинноворсных овец. "Парах бачукI" (разновидно-сти "ашли бачукI", "хункI") являлся повседневным и рабочим головным убо-ром, который носили бедные крестьяне. Одновременно с "парах бачукI" но-сили папахи "шиш бачукI". она являлась парадной и выходной для бедней-ших крестьян и повседневной для состоятельных табасаранцев. "Шиш бачукI" шили из шкурок местных улучшенных пород овец. По форме она была высокая, конусообразная с суконным верхом. Некоторые состоятельные мужчины носили каракулевые шапки - "бухара бачукI". По форме они были различные - конусообразные, расширяющиеся кверху, сплошь каракулевые и с бархатным верхом. В настоящее время в сёлах мужчины носят те же головные уборы, что и в го-роде - шляпы, фуражки, ушанки, меховые (ондатровые, норковые) шапки.В тоже время во всех сёлах некоторые представители старшего поколения всё ещё продолжают носить традиционные меховые шапки. Материалом для женского костюма служили изделия домашнего производст-ва из льна, шерсти, хлопка. Наряду с домотканными материалами использо-вались и фабричные ткани, нефабричные восточные ткани (узорнотканный шёлк -"хара", золототканный шёлк - "дарай", бархат), приобретавшиеся со-стоятельными людьми в местных лавках или в Дербенте. Женская одежда та-басаранок состояла из следующих основных компонентов : рубахи - "ккуртт", штанов - "хужаг", верхнего платья - "валжагъ", платья - "булушка (позднее), обуви, различного рода головных платков. Одежда женщин в наше время Немаловажное значение женщины придавали и украшениям. Почти все ук-рашения заказывались ювелирам или покупались готовыми. В конце XIX - начале XX вв. в Табасаране был распространён ряд украшений, главным из которых являлся пояс - "камар". "Камар" был двух видов - кожаный или ма-терчатый с нашитыми серебряными украшениями и с серебряной пряжкой и целиком серебряный. Табасаранки носили кольца - "тIулсан" (лит."тIублан") и серьги - "сиргьйир" ("ибарикахьрудар"). Некоторые женщины носили на запястье браслеты. Пища Характер пищи табасаранов определялся природными и географическими условиями, их хозяйственной деятельностью, этнокультурными традициями. В связи с тем, что основными отраслями хозяйства табасаранцев были земле-делие и скотоводство, в их пищевом рационе преобладали продукты земле-делия и животноводства. В горной зоне, где преобладало скотоводство, соче-тавшееся с небольшим по объёму земледелием, преобладала мясо - молочная пища и растительная (зерно, бобы, дикорастущие травы). Молочные продук-ты: свежее и кислое молоко, творог, сметана, масло, сыр, айран (пахта). Хлеб (лепешки) на закваске, реже пресный. Употребляли в пищу овощи, зелень, фрукты (садовые, дикорастущие), сладости. Основной напиток - айран. Ос-новное повседневное блюдо - хинкал с мясом. Приправой для хинкала слу-жили: кислое молоко с чесноком и толчёными орехами. Готовили пироги с начинкой (из дикорастущих трав, творога, варёного на молоке риса, рублено-го мяса, из требухи, яиц и молока)-афрар, блины-гъванжрар, чуду из картош-ки с требухой или с мясом-цiикаб. Готовили голубцы, пельмени, плов, каши (крупяные, мучные), блюда из птицы. Здесь ощущалась постоянная нехватка хлеба. Поэтому жители Верхнего Табасарана мясо, сыр, шерсть постоянно выменивали на зерно. На зиму сушили мясо. В Нижнем предгорье имелись удобные для земледелия, садоводства и виноградарства земли. Здесь занима-лись и разведением домашней птицы. Во многих селениях здесь был избыток хлеба. Поэтому больше было блюд из муки и злаков, молока и молочных продуктов. Кухню табасаранцев равнинной части (селения, граничащие с нынешним Дербентским районом) значительно разнообразили некоторые огородные культуры, бахчевые, фрукты, виноград. Помимо всего этого, во всех сёлах Табасарана занимались собиранием дикорастущих трав и лесных плодов, ко-торые имеются в достаточном количестве. Для выпечки хлеба строили спе-циальные печи из красной глины - "тирин"(марцар). Там же на свадьбы разводили огонь, ставили кастрюлю с водой и опускали целого барана, и за-крывали сверху, и засыпали глиной. Получается деликатесное блюдо (бир-ган). Все это покрывали паласом (бархал) и оставляли до утра. Табасараны имели и свои деликатесы-«маар-рижвар»: Вытаскивали из варенной головы барана мозги, перемешивали с варенным курдюком и легкими мелко нарезав. Подавали к хинкалу.

Исаев И. Р.: Предания Основой для формирования сюжетов преданий "Къягьримнар" ("Богатыри") и "Кар даш" ("Глухой камень") также послужили сасанид-ские походы в Южный Дагестан в период правления Иездигарда, Кубад-шаха (Кавада 1) и его сына Хосрова 1 Ануширвана в У -У1 веках. В первом предании сюжето-образующим мотивом является единоборство старшего из семи братьев-богатырей с предводителем персов, который был с золотым шлемом на голо-ве ( "гъизилин хунк1 к1ул*ин алир"). Дере-Бенд - старинное табасаранское название Дербента до прихода персов. "Однажды в Табасаран пришло тревожное известие, что чужеземцы, захватив всю степь Аран, что находится южнее Дербента, пробираются в горы. Это было многочисленное войско персидского шаха Езидара (Иездигерда) Враги все сметали на своем пути. Они убивали всех, не щадя даже грудных детей. Через несколько дней они захватили город Дербенд и покорили всех жите-лей. Иранцев было так много, что часть их обосновалась севернее города в местечке под названием "Кафари". Чудом уцелевшие жители древнего Дербенда с ужасом рассказывали о пре-следованиях захватчиков. Табасаранцы послали гонцов во все концы Южно-го Дагестана и сообщили о приближающейся беде. О трагических событиях в Дербенде стало известно и семерым братьям-богатырям из селения Кулик. Они решили собраться силами у родника, что находится под Черным лесом. Три дня горцы готовились к сражению с персами. Молодые воины точили свои мечи и сабли, подгоняли свои кубачинские доспехи на себе и конях. Братья-богатыри собрали горцев и пошли на место встречи. На сходе объединенных сил решили, что семеро братьев с отрядами опол-ченцев ночью с восходом луны нападут на врагов с разных сторон. Осталь-ные - ждут сигнала в густом лесу. Как только показалась луна, словно стрелы молнии двинулись отряды на ла-герь персов. Через миг взметнулись костры горящих палаток врага. Крики напавших и стоны раненых чужестранцев перемешались в одном ужасном вое. В панике покидавших своих пристанищ врагов настигали тысячи раска-ленных стрел. Враги начали тесниться к лесу. Вдруг из леса неожиданно на-летели отряды ополченцев. Так до утра горцы рубили врагов, не давая чим опомниться. С рассветом было видно, что часть персов осталась на поле битвы. Но среди захватчиков отважно сражался один воин, на голове которого был золотой шлем. Это был их предводитель. Когда бой несколько затих, он крикнул та-басаранам, что намерен сразиться с кем угодно в единоборстве. Из глаз его сверкали искры, конь становился на дыбы и танцевал. Иранский богатырь поражал своей отвагой и красотой. Все остановились и ждали, чем закончится вызов иранского вожака. Тогда семеро братьев собрались и решили послать на единоборство наиболее сме-лого - старшего. Табасаранский богатырь как горный орел стрелой налетел на противника. Сперва соперники бились мечами и щитами. От искр их ударов горела земля. И персы, и горцы, затаив дыхание, следили за сражением двух смельчаков. Они бились долго и беспощадно, но силы были равными. Затем единоборцы решили биться на копьях. Несколько раз с разбегу их кони вре-зались с криком друг в друга. Но изможденные смельчаки не подавали виду, что устали. Последний раз табасаранский богатырь собрался с силой и с кри-ком "Я Тевекер!"40 ( "О, Тевекер!") как коршун налетел на перса и с размаху ударил мечом по противнику. Враг раскололся на две части и свалился на майдан. Когда персы увидели мертвого вожака, в панике бросились в крепость На-рин-кала и крепко заперлись внутри. А горские отряды не могли войти в го-род, -крепостные стены были слишком высокими. Но чтобы защищать Таба-саран от персов, братья-богатыри решили построить семь крепостей в горах. Тогда были построены крепости Дюбек, Цанак, Хучни, Ваак, Ришит (Дар-ваг), Рубас, Мамрачарик". Тайна древнего Хучни Селение Хучни - центр Табасаранского района. По общему мнению его жи-телей, значение его в прошлом было очень велико. Этим он обязан своей ро-лью "ворот" из Нижнего в Верхний Табасаран, из внутреннего Табасарана в Дербент. Путь в Дербент издревле шел через Марага, Митаги, Мугарты к по-следней преграде перед древним городом - крепости Джалган-даг. Немало-важным пунктом на пути в Дербент было с. Хучни, которое было невозмож-но миновать: дорога проходила вдоль крепостной стены, ходили по ней и лошади, и арбы. Однако во время одной из неприятельских осад сестра влюбилась в одного из воинов (по другим вариантам - в предводителя вражеской армии). Далее рас-хождения между вариантами предания усиливаются. Один из вариантов име-нует врагов иранцами. Братья обороняли от них проход в Верхний Табасаран. Однако иранский воин - возлюбленный сестры - уговорил ее тайно налить соленой воды в дула ружей и в ножны шашек братьев. Она сделала это, после чего попыталась убежать к врагам, но братья вовремя заметили ее бегство, схватили ее и совершили над ней ритуальное убийство камнями (т. н. "даш-къалагъ" - "побиение камнями"). Однако, видя, что оружие их приведено в негодность, они поспешно покинули крепость, успев все же сделать завеща-ние своего имущества окрестным жителям: земельные участки - селениям Ханаг и Ругудж, книги - селению Гасик, домашнее имущество - жителям Хи-ли-Пенджика. По другому варианту предания, вражеский военачальник попросту подкупил сестру, она собралась перебежать к врагам. Но тут один из братьев поднялся на стену крепости и увидел удаляющуюся сестру. Сразу догадавшись, в чем дело, он бросил ей вслед камень. Тотчас это сделали и остальные братья, ко-торые тем временем тоже поднялись на стену. Братья бросали в нее камни до тех пор, пока она не погибла под целым каменным холмом. С тех пор в знак проклятья до самого недавнего времени каждый прохожий плевал на холм камней - могилу предательницы и швырял туда камень. Холм этот существу-ет и поныне. По третьему варианту предания, военачальник врагов - иранец, возлюбленный сестры, предложил ей испортить оружие братьев соленой во-дой. После того как братья погибли, враг ворвался в крепость и двинулся в Верхний Табасаран, причем была казнена и сообщница-сестра. Враги рассу-дили, что женщина, предавшая братьев, не может быть верной и кому-либо другому, а потому заслуживает смерти. Труп ее был оплеван табасаранцами и забросан грудой камней. По четвертому варианту предания, сестра была скорее излишне доверчивой, нежели подлой. Она решилась испортить ору-жие своих братьев соленой водой по наущению вражеского воина - ее воз-любленного - "лишь после того, как враги пообещали ей, что братья её оста-нутся живыми и будут назначены старшинами в 7 больших селениях Табаса-рана. Однако, захватив фактически безоружных защитников крепости, враги нарушили данное слово - они начали казнить братьев одного за другим. Так были казнены пятеро. Двоим каким-то образом удалось вскочить на быстро-ногих, летящих как ветер лошадей и спастись от врагов. Один из этих брать-ев - Касум - прожил долгую жизнь и основал селение Касумкент. Между тем, поднялись жители всех окрестных сел, иступили против врагов, не пустили их в Верхний Табарасан, и в конце концов враги вынуждены были уйти во-свояси. А изменницу-сестру победившие табасаранцы казнили избиением камнями. И, наконец, в Лидже есть еще один, очень краткий вариант преда-ния, где врагами табасаранцев, противниками братьев названы монголы ("мугалы"). Сестру же, по здешнему преданию, убили сами братья: узнав о ее измене, они сбросили ее со скалы. Крепость у с. Хучни, с которой связано изложенное выше предание, очень наминает по размеру и планировке форты Дербентского оборонительного комплекса. В горах немало крепостных сооружений, башен и т.п., но кре-пость с. Хучни выгодно отличается от них. Прежде всего, в горах оборони-тельные сооружения построены либо из огромных, почти необработанных глыб, либо из небольших тесаных камней (иногда оба способа сочетаются) без применения цементного или известкового раствора. А кладка стен хуч-нинской крепости сделана на связующем растворе. Камень местный - это не вызывает сомнений - подобран один к одному. Кладка сделана правильными рядами. Длина стены крепости, обращенная в сторону Хучни, примерно 50м, ширина обеих боковых ее стен около 25 м, толщина около 2-2,5 м. По четырем углам крепости выстроены угловые башни. Они сплошь запол-нены землей. В северной стене находится единственный вход в крепость. Проход в рост человека. Интересно, что по сторонам его - массивные верти-кальные выступы четырехугольного сечения. В стенах прохода сохранились вертикальные пазы, по-видимому, для подъемной двери, некогда скользив-шей по ним вверх и вниз. Хучнинская крепость - двухэтажная, но нижний ярус заполнен землей наполовину, поэтому высота и изнутри несколько меньше, снаружи она достает в среднем 7 м. Стены до сих пор в хорошей со-хранности, крепки, имеют бойницы. В общем, хучнинская крепость походит скорее на феодальный средневековый замок, нежели на укрепленный насе-ленный пункт типа средневекового городища. Крепость расположена на вы-ступе горы, у самого ущелья. Со стороны Хучни крутой обрыв, здесь доступа к крепости нет. Подойти к ней можно только с севера, но эта сторона хорошо просматривалась и простреливалась. Впрочем, из крепости во все стороны хороший, далекий обзор. Расположена она так, что контролирует пути в Верхний Табасаран, в Кайтаг и стратегически связана с конечным отрезком Дербентского оборонительного комплекса. По склонам ниже крепости, по-видимому, когда-то было расположено поселение: до сих пор там сохраня-ются следы кладбища и строений. Скорее всего, оно было связано хроноло-гически с функционированием крепости. На расстоянии 3-4 км от Хучни, на возвышенности, сохранились остатки крепости, известной названием "Крепость Семи братьев". О крепости суще-ствует легенда, известная в нескольких вариантах, некоторые из них приво-дились и в литературе. Мое внимание, однако, привлекли именно отличи-тельные детали вариантов легенды: сообщая подробности и взаимно допол-няя друг друга, они могут содержать и элементы исторической реальности, не сохранившиеся в источниках других видов. Поэтому приведу здесь раз-личные варианты этой легенды. Все предания говорят о том, что в крепости неко-гда жили 7 братьев и их красавица сестра. Подчеркивая ее красоту, не-которые предания утверждают: ее косы были настолько длинны, что она, же-лая достать воду, привязывала кувшин к косам, спускала его в реку, а затем вытягивала кувшин с водой с помощью кос наверх в крепость. По некоторым вариантам предания, братья поселились в крепости по приглашению жителей близлежащих селений для их защиты, ибо братья были признанными богаты-рями и умелыми, опытными воинами. Население содержало братьев. Братья успешно защищали окрестные села и неоднократно выдерживали осады. Се-стра готовила им пищу и выполняла домашнюю работу. Возможно, что в Табасаране существуют и иные варианты этого предания. Существование его во многих вариантах является весьма любопытным, даже поучительным. Хорошо прослеживаются постепенно наслаивающиеся исто-рические детали. В качестве противника выступают то монголы, то иранцы, то безымянные "враги", хотя, конечно, в реальной истории едва ли совмести-мы монголы времен Чингис-хана (другое дело татары Золотой Орды) и огне-стрельное оружие. В некоторых вариантах вводятся фантастические детали, характерные для сказки (невиданные косы красавицы сестры). Глухо звучат какие-то социальные моменты (братьев, оказывается, содержали окрестные сельчане). Наконец, в разных вариантах сталкиваются различные этические подходы - от безусловного следования родственному и общественному долгу до стремления выставить в качестве смягчающих обстоятельств неподвласт-ные человеку факторы (сильные чувства, рок и т. д.), даже робкое стремление как-то указать на личные права сестры. Но, во всяком случае, следует отме-тить, безусловно, положительное отношение народа к братьям - защитникам родины и, безусловно, отрицательное отношение к врагам во всех вариантах предания. У табасаранов верхних сел следующее предание: «семь небес, семь земель – ургьудар завар, ургьудар джилар. Проклятия Перед въездом в Хучни, там, где узкое ущелье и где проезжавшая арба всегда прижималась к скале, чтобы не сорваться в реку, на уступе горы с давних времен стоит сторожевая башня. Серая, сумеречная даже в полдень, башня великолепно сохранилась, как память о предках табасаран. Я подолгу рассматривал башню... Есть легенда, что когда-то в ней жили семь братьев и одна сестра. Однажды подошли враги, но пройти в табасаранские земли они не смогли. Штурм башни следовал за штурмом — как волны отка-тывались враги. Но... сестра увидела их предводителя и полюбила его. А лю-бовь, как известно, безрассудна. Словом, сестра предала братьев. Там, внизу, у дороги, и похоронена сестра. И каждый прохожий табасаран плевал или бросал камень на эту могилу. Предательство было высшим гре-хом в горах, и об этом знал каждый. Теперь в поселок Хучни — столицу Табасарана — провели современную до-рогу. Могилы сестры больше нет. Ее подмяли бульдозеры. Проклинать стало некого. И — предательство уже не грех, за него не убивают Обряды, обычаи В общественном быту у табасаран стойко сохранялись обычаи взаимопомо-щи, гостеприимства, кровной мести; существовали различные формы искус-ственного родства — побратимство, аталычество (отдача малолетних детей в другие семьи на воспитание). Во внутрисемейных отношениях характерно заботливое, уважительное отношение к женщине (жене, матери, сестре, до-чери). Интересны детали обычаев, труда и быта хучнинцев и их соседей. Так, в Верхнем Табасаране было принято, идя работу, брать с собой продукты, в том числе кислое молоко. При наступлении обеденного перерыва крестьяне, как правило, располагались у дороги или у родника. Прохожие приветство-вали сидящих, и все, кто бы в это время ни проходил мимо, приглашались еде. Продукты всегда делились поровну. Сложнее было с кислым молоком: было принято разбавлять его водой в таком количестве, чтобы каждому при-сутствующему доставалась достаточная порция. Но так как молоко нельзя разбавлять бесконечно, то был установлен и предел: разбавлять можно до тех пор, пока по цвету молоко не сравняется с голубизной неба. Обычное при-ветствие в Табасаране, как и везде,- салам. Однако человека, занятого рабо-той, приветствуют особой фразой: "Пусть удесятерятся твои силы"- «кьуват ибшривуз» Пастух переворачивал в ножнах кинжал, чтобы волк не трогал скотину Свадьба продолжалась 3-4 дня и сопровождалась танцами, песнями, маска-радными представлениями, конными скачками. В традиционном обществен-ном быту у табасаранов стойко сохранялись обычаи взаимопомощи, госте-приимства, кровной мести. Существовали различные формы искусственного родства - побратимство, отдача в другие семьи малолетних детей на воспита-ние (аталычество) и передача ребёнка на кормление в дом зажиточного кре-стьянина. Адаты табасаран 1. Если кто убьет кого-либо, то во время оплакивания старейшины назначают 3-х канлиев: убийцу и двух ближайших родственников. Через несколько дней эти старшины штрафуют убийцу на 6 штук рогатого скота, и при этом осво-бождается от кровного мщения один из трех. 2. По истечении 40 дней канлий-родственник может просить прощения у родственников убитого и если примирение состоится, то платит от 50 до 100 руб. и затем читает им молитву «фата». После этого он освобождается от преследования, а убийца остается канлием до примирения или убийства. Ес-ли он умрет своей смертью до убийства, вражда не прекращается, а канлием становится ближайший родственник убийцы. 3. Если убит член слабого тухума, а убийца – человек зажиточный, то он пла-тит за кровь 600 руб. 4. Если убит член сильного тухума человеком зажиточным, но слабого туху-ма, то он обязан, взяв за руки своих детей и жену, выйти из дома, оставив дом со всей домашней утварью родственникам убитого им. Кроме того, он должен дать присягу, что у него, кроме оставленного имущества, больше нет ничего. Если он не делает этого, то преследуется до самой смерти. 5. Если у убийцы нет столько имущества, чтобы удовлетворить родственни-ков убитого, он остается канлием до самой смерти. 6. Если кто-либо не признается в убийстве, то должен очистить себя 40 чело-веками. Если очистится, то за кровь они платят сообща, если нет – то он один. Если убитый успел перед смертью назвать убийцу, то он становится канлием и с ним поступают, как сказано выше. 7. Если в драке убиты оба, то это учитывается, как кровь за кровь. 8. Если отец убьет сына или дочь, то от кровного мщения избавляется, но платит штраф обществу – 6 быков. 9. Если это сделает женщина, то она и ее родственники должны удовлетво-рить мужа ее и заплатить штраф, как в п.4. 10. Если муж убьет жену, должен удовлетворить родственников ее и запла-тить вышеуказанный штраф. 11. Если сын убьет отца, то лишается наследства, и должен заплатить за кровь или братьям, или родственникам отца. Также вышеуказанный штраф. 12. Если жена убьет мужа, то поступает как в п.6. 13. Если кто убьет жену и любовника ее, за это не отвечает. 14. Если убьет только любовника, то должен удовлетворить его родственни-ков и заплатить штраф, как в п.6. 15. Если убьет жену, а любовник скроется, то должен преследовать его до конца жизни. 16. Сумасшедшие и несовершеннолетние от платы за кровь не избавляются. 17. Если больной умер при операции, врач за кровь не отвечает. 18. Кроме убийств по 1, 2, 3 пунктам канлиев не назначается. О поранении 1. Виновный должен пригласить врача (далараха) и содержать его и ранено-го. 2. Если раненый умрет, то виновный должен удовлетворить врача. Но сам становится канлием, и с ним поступают, как с убийцей. 3. Если раненый вылечится, то врач определяет степень раны и назначает сумму, из которой получает 1/3 часть. 4. Если раненый лишиться какого-либо члена, то получает удовлетворение за кровь. 5. Если кто не признается в содеянном, а раненый указывает на него, то тот должен очиститься: если рана незначительная – то с 6-ью человеками, а если значительная, то с 12. В противном случае он обязан удовлетворить ранено-го, как указано в 3 части. 6. Если из нескольких лиц кто-то ранен и виновный не сознается, то все обя-заны очистить себя присягой. Если очистятся все, то удовлетворяют истца вместе, а если кто не очистится, то он один. 7. Если раненый вылечится, примет удовлетворение и умрет, а родственники предъявляют претензии к виновному, то их претензии не принимаются. 8. Если кто ранит беременную, от чего она выбросит плод, тот обязан удов-летворить ее как за увечье, так и за плод. 9. Если чья собака укусит кого-либо и хозяин ее будет (удовлетворен) преду-прежден, то во второй раз, если это случится, он платит за рану. 10. Если сумасшедший или несовершеннолетний нанес рану, отвечает нарав-не с остальными.

Исаев И. Р.: 11. За неумышленную рану отвечают как за умышленную, если того поже-лают родственники раненого. О прелюбодеянии и похищении женщины 1. Если кто увезет девицу, то обязан склонить ее родственников к примире-нию. Если отец ее жив, то без его разрешения примирение не состоится, если отца нет в живых, то нужно согласие остальных родственников. За примире-ние увезший должен заплатить 600 рублей. Если при похищении девицы родственники ее догоняют и убивают его, то за убийство не отвечают. 2. Если девица просватанная, то ее родственники обязаны возвратить жениху все подарки и ему предоставляется право преследовать похитителя, как кан-лия. 3. Если кто увезет вдову, то с него берется 3 штуки рогатого скота и по ее желанию совершается примирение. 4. За похищение чужой жены, вор преследуется мужем и ее родственниками. Если муж догонит их, то за убийство с него не взыскивается. Если убьет ко-го-либо одного, то: - если жену, то обязан преследовать виновного, как канлия до конца жизни; - если его, то взяв жену назад в дом, отвечает за кровь. Если не взял, то не от-вечает. 5. Если кто лишит невинности девушку, то от того требуют очистительной присяги со 100 человеками. Если не в состоянии будет очиститься и отец убьет дочь свою, то виновный платит штраф – 6 штук рогатого скота и дела-ется канлием для отца девушки. А если отец не убьет дочь свою, то винов-ный кроме штрафа, платит ему 60 рублей. 6. Виновный не может жениться на девушке, им обиженной, против желания ее отца. Но если отец желает этого, то независимо от желания виновного со-вершается кебин (примирение). 7. За изнасилование вдовы – штраф в 3 штуки рогатого скота. 8. Если изнасилована женщина замужняя, то муж ее требует присяги винов-ного с 40 лицами. Если тот не очистится, то становится канлием, если муж убьет жену свою. В противном случае виновный платит штраф и 60 руб. – мужу. О воровстве 1. Если виновный сознается, то удовлетворяет обиженного стоимостью укра-денного. 2. Если виновный не известен, то при раскрытии его он удовлетворяет оби-женного стоимостью украденного и оплачивает издержки, затраченные на его поимку. Если вор не сознается, то должен очистить себя присягой с 3 ли-цами. Если очищается, то освобождается от взыскания. 3. Если в воровстве чьего-либо имущества обвиняется покойник, то доказы-вающий должен подтвердить это присягой с двумя лицами на могиле того лица. Если присяга принята, то взыскание падает на его имение. 4. Если в воровстве уличается житель другой деревни, то свидетель обязан за три дня дать знать ему, чтобы он вышел на место разбора дела. Когда выхо-дят на это место, вновь дают ему знать, а если он не явится к полдню, то ждут до сумерек. Если не явится, то обиженный и свидетели, принявши при-сягу с 6 лицами своих родственников, возвращаются к себе, а неявившийся признается вором и обязан удовлетворить их. 5. Если у кого-нибудь остановится кунак, и в том месте у него похитят ло-шадь, то вора ищут обиженный и хозяин двора. Если кунак подозревает в краже хозяина, последний должен очиститься по 2 ст. этой главы. При воровстве вещей и другого имущества вор разыскивается, и доказывает-ся, и платит, как и при воровстве скота. О поджогах 1. Если кто совершил поджог, тот возмещает пострадавшему, и платит штраф 6 штук рогатого скота или его цену. 2. Если виновный не известен, а подозревается и не сознается, то ему дается присяга с 40 человеками. Не выполнивший присягу удовлетворяет обижен-ного и платит штраф. 3. За поджог дома, деревьев около дома взыскивается по стоимости, но если вдруг сожжены люди, то взыскивается как за кровь и штраф, как за убийство. О долгах 1. Если кто должен кому деньги или что-нибудь из имущества и отказывается уплатить, требуется 2 свидетеля, которые должны принять присягу вместе с истцом, что претензия последнего справедлива. Тогда ответчик обязан удов-летворить его. Если у истца нет свидетелей, то дается присяга ответчику. 2. Если кто предъявит претензию за долг кому-нибудь и последний в этом сознается, но объявит, что заплатил, то с него требуются свидетели. Если их нет, то очистительная присяга. 3. Если должник окажется несостоятельным, имущество его делится между кредиторами или же ему дается отсрочка для удовлетворения кредиторов. Никаких письменных документов по делам о долге не употребляется. Об убытках, причиняемых по косным и пахарным местам 1. Если у кого сделана на поле потрава земли скотом, то общество посылает двух человек определить стоимость потравы; потом обиженный взыскивает с хозяина скота удовлетворение. 2. Если обвиняемый в потраве не сознается, то требуются два свидетеля. Ес-ли таковых нет, то ему дается присяга. 3. Общество для сбережения жительских хлебов и посевов назначает кара-ульных (куручаи), которые следят за тем, чтобы никакая скотина не травила поле. 4. Если хозяин скота, травившего общественные посевы и поля, не признает обвинение куручия справедливым, то для утверждения куручия достаточно его присяги. 5. Если чья скотина будет найдена в виноградном саду во время созревания винограда, то хозяин ее платит куручию одну сабу пшеницы. О браках 1. Всякий мужчина, желающий жениться на девушке или вдове, должен за-платить за нее условленную плату родственникам ее. 2. Если мужчина, сватая девицу, уславливается выдать за кого-либо из чле-нов ее семейства свою сестру, или дочь, то в таком случае плата не выплачи-вается и обычай этот называется «бенги-бенга». 3. Если девица при сватанье еще не достигла совершеннолетия, то его сторо-на доплачивала, по условию, тому семейству, из которого взята эта девица. 4. Отец имеет полное право распорядиться дочерью один, он может выдать ее замуж против ее воли. Остальные родственники не вправе распоряжаться ею. Если отец просватает дочь и до свадьбы умрет, девушка может отказать-ся от своего жениха и родственники ее обязаны вернуть все подарки его. 5. Плата за девушку зависит от обоюдных условий и выходит от 100 до 400 рублей. 6. Кроме платы платится кебин: если невеста девица: от 15 до 40 руб., если вдова: от 5 до 20 руб., что составляет неотъемлемую собственность женщи-ны. Если девушка окажется нецеломудренной, то жених ее имеет право по-требовать от ее родителей другую девушку, возвращение платы и разводится с ней. 7. Муж имеет право во всякое время дать развод своей жене, при чем обязан удовлетворить ее кебинными деньгами и возвратить все, что та принесла из дому своих родителей. 8. Жена имеет права требовать от мужа только в 3-х случаях: а) если муж не в состоянии выполнять свои обязанности; б) если он заражен прилипчивой болезнью; в) если по бедности не в состоянии прилично содержать ее. О праве владения харманом 1. Если несколько человек владеют харманом, то никто из них не имеет права требовать раздела оного, чтобы свою часть занять под какую-нибудь по-стройку, а требует уплатить за свою часть деньгами, так как по разделе хар-ман не будет соответствовать своему назначению. Молотят на нем хлеб по очереди Достопримечательности Табасаран обладает уникальной природой. Недаром его называют второй Швейцарией. Климат в Табасаране умеренный, сравнительно мягкая зима, жаркое лето (особенно в долинах), дождливая и влажная осень. В целом кли-мат здесь умеренно - тѐплый. Склоны гор, хребтов очень богаты раститель-ностью и используются в качестве летних, а плоскогорья - и зимних пастбищ. Почвы Табасарана горно - каштановые (каштановые и тѐмно - каштановые), горно - лесные и луговые. Встречаются солончаки, в горных частях - горно - луговые почвы, а в средней полосе - горно - степные, каштановые, горно - лесные и горные чѐрнозѐмы. Изредка встречаются обнажѐнные скалы. Раз-нообразен растительный мир Табасарана. Его предгорная часть представлена пышными и богатыми естественными лесосадами. В лесах растут бук, граб, вяз, сосна, дуб, береза, липа (с кустарниковым подлеском), кизил, шиповник, боярышник, барбарис. В долине р. Рубас в буково-грабовом лесу встречают-ся дуб грузинский, дуб пушистый, рябина кавказская, клѐн остролистый, вяз эллиптический, смородина, черѐмуха. В лесах много дикорастущих плодо-вых деревьев (груша, яблоки, грецкий орех, фундук, айва и др.) и винограда. Часто встречается ежевика, малина, мушмула, а также кислинка, аконит вос-точный, недотрога, полесник, ясменник душистый, волжанка. Горные и вы-сокогорные луга покрыты сочной травой и служат прекрасными пастбищами для скота. Столь же разнообразен и богат животный мир Табасарана. В лесах встречаются волк, лиса, заяц, изредка бурый медведь, кабан, косуля. Водятся в лесах разные виды птиц (куропатки, голуби и др.). Из пресмыкающихся встречаются змеи. Табасаран занимает одно из первых мест в республике по обеспеченности водоѐмами. Однако речная сеть на его территории распределяется неравно-мерно. В горной части реки многочисленны, на низменности их мало. Наибо-лее крупными реками Табасарана являются Рубас, Ханаг, менее - Большой Дарбах, Зизик, Яргил, Хамейда. Рубас и Ханаг на протяжении всего года не-сут свои воды в Каспийское море. Все реки берут начало в горах (Рубас берет свое начало у подножия горы Джуф-даг на высоте около 3 тыс. метров). Че-рез все крупные реки перекинуты мосты. Вдоль берегов проходят вьючные и пешеходные тропы. Табасаранские природные памятники - это уникальные, ценные в экологиче-ском, научном, культурном и эстетическом отношении природные комплек-сы. К ним относятся Дюрк, Ханагский водопад. Кужникский природный мост представляет собой арочное сооружение над ущельем, имеет ширину около 6 м, длину - более 60 м, высоту около 50 м. Мост считается священным ме-стом. К достопримечательностям села Ругуж относятся: мост высотой около ста метров, соединяющий старую и новую части села. Ханагский водопад. . Водопад расположен в красивой долине. Склоны во-круг покрыты густым широколиственным лесом, а на вершине горы, возвы-шающейся над водопадом, сохранились развалины старинной башни, а в 3-х км от водопада находится остатки более величественной башни «Семи братьев и одной сестры» (с.Хучни, Табасаранский р-он). Всюду на пашнях вблизи сел Кандык, Куштиль, Чувек, а также на развалинах сожженных населенных пунктов диричского магала, часто находили фраг-менты заржавевших воинских доспехов или оружия. Сотни лет в народе бы-товали различные версии преданий и легенд о героических подвигах дирич-ского ополчения. Памятники истории и культуры 1.Один из величайших памятников в истории человечества это Т А Б А С А Р А Н, где происходили самые величайшие события Древнего мира. 2. Форты стены Даг-Бары, которые сохранились недалеко от селений Зиль и Татиль Табасаранского р-на. Длина 40 км, ширина – 3 м, во многих местах была укреплена фортами и башнями. Сохранилось древнее кладбище с над-гробными стелами необычной формы и остатки древней мечети. Местность некогда была в составе Кавказской Албании, в 13-14 вв. подвергалась наше-ствию монголов, полчищ Тимура. 3. Крепость «Семи братьев и одной сестры» – с.Хучни 4. Ореховая роща Табасарана. 5. Ерсинский платан-гигант (высота – 30 м, окружность ствола – 15 м, воз-раст – более 1000 лет, но оно еще хорошо плодоносит). Табасаранский р-он. 6. Аркитская пещера «святых сосцов» – в прошлом место паломничества суеверных табасаранцев. Это небольшой грот, в центре которого находится озеро с холодной прозрачной водой, с потолка свисает большое количество разнообразных по форме сталактитов – «сосцов». Вода, падая с «сосцов», из-дает мелодические звуки. 7. Хустильская пещера – пещера «Дюрк», «Священная пещера». Место па-ломничества местных жителей в 8 км от сел. Хучни Табасаранского р-на. Пещера окутана ореолом таинственности, о ней сложено много легенд и пре-даний. Это – целая система многозальных гротов, связанных между собой вертикальными ходами. В средние века пещера служила местом религиозных отправлений. Полы пещеры устланы коврами. 8. «Эоловый город» – на 3-х км 2 ровной площади, заросшей густым труд-нопроходимым кустарником, возвышаются оригинальные останцы – камен-ные глыбы самых причудливых форм в виде башен, столбов, арок. Кроме то-го, вся эта местность изрезана широкими рытвинами, богата пещерами, тре-щинами, воронками (аул Куг Хивского р-на). 9. Ханагский водопад, в 1,5 км от аула Ханаг. Вода низвергается здесь с вы-соты 18 м и имеет 2 ступени. Водопад расположен в красивой долине. Скло-ны вокруг покрыты густым широколиственным лесом, а на вершине горы, возвышающейся над водопадом, сохранились развалины старинной башни, а в 3-х км от водопада находится остатки более величественной башни «Семи братьев и одной сестры» (с. Хучни, Табасаранский р-он). 10. Хучнинские водопады составляют каскад из 4 водопадов, общей высотой 20-25 м. 11. Башня в селении Хив. Отголосы предков Обязательным сооружением каждого аула была мечеть. При мечетях имелись духовные школы. Сохранялись места языческого поклонения - "пиры". Со-хранились остатки древних домусульманских религиозных верований - культ огня, камней, деревьев, пещер, родников и следы почитания земли, неба, солнца, луны. Распространено было почитание могил "святых", вера в духов, в божества-покровителей, магического представления (обряд вызывания до-ждя, солнца и др.). Сохранялись и остатки почитания животных, птиц. Допустим, праздник Эбелцан. Во время праздника взрослые говорят детям (а детские игры и забавы — это прежние взрослые обряды, так у всех народов): «Смотрите, ночью придет бабушка Эбелцан и лизнет вас языком». Когда де-ти засыпают, им мажут сажей лоб, щеки, живот, а под подушку кладут уго-щение. Утром дети убеждаются, что Эбелцан действительно приходила через очажную трубу. Очажная труба у всех народов мира — это вход из одного мира в другой. Табасаран. архитектура - одна из самых своеобразных в Дагестане. Сохрани-лись некоторые древние традиции, связанные с домусульманской культурой Дагестана (в Табасаране выявлены крестообразные по форме мусульманские надгробия) восходящие к традициям Кавказской Албании. Высокого уровня достигло искусство художественной обработки дерева, в т. ч. орнамент, резь-ба. Достаточно полно представлены различные жанры фольклора (легенды, предания, мифы, ист. сказания, притчи, сказки - волшебные, бытовые, обря-довые и внеобрядовые песни, пословицы, поговорки, загадки, дет. фольклор). Из народных праздников наиболее, древний - "эбелцан" (праздник весны). Табасараны создали богатый муз. и танцевальный фольклор. Разнообразны музыкальные инструменты: чунгур, саз, тар, зурна, дудук, свирель, бубен. Традиционная культура (фольклор, нар. музыка, танцы) испытала влияние культуры азербайджанцев и лезгин. Хотя процесс исламизации Дагестана растянулся на тысячу лет, язычество все-таки осталось в разных проявлениях, смешалось с исламом и до сих пор устойчиво сохраняется в быту и культуре. О многих обычаях сами дагестан-цы думают, что это ислам, но это не ислам. Боюсь, что мы так напугаем даге-станцев... Но вот смотрите: все аграрные, календарные, общественно-бытовые праздники, кроме Уразы-байрама и Курбан-байрама, — это же чис-тейшей воды язычество. Например, праздник Первой борозды остался нам от эпохи бронзы, это инсценировка перехода человечества от мотыжного зем-леделия к плужному. Традиционный свадебный обряд, родильные обряды — тоже языческие. — Да, бабушка Эбелцан — это табасаранский Дед Мороз. Я это, кстати, обосновываю в своей книге «Аграрные культы табасаранцев». Вот, пожалуйста, Эбелцан — это божество весны, божество нового года у та-басаранцев. Имя сохранилось в названии праздника весны. В мифологиче-ских представлениях табасаранцев важное место занимало аграрное божест-во нового сельскохозяйственного года Эбелцан, в честь которого в день ве-сеннего равноденствия отмечали одноименный праздник. Непременным ат-рибутом божества был посох - «пятнистая палка» («цIару маргъ») из лещины. Животным, находившимся в подчинении Эбелцан, был медведь. В некоторых селениях (Думуркиль, Ругуж, Ханаг) произошла контаминация образов Эбелцан и медведя. Эбелцан появлялась в новогоднюю ночь из очажной трубы («вход» из одного мира в другой») и оставляла гостинцы под подушкой у детей. Когда уставшие от беготни за день дети засыпали, взрос-лые мазали им сажей лицо, живот, спину. Утром удивленным детям говори-ли: «Ночью из дымохода приходила Эбелцан и лизнула вас языком». В с. Яр-гиль (союз сельских обществ «НитIрихъ») Эбелцан называли и по-другому - Кьамкьамиса баб. Возможно, Кьамкьамиса баб являлась также аграрным (локальным) божеством со сходными с Эбелцан функциями, что и привело к смешению этих образов. Интересно отметить, что в с. Лака (союз сельских обществ «Дирчва») быто-вала формула запугивания детей: «Кьамкьанис аба гъюру!» («Дедушка (отец) Кьамкьанис придет!»).

Исаев И. Р.: Примечательно, что в мифологических представлениях жителей с. Ляхля (союз сельских обществ «Сувак») сохранилась вера в трех добрых братьев джиннов - Кьамкьам, ТIамтIам, Самсам. Интересные полевые этнографические данные об интересующих нас мифо-логических персонажах собраны со слов информаторов с. Кандик (союз сель-ских обществ «Дирчва») аспирантом Института ЯЛИ ДНЦ РАН Ю.М. Мур-тузалиевым. Им зафиксированы три персонажа - Кьамкьама дада, Кьамкьа-миса аба, Кьамкьамиса баб. Согласно мифу, Кьамкьамиса аба и Кьамкьамиса баб в образах старика и старухи ходят по селам и раздают людям огонь, вы-бивая его при помощи кремней («чахмах»). У табасаранцев того, кто давал огонь, называли Кьамкьамиса. Если в очаге остается один тлеющий уголек, его называют Кьамкьама дада. Таким образом, анализируя представленную в основном у южных табаса-ранцев информацию о мифологических персонажах Кьамкьам // Кьамкьама дада // Кьамкьамиса // Кьамкьамиса баб // Кьамкьамиса аба // Кьамкьанис аба, можно отметить масштаб их бытования (охвата), многообразие функций, гендерных ролей и ипостасей: в с. Ляхля Кьамкьам - локальный (в рамках одного села) добрый джинн, явно местного происхождения; в с. Кандик Кьамкьама дада - божество, связанное с культами огня и очага, а старик Кьамкьамис аба и старуха Кьамкьамиса баб - культурные герои, раздающие людям огонь; в с. Яргиль Кьамкьамиса баб - аграрное (локальное) божество; в с. Лака Кьамкьанис аба - злой демон, образ которого не идентифицируется. Обращают на себя внимание и почтительные прибавления к основному име-ни - «дада» («мать»), «баб» («мать», «бабушка»), «аба» («отец», «дедушка»). При анализе и сопоставлении указанных теонимов у всех явственно выделя-ется основа - кьамкьам. Учитывая отраслевое многообразие образов, ролей и функций, можно пред-положить существование первоначально единого мифологического образа женского пола, по типу Богиня-мать. С течением времени и в связи с процес-сами, происходившими в обществе, произошла переоценка роли божества: единый образ распался на ряд божеств (что привело к инверсии и трансфор-мации гендерных ролей, функций и ипостасей), причем некоторые из них могли перейти в разряд демонов с отрицательной характеристикой, сохра-нившихся, например, в формулах обмана и запугивания детей. Возможно, также, что речь идет о божественной паре супругов с самым широким кру-гом функций и полномочий (культурные герои, божества, связанные с куль-тами огня и очага, аграрная сфера и т. д.). На почве тотемизма, зоолатрии, промыслового культа и магии слова у таба-саранцев, как и других кавказских народов, сложился условный охотничий язык, от которого до нашего времени дошли лишь подменные наименования некоторых диких животных. Животное На табасаранском языке Перевод на рус-ский язык Селения Медведь (швеъ) аьхюр старший, старей-ший Кужник аьхи авай дедушка Хурсатиль аьхи аба дедушка Думуркиль аьхи бай мужик Кулик, Уртиль аьхи бацар ккайиб имеющий боль-шие лапы Ничрас аьхи ургам хъаюв носящий большую шубу Атрик аьхи бав бабушка Чурдаф Волк (жана-вар) гавур неверный, пога-ный повсеместно аьхи авай дедушка Чурдаф аьхи ибар большие уши Хурсатиль аьхи ибар алиб большие уши имеющий Ничрас ярхи ибар ккаюв длинные уши имеющий Кужник, Зильдик гъецеркъу ибар высохшие уши Атрик гьаякъ неисправимый Чере Лиса (сул) аьмалдар обманщица повсеместно кавха старшина повсеместно Заяц (чiурдин гъюр) гучIбях, гучIурув трусишка повсеместно сакъур косой Чере ярхи ибар длинные уши Уртиль, Ничрас аьхи ибар алур большие уши имеющий Хурсатиль Барсук гъашкъа имеющий белое пятно повсеместно кьюб йишвхъан убкруб с двух сторон об-резаемый повсеместно гере гъяйиб с полосками на лбу Ничрас Косуля ккуру (ярхи) ликар ккайиб тонкие (длинные) ноги имеющая Ничрас Кабан (чiурдин сил) кIеччер хьайиб клыки имеющий Ничрас Олень аьхи кIарчар алиб большие рога имеющий Ничрас рижв хъадрув не имеющий хво-ста Атрик, Хурса-тиль Как мы видим, подменные наименования обозначали характерные для данно-го зверя особенности повадок, строения тела и т. п. Исследуя охотничьи язык и обряды кумыков, А. М. Аджиев и К. С. Кады-раджиев отмечают, что «первобытный охотник полагал, что, не называя зве-рей, на которых он собирался охотиться, а также места охоты, подменяя их подставными, условными названиями, он сможет скрыть от этого зверя свои намерения и этим достичь успеха». Боязнь неудачной охоты рождала целый ряд магических действий, предписа-ний и запретов. Перед охотой охотник молился богу. Если при выходе из дома он встречал женщину с пустым кувшином (пустота — к неудачной охоте) или пользую-щуюся репутацией глазливой, охотник возвращался обратно. На вопрос встречных: «Куда идёшь?» — уклончиво отвечал: «Выхожу прогуляться». Нельзя было никому одалживать своё ружьё, переступать через него (осо-бенно женщине). Если охотник с близкого расстояния стрелял несколько раз и не попадал в зверя, считали, что ружьё сглазили. Для снятия сглаза прово-дили обряд ритуального осквернения оружия: охотник мочился на ружьё. В качестве оберега под стволом, в том месте, где крепится ремень, подвешива-ли небольшую трубчатую кость, взятую у околевшего зверя или птицы. Если охотились несколько человек и один из них убивал зверя, то мясо дели-лось поровну, а шкура доставалась победителю. Застав охотника с богатой добычей, нельзя было восклицать: «Вай-гьарай!»*. Надо было говорить: «Баркалла! Маншала!» («Да благославит тебя Аллах! Это угодно Аллаху!»). Убитому волку охотник говорил, что он из такого-то села. При этом называл любое другое, но никак не собственное. Вероятно, это объяснялось боязнью мести со стороны духа убитого зверя или его сородичей.

Исаев И. Р.: Божеств охоты и покровителей диких животных, типа встречающегося у многих народов Дагестана Абдала (Авдал), у табасаранцев не сохранилось. Возможно, они пришли в забвение в период господства исламской религии. Об их существовании можно судить по некоторым косвенным признакам. Так, в лесу нельзя шуметь, свистеть (дух леса любит тишину) — разозлишь и привлечёшь медведя (бога в облике животного). Нельзя также срезать и дер-жать в руке ивовую палку — привлечёшь волков. Возможно, что ивовая пал-ка была атрибутом бога-патрона волков. У табасаранцев и до сих пор существует убеждение, что в священном лесу дичь неуязвима для пуль охотников. Если охотник трижды стрелял в стояще-го перед ним зверя и не попадал в него, значит либо лес «чистый», священ-ный, либо зверь. Рассказывают, что некий охотник преследовал раненого зайца. Косому удалось добежать до священного леса «Ванихъ-прар», что ме-жду селениями Ничрас и Чере, и на глазах у изумлённого охотника он обра-тился в белобородого старца. Когда старец начал утирать рукавом окровав-ленное лицо, охотник понял, что подстрелил святого («в мусульманской ре-лигии тоже есть представления о святых, принимающих облик животных») и в ужасе убежал. Как и у других дагестанцев, у табасаранцев части тела (морды, лапы, хвосты, шкуры, когти, клыки и т. д.) диких животных до сих пор используются как обереги от сглаза, злых духов и в народной медицине. Таким образом, охота как вид промысла породила в прошлом целый ком-плекс верований, восходящих к магии, тотемизму, промысловому культу и т. д. Обезлесение и оскудение лесных запасов и дичи свело на нет роль охоты в хозяйственных занятиях табасаранцев. В наше время охота — один из спосо-бов времяпровождения немногих охотников-любителей. Табасаранский народ имел и свой календарь. Ухнарин календарь на 2009г Багарихьди Табасаран райондин Хюрикк гъулан агьали Ражаб Мягьямедов-ди, чан хиларигъ гъяйи «Табасарандин нурар» газатдик кайи «2009-пи йисаз вуйи ухнарин календарь» улупури, дидик кайи саб бязи камивалариина йиз фикир жалб гъапIнийи. Сабпи гьацI 1.ЦIижан 21-пи январь – 1-пи февраль. 2. Таршан 2-пи февраль – 13-пи февраль. 3. Куршан 14-пи февраль – 25-пи февраль. 4. Хяллин 26-пи февраль – 9-пи март. 5. Дакьракьин 10-пи март – 21-пи март. 6. Мулухдин 22-пи март – 2-пи апрель. 7. Хилин 3-пи апрел – 14-пи апрель. 8.Даркъан 15-пи апрель – 26-пи апрель. 9. Иран 27-пи апрель – 8-пи май. 10.ДумуркIин 9-пи май – 20-пи май. Кьюрдун ухнар майдин вазлин 20-пи йигъан ккудукIуру. Думу йигъ гьербе ву. Хъасин гьисабнаъ адру йигъар ккергъру. Дурарин кьадар, ухьу гъапиган-си, 62 йигъ ву. Майдин вазлин 21-пи йигълан хъюгъну, гьисабнаъ адру 62 йигъар гьисаб апIуру, хъасин хьадан ухнар – думуркIин – ухнилан ккергъру. 2009-пи йисан думуркIин 1-пи йигъ июль вазлин 22-пи йигъ’ин алабхъуру. Думу йигъра гьербе ву. Кьюбпи гьацI 1. ДумуркIин 22-пи июль – 2-пи авгъуст. 2. Иран 3-пи авгъуст – 14-пи авгъуст. 3. Даркъан 15-пи авгъуст – 26-пи авгъуст. 4. Хилин 27-пи авгъуст – 7-пи сентябрь. 5. Мулухдин 8-пи сентябрь – 19-пи сентябрь. 6. Дакьракьин 20-пи сентябрь – 1-пи октябрь. 7. Хяллин 2-пи октябрь – 13-пи октябрь. 8. Куршан 14-пи окятбрь – 25-пи октябрь. 9. Таршан 26-пи октябрь – 6-пи ноябрь. 10. ЦIижан 7-пи ноябрь – 18-пи ноябрь. 18-пи ноябриъ хьадан ухнар ккудукIуру. Му йигъра гьербе ву. Гьаци дубхьну ккунду. Кьюрдун ва хьадан ухнариъ уьмуми гьисабниинди 240 йигъ гьисаб шула, хъа гьяспикк ккадрудар – 124. Кьюрдун йигъар мичIлидар шулу. Му йигъари жанаврар лижарди лицуру. Таршандиъ йифар ургъуру, хъа куршандиъ дурар ерцIуру. Хяллин йигъари хутIлар хъадакиш, мягьсул ужуб шулу. Му йигъари ацIу йифар гъапIиш, йис бегьерлуб шулу. Дакьракьин йигъари аьхъю гъабхьиш, кьунан кIарч тIубкIуру, кIури шулу, хъа мани гъабхьиш, гамуш араъ дабхъру кIура. Му йигъари хутIлариъ аьхю харар урзури шуйи. Мулухдин йигъари хътабку хутIил ижми шул. Му йигъари хутIил хътабкуб нежбрари кьабул апIури гъахьундар. Хилин йигъари пеълин хил аьбхюзкьан мархь гъубгъиш, дюн’я авадан шул. Даркъан йигъар хутIил хътабкуз ужудар ву. Хулар элеркру гакIвлар му йигъари алдатIуз хай шулдар. Иран йигъари картфар кивру, нюрх ва жара кIул али мягьсулар урзуру. Кьюрдун думуркIин йигъари хутIлиъ дукI убзуру, хъа хьадан думуркIиъди кIул али мягьсулар вари хъуркьру. Иран йигъари чмил уьру хьуз хъюбгъру. Даркъан йигъари жихир исккан кюле-ригъра, заан кюлеригъра сабси хъубкьри шулу. Хилин йигъар бегьер уч апIру вахт ву. Му йигъари хутIил хъадабкиш, мягьсул авадануб шулу. Кьюрдун мулухдин йигъари алдатIу тIуларин арчил 2 йисан пуч даршули гъубзди, хъа хьадан мулухдин йигъари алдатIу тIуларин – 5 йисан. Мулухдин йигъари бакришнариз гакIвлар алдатIур, дурарик камк даршул, гьадмуган хьадра ккудубкIуру. Дакьракьин йигъар гадар апIру вахт ву. Му йигъари гъапIу чIуру хуттарин учIвруб шубуд йисан хинкIарик капIуз шлу къайдайиъ гъуб-зру. Куршан йигъар рягънариъ кьюрдуз хю рябгърудар ву. Чвлин цIижаъди хутIил хъадабкиш, руг гъюдлиди гъубзру. Таршан ва цIижан йигъар улукьу-вал инсанариз рягънин зулднар мирккарихъди дисувалиинди аьгъю шули гъахьну. Кьюрдун даркъан йигъари ярквраъ кIаж кьюлан ибси адабшвур, иран йигъа-ри ярквран ранг дигиш шул. ДумуркIин йигъари гьаригъ кIаж бегьем дубкь-ур. - Ухнарин календариинди, - гъапнийи дугъу, - йискьубаъ 364-365 йигъ ади ккунду, хъа мушваъ йигъар гьуркIри адар. Му календариинди йискьубаъ ай-идар анжагъ 302 йигътIан дар. Йискьубан йигъар гьудрукIбан себебра гьадму вуки, му календариъ гьисабнаъ адру йигъар 72-тIан адар. Дурар 124 йигъ духьну ккунду. Ухнарин йигъар гьисаб апIбаъра саб бязи гъалатIар деетна, - аьлава гъапIнийи дугъу. Р.Мягьямедовдин гафариинди, йискьубаъ 10 ухин шулу, хъа гьар ухниъ 12 йигъ шули аьдат ву. Сабпи ухин цIижан гьисаб шула. ЦIижандин 1-пи йигъ гьербе дубхьну ккунду. Думу йигъ январь вазлин 17-23-пи йигъарикан саб-диин алабхъуру. Аьхиримжи ухин думуркIин ву. Дидин ккудубкIру йигъра гьербе ву. ДумутIанна гъайри, йискьубаъ гьисабнаъ адру йигъарра а (хьадан ва кьюрдун ухнариъ жа-жаради). 62 гьисабнаъ адру йигъ кьюрдун ухнарихъди, 62-хьадан ухнарихъди шула. Эгер февраль ваз 29 йигъ айиб гъабхьиш, кьюрдун ухна-рихъ хъайи гьисабнаъ адру йигъариин сабсана йигъ иливуру. Вари гьисабнаъ адру йигъарин кьадар I24-I25 шулу. 2009-пи йисандин ухнарин календарь гьамциб дубхьну ккунду: Табасаранскому народу есть чем и кем гордиться - это древняя история, беспрерывная борьба против иноземных захватчиков, исторические связи с соседями, известные личности, уникальная культура, красивейшая природа, искреннее гостеприимство и самое главное – трудолюбивые, добросовест-ные, приветливые люди.

Исаев И. Р.: Территория Табасарана включает, прежде всего, предгорный, а также низ-менный и внутригорный районы. Его предгорная часть, состоящая из серии хребтов и возвышенностей, огра-ничивается хребтом Карасырт (в народе его называют «КІару яркур»). Наи-высшая точка последнего над уровнем моря представлена горой Софидаг (1428 м.). Орографически внутригорный район представляет собой относительно высо-кую среднегорную область, где хребты гор расчленены продольными доли-нами, в которых берут начало небольшие речки и реки, во многом образую-щие гидрографическую сеть Табасарана. Последняя представлена, прежде всего рекой Рубас (длина 80 км), берущей свое начало на горе Джуфудаг (3015 м.), а также меньшими реками - Дарвагчай, Чирахчай, Карчагсу и др. Главный горный хребет Табасарана - Рапак, вершины которого иногда и ле-том покрываются снегом. По геологическому строению территория Табасарана включается в известня-ково-карстовый район с характерными сланцевыми и глинистыми конгломе-ратами, а также плотными песчаными и меловыми известняками. По своим природно-климатическим условиям данная территория является одним из наиболее благоприятных уголков не только Южного, но и Дагеста-на в целом. Климат здесь отличается относительно мягкой зимой, жарким ле-том (особенно в низменной части и в долинах), дождливой осенью. Почвенный покров, отличающийся большим разнообразием, представлен каштановыми, карбонантными, коричневыми и бурыми лесными, горнолес-ными и горно-луговыми почвами. В долинах рек в условиях гидроморфного режима развиты луговые и лугово-лесные почвы. Встречаются также мало-мощные черноземы и солончаки. Благоприятные природно-климатические условия обусловили разнообразную флору и фауну Табасарана. Особенно впечатляют богатые естественные ле-сосады, расположенные в его предгорной зоне и небольшие лесные массивы, сохранившиеся в долине реки Рубас. Здесь растут дуб, береза, бук, граб, со-сна, липа и др. Среди дикорастущих плодовых можно выделить айву, ябло-ню, грушу, алычу, облепиху, фундук и т.д. Горные луга представляют собой прекрасные пастбища для скота. В местных лесах водятся бурый медведь, волк, лиса, кабан, заяц и др., а так-же различные виды птиц и пресмыкающихся. Приведенный материал позво-ляет утверждать, что территория Табасарана со столь благоприятными усло-виями могла быть заселена с глубокой древности. Действительно, несмотря на то, что серьезное археологическое исследование Табасарана еще впереди, в истинности такого вывода нет сомнений, поскольку памятники ашельской эпохи были обнаружены на ближайшей к нему территории - в местности Чу-мус-Иниц, на границе Дербентского и Кайтагского районов, и западнее Гед-жуха, что в Дербентском районе. Дополнительным тому подтверждением яв-ляются материалы Хивского могильника, располагавшегося на территории поселения эпохи бронзы (III тыс. до н. Основу социальной организации Табасарана составляла сельская территори-альная община — джамаат, базировавшаяся на общиной и совокупности ча-стновладельческих видов собственности (мульков). Общины образовывали союзы сельских обществ, независимые («вольные» в русской историографии XIX в., их нередко называли «республиками») и частично зависимые от фео-далов. Союзы иногда объединялись в союзы союзов (суперсоюз). Большин-ство табасаранов входило в суперсоюз «Дювек-Елеми», объединивший сою-зы общин — Чуркул, Караг и др. Остальные табасараны находились в разной степени зависимости от феодальных владетелей — майсума и кадия. Функции управления принадлежали общине, исключая интересы, касающие-ся союза. Военно-полит. и правовыми функциями наделялся преимущественно супер-союз, имеющий для решения важнейших вопросов верховный орган — сход представителей. В промежутках между сходами этот союз управлялся выс-шим советом, состоявшим из влиятельных лиц. Социально-политическая и экономическая жизнь населения общины регули-ровалась адатом, испытавшим воздействие шариата. Нормы адата были обя-зательны для всех без исключения. Во главе управления общины был сельский кавха, обладавший полнотой ду-ховной и светской власти. Общество управлялось старшиной, исполнителем во главе с глашатаем. Наиболее важные вопросы выносились на сход общи-ны. Тяжбы решались по адату (уголовные и гражданские) и шариату (рели-гиозные, семейные, наследственные, по завещаниям, по гражданским искам). Господствующая форма семьи табасаран — малая семья, однако еще в нача-ле XX в. встречаются пережитки большой семейной организации в форме неразделенных крупных семей. Семьи входили в тухум — группу патрили-нейных семей, ведущих происхождение от одного предка и имевших четко выраженное родственное, идеологическое и общественное, а не экономиче-ское единство. Тухум не экзогамен, но и не обязательно эндогамен. Он пред-ставляет и общественную единицу, отражая социальное и политическое де-ление сельской общины, сочленяясь с общинным управлением. До 30 годов 20 столетия Табасаран был прославен знаменитым зажиточным кондыкцем Гаджи-Куттай Эфенди. Современное хозяйство Табасарана базируются на традиционных занятиях, преобразованных на основе механизации и достижений научно-технической революции. В земледелии и скотоводстве внедрены новые высокопродуктив-ные культуры и породы. До 1990 года экономика и социальная сфера развивались динамично. Глав-ными отраслями сельскохозяйственного производства являлись виноградар-ство, садоводство, животноводство, овощеводство и зерноводство В 1941 году, когда фашистская Германия напала на нашу страну, более 3500 табасаранцев вместе с остальными народами героически защищали Родину. Многие земляки за мужество и героизм, проявленные в боях с врагами От-чизны, награждены орденами и медалями Советского Союза. На строитель-стве оборонительных линий на территории Дагестана около 2 тысяч табаса-ранцев принимали самое активное участие. За годы советской власти в табасаранских селах произошли большие переме-ны. В 1921 году были организованы десятки товариществ по объединению кустарных артелей. В XVI—XVII вв. у табасаранов устанавливается окончательная хозяйствен-ная специализация по естественно-экономическим зонам, складываются хо-зяйственно-культурные ареалы: равнинный, предгорный и горный. Основные занятия у табасаран: земледелие, скотоводство. Развиты были и домашние промыслы: обработка шерсти, дерева, камня, кожи, глины; практиковалось отходничество. Кроме феодальных владений, существовали союзы сельских обществ (магалы), известные под названием Девек-Елеми. Становление производящего хоз-ва земледельцев и скотоводов у Т. произош-ло в неолите (VI до н.э.), а в эпоху бронзы и железа происходит подъем зем-ледельческо-скотоводческого хоз-ва, рост террасного земледелия, садоводст-ва, приручение животных и т.д. Разделение труда в семье носило половозрастной характер. Пахота, сев, по-лив, ремонт с.-х. орудий и оросит, системы и др. производились мужчинами. Уход за зерновыми культурами, жатва, огородные работы, уход за крупным рогатым скотом и переработка молочных продуктов, обработка шерсти, тка-чество, вязание и другие работы выполнялись женщинами. Молодые табаса-раны осуществляли вспомогательные и тяжёлые работы, не требующие осо-бого мастерства.

Исаев И. Р.: Основные занятия табасаран: земледелие, скотоводство. Развиты были и до-машние промыслы: обработка шерсти, дерева, камня, кожи, глины; практи-ковалось отходничество. Основу социальной организации табасаран состав-ляла сельская территориальная община — джамаат, базировавшаяся на об-щиной и совокупности частновладельческих видов собственности (мульков). Общины образовывали союзы сельских обществ, независимые («вольные» в русской историографии XIX в., их нередко называли «республиками») и час-тично зависимые от феодалов. Союзы иногда объединялись в союзы союзов (суперсоюз). Большинство табасаранов входило в суперсоюз «Девек-Елеми», объединявший союзы общин — Чуркул, Караг и др. Остальные табасараны находились в разной степени зависимости от феодальных владетелей — май-сума и кадия. Функции управления принадлежали общине, исключая интере-сы, касающиеся союза. В той или иной степени с древнейших времён здесь развивались все отрасли хозяйства - земледелие, скотоводство, домашние промыслы. Ведущими от-раслями хозяйства издревле являлись земледелие и скотоводство. Подтвер-ждением этому могут служить археологические материалы, письменные ис-точники, фольклор, а также сохранившиеся вплоть до начала XX в. пережит-ки аграрных культов, земледельческих обычаев и праздников - обряд вызова дождя и солнца, праздник пахоты и др. Древность и развитость земледелия и скотоводства у табасаранцев подтвер-ждается и многими другими факторами, в т.ч. обилием животноводческих и земледельческих терминов. Разнообразие естественно - географических и климатических условий наложило определённый отпечаток на весь хозяйст-венное строй и быт табасаранов. Названные отрасли хозяйства (земледелие, скотоводство, домашние промыслы) не в одинаковой мере были развиты у разных групп (северных, южных, верхних) табасаранцев. Верхнее предгорье, охватывающее значительную часть территории (верхний Табасаран и часть территории нынешнего Хивского района, населённое табасаранами), где на-ходились прекрасные пастбища для скота, стало зоной преимущественно скотоводства с преобладанием крупного рогатого скота. Здесь же табасаран-цы дополнительно возделывали землю на склонах гор, там, где позволяла почва. Нижнее предгорье - нижний Табасаран - являлся житницей не только для своего населения, но также снабжал зерном агулов и рутульцев. Здесь с сильно развитым земледелием сочеталось менее развитое скотоводство. Единицы измерения. Для измерения жидких тел (масло, мёд и др.) применялась "гирванка"--мера, составляющая 400 граммов жидкости. Самым малым разновесом являлась "гьац1 гирванка" (0,5 гирванка), далее ---"кьюб гирванка"---800г, "черек", со-стоящий из пяти гирванка, а "гьац1 черек"--половина черека. Для измерения сыпучих тел применялись "вагъя" (1кг), "сеъ"---мера составляющая 2,5 кг. Четыре сеъ составляли один "гьашв"---10 кг, 6 "сеъ" ---1 "такъач" (такъа), 8 "сеъ"---1 швтушв, 2 такъач составляли один ребе, 24 сеъ составляли 1 "къапан"(самая большая мера ),т.е. 60 кг. Мерами длины служили части тела человека: палец, локоть, ступня, шаг, плечо и другие. Расстояние между указательным и большими пальцами руки принято было называть "черек",а расстояние между большим пальцем и мизинцем называ-лась "ч1иб". Два ч1иба составляли "саб къари" ( 05 м.). Длина локтя (рас-стояние по прямой от локтевого сочленения до конца вытянутого среднего пальца мужчины среднего роста) считалось также равной 50 см. Существова-ло ещё мера кулаком. Так, например, пять сжатых кулаков и два пальца со-ставляли 0,5 м. Ширина 4 пальцев называлась "гагь". Расстояние мерилось шагом "ч1ак1ул". Длина ч1ак1ул в среднем равнялась 60-70 см. Существовала ещё одна мера " аршин" (1,5м.) Кроме того расстояние мерилось и длиной пройденного в определённое вре-мя пути. Пахотную землю измеряли количеством мерок засеваемого зерна или же временем, затраченным на посев,а мерами для сена служили охапки. Шесть охапок составляли сани. Земледелие Осн. занятия табасаран - земледелие (зерновые - пшеница, ячмень, рожь, просо, полба, кукуруза; бобовые - горох; огородные и бахчевые культуры, садоводство, виноградарство) и скотоводство (в Нижнем предгорье - преим. выгонно-стойловое с преобладанием кр. рогатого скота - коровы, быки, буй-волы; в Верхнем предгорье - отгонное, главным образом овцы). В прошлом выращивали техн. культуры - марену, коноплю и хлопок. Ведущими зерно-выми зонами являются равнинная и предгорная. Применяется искусств, оро-шение. Важнейшие традиц. орудия пахоты - горский лёгкий плуг - дуруц (Верхний Табасаран). В Нижнем Табасаране применялся более тяжёлый ду-руц. Из хлебных злаков табасаранцам с давних пор известны пшеница - "дяхин", ячмень - "мух" (Верх. Табасаран), "ир" (Ниж. Табасаран), рожь - "сурсул", просо - "дукI", овёс - "гаргар", полба - "нюрх", горох - "харар", кукуруза - "гъяжибугъда". Состав культурных злаков, которые возделывалисьв разных частях Табасарана, варьируется довольно заметно. Пшеница, ячмень, просо, овёс, кукуруза возделывались почти на всей территории Табасарана. Наи-большее распространение эти культуры получили в Нижнем Табасаране. Рожь преимущественно сеяли в Верхнем Табасаране. Основными злаковыми культурами для всего Табасарана считались пшеница и ячмень. В нижней части Табасарана и в предгорье преобладали посевы озимых, а в верхней (горной) части - яровых. Занятие земледелием требовало большого трудолюбия. В земледельческих работах принимала участие вся семья: мужчины и женщины, старики и дети. Пахота, сев, полив были делом мужчины. В уборке урожая, в молотьбе, перевозке снопов принимали уча-стие как мужчины, так и женщины, дети. Прополку делали обычно женщи-ны. Благодаря различным способам почвозащиты и террасирования склонов, табасаранцы интенсивно использовали каждый клочок земли. Культура зем-леделия здесь, как и повсюду в горах, была довольно высокой. Здесь издавна применялись различные способы удобрения и искусственного орошения по-лей. Урожай убирали вручную серпами (дагьур), обмолачивали снопы на круглой утрамбованной площадке (раццар), запрягая лошадей на массивные молотильные доски (гьаяр). Сундук для хранения зерна и муки. Селение Джульжаг. После присоединения Дагестана к России основными занятиями табаса-ранцев продолжали оставаться земледелие и скотоводство. В первой полови-не XIX в. широкое распространение в Нижнем Табасаране получили техни-ческие культуры - конопля, хлопок, табак, марена. В 1850 г. впервые семена гаванского табака были посеяны в Северном и Южном Табасаране. Хотя земледелие в Табасаране являлось одним из важнейших хозяйственных на-правлений, его интенсивное развитие сдерживалось низкой технической ос-нащённостью, слабой культурой посевов. Первым привез картофель на тер-риторию Южного Дагестана из Сибири житель села Чувек Абдурахман-гаджи и научил сельчан выращивать его. Скотоводство Исконным занятием табасаранов наряду с земледелием было скотоводство. Оно обеспечивало население Табасарана основными продуктами питания (мясо, молоко), тягловой силой, давало сырьё для одежды и обуви. Скотом уплачивали налоги, выплачивали калым, аренду пастбищных угодий, штра-фы, приданное и т.д. Продукты скотоводческого хозяйства находили широ-кий сбыт на внешнем рынке, давая этим средства для покупки зерна и других предметов, необходимых в хозяйстве. Жители аулов Табасарана разводили крупный и мелкий рогатый скот.Из от-раслей скотоводства в Нижнем предгорье ведущее место занимал крупный рогатый скот местной породы, который для этого субрегиона наряду с земле-делием являлся основным источником существования. Вместе с дойными ко-ровами, буйволицами, в домашнем хозяйстве был широко представлен и тяг-ловый скот (быки, буйволы), разведение которого имеет на юго - востоке Та-басарана древнюю традицию. У жителей же горной зоны больше было разви-то овцеводство. В ряде аулов (Кондик, Хурсатиль, Артик, Аскан- Ярак и др.) скотоводство являлось главной отраслью хозяйства. Жители аулов Табасара-на разводили крупный и мелкий рогатый скот. Из отраслей скотоводства в Нижнем предгорье ведущее место занимал крупный рогатый скот местной породы, который для этого субрегиона наряду с земледелием являлся основ-ным источником существования. Вместе с дойными коровами, буйволицами, в домашнем хозяйстве был широко представлен и тягловый скот (быки, буй-волы), Садоводство и виноградарство В хозяйственной деятельности табасаранцев определённое место занимали садоводство и виноградарство. Благоприятные почвенно - климатические ус-ловия позволяли выращивать здесь различные виды садовых и огородных культур. В Табасаране культивировались различные сорта яблонь, груш, слив, череш-ни, вишни, персиков, абрикосов, а также грецкий орех, который служил важ-ной статьёй дохода. Селекционная деятельность крестьян дала возможность вывести десятки местных сортов фруктов. Одних только сортов груши было около 20. Особенно широко были распространены следующие сорта: "кью-ракки", "лизагъан", "бутта", "бердей", "зазани", урзугърин жихир", "галган", "тазани", "уьрюхъ жзи", "ухъури жюхяр", "гъугъум армуд", "нар армуд" и др. Имелась белая и чёрная черешня. Виноградарство в основном было развито в плоскогорных частях Северо-Табасаранского участка. Виноградарство, как и садоводство, являлось по-бочной доходной отраслью. Отдельно виноградных садов почти не было. Виноград сажали вместе с фруктовыми деревьями.Из винограда местные жи-тели варили "дюшаб" (виноградную патоку) и в этом сиропе варили варенья из айвы, яблок и других фруктов. Разводились и бескосточковые сорта вино-града для кишмиша Промыслы Наряду с земледелием и скотоводством значительную роль в хозяйстве таба-саран играли домашние промыслы, обеспечивавшие нужды населения в оде-жде, обуви, предметах домашнего обихода, в сельскохозяйственном инвента-ре. Для табасаран того времени характерны были и занятия рядом ремесел. Одно из ведущих мест занимала обработка шерсти. Она использовалась для изготовления паласов и ковров и ковровых изделий (ворсовых и безворсо-вых), изготовление узорчатых джорабов. Вот что передает корреспондент НТВ(29.07.2003): " В Дагестане древнее ис-кусство — плетение ковров, вновь обретает былую популярность. Чтобы восстановить древний орнамент, придумали специальную технологию. Ста-ринный узор переносят на специальную канвовую бумагу. На это уходит около 4-х месяцев, больше, чем на создание самого ковра. В каждом изделии как минимум 7 основных цветов и 13 полутонов. Специалистам также уда-лось восстановить древний рецепт натуральных красок, которые не тускнеют 200 лет. В табасаранском ауле, кроме ковров, изготовляли переметные сумки, коври-ки для седла. Общеизвестно, что в Табасаране издавна развито ковроделие. Давность и самостоятельность развития этого промысла привели к созданию чисто местных ковровых узоров: "сафар-чечне", "турар-чечне", "вартар-чечне", "сюбяг-чечне" и др. Долгое время табасаранские мастерицы обходи-лись чисто местными красителями: кореньями марены, корой орехового ду-ба, барбариса, травами (например, сары-гел). В 1928 г. в с. Хучни было создано товарищество по совместному изготовле-нию ковров. Артель объединили ковровщиц из Хучни и соседних аулов, при-чем шерсть мастерицы получали от артели, но каждая работала дома. Лишь в 1930 г. была построена ковровая мастерская на 30 станков. Это улучшило ус-ловия работы ковровщиц, позволило более интересно организовать их досуг. В 1958 г. на базе хучнинской артели была создана ковровая фабрика. Ее цеха созданы в аулах Курках, Хурик и Джульдаг. Основными центрами ковротка-чества были селения Ерси, Хучни, Сыртыч, Аркит и др. Женщины сами гото-вили пряжу, растительные краски. Растительную краску красного цвета в ос-новном изготовляли жители сел Ерси, Дарваг, Зил. Здесь большое распро-странение имели ворсовые ковры, известные под наименованием "дербент-ских" и "табасаранских" ковров. Из шерсти выделывали сукно, которое шло на изготовление верхней одежды мужчин, из хлопчатобумажной ткани шили рубашки. Немалую роль в изготовлении одежды играло и шелководство. Известные центры ковроткачества: Хучни, Кондик, Межгюл, Яракк, Аркит, Тинит, Ерси, обработка дерева: Хурик, Ханаг, Джули, гончарство: Джули, узорное ткачество, резьба по дереву и камню, кузнечное производство, шер-стяное, бумажное, льняное ткачество, валяние шерсти (изготовление войлоч-ных изделий), выделка кожи, изготовление узорчатых носков (джорабов). Искусство ковроделия в Дагестане, как традиционный промысел, уходит своими корнями в глубину столетий. Секреты мастерства передаются из по-коления в поколение, от матери к дочке, оттачиваются и совершенствуются узоры и композиции. Ковроделие в Дагестане является самым распростра-нённым видом кустарного промысла. Дагестанские ковры можно встретить в музеях Нью-Йорка, Парижа, Монреа-ля, Осаки, Лейпцига, Милана, Токио, Брно, Измира и других городов. По своему качеству дагестанские ковры не уступают лучшим мировым образ-цам.

Исаев И. Р.: Они являются постоянными экспонатами на международных и отечест-венных ярмарках и выставках, где удостоены почетных дипломов и золотых медалей: в Брюсселе (Бельгия, 1958г.) и Лепцигской выставке-ярмарке (ГДР, 1967г.). Ковры вошли в мировой каталог под названиями «Табасаран», «Дер-бент», «Ахты», «Микрах». Своей красотой и великолепием Дагестанские ковры ручной работы потряс-ли россиян на Российском фестивале экономического и культурного сотруд-ничества «Москва и регионы России 2000», который проходил на ВВЦ в конце августа-начала сентября 2000 года. На этом фестивале Дагестанские ковры получили золотую медаль в номинации «Народные промыслы и худо-жественные изделия» в конкурсе «Лучшие товары России 2000». В 2000 г. дагестанские ковры выиграли в номинации “Ковры и ковровые из-делия ручной выработки” на всероссийской Программе-конкурсе “100 луч-ших товаров России”, организованной Госстандартом России, Академией проблем качества и редакционно-информационным агентством “Стандарты и качество”. Из шерсти выделывали сукно, которое шло на изготовление верхней одежды мужчин, из хлопчатобумажной ткани шили рубашки. Немалую роль в изго-товлении одежды играло обработка кожи и шелководство. Было развито от-ходничество в район Дербента. Из ремёсел сохраняются: производство, дере-вянной утвари. В советское время ремесленники объединялись в артели (фабрики, цеха). Большое место в хозяйстве табасаран занимали деревообрабатывающие про-мыслы: изготовление домашней утвари, ткацких и ковроткаческих станков, земледельческих орудий, строительного материала. Сохранились разнооб-разные уникальные памятники - мечети, окна старинных домов, балки, ящи-ки для зерна, - свидетельствующие о высоком уровне развития резьбы. В ХVI-ХVIII веках в Дагестане складываются основные школы профессио-нального искусства резьбы по дереву: табасаранская (селения Ханаг, Хурик, Ругудж, Гуми, Урга, Ляхля, Уртиль, Куштиль). Дверь в жилой дом. Селение Джульжаг. Получила развитие и обработка камня. Значительное число надмогильных стелл, датируемых XVIII и первой половиной XIX вв., мечети, жилые дома, относящиеся к .тому времени, свидетельствуют о широком распространении камнерезного дела.В течение XVII-XVIII столетий южнотабасаранские мас-тера вводят очень много мотивов в оформление надгробий. В этот период се-веро-табасаранские камнерезы создали надмогильный памятник единого ти-па с единой схемой декора. К промыслам можно причислить и строительство водяных мельниц, которые табасараны называют "рягъяр". Они строились у водопадов. Табасаранская поговорка гласит: "У каждого свои заботы, а у мельника - о воде". Число мельниц в аулах зависело от величины аула и удаленности от реки. Кроме то-го, в каждом ауле 5-6 хозяйств располагали ручными мельницами-жерновами. Заметными были и сдвиги в производстве гончарных изделий. Табасаранский аул Джули, издавна известный производством разнообразных и высококаче-ственных гончарных изделий, в XVIII - начале XIX вв. превратился в один из ведущих центров гончарного дела. Изготовлявшаяся здесь глиняная посуда различных сортов и размеров (чаш-ки, кувшины) пользовалась широким спросом не только в табасаранских, но и в аулах соседних дагестанских народов. В некоторых табасаранских аулах отдельно мастера занимались кузнечным и оружейным делом. Производились сельско-хозяйственные орудия, предметы домашнего обихода. В малом количестве изготовляли и оружие: кинжалы, пистолеты, ружья. Выше отмечено, что табасараны занимались земледелием, скотоводством и кустарными промыслами. Однако жители многих аулов ну-ждались в продуктах и предметах первой необходимости. С одной стороны эти обстоятельства, с другой -наличие свободных рабочих рук, привели к раннему появлению у табасаран отходничества. Формы отходничества были самые разнообразные. Небольшими группами горцы уходили на выполнение сельскохозяйственных работ к крупным землевладельцам в плоскостные ау-лы, в том числе и в Дербентском, Кубинском ханствах. Часть горцев нанима-лась на военную службу. Ранней весной многие уходили на рыбные промыслы - "батагаандихъ". Жи-тели некоторых аулов славились как хорошие мастера-строители, которые уходили на строительство домов в плоскостные аулы Табасарана, а также за его пределы - в агульские, даргинские села. Роль отходничества была огром-ной в разложении патриархально-феодальных устоев в быту. Оно содейство-вало повышению культурного уровня отходников. Крестьяне-отходники, ра-ботавшие в сельскохозяйственном производстве, приобретали навыки выра-щивания культурных растений. В бытовой практике наряду с рациональными методами лечения применя-лись и магические приемы. Домашними "врачами" традиционно в семье, как правило, выступали женщины. В каждом селении имелись и "профессио-нальные" лекари, к-рые были известны не только в своём селении, но и за его пределами. Часто врачевание передавалось как наследств, занятие от родите-лей к детям. Большой известностью в сер. 19 в. пользовались хирург Уста-Халил, костоправы Гаджиомаров, Саидалиева Захра (она же и повив, бабка), Гюльмагомедов. В своей лечебной практике нар. лекари применяли разл. формы лечебного воздействия: лечение растениями, продуктами питания, прижигания, кровопускания, водолечение, лечебные средства животного происхождения, массаж и др. Охота для табасаранцев*, как и для других народов Кавказа, являлась одним из жизненно важных промыслов. О древности этого занятия свидетельствуют наскальные рисунки охрой в местности «Кровавые скалы» близ селений Кан-дик, Цудук и Лака, датируемые эпохой бронзы (III тысячелетия до н. э.). Ри-сунки изображают козлов с большими загнутыми рогами (туры?), людей, со-бак и т. д. Сцены загонной охоты всадников с собаками, где объектами охоты выступают козлы, косули и олени с ветвистыми рогами, встречаются на ска-лах в местностях «Пестрые скалы» и «Грачиные гнёзда» у селения Хурса-тиль. Эти рисунки датируются приблизительно первой половиной I тыс. н. э., а точнее, доисламским временем. Занятию охотой способствовали благопри-ятные природные условия Табасарана — обилие лиственных лесов, горных долин и ущелий, водных источников. Охотились на медведя, волка, лису, зайца, барсука, косулю, оленя, а в доисламское время и на кабана. Из полезных ископаемых в меловых отложениях встречаются месторождения фосфоритов (в Хучнях) и селитры (Марагинское месторождение селитры), угля (Архитское месторождение Хивского района), редкого минерала гагат (Верхний Табасаран, Караг). В Марага, Карчаг и Ничрас добывались селитра и сера. Вот такая ОНА ИСТОРИЯ моего маленького табасаранского народа. 2011 год.

Исаев И. Р.: 1. Промывальни золота и рудники самоцветов Поход 913/914 — аль-Масуди. 2. Асари-Дагестан 3. История Ширвана и Ал-Баба. Б. Дербенд (Ал-Баб) 4. Дербенд-наме 5. Хазарское государство и его роль в истории Восточной Европы и Кавказа (А. П. Новосельцев) 6. Тринадцатое колено. Крушение империи хазар и ее наследие. Артур Кест-лер. 7. Сасанидская титулатура правителей Кавказа по арабо-мусульманским источникам 8. Дербент-наме. Текст. ч.2л.10б Мусульманские войска, 9. Дарбанд-наме (Гунойский список) 10. Дербенд-наме (Румянцевский список) 11. Книга путей и государств 12.«Китaб-ал-а'лaк-ан-нефuса» (книга драгоценных камней). V. Ибн-Рустэ. 13. Книга стран Китаб ал-булдан 14. Ибнал-Факихал-Хамадани Книга стран 15. Йакут Ал-Хамави Алфавитный перечень стран Му'джам Ал-Булдан 16. Книга стран Китаб Ал-Булдан Слово о Табаристан 17. Табаристан помашхадской рукописи труда Ибн Ал-Факиха Ал-Хамадани 18. Современный табасаранский алфавит 19. Книга путейи стран Китаб Ал-Масалик Ва-Л-Мамалик 20. Гюлистан-И Ирам. Аббас-Кули-Ага Бакиханов (от смерти Надир-Шаха до заключения Гюлистанского мира между Россией и Персией 1747-1813 гг.) 21. Гюлистан-И Ирам. Аббас-Кули-Ага Бакиханов от вступления на престол Сефевидов до смерти Надир Шаха (906/1501 - 1160/1747 гг.) 22. Дербент-наме. Переволы с тюркского и арабского списков 23. ИСТОРИЯ ПРОРОКОВ И ЦАРЕЙ АТ-ТАБАРИ 24. О Табаристане 25. “Журнал командующего войсками Закавказья ген.-адъют. Панкратьева с 28 августа по 15 сентября” об осаде Дербента восставшими горцами. 26. Три имама. Магомед Тагир из Караха 27. "Народы Кавказа и их освободительные войны против русских» Фридрих Боденштедт. 28. «Завещание Андуника». 29. «Армянская география VII века» («Ашхарацуйц») 30. "История Егише", "Очерки", Тревер 31. «Географическое руководство» Клавдий Птолемей. 32. «Подарок для сердец и собрание диковинок» Абу-Хамид ал-Гарнати

Исаев И. Р.: 1. В этно-историческом аспекте Албания после IV века не был полностью идентичен к ан-тичной Кавказской Албании. При рассмотрении античной Кавказской Албании вы должны ссылаться на следующих авторов: Страбо́н (греч. Στράβων; ок. 64/63 до н. э. — ок. 23/24 н. э.) — греческий ис-торик и гео-граф. Автор «Истории» (не сохранилась) и сохранившейся почти полностью «Географии» в 17 книгах, которая служит лучшим источником для изучения географии древнего мира. Пли́ний Старший — под этим именем известен Гай Плиний Секунд (лат. Gaius Plinius Secundus; 23, Комум — 25 августа 79, Стабии) — римский писа-тель-эрудит, автор «Есте-ственной истории». Старшим он называется в отли-чие от своего племянника, Плиния Младшего. Плута́рх из Хероне́и (др.-греч. Πλούταρχος) (ок. 45 — ок. 127) — древнегре-ческий фило-соф, биограф, моралист Кла́вдий Птолеме́й (Κλαύδιος Πτολεμαῖος, лат. Ptolemaeus), реже Птоломе́й (Πτολομαῖος, Ptolomaeus) (ок. 87—ок.165) — древнегреческий астроном, аст-ролог, математик, оптик, теоретик музыки и географ. В период с 127 по 151 год жил в Александрии, где проводил астрономические наблюдения. Автор классической античной монографии «Альмагест». Ди́он Ка́ссий Кокцеа́н (греч. Δίων Κάσσιος, лат. Lucius Claudius Cassius Dio Cocceianus; 155 — 235 гг.) — римский консул и историк греческого проис-хождения, автор часто ци-тируемой «Римской истории» («Роμαικη», лат. «Historia Romana») в 80 книгах, охваты-вающих историю от основания горо-да до времён Александра Севера. Аппиа́н Александрийский (др.-греч. Ἀππιανός Ἀλεξανδρεύς — Аппиано́с Александре́ус) — (ок. 95 г. н. э. — после 170 г.) — древнеримский историк греческого происхождения, писавший по-гречески. Сте́фан Византи́йский (др.-греч. Στέφᾰνος ὁ Βυζάντιος; 527—565), философ-неоплатоник, представитель Александрийской школы неоплатонизма; грам-матик. Менандр Византийский: 2. А при рассмотрении Албании после IV века вы должны ссылаться на Мов-се́са Каган-катваци́: Мовсе́с Каганкатваци́, Моисе́й Каланкату́йский (VII или X вв.) автор или ре-дактор «Ис-тории страны Алуанк» — компилятивного, скорее всего, сочине-ния, приписываемого ему или Мовсесу Дасхуранци и посвященного истории Кавказской Албании. Из сообщения самого Мовсеса Каганкатваци известно, что он был урожен-цем области Утик, села Каланкатуйк, от названия которого и происходит его имя. По происхождению он был либо давно христианизированным и армени-зированным утийцем (албаном), пи-савшим на грабаре, либо армянином, так как в этот период бо́льшая часть Утика была уже арменизована. 3. А для полного усвоения этой темы вы должны ссылаться на современных авторов. Ис-тина, говорят, рождается в споре. Не зная этого они все равно же пишут Историю таба-саранского народа. 4. А, что касается идентичности населенных пунктов античной Кавказской Албании и Ал-бании после IV века скажу следующее: При великих потрясе-ний на Кавказе (при оккупа-ции Кавказской Албании варварскими держава-ми народы вынуждены были переселиться в другие места и за одно сохрани-ли названия населенных пунктов.

Исаев И. Р.: Гъванжикк. 2011год. Исаев Иса Раджабович

Исаев И. Р.: Уберите пожалуйста этот материал ТАБАСАРАН с ДРЕВНЕЙШИХ ВРЕМЕН до НАШИХ ДНЕЙ. ИСТОРИЯ ТАБАСАРАНА. [page: 1 2 3 4 5 6 All].



полная версия страницы